Дарья
Тубольцева

«К русским в НХЛ всегда относятся предвзято». Первый номер драфта вернулся на родину

Наиль Якупов отжигает по полной.

ХоккейКХЛ
9 августа 2018, Четверг, 13:30
ska.ru

Главным усилением СКА в это межсезонье стал нападающий Наиль Якупов. Первый номер драфта-2012 после восьми лет в Северной Америке, шесть из которых он провел в НХЛ, принял решение вернуться на родину. В интервью Sport24.ru хоккеист рассказал, через что прошел за эти годы.

«Тарасенко не нравится, когда его танчиком называют»

— Как приняли в СКА?
— Отлично! Сразу приехал на базу, где жил, ел и тренировался. Все условия там есть для новичков, которые ни разу не были в городе. Намного легче адаптироваться. Вот недавно квартиру нашел.

— В городе успели что-то посмотреть из достопримечательностей?
— Я гулял по Невскому, по реке Неве катался, да и все. Особо времени не было что-то посмотреть. Хочется во многих местах побывать, но это когда выходные появятся.

— Вы рассказывали, что подружились с Беловым, когда Антон играл в «Эдмонтоне». Вам же тогда только 20 лет исполнилось. Как нашли общий язык?
— Никаких проблем. Когда мне было 18, я играл с Хабибулиным в школе «Нефтехимика», а ему было уже под 40 лет. Что касается Белова, то Антон тогда только приехал в НХЛ, я помогал ему адаптироваться и переводил многие вещи.

С первых дней держались вместе, потом к нему семья приехала, я с ними тоже подружился. Мы тесно общались с Антоном и в раздевалке, и в самолетах, и жили вместе на выездах. Он тоже меня многому учил. Был еще в команде Илюха Брызгалов, так что я в окружении взрослых ребят находился. Они меня поправляли, что-то советовали. Когда есть рядом русские, то намного проще привыкнуть к новой стране. Менталитет у североамериканцев совершенно другой.

— Но вы за годы в Америке, наверное, стали там уже своим?
— Язык подтягивал каждый год, но менталитет-то у людей другой. У американцев совсем другие интересы. Это и не плохо, и не хорошо. Просто по-другому. С русскими мне намного легче общаться. Думаю, не только у нас так было, всегда игроки из одной страны стараются вместе держаться. У нас же в СКА шведы порознь не ходят. Вместе им легче и интереснее.

— Вы же в «Сент-Луисе» с семьей Тарасенко сблизились?
— Да, Тарас мне тоже много помогал.

— Вы Владимира «Тарасом» называете?
— Нет-нет, ему не нравится. Лучше Вовой. Называл танчиком, но ему тоже не нравилось. Когда я перешел в «Сент-Луис», то он мне во всем помогал, частенько на ужин звал. Я жил один, а он с семьей, с ними веселее было.

— Сейчас общаетесь?
— Да. Не так часто, как раньше, но связь поддерживаем. Летом созванивались, да и с социальными сетями сейчас общаться проще стало.

«Я очень сентиментальный»

— Вы же смотрите сериал «Футболисты». Американский футбол лучше европейского?
— Нет, наш больше нравится. У нас футбол, а у них дыня. Ха-ха. Наш круглый мяч мне больше по душе. До сих пор не могу разобраться во всех правилах американского футбола.

Игры очень долгие, постоянно паузы. А так зрелище интересное. Ходил на пару матчей НФЛ, и там просто сумасшествие. Гигантские стадионы, классная атмосфера. Сходить советую, но сам пристально за этим видом спорта не слежу. Сериал же офигенный, очень жизненный.

— А какой любимый фильм?
— «Побег из Шоушенка». Один из самых любимых. Еще «Законопослушный гражданин». Драмы и мелодрамы не люблю, потому что я очень сентиментальный, плакать не охота лишний раз. Я даже «Хатико» никогда не смотрел, потому что знаю, чем все закончится! И я точно плакать буду.

Нравятся сериалы, причем русские тоже! В Америке же жил один, приходил домой, русские каналы включал и смотрел. «Полицейский с Рублевки» вообще классный! Сейчас хочу посмотреть третий сезон. Прикольный сериал —- непринужденный, легкий, веселый. Хочется, чтобы такие снимали и снимали.

