logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Андрей Бабич
15 апреля 2022, Пятница, 15:00

«Читал, что я угробил карьеру, перейдя в «Спартак». Улыбнулся». Интервью вратаря Свинова

Хочет получить «Золотого Кабана».
Поделиться
Комментарии
spartak.com / vk.com/pfcfakel

Когда в «Спартаке» занялись поиском третьего вратаря для основного состава, окончательный выбор доверили сделать Артему Реброву. Из пяти голкиперов он выделил Илью Свинова — лидера сезона ФНЛ по «сухарям». 21-летний вратарь прошел всю вертикаль российского футбола: академия, вторая, первая лига и, наконец, РПЛ. Причем путь от «Носты» до «Спартака» занял менее трех лет.

В беседе с корреспондентом Sport24 Андреем Бабичем Свинов рассказал:

  • Зачем приходил в «Спартак» третьим номером (спойлер: важную роль сыграло наличие «двойки»);
  • Как скрывал плохие оценки от отца и договаривался с учителями;
  • Каково в 17 лет оказаться в команде второй лиги со взрослыми мужиками;
  • Как случайно стал вратарем, а потом был отчислен из Академии Коноплева из-за маленького роста;
  • Почему в 18 лет хотел закончить с футболом;
  • Как отреагировал на слова ветерана «Спартака» о загубленной карьере;
  • Почему нельзя требовать у Федуна продать «Спартак»;
  • Какую часть зарплаты отправляет родителям;
  • Насколько сложно пришлось на первых тренировках в «Спартаке».

Здесь куча интересных историй. Поехали!

«Из Академии Коноплева меня отчислили из-за роста. А потом вымахал до 190 см»

— Твое детство проходило в Тольятти в 00-е. Оно было неспокойным?

— Вся моя семья переехала в Тольятти из Казахстана в 1994-м. Я первый ребенок, который родился в России. У меня есть старший брат и младшая сестра. Переехали, потому что жить в Казахстане было уже невозможно.

— Почему?

— Родители рассказывали, что были проблемы со светом и газом. А дверь в доме открывалась на себя, потому что зимой были такие сугробы, что иначе ее было не открыть. Первым в Россию уехал двоюродный брат отца, он устроился на завод в Тольятти. Поэтому и родители решили переехать туда же. Отец тоже устроился на завод «АвтоВАЗ», мама пошла работать бухгалтером. Они снимали квартиру и потихоньку откладывали на свою. Родители умеют откладывать, в этом плане они большие молодцы! Позже к отцу приехал родной брат, и он вообще жил у нас на кухне, спал там.

— Ничего себе.

— При этом он помогал родителям, отдавал свою долю за аренду квартиры. А дальше решили так — сначала родители покупают квартиру себе, дядя продолжает жить с ними, и уже вместе копят ему на жилье.

— История из детства, которая тебе особенно запомнилась?

— О, был один случай! Родители купили мне в «Спортмастере» мячик Nike, я очень его хотел. Однажды я пошел на коробку и встретил там незнакомого пацана. Он попросил ударить по воротам. Пнул и попал в ограждение — мяч проткнулся. Я безумно расстроился. Мне было 11, а парню около 20. Он тогда сказал: «Не расстраивайся, я знаю твоего брата, куплю тебе новый мяч». Я не поверил. Пошел домой в слезах: «Да кого он знает, точно наврал». Вечером звонок в дверь — заходят брат с этим парнем и точно таким же мячом.

— Круто.

— Сам был удивлен. А еще запомнилось, как однажды, занимаясь уже в Академии Коноплева, бесплатно получил от нее полную экипировку — родители офигели!

— Как ты решил, что будешь футболистом? С чего все началось?

— Первым футболом увлекся брат, он на 10 лет меня старше. Он сам записался в секцию, заодно и меня с собой таскал. Артем занимался в «Ладе» 90-го года. Вместе с Крицюком, кстати. Оба позже попали в Академию, там брат играл с Зобниным и Кутеповым, когда их спускали с основной команды.

Постепенно и меня затянуло. Рад, кстати, что в мое детство у пацанов не было столько гаджетов, ха-ха. Это позволяло много времени проводить на улице. У меня были обычные кнопочные телефоны, которые я постоянно разбивал и терял. Правда, в 2008-м, когда мне было восемь, у нас появился компьютер. Я тогда полюбил CS, до сих пор играю. Помню, пускался на хитрости, чтобы родители давали поиграть мне, а не брату.

— Это какие?

— Мама всегда была на стороне того, кто лучше себя вел. Если брат провинился, а потом садился играть, я знал, что могу подойти к ней и сказать: «Пусть мне отдаст!» Но вообще мы с братом очень дружны. Я благодарен ему за то, что в моей жизни появился футбол.

