Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

«Даже Овечкин написал, что болеет за нас». Он пережил трагедию, травму, а теперь идет за золотом ЧМ

Интервью с защитником молодежной сборной России Александром Алексеевым — о жизни в Канаде, полуфинале с США, Овечкине и Знарке.

ХоккейМЧМ
4 января 2019, Пятница, 10:30
Getty Images

Александр Алексеев — защитник, без которого просто невозможно представить оборону нынешней молодежной сборной России. Проспект «Вашингтона» набрал в пяти матчах чемпионата мира в Ванкувере 6 (2+4) очков и является вторым бомбардиром турнира среди всех игроков своего амплуа. За несколько часов до полуфинала со сборной США Sport24 поговорил с 19-летним защитником о предстоящей битве с принципиальным соперником, атакующем стиле игры и роли, которую в молодежке играет Олег Знарок.

«Ничего особенного у сборной США нет»

— Какое у вас настроение перед полуфиналом с США?
— Великолепное. Все хорошо, у всех боевой настрой, все готовы.

— Как прошла тренировка в четверг?
— Да в принципе неплохо. Парни выложились, все заряжены на игру с американцами.

— Что скажите об американской команде? Кого бы из игроков выделили?
— Особо никого не знаю. Мы с ними перед турниром товарищеский матч играли, ничего особенного в этом сопернике нет, обыгрывать американцев можно.

— Брагин говорил, что в том товарищеском матче сборная России была в ужасной форме. Какие у вас впечатления остались?
— Ну да, тогда команда у нас не сплотилась, не было химии с ребятами. Сейчас же более-менее друг к другу привыкли, вроде как связь налаживается. Должны это в полуфинале показать.

— Как ваше самочувствие, успеваете восстановиться? Все-таки за пять дней провели четыре матча группового этапа.
— Успеваем, конечно. У нас тут есть доктора, массажисты. Все, что надо, есть для восстановления. Все чувствуют себя прекрасно. В моральном плане тоже удается переключиться быстро. Сейчас уже такой уровень, что надо играть матч за матчем и играть хорошо.

— Вы вместе с Романовым и Шэном вошли в топ-5 лучших игроков группы A по версии канадского эксперта Крэйга Баттона. Что для вас это значит?
— Саня Романов сегодня рассказал об этом в раздевалке. В принципе, не вижу в этом ничего особенного, не следим за личными результатами, самое главное — победа команды.

https://www.instagram.com/p/Br0uZa9gho5/

— А знаете, что на родине вас с Саморуковым до турнира, да и сейчас считают сильнейшими защитниками 1999-го года рождения?
— Да, даже не знаю, как объяснить. Приятно. Раз так говорят, значит у нас что-то получается в хоккее.

— На этом МЧМ российские защитники пока самые результативные, хотя для России это редкость. Расскажите, где это вы с Романовым научились так много забивать и отдавать?
— Ну, Саня Романов уже в КХЛ играет. Там уровень совсем другой, поэтому он так здорово выступает. Я играю в канадской лиге, где защитникам нужно подключаться к атакам и забивать голы.

— Вы всегда тяготели к атаке?
— Когда в Канаду переехал, то тренеры начали просить больше подключаться к атакам: показывали видео, указывали на ошибки. Я все впитывал, как губка, и вот сейчас что-то уже получается.

— Нравится впереди играть?
— Надо и в атаке уметь играть, и про функции защитника не забывать. Нужно понимать, когда подключиться вперед, а когда в обороне остаться.

«В СКА ребята по четыре-пять лет в МХЛ сидят»

— В ваш последний год в России за «Серебряных львов» вы набрали только два очка, а в «Ред Дир» вас сразу прорвало. Просто другие требования к защитникам или слишком молоды были?
— Мне кажется, я был слишком молод для МХЛ. Мне особо не доверяли, играл седьмым защитником. Когда приехал в Канаду, то в меня сразу поверили.

— Чем руководствовались, когда переезжали в Канаду?
— Посоветовался с агентом, отцом, ребятами. Мне все сказали, что это мой шанс засветиться перед скаутами, что переезд пойдет на пользу моему развитию. Сейчас в Канаде поинтереснее хоккей.