— Что там с любимыми книгами?
— Много я не читаю. Знаю, что это моя проблема. Последнее, что прочел, это автобиография Майка Тайсона. Мне больше нравятся книги про спортсменов, как-то ближе это мне все-таки.

— Автобиографии хоккеистов читали?
— Читал книгу канадского тренера, который тренировал в России.

— Дэйва Кинга?
— Да-да. Очень интересная книга! В прошлом году встретил Кинга в Аризоне, случайно в лифте пересеклись, и я ему сказал, что мне очень понравилась его автобиография. Запомнился роман «Шантарам», тоже произведение основано на реальных событиях.

— Слышала, что вы в контру играли. Затягивает?
— Да не слишком серьезно играл. Когда один живешь, иногда хочется. Но я не могу долго перед экраном сидеть, мне надоедает. В «Сент-Луисе» я целый год в Counter-Strike играл, потом завязал. Это сильно затягивает, ты просто время теряешь. Можно чем-то более полезным заняться.

— Сейчас популярна компьютерная игра Fortnite. Включали?
— У меня ни PlayStation, ни Xbox нет. Славу богу, в детстве родители мне ничего из этого не позволяли, хоть я и очень хотел. Потом желание прошло. Несколько раз видел, как играют, но так и не пойму игру — слишком много кнопок.

— Было даже исследование, что у многих футбольных и баскетбольных команд возникали проблемы. Парни ночи напролет играли и на тренировки выходили никакущими.
— Да, так и есть. Ребята ж сейчас приставку с собой на выезды таскают и играют все время. Но каждому свое, ты же взрослому человеку не прикажешь. Он сам должен понимать, что впереди матчи, к которым нужно ответственно готовиться. Ничью сторону я тут не занимаю.

Вот, например, летим мы в самолете, и что делать? Если хочет — пусть играет, во вред же это не идет. Мне просто лень учиться играть на приставке, кнопок и джойстиков там много.

— Кто в НХЛ, с кем вы играли, особенно любит в приставочку погонять?
— Никита Задоров.

— Так у него же есть жена и маленький ребенок!
— Он в поездках, в основном, играет. Дома-то редко получается.

«С геями в хоккей не играл»

— Вратарь «Ванкувера» Андерс Нильссон тут высказался в поддержку сексуальных меньшинств в хоккее. Как вы относитесь к ним?
— Давайте я не буду трогать эту тему.

— Я просто стала изучать вопрос. НХЛ же разработала проект «Ты можешь играть» (You Can Play), направленный на создание равноправных условий для всех спортсменов вне зависимости от сексуальной ориентации. У каждой команды есть посол. Что входит в его обязанности?
— Я, честно говоря, не знаю, в чем его функции заключаются. Наверное, в каких-то благотворительных мероприятиях участвуют, митингах. В «Эдмонтоне» послом был Мэтт Хендрикс. В «Колорадо» вроде бы игрок даже не знал, что его послом назначили. Как-то в Америке к этому спокойно относятся, никто не зациклен, никакой пропаганды нет.

— «Чикаго» же даже кубок Стэнли на гей-парад приносил.
— Я и говорю, что там вообще это в порядке вещей. Я очень спокойно, лояльно ко всему отношусь, в такие дела не лезу.

(nhl.com/blackhawks)
nhl.com/blackhawks

— В хоккее вы встречали геев?
— Не знаю геев в хоккее, с ними точно не играл. Может есть, а может нет — без понятия.

«Шутки американцев в России не прокатят»

— У другого новичка СКА Ли машину в Питере угнали. С вами что-то произошло в новом городе?
— Да я просто офигел, когда узнал об этом.

— Но машину ж нашли в итоге.
— Ну, нашли. Но, понятное дело, не просто так ее нашли. Слышал, что такое бывает в России, но первый раз столкнулся с ситуацией, когда у человека из моего окружения угнали машину. Я был удивлен, но еще больше был удивлен, когда ее нашли.

— Нравится жить в многомиллионном городе? Питер намного больше Эдмонтона, Денвера.
— Нельзя сравнивать их, за океаном города растянутые, поэтому тоже большие. Но понятно, что Питер больше. Я все время жил в маленьких городах, привык к тишине и спокойствию.

