logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Дарья
Тубольцева

«Панарина тоже не драфтовали, а он стал звездой». Русский талант перезапускает карьеру в Сочи

В него не верили в родной команде.
ХоккейКХЛ
4 августа 2018, Суббота, 13:15
РИА Новости

Александр Полунин — еще одна молодая звездочка из системы ярославского «Локомотива». Год назад тройку Полунин — Красковский — Коршков называли самой перспективный в КХЛ и прочили им огромное будущее. Но что-то пошло не так.

Осенью Алексей Кудашов начал отправлять Полунина в молодежку. Казалось, форвард вновь должен вернуться в основу, когда сменился главный тренер «железнодорожников». Но и Дмитрий Квартальнов не слишком доверял Александру. 13 июня «Локомотив» обменял 21-летнего нападающего в «Сочи». В первом матче Sochi Hockey Open-2018 Полунин вышел в первом звене с Росеном и Шмелевым. А перед стартом предсезонного турнира дал большое интервью Sport24.ru.

«Хочется доказать, что я чего-то стою как игрок

— Долго шли разговоры с руководством, о самом обмене я узнал, когда был в отпуске, — рассказывает Полунин.

— Вы с агентом обращались в «Локомотив» с просьбой об обмене? Ведь сказали, что разговоры шли, значит и предпосылки были.
— Ну, разговоры определенные были, но уже после сезона. Во время об этом даже не думал, пытался решить проблемы и играть. По окончании плей-офф уже общались с агентом и к такому решению пришли.

— Довольны прошлым сезоном?
— Нет. Сезон получился скомканным. Даже не знаю, почему. Вроде бы предсезонка прошла хорошо, а со старта сезона все пошло неудачно.

— Неудачно — это у вас не получалось или доверия тренеров исчезло?
— Доверие-то было, что-то у меня не получалось. Я суетился, от этого становилось еще хуже, а надо было играть спокойнее. Все накладывалось, психологически подсел, из-за этого упала результативность и играть стал меньше.

— Когда Кудашов руководил командой, он говорил: «У меня была уйма рекомендательных писем, чтобы убрать тройку Красковского». Почему же только вас убирали из состава?
— Наверное, я больше всех выпадал из игры, не выполнял тренерские задачи.

— С приходом Квартальнова в «Локомотив», ожидали, что отношение к вам изменится?
— Да, надеялся на то, что буду играть. Сначала играл, а потом все пошло не так.

— Многие тренеры ставят в укор хоккеистам «мягкотелость» и отсутствие характера. Вы когда-нибудь о себе такое слышали?
— Нет. Наоборот, меня подстегивали и подбадривали. Указывали на мои сильные качества, которые я должен был использовать.

— Последний сезон создавалось впечатление, что у вас не складывались отношения с тренерами: сначала Кудашов начал вас отправлять в молодежку, потом и Квартальнов перестал доверять.
— Неудобный вопрос. Мы с ними много разговаривали, тренеры объясняли многие моменты.

— Но все равно не получалось?
— (Полунин усмехнулся). Ну, да.

— Кого вините во всех неудачах?
— Кого, если не себя? Надо в себе копаться. Я вот начал, понимаю, что психологически не справился с давлением в «Локомотиве».

— Обмен в «Сочи» должен помочь начать все с чистого листа?
— Очень хотел бы этого. Хочу здесь расти как игрок, в «Сочи» для этого есть все возможности.

— Насколько подход Сергея Зубова отличается от того, что у вас было в «Локомотиве»?
— Мы пока тактике внимания не уделяли, на сборах физическую форму набирали.

— До старта сезона почти месяц. Что чувствуете сейчас?
— Небольшое волнение присутствует, все-таки новая команда. Думаю, после пары игр все пройдет.

— Хочется доказать Кудашову и Квартальнову, что вы чего-то стоите как игрок?
— Конечно, хочется. Буду стараться.

«В Сочи ажиотаж на квартиры»

— Как проходят предсезонные сборы?
— Как у всех, тяжело. Но мы работаем.

— Тяжелее, чем было в «Локомотиве»?
— Да, наверное, примерно одно и то же. Просто тут тяжелее из-за погоды. Было сложно привыкнуть к жаре, но вроде организм справляется.

— Освоились уже в Сочи?
— Вроде бы. Мне повезло, нашел квартиру, тут же такой ажиотаж на жилье. Квартира находится близко к арене, минут пять на машине ехать.