— А сам он чего, как?

— Увы, закончил из-за травмы, которую получил, выступая за «Сахалин» во второй лиге. Шло уже добавленное время, брат в борьбе поставил ногу, и колено прокрутилось! Там полный фарш — кресты, мениск. «Сахалин» оплатил Артему операцию, но ее плохо сделали. Как итог — рецидив. Хотя брат должен был вернуться в клуб на контракт, его ждали.

— Ты сам сразу стал вратарем?

— До 10 лет играл защитника. Потом случайно встал в ворота — очень понравилось!

— Случайно — это как?

— Поменялись с одним пацаном. Он стоял в воротах и хотел попробовать себя в поле. Мы подошли к тренеру и попросили нас поменять. У нас был тогда матч с «Рубином». И представляешь, мы их хлопнули 5:0! У меня — игра на ноль, а тот пацан дубль оформил. Ему очень понравилось в поле, а мне в воротах.

— Учеба футболу не мешала?

— Отец вообще в плане учебы был строг, контролировал меня. Он говорил мне: «Учись! Непонятно, как будет с футболом». Перед глазами был как раз пример старшего брата. Он, закончив с футболом, так и не мог найти себя в жизни. Пошел работать на завод, но это ему явно было не в кайф. Он до сих пор мечется по разным работам, сейчас вот устраивается в «РЖД». Недавно работал на кровле, но уволился из-за постоянных задержек зарплаты. Планирую в этом году обязательно перетащить брата в Москву, чтобы уже тут двигался дальше.

Я боялся получать плохие оценки. Помню, в пятом классе в начале учебного года мне поставили две тройки. И тогда я купил второй дневник, точь-в-точь как этот. Заполнил его, подделав подписи учителей — лишь бы отец не увидел тройки. Он так и не спалил. Рассказал отцу эту историю, когда уже закончил школу. Он был в шоке! Не ожидал, что могу так сделать. Но я старался учиться, оценки в целом были хорошие. Где не хватало знаний, мог договориться с учителем, чтобы поставили оценку повыше — хотя бы четверку. Если не шли навстречу, просил дополнительные задания. В итоге 9 классов закончил без троек и пошел в колледж.

— Почему не продолжил учиться в школе?

— Дело в том, что в конце 9-го класса я подписал контракт с «Ладой». Тренировки проходили утром, со школой я никак не смог бы совмещать. Да и не особо хотел сдавать ЕГЭ.

— А на кого учился?

— Специализация — учитель физкультуры. Летом планирую пойти на высшее. Наверное, буду поступать в Тольятти.

— Ты с детства был высоким?

— Тут любопытно. Вообще родители у нас с братом невысокие. Но он вымахал до 188 см, а я в итоге до 190. До 9 класса я был низким для вратаря, где-то 174 см. А потом за полтора года вырос до 184. Но до этого меня отчислили из Академии Коноплева из-за роста.

— Ого.

— Когда мне было 14 лет, все вратари в Академии были выше на 5-6 см. Я и сам чувствовал, что роста не хватает, когда перешли на большие ворота. В Академии тогда были сильные голкиперы, поэтому мне сказали: «Тебе нет смысла здесь сидеть. Лучше уйти за практикой в другую команду». Так я попал в «Мордовию», где провел год. Даже с дублем тренировался, самый молодой был.

vk.com/pfcfakel

— Занимался другими видами спорта?

— Нравился хоккей, даже покупал амуницию: краги, шорты, щитки, коньки хорошие. От хоккея у меня даже шрам остался под глазом.

— Шайбой попали?

— Ага. Я тогда шлем не надел — не нравилось, что из-за сетки плохо видно. Чувак щелкнул низом — я лег, чтобы перекрыть ворота. А шайба от конька отрикошетила мне прямо в глаз. Крови было прилично. Профессионально хоккеем я вообще не занимался, играл чисто как любитель.

— Видел у тебя в соцсетях подписки на паблики о теннисе.

— Стараюсь смотреть все Большие Шлемы, а начиная с четвертьфиналов — каждый матч. Нравится игра Федерера, последнее время — Медведева. Многие говорят, что внешне мы с Даней похожи. Для меня Медведев — топ. Но, мне кажется, пока он немного уступает большой тройке (Федерер — Надаль — Джокович. — Sport24) в психологии.

«В 18 лет думал о том, чтобы закончить. Были мысли: «Я так далеко от дома, зарплата 15 тысяч рублей, еще и не играю. Зачем это все?!»