Мне не нравятся суета и пробки. Но Петербург — не Москва, в столице вообще бешеный ритм, как в Нью-Йорке. Сейчас мне все нравится, на Невском круто, много туристов, погода была шикарная, все гуляют и наслаждаются летом. Я готовился к дождям, серости, а тут тепло и хорошо.

— Ну, осенью все будет: и дожди, и серость.
— Что ж поделать, увидим. Сейчас-то хорошо, хоть и жарковато.

— Морозов, так понимаю, вы не боитесь после Эдмонтона?
— Я бы не сказал, что там очень холодно, обычные зимы, как везде.

— Бывает же и минус 40?
— Ну, как бывает. Может, один раз. В Эдмонтоне другая проблема: перепады температур серьезные. Сегодня может быть минус 15, а на следующий — плюс 10.

— Где больше всего понравилось в Северной Америке?
— В Канаде мне нравится, все-таки шесть лет там прожил. В прошлом году играл в «Колорадо», и Денвер показался очень комфортным городом. Наверное, лучшее место, где я жил. 300 дней в году солнце, красиво, горы, город небольшой, нет пробок, толп. Красотища!

— Вспомните, что с вами веселое произошло в НХЛ?
— С «Эдмонтоном» у нас как-то был командный ужин в Тампе, и я пришел в кепке. Единственный, наверное, кто был в кепке. В середине вечера я вышел куда-то, возвращаюсь, а кепки нет. Обнаружил не сразу пропажу, но быстро стал замечать, что на меня как-то странно ребята смотрят. В итоге кепка лежала на столе, оказалось, что на ней расписались все игроки. После этого ту кепку я больше не носил, повесил дома на память.

— Какой юмор у американцев?
— Некоторые их шутки у нас в России не прокатят. Бывают очень жесткие. У нас так не разговаривают, за такие могут спросить или подраться. На личном опыте знаю, но фамилии называть не буду. Для них нормально что-то сказать плохое про семью, а в России не принято. Просто разные взгляды на многие вещи.

— Что нравится в менталитете иностранцев?
— Они очень простые. Одеваются просто, не заморачиваются на брендах, стоимости вещей. Люди могут очень хорошо зарабатывать, но на внешнем виде это никак не отображается. Мне это нравится.

Я смотрел на них и сам начал относиться к некоторым вещам проще. Раньше думал, как бы покрасивее показаться, а потом понял, что это не нужно. У нас богатый человек — это сразу крутая машина, охрана. А там такого нет, все тихо, спокойно.

С американцами легко общаться, они дружелюбные и смотрят на тебя, как на равного. Понятно, что лицемерие присутствует, но приятно, когда вокруг люди постоянно улыбаются, здороваются. Начинаешь с них брать пример.

«По отъезду в Северную Америку решал отец»

— Николай Коваленко из «Локомотива» признался, что все решения по его контракту, отъезду в Америку принимает отец. Насколько большое влияние у вашего папы?
— Когда был совсем молодым, отец очень много мне помогал, да и по сей день помогает. Понятно, что когда был подростком, папа все решения за меня принимал. И по отъезду в Северную Америку он дал добро. Хотел я или нет, но все было сделано правильно.

Сейчас я уже достаточно взрослый и сам принимаю решения, но всегда советуюсь с отцом. Никакие серьезные вопросы я не решал в одиночку. Но последнее слово все равно за мной.
Папа всегда поддерживает меня, в хоккее он работает давно, знает всю эту кухню. И его советы мне важны. Некоторые моменты я просто не знаю из-за того, что у меня нет большого опыта.

— Часто ли отец вас критикует? Ругал когда-нибудь?
— Конечно. Думаю, многие спортсмены проходили через это. Критика есть, сейчас ее чуть меньше, кричать папа не будет, но всегда подскажет. Безусловно, мнение тренера на первом месте. Отец со стороны может что-то важное подметить.

— Во время регулярного чемпионата-2011/12 существовала поговорка: «Fail for Nail». Как к ней относитесь?
— Вообще не знал, что это такое. Слышал, но в детали не вдавался.

— Имелось в виду: «Стань худшим (в лиге) и выбери Наиля на драфте».
— Честно, не придавал значения этому. Я был далек от того, что происходило в социальных сетях, интернете. Внимания было много, постоянная движуха, интервью. Этого хватало. В принципе не обидно, все нормально.