— Уже успели посмотреть Сочи, в горы съездить?
— Во время сборов, конечно, времени на это нет. Но до этого был здесь, поездил по разным местам.

— Не тоскуете по друзьям и родным?
— Сейчас не то время, чтобы тосковать, весь в работе, в хоккее. Скучаю, но стараюсь об этом не думать.

— В Сочи одни туристы, море, жара. Не отвлекает это все от работы?
— Да, тут, конечно, большой ажиотаж, но мне ничего не мешает. Мы живем рядом с Олимпийским парком, здесь даже спокойнее себя чувствую, чем в Ярославле. Народу немного, тишина, спокойствие.

— В свободное время с пляжа не вылезаете?
— Везде камни, нигде не полежать нормально, но погулять можно. Только вечером, потому что днем на солнце не выйти.

«Не особо хотелось гулять с девочками, интереснее было с ребятами играть»

— В Ярославе вы жили почти десять лет, сложно было покидать фактически родной город?
— Да, я туда приехал, когда мне было 14 лет. Я Ярославле все было знакомо, привычно, а в Сочи новое место, люди. Но с другой стороны, я же в Ярославль из Москвы переезжал, так что проходил все.

— Расскажите, как вы из московской школы «Пингвины» попали в систему «Локомотива»?
— После «Пингвинов» играл еще в «Мытищах». Летом был на сборах, и как раз в Ярославль приглашали хоккеистов на просмотр. Я приехал, покатался и мне предложили остаться. На следующий год полсезона отыграл в «Мытищах», а потом перешел в «Локомотив».

— Родители остались в Москве?
— Да, но ко мне мама приезжала. Неделю я жил один, а потом на неделю приезжала мама.

— Фактически с 14 лет вы жили один. Каково это?
— Тяжело было в плане быта, но потом приноровился.

— Яичницу приготовить сумеете?
— Я много чего умею готовить. Сейчас же можно взять рецепт из интернета и спокойно приготовить. Главное, чтобы руки были. Вроде у меня есть и готовить получается.

— Ваш старший брат тоже занимается хоккеем, у вас с ним разница всего год. Вместе в хоккей пошли?
— В детстве с мамой пошли гулять, брат увидел стадион «Пингвинов» и сказал: «Хочу туда». Ему было четыре года, а мне три.

— В детстве конкуренция друг с другом сильно подстегивала?
— До того, как я переехал в Ярославль, мы с братом играли в одной команде, и конкуренции как таковой не было. Даже в одном звене, бывало, выходили. Потом уже, когда перешли на уровнь молодежного хоккея, там встречались как соперники, и была братская конкуренция. Я хотел где-то обыграть его, а он у меня шайбу отобрать. Но границу не переходила, все было без жесткости.

— Карьера вашего брата складывается менее успешно, чем ваша. Наверняка это сказывалось на личных отношениях.
— Нет, проблем у нас в отношениях не было. Мы общаемся, друг другу подсказываем что-то. У каждого своя дорога.

— Отдать двух сыновей в хоккейную школу — совсем не дешево. Трудно ли было вашим родителям?
— Не помню, были ли какие-то проблемы. Родители об этом не говорили и старались осуществить наши мечты. В «Пингвинах» нам форму выдавали, не новую, но все равно хорошо. Мама оставила работу, чтобы нас с братом возить на тренировки.

— Далеко было ездить?
— Ну, с юга Москвы до Мытищ, получается, в другой конец города. Но как-то справлялись. Из «Пингвинов» в «Мытищи» мы перешли с несколькими ребятами, жили все рядом, поэтому родители по очереди нас отвозили. Постарше уже сами на метро ездили.

— Как родители относились к вашему увлечению спортом? Не заставляли больше учиться?
— Как и все, конечно, заставляли учиться, но где-то закрывали глаза на то, что мы пропускали школу. И даже не потому что у нас турнир, а просто мы решили не ходить на уроки.

— Раздолбаем, что ли, росли?
— Ну не раздолбаем, вы что? До четвертого класса я в Олимпиадах по математике участвовал! А вот уже в классе шестом началась анархия…

— Сколько троек в аттестате?
— Пять! По геометрии, русскому языку, химии и еще по каким-то двум предметам. Помню, что химия мне вообще не давалась.

— В подростковом возрасте вы попали в школу «Локомотива», стали жить без родителей. Как удавалось концентрироваться только на хоккее, а не на веселье, девочках?
— Да как-то не до девочек было. Только хоккей да хоккей. Ну, ходили в кино с ребятами, но чтоб гулять куда-то… Такого не было.

— Павел Красковский рассказывал, что ему в спортивном классе не хватало девочек.
— Мне не особо хотелось гулять с девочками, интереснее было приехать на базу и с ребятами поиграть в футбол или казаки-разбойники. Ну или в приставку.

— Сейчас тоже в приставку играете?
— Да. И в хоккей, и в футбол. Но сейчас больше в войнушку.

— Виталий Кравцов признавался, что его несколько раз выгоняли из школы «Трактора». С вами такое случалось?
— Нет, такого не было. Даже проблем с дисциплиной не было. Я же не сразу начал жить в интернате, первое время в квартире, куда мама приезжала. Родители боялись меня сразу отдавать в интернат, мог ведь на школу и тренировки забить. Да и вообще мама с папой меня так воспитали, что не могу на тренировке ерундой страдать, никогда не опаздывал и не отлынивал от работы.

«После одной ошибки меня могут сразу убрать из состава»

— Вы дважды выигрывали Кубок Харламова. Понятно, что в первый раз эмоции были запредельными. А вот во второй раз? Все-таки в прошлом сезоне перед вами, как перед всем «Локомотивом», стояла цель — Кубок Гагарина.
— Чего скрывать, хотелось поиграть в Кубке Гагарина. Но так сложилось. Конечно, первый раз было поинтереснее выигрывать Кубок Харламова, правда, во второй раз пришлось попотеть. Если в сезоне 2015/16 мы выиграли в финале со счетом 4-1, то в прошлом со СКА-1946 дело дошло до шести матчей.

— Неоднократно от многих молодых хоккеистов слышала, что в МХЛ слабый уровень. После КХЛ, наверное, как занятие в детсаде?
— Про детсад вы, конечно, загнули. Но скорости в МХЛ намного ниже. Когда из КХЛ в молодежку приезжаешь, тебе кажется все очень медленными.

— Получается, в МХЛ вы уже прогрессировать не можете?
— Ну, почему? Наоборот, в МХЛ я могу делать то, что не могу себе позволить сделать в первой команде, потому что после одной ошибки меня могут сразу убрать из состава. В молодежке чувствую себя более раскрепощено, могу себе какие-то обыгрыши позволить, нестандартные решения.

— Весной было много разговоров про Григория Денисенко. Вы с ним играли в молодежке, когда он жестко сыграл против Владимира Барабанова. Григория действительно стоит бояться на льду?
— Я бы не сказал, что он силовой форвард. Гриша очень техничный игрок с хорошим катанием и броском. Момента с Барабановым я не видел, но он не специально делал, Денисенко не будет кого-то намеренно ломать.

«Когда буду уверен в своих силах, то уеду в НХЛ»

— Сколько раз за карьеру вам говорили, что с такими габаритами вы не будете играть на высшем уровне?
— Сейчас такой хоккей, что габариты не играют большой роли. Главное — это твое мастерство, талант, а на рост никто не смотрит.

— Вы не драфтованы. Насколько для вас это неприятный момент?
— Да даже не знаю. Не сказал бы, что сильно расстроился. Дацюка выбрали только в шестом раунде, Панарина вообще не драфтовали. А они все стали звездами НХЛ.

— Илья Любушкин также был не драфтован, но в 24 года уехал в «Аризону». Может, последуете его примеру?
— Считаю, что Илья все правильно сделал. Он здесь поиграл, набрался опыта. Почему бы не попробовать себя в НХЛ? У какого хоккеиста не спроси — каждый хочет за океан.

— Вот ваш друг Егор Коршков собирался, но все-таки остался в России из-за не самого удачного сезона.
— Не согласен, что у него неудачный сезон был! Хорошо выступил. В любом случае это его выбор, мы осуждать его не можем.

— Вы поставили себе цель, когда хотите попробовать свои силы в Америке?
— Пока рано об этом думать. Я в КХЛ толком не поиграл, только три сезона. Если есть возможность в России развиваться как игрок, то зачем уезжать? Вот когда буду уверен в своих силах, то уеду.