Дарья
Тубольцева

«Мы пожинаем плоды 90-х». Сборная Россия улетела с ЧМ, а Воробьев рассказал о причинах неудачи

Сборная России улетела из Копенгагена.

РИА Новости

После вылета из четвертьфинала чемпионата мира сборная России решила на сутки задержаться в Копенгагене. Вылет запланировали на два часа дня 18 мая. После поражения от канадцев я помчалась в отель сборной в надежде с кем-то поговорить. Хотя по лицам игроков было понятно, что слов после игры у них не осталось.

«В Америке все по-другому»

На следующее утро все ходили по отелю с сумками и чемоданами. Никита Сошников рассказывал, что пока не решил, где продолжит карьеру. В НХЛ «Сент-Луис» предложил ему контракт, а в Россию права на него принадлежат СКА.

— Ничего не знаю по поводу своего будущего, — признался Никита. — До июля есть время, торопиться не вижу смысла. У меня есть возможность подписать контракт и в НХЛ, и в России. Деньги не главное, мне важно развиваться как хоккеист. Быть в основе, а там все будет зависеть от меня.

В НХЛ совсем другой хоккей, другие площадки. Психологически я, наверное, сильно поменялся по сравнению с тем, каким пацаном был в «Атланте». На хоккей смотрю по-другому. Иногда попадаешь в тупик, но самый важный урок — надо работать каждый день. В моем случае я уезжал в Америку и бился. Не знаю, как будет у Яковлева, если он уедет в «Нью-Джерси». Желаю ему удачи. Рад за Ожиганова, что он перешел в «Торонто», он едет в хорошую организацию, будет работать с хорошим тренером, который научит его играть в настоящий хоккей. Но не могу сказать, что в ЦСКА не учат играть в хоккей. Игорь Никитин — очень хороший тренер, объясняет все доходчиво. Мне понравилось, как он видит хоккей. Не говорю, что в России плохо учат хоккею, но в Америке все немножко по-другому. Не могу даже передать словами. Бэбкок мне лично тоже говорил, что ему нравится моя игра. Просто сказал, что ему важно, чтобы я был всегда здоровым.
В первый год я не знал языка, потом травма. У меня не было шансов попасть в состав во втором сезоне. Сложилось так, как сложилось. Надо двигаться вперед.

(РИА Новости)
РИА Новости

«Поражение от Канады — позитив»

Богдан Киселевич вроде бы собрался покорять НХЛ. Но еще точно не знает, уедет ли в Америку в следующем сезоне.

— Вернусь в Москву и буду думать о будущем, — сказал Богдан. — Что касается обилия игроков из НХЛ в составе сборных Швеции и Канады на чемпионате мира, то все мы одинаковые. Вне зависимости от того, в какой лиге играешь, надо адаптироваться к мировому первенству. И играть в тех условиях, которые есть.

Я считаю, что произошедшее вчера — позитив. Иначе было бы все легко, и пошли бы разговоры, что у нас все нормально. Есть пища для размышлений и есть, над чем работать.
Есть разница между большими и маленькими площадками. Играть на них и сложно, и легко. В НХЛ эффективнее хоккей за счет маленьких площадок. У нас больше раскатов и движения. В нашей паре с Гавриковым хорошее чувство риска. И он оправданный. Мы хорошо общаемся, у нас хорошее взаимопонимание. Мы оба нежадные в игровом плане.

(РИА Новости)
РИА Новости

«Мы пожинаем плоды 90-х»

Илья Воробьев тоже нашел в себе силы еще раз обстоятельно поговорить с журналистами.

— Надо все проанализировать, — сказал Воробьев. — То, как мы собирали эту команду, что было в начале, это отдельная тема. Немного разные вещи — сборная в апреле на Евротуре и сейчас.

— Что скажите по удалению Капризова в матче с Канадой?
— Удаление было веселое.

— Удалось сегодня поспать?
— Заснуть удалось, но попозже.

— О чем говорили со Знарком перед чемпионатом мира?
— Это наше дело, не буду это обсуждать.

— Удивились ли, что швейцарцы вышли в полуфинал?
— У Швейцарии здесь хорошая команда, мы с ними бодались, еще два игрока из НХЛ у них подъехало. А то, что удивился, так это спорт.

(Дарья Тубольцева, Sport24)
Дарья Тубольцева, Sport24

— Надо ли КХЛ переходить на маленькие площадки?
— Нам нужно своих игроков поднимать, а что про энхаэловцев говорить. Надо не площадки уменьшать, а игроков развивать. Дело в школах, развитии игроков, их подготовке, площадки — вторая тема. Поймите, сейчас мы пожинаем плоды того, что в 90-х у нас не было хоккея, ничего, когда страна была развалена. Игроки есть, но их количество…

— Как вы относитесь к базовым клубам?
— Нормально отношусь. Тут две стороны медали. Третьяк вчера правильно сказал: я в последний год в ЦСКА ни одной игры не проиграл. Но тут и сыгранность, и вот так.

— Владислав Третьяк сказал, что с вами будут продлевать контракт.
— Я пока ничего не знаю еще. Я закрылся и вообще ничего не читал
во время чемпионата мира.

— Сколько вам нужно времени, чтобы восстановить свои силы?
— Мне не надо силы восстанавливать. Хотя я с 1 апреля на сборах, но силы есть.

— После матча с Чехией вам задали вопрос про уровень чемпионата мира по сравнению с Олимпиадой. Обещали после Канады ответить.
— А что тут отвечать? Вы не видите?

— Видим.
— Только что говорили про этот пас Макдэвида. Что там отвечать. И так все понятно.

— Понятно, что Власик и Парэйко – классные персональщики. Но все же – чего не хватило тройке Дацюка в четвертьфинале?
— Все близко, все компактно, и по Гусеву тоже надо понимать – он был после болезни. На свежачка что-то показал. «Физика» тоже у нас – как мы собирались, мы ей не блистали. Не то что не блистали – времени не было ее подготовить.

— Если бы вы 1 апреля знали, что повезете сборную на чемпионат мира, можно ли было подкрутить эту самую «физику»? Может, циклы по-другому выстраивали бы?
— А там цикла как такового нет. У нас люди долго играли, и им, наверное, нужно было отдохнуть, потому что это олимпийский сезон. Ребята были выжаты. Два дня – поехали на один Евротур покатались. Два дня – поехали на другой. И вот так всю дорогу. Второй Евротур был лишним. Одного нам хватило бы. С одной стороны, мы посмотрели игроков. С другой, в плане «физики» он был лишним.

Забытая сумка

Поговорив с главным тренером, журналисты ждали первого вице-президента ФХР, руководителя штаба сборной России Романа Ротенберга. Он появился, когда все уже сидели в автобусе. Говорить отказался, сославшись, что опаздывает в аэропорт. Так мы и не узнали, уберут ли приставку «и.о» у Воробьева и как в федерации оценивают вылет сборной в четвертьфинале.

(Дарья Тубольцева, Sport24)
Дарья Тубольцева, Sport24

Ровно в 12:30 автобус сборной России отъехал от отеля. Мы все вздохнули с облегчением и пошли в лобби дописывать материалы. И тут выбежал охранник — кто-то из сборной забыл сумку. Благо один микроавтобус команды только отъезжал и забытый чемодан успели отдать. Сборная России уехала, и в Копенгагене стало спокойно. И грустно. Чемпионат мира для нас закончился и закончился без медали. Мы уже забыли, каково это.