— Сыграло роль то, что в системе СКА огромная конкуренция среди молодых, и вы понимали, что через пару лет будет сложно пробиться в основу?
— Ну, такие мысли тоже были. В СКА довольно много молодых игроков, которые по четыре-пять лет выступают в МХЛ и сидят. Их не поднимают в Высшую лигу, КХЛ. А в Канаде ты получаешь больше игрового времени, а с этим и опыт приходит.

— Вы, кстати, знаете, что с этого года «Серебряных львов» больше не существует?
— Да, слышал. С ребятами из Питера связь поддерживаю, они все рассказывают.

— Скучаете ли по Петербургу?
— Сейчас очень скучаю. Тут встретились с ребятами из России, наконец-то могу поговорить на родном языке, плюс есть игроки из системы СКА, много чего рассказывают. Меня прям ностальгия берет. Хочется, чтобы скорее лето наступило, и я вернулся домой.

— По чему именно ностальгия?
— По друзьям, по семье, по городу. Сейчас, конечно, привык уже — все-таки третий год играю за границей. Я повзрослел, переосмыслил все и по-другому на вещи смотрю.

— Со стороны кажется, что вы с каждым годом все прибавляете. Сами это чувствуете?
— Да, конечно. В первые месяцы в WHL я играл не на ведущих ролях, после Нового года обменяли одного защитника-лидера, и я встал на лидирующую позицию. Постепенно начал привыкать к этому и стал прибавлять с каждым днем.

— Вы третий сезон выступает в юниорской лиге. Не пересидели ли там, не скучно ли?
— Иногда бывают мысли о том, что хочется двигаться дальше и играть на более высоком уровне. Надеюсь, в следующем сезоне меня поднимут повыше.

«Знарок — отличный мотиватор»

— Ожидаете, что это молодежный чемпионат мира станет определенным толчком для вас?
— Конечно. В основном после молодежных чемпионатов мира начинают подтягивать молодежь в КХЛ, ВХЛ. Да и здесь то же самое: в Ванкувер приехали скауты «Вашингтона», все смотрят на меня, после турнира расскажут в клубе о моей игре.

— Россия восемь лет не выигрывала золото на молодежных чемпионатах мира. Чувствуете ли давление, ответственность?
— Да. Но, мне кажется, каждый год ребята это чувствуют. В прошлом году сборная неудачно сыграла, поэтому в этом нужно себя проявить и все силы отдать ради победы.

— Коленки не тряслись в первых матчах?
— Да нет. Уровень уже не тот, чтобы коленки тряслись.

— Создается впечатление, что в Ванкувере все соперники очень дерзко себя ведут со сборной России: чехи высказывали что-то Кравцову, провоцировали Подколзина, был эпизод с участием Костина и Комтуа. Так ли это?
— Ну, было пару моментов. Порой эмоции зашкаливают, и что-то хочется сказать другому игроку или толкнуть его.

— Что обычно говорят?
— Ну, как сказать. Ха-ха. В принципе ничего плохого, обычно говорят: «В хоккей не умеешь играть».

— Как отвечаете?
— Я ему в ответку говорю, что он не умеет играть, и, что я получше него. Вот и все.

— Расскажите, какую роль в команде занимает Олег Знарок? Как часто он подсказывает защитникам?
— Он играет большую роль в нашей команде, Олег Валерьевич отличный мотиватор, знает, что и когда сказать игроку. В основном Знарок с большинством работает.

— Что-то новое открыли при работе со Знарком?
— Конечно! У него огромнейший опыт, человек Олимпиаду выиграл, в СКА работал тренером. У СКА тогда было очень хорошее большинство.

— Но вот у сборной России при Знарке было не самое лучшее большинство на международном уровне.
— Но мы вроде бы неплохо играем в большинстве. С каждой игрой добавляем в этом компоненте.

«Новый год встретили с соком и спать пошли»

— Как вы проводите свободное время в Ванкувере? Что удалось посмотреть?
— Да свободного времени так такого и нет. Ха-ха. Тренировки, восстановительные процедуры. Успеваю только с семьей увидеться и прогуляться вокруг отеля.

— Ванкувер считается одним из самых благоприятных городов для жизни. Так ли это?
— Очень красивый город! Сестра с отцом приехали поддержать меня, так они восхищаются Ванкувером. Люди вокруг все дружелюбные.

— Как же постоянный дождь?
— Ну, в Питере тоже дождь. Я к этому уже привык.