«У меня двери вообще всегда открыты!»

— Когда вы приняли решение поменять агента?
— По окончании сезона мы поговорили с Игорем Николаевичем (Ларионовым) и на мирной ноте расстались. Никаких конфликтов у нас не было. Я просто понял, что надо что-то менять. Мы до сих пор общаемся, отношения у нас хорошие. Я очень благодарен Игорю Николаевичу за все, что он сделал для меня за 8 лет. Ни одного плохого слова я про него не могу сказать.

— Кто теперь представляет ваши интересы?
— Моливер.

— Почему выбрали североамериканского агента?
— Так он же по-русски говорит.

— Но работает с североамериканским рынком!
— Но в Россию же приезжает.

— Двери в НХЛ все-таки не закрываете?
— У меня двери вообще всегда открыты! Люблю спать с открытыми дверями. Сейчас я в России нахожусь и думаю только об этом, что будет потом — не знаю.

«К русским не такое отношение в НХЛ, как к остальным»

— Обычно когда у талантливых и молодых спортсменов что-то не получается, винят в этом алкоголь, наркотики, гулянки. Вы задумывались, почему у вас что-то перестало получаться в НХЛ?
— Может быть, хотите спросить: «Надо ли было забухать?»

— Ну, мало ли, было и такое.
— Нет-нет. Я не пил, с родителями же жил, боялся. Конечно, когда что-то не получается, идет полоса неудач, то всякое в голове вертится, начинаешь копаться в себе. Я много о чем думал. Но чтобы срываться — такого не было… Я всегда продолжал работать.

— Сами понимаете, что где-то дали слабину, недоработали, расслабились?
— Я не хочу перекладывать ответственность на других людей, но в клубе, в котором я играл, сменилось 6 тренеров и 4 генменеджера, и была куча других хоккеистов, которые тоже хотели играть. Всех надо было ставить. Всегда есть люди, которых больше любят, они больше и играли. Возня есть везде.

— Но в «Эдмонтоне» она была особенной.
— Я делал все, что от меня зависит. Некоторые моменты мне непонятны, с чем-то согласен. Делал не так, как надо было.

— Что мешало делать так, как надо?
— Да хрен знает! Первый сезон у меня был отличным, я забил больше всех голов. Начинается следующий — второй матч, и я не играю. Новый тренер пришел, и не сложилось.

— Действительно ли в НХЛ полно лицемерия? В лицо тебе говорят, что молодец, а в состав не ставят.
— Вот-вот. Такое каждый день происходит.

— И как это можно выдержать?
— Ну а что ты сделаешь? Тебе приходится верить. Потому что если не будешь, то это заметят. Ты наемный работник и должен делать то, что говорят. Я никогда в конфликт с тренером не вступал.

Но в Америке любят говорить: «Все четко, претензий вообще нет, молодец». И ты такой думаешь: «Блин, все же круто на самом деле». На следующий день приезжаешь, а тебя в составе нет. Ну, с другой стороны, все ж хорошо, тренер-то похвалил.

— Бывали моменты, что хотелось все к чертям бросить и ехать?
— Да куда бы я поехал?

— Когда ты в эмоциональной яме и не знаешь, что делать, о будущем не думаешь.
— До этого не доходило. Не было у меня таких критических срывов. Чтобы взять и бросить… Нет.

Просто начинал в себе копаться, пошли разговоры с агентом, менеджерами. Сезон идет, а мы все разговариваем. Приходилось мириться. Тем более куда ты там в разгар или под конец сезона уедешь. У каждого своя ситуация, но у меня не получалось, всегда доигрывал сезон в клубе, в котором начинал.

— НХЛ — это мясорубка. Каким нужно быть человеком, чтобы выдержать все это?
— Русский хоккеист должен знать, что к нему всегда будет предвзятое отношение.

— Именно потому что он русский?
— Да. Считаю, что к русским не такое отношение, как к остальным. К сожалению, это так. Нас не так много в НХЛ. Но если будет выбор между русским или не русским, то русского в состав не поставят.

— Доверие тренера, наверное, чуть ли не самое важное, чтобы заиграть в клубе. Чувствовали, что вам не доверяли в «Колорадо»?
— Доверия нет, и ты хоть обтренируйся. Ты хоть лучшим везде будь, это не поможет. Мы играем в хоккей, радуем болельщиков и зарабатываем так деньги. От того, что ты тренируешься и тебе говорят, что все хорошо, лучше ты играть в хоккей не будешь.

При доверии со стороны тренерского штаба у тебя крылья вырастают, ты получаешь кайф от игры и не думаешь, как бы не ошибиться. А без доверия… Ну, как играть в хоккей, если ты в него не играешь?

(Getty Images)
Getty Images

— Не стоило ли пораньше вернуться домой?
— Не знаю, не думаю, не жалею. Как говорится: «Если бы у бабушки…». Что было,
то было. Сейчас вернулся.

— Если бы в прошлом году вернулись, могли с олимпийским золотом уже быть.
— Никто не знает, что было бы.

— Ну, наверняка локти кусаете…
— Нее. Я до них не достаю. Ха-ха. Жизнь не только из хоккея состоит. Я не жалею о времени, которое провел в «Колорадо», сезон получился достаточно неплохим. У нас был хороший русский коллектив.

— Русских на определенном этапе было аж пятеро. Вы друг друга поддерживали?
— Да, конечно. Я делал то, что должен был. А смотреть в прошлое — глупо и бессмысленно. Жить иллюзиями не хочу. Я не такой.

«Вообще пофиг, что пишут в комментариях»

— На сборах СКА вы круто исполняли буллиты. Ваш конек?
— Вообще не конек! Там вратарь просто устал, два часа бедный тренировался, уже без сил был. Удачно у меня получилось, еще и ребята снимали. Надо тренировать буллиты. Опять-таки, я тренируюсь, мне нравится оставаться дополнительно и работать.

— В каких компонентах вам нужно особенно прибавлять?
— Да во всех и всегда.

— Ну, это стандартный ответ.
— У меня всегда он такой. У меня бывают бзики после каждой тренировки или игры. В основном все строится на мелочах. Нужно слушать то, что тебе говорит тренер, плюс добавлять свое старание и свои сильные качества.

— «Куньлуню» вы забили гол первым касанием в первой смене, а затем стали «заигрываться». Об этом и Илья Воробьев говорил. Давно таким грешите?
— Что говорит?

— Что переигрывать стали после гола.
— Да это был первый матч. Я давно не играл. Все ошибаются, знаю, какие моменты надо исключать. Если ошибаться не будешь, то ничего и не получится. Но если тренер сказал, значит так и есть. Будем работать.

— В СКА вы тренировались с Дацюком. Поражает воображение Павел?
— Ну, обычным хоккеистом его точно не назовешь. Вы же знаете, что за игрок Паша Дацюк.

— Я-то на льду с ним не тренировалась.
— Он отличный хоккеист. Хороший, очень хороший центральный. Золотой, я бы даже сказал. Мы потренировались вместе, Паша сейчас форму набирает.

— В прессе вашу тройку с Гусевым и Дацюком уже называют суперсвязкой. Готовы оправдывать ожидания?
— Да всегда надо оправдывать. Я просто не читаю прессу, не знаю, что говорят. Если нас поставят вместе, то будем максимум выжимать. И слушать Пашу.

— Все хоккеисты говорят, что не читают прессу, а на самом деле читают.
— Нет, специально спортивную я правда не читаю. Новости могу и на ТВ посмотреть. Я просматриваю результаты, летом слежу за переходами в хоккее и футболе.

— По тегу «Наиль Якупов» не проходите?
— Нет-нет. Когда был в НХЛ, всегда смотрел хайлайты матчей КХЛ. Иногда и статьи могу почитать.

— Комментарии пользователей?
— Нет, вообще не понимаю, зачем их читают.

— Понимаете, что о вас за последние годы много всего писали, и далеко не всегда хорошее?
— Вообще пофиг, что они пишут. Пусть пишут, может им легче жить от этого.

— В жизни с негативом болельщиков сталкивались?
— Нет вроде бы. Никто мне не угрожал. Тебе могут что-то сказать только в социальных сетях, а вживую мало кто решится. Любят пообсуждать, какой ты такой-сякой, а сам-то кто.

Но мне все равно неинтересно. Знаю, что забивать голову грязными комментариями не нужно. Но это, кстати, для некоторых игроков отличная мотивация. Злишься и больше работаешь.