— Давай к твоей собственной карьере. Тебе 17, ты в команде второй лиги. Ощущения — крутые?

— Я уже тогда сказал родителям: «Я точно буду зарабатывать футболом и сделаю так, что вы не будете ни в чем нуждаться». Хочу, чтобы они больше не работали, но они против, у них все еще вагон сил. Мама сейчас старший бухгалтер, а отец сменил поле деятельности — сейчас он занимается сборкой и планировкой мебели для кафе и других заведений.

После «Лады» я два года провел в «Носте» из Новотроицка и один в — «Факеле». Не скажу, что зарплата была большая (хотя с премиальными выходило неплохо), но я уже тогда старался отправлять родителям деньги, а не мчался сразу за дорогими вещами. Конечно, хочется ходить в брендах, но надо понимать, сколько ты зарабатываешь и сколько стоят вещи, можешь ли ты себе это позволить. В «Спартаке» сейчас отправляю родителям примерно 40% от каждой зарплаты.

— То есть история Урунова и его знаменитого фото тебе не близка?

— Если у него был суперконтракт, почему не закупиться? То, что он после перехода в «Спартак» сразу побежал в ЦУМ, — его право. Пусть хоть всю зарплату потратит на вещи: это его заработок, он сам добился. Единственное, что непонятно: зачем выставлять фото? Важно понимать: твои болельщики — простые люди, для них за радость хотя бы получить твою футболку или сфоткаться с тобой, а тут ты выкладываешь такое. Прежде, чем выставлять это фото, стоило немного подумать.

— Во второй лиге играют мужики. Ты в свои 17 с дедовщиной сталкивался?

— Прочувствовал. На поле иногда жестко крыли. Думал про чувака: «Откуда ты такие слова вообще знаешь?» Но по-своему это хорошая школа. Вот почему часто не могут заиграть футболисты, прошедшие систему топ-клуба?

— Почему?

— После выпуска им нужно искать команду. Допустим, в ФНЛ не зовут, едут во вторую лигу. И только там начинают сталкиваться с проблемами, с неустроенным бытом. В системе же все было хорошо, тепличные условия. А тут — совершенно новая обстановка. А когда тебе некомфортно в быту, тяжело раскрыться на поле. Лично для меня было в кайф пройти путь с самых низов.

— Получается, у тебя все было гладко?

— Отнюдь. В 18 лет даже думал о том, чтобы закончить с футболом.

— Так.

— Когда перешел в «Носту», основным вратарем там был Леха Козлов, который сейчас в Крыму играет. Он был реально сильнее меня. А у меня, бывало, на тренировках совсем не получалось. Мысли в голову разные лезли. Один раз сел на лавочку, чуть ли не слезы на глазах. Думаю: «Я так далеко от дома, зарплата 15 тысяч рублей, еще и не играю. Зачем это все?!» Абсолютно не понимал, что будет дальше.

— И почему не бросил это все?

— Не хотел обесценивать свой труд. У меня уже к 18 годам был тяжело пройденный путь. Не знаю, что было бы, если бы я тогда закончил. Наверное, сначала нашел бы подработку — кассиром или официантом. Но я даже думать об этом не хотел. Я решил не сдаваться ради уважения к самому себе и пройденному пути. Многие вообще ошибочно считают, что стать футболистом легко. Но надо понять: во второй лиге очень маленькие зарплаты. Неплохие разве только в клубах под выход в ФНЛ. И то хватает лишь на комфортную жизнь на месяц, откладывать не получится. В самой ФНЛ уже немного другие деньги: можно даже накопить на квартиру, но не в Москве. Если бы я переподписал контракт с «Факелом» (а там предлагали хорошие условия), то чуть больше чем за год смог бы осилить квартиру в Воронеже.

— Дрался в детстве?

Если задевали родных, приходилось лезть драться. Для того, чтобы другие видели, что не стоит говорить плохое про родителей. Сильно дрался всего один раз, но это не связано с родными. На турнире в Санкт-Петербурге закусились с пацаном, а он помимо футбола еще каратэ занимался — нормально мне тогда губу разбил.

— Из-за чего?

— В комнате кто-то раскидал его вещи. Он почему-то решил, что это был я. Слово за слово, и дошло до драки.

«Не понимаю, как можно писать гадости в адрес Федуна. Он делает для клуба космические вещи»

— Ты занимался в Академии Коноплева. Она в свое время была очень крутой, но теперь все гораздо грустнее.