— Рассказывали, что команда в свободный от игр день побывала в White Spot (канадская сеть ресторанов. — Sport24). Как вам местная кухня?
— Да меня уже ничем не удивишь, я уже в Канаде все что можно перепробовал.

— Нравится ли вам канадская кухня?
— Да, очень! Здесь хорошие стейки, пасты вкусные. Когда только приехал в Канаду, мне в семье, где я живу, сделали grilled cheese: на сковородке жаришь две булки, а между ними сыр кладешь. Очень понравилось!

— Но это не самая здоровая пища.
— Ну, я и не особо злоупотребляю. Но так вкусно!

— Вы производите впечатление довольно спокойного и тихого человека. В обычной жизни вы такой?
— Даже не знаю, как о себе говорить. Мне кажется, я скромный парень без понтов. Просто живу своей жизнью и занимаюсь любимым делом.

— У кого самые смешные шутки в сборной?
— Да все ребята могут пошутить, что-то забавное сказать в раздевалке. Даже Олег Знарок, бывает, шутит очень смешно. Команда у нас сплоченная, мы с ребятами как братья. Ни у кого никаких секретов нет.

— Как прошел Новый год после победы над Канадой?
— Да особо никак. После игры пришли, выпили соку, Валерий Николаевич (Брагин) сказал тост, поздравил с праздником, и мы сразу по кроватям. Надо было как можно быстрее восстановиться, потому что игра была очень напряженной.

— Курантов хоть дождались?
— Да, слышали за окном салюты, крики.

— Шампанское будет уже после финала?
— Я надеюсь.

«На днях Овечкин написал, что болеет за нас на МЧМ»

— После победы над Канадой сколько поздравлений на телефон пришло?
— Очень много. Даже канадцы из моего клуба говорили, что болели за меня и за Россию. Да вообще после каждой игры приходит много сообщений, болельщики оставляют поздравления.

— Почему канадцы за вас болели, а не за своих?
— Мне кажется, потому что в «Ред Дире» тоже очень сплоченный коллектив, мы, как братья, поэтому за меня и переживали.

— По ходу турнира заметили, что к вам все больше интереса со стороны окружающих?
— Ну да, такое есть. Когда голы забиваю, то много народу пишет. Даже из «Вашингтона» пишут, тренеры из «Ред Дира» поздравляют.

— Русские ребята из «Вашингтона» с вами по ходу сезона контракт не поддерживают?
— Да, конечно. После матча со Швейцарией, в котором я гол забил, созвонились с Илюхой Самсоновым. На днях даже Саня Овечкин написал, говорит, что смотрит чемпионат мира и болеет за нас.

— Дмитрий Саморуков рассказывал, что по ходу сезона плотно общается с представителями «Эдмонтона», в частности, к нему часто приезжает Пол Коффи и дает советы. Как у вас складывается контракт с «Вашингтоном»?
— Каждый понедельник мне скидывают письмо на почту, в котором спрашивают о том, сколько я сыграл в равных составах, большинстве, меньшинстве, сколько очков набрал, все о травмах. Раз в месяц приезжает тренер по развитию, интересуется, как я выступаю. Недавно приезжал тренер по катанию, после основной тренировки провел занятие с защитниками.

— Чему научились в тренировочном лагере «Вашингтона»? Было ли какое-то яркое впечатление?
— Там совсем другой уровень во всех компонентах. С тобой как с королем обращаются.

— Почему «как с королем»?
— Скажешь, что тебе что-то не нравится, и тебе через минуту все поменяют. Много разных процедур, массаж для восстановления. Все, что нужно для хоккея и для развития, есть в «Вашингтоне».

— Год назад в вашей семье случилась ужасная трагедия (в январе 2018-го года у Александра умерла мама — Sport24). Как вы смогли ее пережить и помог ли хоккей не впасть в депрессию на долгие месяцы?
— Очень помогла поддержка окружающих. Ребята из «Ред Дира», тренеры помогли, многие хоккеисты из России поддержали меня. Хоккей очень помог. Когда я выходил на лед, то забывал обо всем. Просто выходил и играл. Это отвлекало.

— У вас же еще травма руки была весной. Как сейчас со здоровьем?
— На мне все как на собаке заживает. Ха-ха. Так что сейчас чувствую себя отлично.

— Самый главный вопрос: с каким счетом обыграете американцев?
— Да даже не знаю, как игра пойдет, с каким настроем выйдем. Думаю, все будет хорошо.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене