logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Алена Волкова
2 декабря 2021, Четверг, 11:30

«Любому тренеру, кроме Винер, могу сказать «нет». Создатель купальников Авериных Герасимова — об их цене и бизнесе

Увлекательное погружение в мир гимнастической моды.
Поделиться
Комментарии
1
instagram.com/arishadina1998

Художественная гимнастика радует зрителей не только победами и сложными элементами, но и красотой. Часть этого успеха по праву принадлежит внешнему виду спортсменок, а сверкающие купальники разных фасонов и стилей становятся предметом жарких дискуссий.

В России есть несколько мастерских, которые занимаются пошивом костюмов для выступлений нашей сборной. Светлана Герасимова создала свою мастерскую 12 лет назад, ее работы носили Маргарита Мамун, Александра Солдатова. Сейчас же купальники из мастерской Герасимовой можно увидеть на сестрах Авериных.

Корреспондент Sport24 Алена Волкова поговорила с Герасимовой о создании бизнеса в художественной гимнастике, новых правилах по купальникам и почему же у сборниц так часто меняются костюмы.

С чего начинается бизнес по пошиву купальников?

— У многих мастеров в нашем бизнесе схожий путь развития. Мы начинаем заниматься этим делом, когда наши дети приходят в гимнастику. Этот спорт недешевый. Возможность сэкономить на купальниках — начать их делать самой. Когда моя старшая дочь начала заниматься, не было особо соревнований для детей. Там были тесты для начинающих гимнасток до 7-8 лет. Все было строже, соревнований было значительно меньше. Они показывали элементы, происходило это в обычных черных маечках и шортиках. Естественно, все хотят увидеть своего ребенка в красивом костюме, поэтому пока дочь занималась гимнастикой, я изучала все вопросы и нюансы пошива купальников и начала шить купальники для нее и ее подруг по спортивной школе.

Мои работы увидели люди, стали спрашивать о возможности сшить купальники для них. Я тогда занималась совсем другим видом бизнеса, поэтому на вопрос, буду ли я шить на заказ, отвечала категорическое «нет». В один прекрасный момент я поняла, что ни от одной работы я не получала столько удовольствия, сколько от процесса создания купальников. Мы же все вороны, нам нравятся блестящие камушки. Раньше я перед кроватью вешала расклеенный купальник, чтобы смотреть, как он мерцает.

Я знала, что не буду мастером, который в одиночку выполняет все функции от начала до конца. Стало понятно, что мое увлечение надо превращать в мастерскую, набирать помощников. Мой подход к мастерской — это не люди на меня работают, а мы все вместе делаем одно дело. Какие-то функции лучше у меня получаются, какие-то у девчонок. У нас в мастерской существует такое разделение труда: есть художники (люди со специальным художественным образованием), а есть мастера, они приходят к нам из разных областей. У нас есть люди с двумя высшими образованиями, профессионалы в своих областях, но в силу определенных обстоятельств они пришли в мастерскую — в место, где они могут создавать что-то своими руками. Они получают удовольствие от мелкой, творческой работы. Это не столько работа, сколько любовь.

— Проходили ли вы какие-то курсы в самом начале пути?

— Тогда не было никаких курсов. Было несколько интернет-форумов, где люди писали информацию по какому-либо направлению. Конкретно специализированный по художественной гимнастике был «Грация». Он и сейчас существует — к сожалению, из-за нехватки времени у меня не получается там находиться. У меня техническое образование, разбирая технологии и собирая статистические данные по примеркам, я трансформировала конструкцию купальника и разрабатывала свои технологии.

За 12 лет работы мы собрали достаточно большой набор технологий и ноу-хау, с тех пор успешно обучаем мастеров. Мы стараемся разрабатывать что-то новое, совершенствоваться, чтобы двигаться дальше.

— В какой момент вы решили, что надо активно вести социальные сети и рассказывать всю внутреннюю кухню? Обычно все, что связано со спортом, очень закрытое.

— Чем больше вовне отдаешь, тем больше к тебе приходит. Поэтому мы не боимся показывать свои технологии и учить других людей. Многие мне говорили: «Зачем ты учишь других, ты же создаешь себе конкурентов?» Не в этом проблема. Пока ты горишь, у тебя все будет получаться, а если огня внутри не будет, то ты проиграешь.

Социальные сети, начала я с ВКонтакте. Знаете, это настойчивое желание похвастаться тем, что ты сделал. Любой художник работает не только для себя, но и для того, чтобы его работы увидели. Собственно, соцсети и выполняют такую функцию, там ты можешь похвастаться. У меня было такое: «Я хочу это закончить, чтобы потом показать». Потом это превратилось в работу. Мои работы стали очень активно копировать спустя два года ведения социальных сетей. Я перестала выкладывать новые работы, чтобы оградить своих клиентов от многочисленных копий. Но это не помогло, купальники продолжали копировать, через пару лет мы снова вернулись к публикациям. Теперь мы выкладываем новые работы только после первого выхода гимнастки на ковер. И фотографии стараемся выкладывать на гимнастке, а не на манекене, на котором все можно разглядеть.

В инстаграм я пришла намного позже — когда поняла, что там есть все, кроме меня. Сейчас мы делаем упор именно на инстаграм, потому что понимаем, что большинство наших студентов и клиентов находятся там. Мы стараемся делать так, чтобы было интересно и нам, и мастерам, и клиентам. Просто мы сами любим эту работу и делаем так, чтобы другим это тоже нравилось.

— Как раз в инстаграме вы рассказали о референсе к купальнику Дины Авериной под ленту. Насколько в целом тенденции высокой моды влияют на производство купальника?

— Если в высокой моде есть определенные институты, которые задают тренды и цветовые гаммы, то у нас все очень стихийно. Мы ищем вдохновение не только в высокой моде, это могут быть и красивые фотографии природы — все, что угодно. Я уже говорила, что увидела как-то фотографию, где сыр красиво тянется от куска пиццы — это послужило вдохновением к определенному купальнику. Мы не копируем, мы берем какой-то элемент и интерпретируем его. Важно уловить идею референса и создать что-то свое.

— Вы говорили о копировании. Например, приходит к вам клиент и говорит: «Хочу, как у Риты Мамун» или «хочу, как у Дины Авериной». Что вы на это обычно отвечаете?

— Я практически любому тренеру, за исключением Ирины Александровны Винер, могу сказать «нет». Хотите копии — идите к другому мастеру. У нас сейчас запись на пошив на полгода вперед, не придете вы со своей копией — придут другие клиенты, для которых мы сможем создать нечто новое.

— Как вы относитесь к частой смене купальников у девочек из сборной? Можете сказать, сколько вы сшили для них только в этом сезоне?

— Я точно не подсчитывала. Сезон начинается с Гран-при в Москве, под новые программы шьются новые купальники, у одной гимнастки четыре. Мы понимаем, что над купальниками для гимнасток сборной работают и другие мастерские. Есть ряд купальников, которые одобряются, есть те, которые не одобряются.

К чемпионату Европы и мира лучше представить новые купальники. Спорт — это шоу, нужно дать публике о чем поговорить, нужно удивлять. В этом сезоне была еще Олимпиада, под Олимпиаду главный тренер всегда старается отсмотреть максимум, чтобы выбрать идеальный вариант. Это абсолютно оправданно, на мой взгляд.

Мы сейчас для нашей онлайн-школы записываем курс по истории моды в художественной гимнастике. Интересно, что такое большое значение купальникам начали придавать с недавних пор. Сейчас появилась возможность удивлять разными образами, так почему бы ею не воспользоваться? По ходу сезона меняются варианты, выбираются лучшие. Иногда происходит идеальное попадание в образ. Тогда мы ничего не шьем на замену. Так было, например, с «Фигаро» у Ариши.

— Вы со своим графиком успеваете смотреть соревнования?

— За художественной гимнастикой мы следим, это часть нашей профессиональной деятельности. Фигурное катание сейчас пытаюсь смотреть, но очень сложно найти время, чтобы внимательно следить за соревнованиями в нескольких видах спорта.

— У вас есть кто-то, за кого вы болеете в фигурном катании или художественной гимнастике?

— У меня нет в спорте одного фаворита. Когда с девчонками общаешься вживую, ты любишь каждую из них. Они дети, они классные, у них обычные человеческие эмоции. Очень зажигает, когда видишь, как им нравятся костюмы. Я не воспринимаю их как спортсменов, я их всех люблю и за всех болею. Очень сильно переживаю, когда они выходят на старт, я смотреть не могу, лучше в записи.

— Как вы пережили Токио?

— Это тяжело. Было ощущение опустошения, которое длилось месяца полтора-два. Причем ты понимаешь, что это ты так воспринимаешь, а как девчонки — вообще невозможно представить. Это реально шок был. Это не столько про «болеешь-не болеешь», это очень личное переживание, которое выходит за рамки спорта, когда ты общаешься со спортсменами лично.

— Допустим, у меня есть ребенок, я хочу ее отдать в художественную гимнастику. Сколько на начальном уровне стоят у вас купальники?

— К нам приходят за лучшими изделиями. У нас дорого, стоимость начинается от 70 тысяч рублей. Мы делаем красивую вещь и считаем, сколько она стоит после изготовления. Когда я начинала шить для подруг дочери, я говорила: «Себестоимость у купальника такая, сверх — сколько дадите за работу». И мне сразу начали платить чуть больше, чем среднерыночная. Тогда я поняла, что буду работать в дорогом сегменте.

Дороже 200 тысяч рублей у нас пока не было изделий. Цели сделать самый дорогой костюм нет. Изделия получаются дорогими, так как в стоимость входят: себестоимость материалов (основной затратой являются кристаллы), заработная плата мастеров (обычно мастер работает над одним изделием около трех недель), аренда помещения и так далее.

— Сколько примерно используется эскизов для одного купальника?

— Обычно мы присылаем шесть эскизов. Если клиенту все не нравится, стараемся конкретизировать задачу и присылаем еще. У нас в мастерской лежит огромная папка с эскизами, если у клиента есть возможность приехать, то я перед ним кладу папки, он выбирает. Если мы присылаем шесть эскизов и только один выбирается, то пять идут в архив. Интересно бывает, когда рисуешь несколько эскизов для одного клиента и часть берешь из архива, он выбирает из архива. Потом следующему отправляешь эти прошлые эскизы, он выбирает их. Получается такая цепочка.

Для сборной России мы чаще показываем сразу готовое изделие, потому что тренер не всегда может понять на стадии эскиза, как изделие будет выглядеть на гимнастке.

— Под какую музыку или на какую тему чаще всего просят купальники?

— В музыке такая же мода, как и в костюмах — все стихийно. Темы чередуются друг за другом. Какая-нибудь одна тема становится популярна и ее часто используют. Значит, в следующем сезоне она уже не будет такой популярной. Несколько лет назад произошла такая история. Мы сшили фиолетовый купальник, так как давно не видели фиолетовых изделий на ковре. Хотели быть оригинальными. А потом клиенты звонят с соревнований «Света, мы семнадцатые на параде в фиолетовом». В музыке то же самое, не угадаешь.

— То есть у вас такого не было, что приходило двадцать «лебедей» за раз?

— Было (смеется).

Как с ними работать?

— Когда с ними работаешь одновременно, держишь все в голове, чтобы не повторялось. Но бывает хуже: когда сшил на какую-то тему год назад и уже не помнишь, что там было. Через тебя за это время прошло еще сто работ. Приходит такая тема, ты делаешь что-то новое, но рисуешь так же. Не один в один, но что-то повторяется. У нас была такая ситуация. Сшили купальник черно-золотой для девочки, и нам пишет другая клиентка, что мы год назад сшили им подобный. Сшито уже многое, быть оригинальным и сшить что-то оригинальное достаточно сложно.

— Какие на ваш взгляд получились самые удачные образы (синтез гимнастка-музыка-купальник)?

— Это очень связано с личностью гимнастки. Для Яники Вартлаан (украинская гимнастка. — Sport24) мы очень много делали знаковых образов, которые расходились по всему миру. Для Саломе Пажавы (грузинская гимнастка. — Sport24) каждый раз получалось что-то «вау». Очень жаль, что они обе перестали выступать.

«Фигаро» для Ариши, для Дины «Белая петрушка» — одни из любимых купальников. Из последнего мне очень нравился желтый купальник Ариши под «Убить Билла», к сожалению, она в нем совсем не выступала. Под «Мефистофеля» мы делали купальник с Собором Парижской Богоматери в огне.

Нужно погружаться в каждую работу и кайфовать. Невозможно сделать очень много качественных изделий одновременно. Поэтому для меня подготовка к началу сезона является стрессовой ситуацией. Надо выдать много шедевров, а так не получается. Поэтому я в прошлом сезоне очень извинилась, что не могу одновременно делать купальники для Лалы и Дины с Аришей. Я не могу сразу выдать все, а Лала тоже достойна, чтобы у нее было лучшее. Ты не можешь разорваться, и это очень печалит, потому что Лалу я очень сильно люблю.

— Как вы сейчас работаете к новому сезону? Выложили же новые правила и требования по костюму.

— Дело в том, что все правила требуют дополнительных комментариев. Пока комментариев от федерации гимнастики РФ еще нет. Я специально покупала доступ на всероссийский онлайн-семинар по поводу новых правил, в самом начале там сказали: «Все, кто ждут официальных комментариев по поводу костюма — у нас их нет, мы отправили запрос в FIG (Международная федерация гимнастики), ответа пока не получили». Пока официального ответа нет, это все вилами по воде.

Пока шьем по-старому. Если наши купальники не будут соответствовать новым правилам — переделаем. Это не трагедия, просто трудозатратно. Новые правила были сделаны для случаев, когда мастера делают на трусах очень узкую полоску бифлекса (непрозрачной цветной ткани. — Sport24), а остальное делают из телесной сетки, зачастую прозрачной. Это смотрится…

— Это выглядит, как минимум, странно.

— Я не понимаю, зачем это делается, это что, считается красиво? Особенно на маленьком ребенке. Нужно просто делать так, чтобы все выглядело прилично. Когда это заходит за рамки, то это все грустно.

— Как вы считаете, случится что-то с рынком перепродажи купальников из-за новых правил? Изменится стоимость, если их нужно будет перешивать?

— Скорее всего, да, мы рассчитаем стоимость внесения изменений. Я не думаю, что это будет какой-то сильной проблемой. Мы же и сейчас продаем купальники, которые были сшиты семь-восемь лет назад. Они полностью вышли из моды, но при определенной цене все продается. Для нас, как для мастеров, главное — это конкретика. Нам сказали «делать так, а так не делать». А сейчас трактовок официальных правил огромное количество.

Тренеры сборных разных стран говорят мне, что разговаривали с представителями техкома и присылают мне совершенно разные комментарии, противоречащие друг другу. Для клиентов из-за рубежа мы работаем по их правилам. Для членов сборной России мы делаем костюмы как раньше. Потому что с определенной точки зрения то, что мы шили, подходит под новые правила. Надо будет изменить — изменим.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0