— Очень жаль, что так вышло. Мне рассказывали, что Коноплев очень любил своих воспитанников. Его сын говорил, что к Диме Рыжову, который потом в ЦСКА играл, он вообще относился как к родному. Грустно, что Коноплева не стало. Уверен, он мог создать академию точно не хуже, чем у Галицкого. Я вообще удивлен, что в России еще есть такие люди, как он, которые максимально вкладываются в футбол. Огромный ему респект за то, что продолжает финансировать «Краснодар», несмотря на сложности. Если бы таких людей было больше, может, и футбол в России был бы на очень высоком уровне.

vk.com/pfcfakel

— Федун тоже вкладывает много своих денег в «Спартак», но болельщики требуют от него продать клуб.

— Вот это прямо удивляет. Не понимаю, как можно писать гадости в адрес Федуна: человек вкладывает бешеные деньги, прилетает на каждый матч вне зависимости от своих дел, хотя, уверен, у него их много. Федун делает для клуба космические вещи. Таких людей единицы.

— Ты сам часто пересекался с Федуном, видел его вблизи?

— Раза четыре. В ВИП-ложе на «Динамо», на сборы он приезжал несколько раз. А после победы над «Кубанью» в Кубке Леонид Арнольдович заходил в раздевалку.

— Что сказал?

— Похвалил команду за игру: «Продолжайте в том же духе». А еще сказал, что в плане финансирования все будет нормально, чтобы мы не переживали: «Делайте свою работу, а я буду делать свою».

— Ты играл во втором дивизионе, первом, а потом — резкий переход в «Спартак». Новый мир?

— А ты как думаешь? Один пример: когда приехал на медосмотр, мне сняли гостиницу, выделили водителя — разве можно о таком даже думать в ФНЛ? О тренировках вообще не вижу смысла подробно говорить — сами видите, как мало футболистов из ФНЛ, даже очень хороших, закрепляется в РПЛ.

— Ребров писал, что тебе понадобилось время, чтобы привыкнуть к скоростям.

— Общались с ним на эту тему в Дубае. У нас была двусторонка на сближенные ворота. Пытаюсь отдать пас, меня моментально накрывают. И так несколько раз. Думаю: «Капец, вообще другой футбол». После тренировки подошел Ребров: «Илюх, спокойно. Не кипи, все нормально. Когда я приходил из «Шинника», у меня были такие же проблемы. За неделю-две ты спокойно привыкнешь к скоростям». Теперь я понимаю: здесь, в РПЛ, надо еще до приема мяча понимать, что сделаешь дальше — ты должен знать, кто и куда откроется в следующую секунду, чтобы отдать передачу именно туда.

— По мнению Реброва, твое лучшее качество — игра на линии. Согласен?

— Да, если что-то выделять, то я бы тоже это выбрал. От матча к матчу прибавляю в игре на выходах, но иногда могу зависнуть и не рассчитать. В этом компоненте однозначно надо прибавлять, хорошенько поработать.

— Ребров лично выбирал тебя для «Спартака», наверняка вы часто общаетесь. Самые запоминающиеся слова от него?

— Те, что я и сам понимал, но мы это закрепили. Ребров сказал, что надо работать, и шанс появится, даже с такими конкурентами, как Селихов и Максименко. Абсолютно согласен с ним.

— А вот ветеран «Спартака» Анзор Кавазашвили считает наоборот. Недавно он заявил, что ты угробил карьеру, перейдя в «Спартак».

— Читал. Мне нравятся такие высказывания.

— Нравятся???

— Да. Потому что хочется ответить делом. Время покажет, кто прав. Когда я прочитал это, то улыбнулся и подумал: «Анзор Амберкович, вы же сами были вратарем и должны понимать: переходя в такой клуб, как «Спартак», сразу играть не начнешь». Я верю в усердный труд и уверен: если ты честен перед собой, шанс будет.

spartak.com

— У тебя уже не раз спрашивали про фамилию. Ты наверняка знаешь, что лучшему игроку сезона болельщики «Спартака» вручают «Золотого кабана».

— Было бы прикольно в будущем получить этот приз. Учитывая мою фамилию, вышла бы классная история. Но хочется получить эту награду заслуженно, а не ради прикола.

«Если бы у «Факела» была инфраструктура для РПЛ, я бы не ушел, даже в «Спартак». Или очень долго думал бы, стоит ли переходить»

— Какое сложилось мнение о Ваноли?

— Ваноли очень требовательный и знает, чего хочет. Также он старается во всем искать позитив, это правильно.

— Позитив? Пока со стороны заметнее всего его постоянные крики.

— Не согласен с теми, кто говорит, что эмоции Ваноли — показуха. Мне кажется, это все настоящее, идет от сердца. Для меня Ваноли — тренер высокого уровня. Как человека мне тяжело его оценить из-за языкового барьера, но он всегда интересуется, как дела. Ваноли старается со всеми одинаково общаться — не сказал бы, что у него есть любимчики.

— Ты получаешь практику в «Спартаке»-2. Чем это отличается от «Факела»?

— Моделью игры. У «Спартака»-2 более открытый футбол. В этом есть и плюсы, и минусы. Мне нравится, что вратарь вовлечен в игру, мы не боимся разыгрывать мяч. Но от этого страдают оборонительные действия, нам тяжело сыграть на ноль. И тем не менее мне все равно хочется удержать лидерство по сухим матчам в ФНЛ, для меня это важно.

Когда «Факел» забивал, мы делали акцент на обороне. Плюс защитники там были возрастные, опытные, знали, что делать. А «Спартак»-2 после гола продолжает бежать вперед. Мне это нравится, но иногда хотелось бы, чтобы чуть-чуть помогли сыграть на ноль.

— Правильно понимаю, что, получая практику в «двойке», тебе легче будет заиграть в основе «Спартака», чем в ситуации, при которой ты, условно, ушел бы в аренду в «Факел»?

— Так и есть. Наверное, я бы не перешел в «Спартак», если бы не было «двойки». Для меня было важным условием, чтобы была игровая практика. Мне реально нет смысла уходить в аренду: сейчас я могу играть за «Спартак»-2 и тренироваться с основой, привыкать к скоростям. Для этого я сюда и переходил. Хотя не скажу, что было легко сделать этот шаг. В «Факеле» мы добились хорошего результата. Думаю, если бы в Воронеже была инфраструктура, позволяющая играть в РПЛ, я бы не ушел, даже в «Спартак». Или очень долго думал бы, стоит ли переходить. Плюс люди, которые со мной работали в Воронеже, стали очень близкими.

— С кем в «Факеле» сложились самые теплые отношения?

— Тренер вратарей Александр Чихрадзе вообще стал вторым отцом. Встретить такого человека — подарок судьбы. Он для меня намного больше, чем просто тренер. Мы до сих пор на связи. Когда пришло предложение от «Спартака», общались с ним полтора часа. Хотя при нынешней ситуации сомнений в переходе практически не было. «Спартак» — самый титулованный клуб страны, сюда два раза не зовут.

— В детстве болел за «Спартак»?

— У меня не было любимой команды. Очень нравился Акинфеев, поэтому следил за ЦСКА. Но нельзя сказать, что болел. Первый матч в заявке «Спартака» как раз был против ЦСКА. Вышел на разминку и думаю: «На одном поле с Акинфеевым разминаюсь — круто!»

— Акинфеев по-прежнему топ-1 в России?

— В тройку лучших точно входит — даже сейчас, в своем возрасте.

— Кто еще в твоей тройке?

— Сафонов. А третий?… Пусть будут сразу и Селихов, и Максименко, поставлю их на одну строчку.

— Максименко жестко критиковали в этом сезоне.

— Читал мнения, что Макси — слабый вратарь. Полный бред! Максименко начал играть в основе «Спартака» в 18, три года был первым номером. Да, случился непростой период, но это точно не говорит о том, что он слабый.

— Зато Селихов в последнее время в полном порядке.

— Помню, как в 16 лет я следил за ним по телевизору, помню его вызов в сборную. Уже тогда считал Сашу одним из самых сильных вратарей в России. Блин, а теперь мы конкуренты — видишь, как все быстро бывает.

***

— Ты говорил, что играешь в CS. Известно, что Кокорин много донатит. А ты?

— За все время влил, наверное, 15 тысяч рублей. Раньше вообще не видел в этом никакого смысла. Думал: «Как можно закинуть деньги в игру, чтобы бегать с нарисованным автоматом или ножом?» Но, когда начинаешь играть много, со скинами становится гораздо интереснее. Не исключаю, что буду донатить в будущем.

— Сколько часов в день можешь убить на CS?

— Играю раз в два-три дня. Если сяду, то могу играть очень долго, вообще не надоедает. Могу засесть на 5 часов.

— Врачи в «Спартаке» не ругаются? Это же вредит здоровью.

— Понятно, по ночам нельзя играть, чтобы сон не сбился. Такое себе не позволяю.

— Кто-нибудь из спартаковцев с тобой играет?

— Да, мы иногда собираемся в выходные в компьютерных клубах. Стараемся собираться, чтобы все были в одной комнате, это добавляет атмосферы. Делимся на равные команды, получаются нормальные баттлы — топ-эмоции! Иногда зарубаемся на то, кто победит. Проигравшая команда закрывает счет. Мне кажется, такие штуки тоже сплачивают коллектив!

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0