logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Александр Муйжнек
19 января 2022, Среда, 07:00

«Идем в баню с тренерами, первый вопрос — «где играл», второй — «что выиграл». Нужны трофеи». Откровенный Талалаев

Монолог главного тренера «Ахмата» о Чечне, Уткине, прессинге и трэштоке.
Поделиться
Комментарии
fc-akhmat.ru

«Ахмат» закончил 2021 год на седьмом месте — в трех очках от еврокубков, с победами над «Динамо» и «Локомотивом». Андрей Талалаев потерял летом ведущих игроков, но отстроил команду заново, раскрывает Даниила Уткина, Игоря Коновалова и Владислава Карапузова, а главное — не отказывается от своих методов. «Ахмат» в топе по главным прессинг-показателям, при этом, когда нужно, эффективно отходит от давления. Сам Талалаев узнаваем и в публичном поле: он открыто и не стесняясь критикует своих во время матчей и в медиа.

Александр Муйжнек встретился с Талалаевым и записал его рассказ о штрафных Уткина и силе Андрея Семенова, сложности трансферов и жизни в Грозном, своем жестком поведении и тренерах-иностранцах, которым неплохо бы окунуться в ФНЛ.

«Ахмату» мешают санкции, а иностранцев сложно заманить в Чечню. Роши попросился на выход из-за того, что уехала жена

— Мы заранее готовились к большим переменам. Ненахов вел переговоры с «Локомотивом» еще прошлой зимой, тогда не договорились. Решил вернуться в Москву, поиграть в Лиге чемпионов. Хотя я считаю, что он мог бы прогрессировать дальше у нас. Хотели Макса вернуть в аренду, уговаривали, но Гисдоль стал ему доверять. Взяли Тодоровича. Они с Богосавацом — наше будущее. У Тодоровича видна школа и опыт «Ред Булла».

Когда по 29-летнему Ильину приходит такое хорошее предложение из «Краснодара», грех не отпустить. Обиднее по Исмаэлу. Не можем соревноваться в деньгах с Эмиратами. Плюс сложно найти на рынке качественных игроков, которые согласятся на переезд и могут дать что-то «Ахмату». Если взять трансфер, деньги по контракту, выльется в два с половиной-три миллиона. У россиян эта надбавка за регион уже уходит, а у иностранцев остается.

Взять Роши. Недавно женился, но жена через полтора месяца уехала: не смогла жить в Грозном. Одисе обратился к нам: «Жизнь теряется. Не могу быть один, а люди, с которыми мне комфортно, не готовы здесь жить. У меня никаких вопросов к команде и Грозному, но отпустите». Дело не только в том, что это не столица — культура особая. У меня такого ощущения нет, но Серджо Джовани (общительный, как и все итальянцы) отмечает: чеченцы, как и многие мусульмане, довольно закрытые.

fc-akhmat.ru

Наша задача — сломать стереотипы, привести доводы в пользу Грозного, убедить, что тут комфортно. «Ахмат» заботится об игроках. В Чечне сложно держать собаку в квартире — есть противоречия из-за веры, традиций. А клуб находит варианты.

Плюс клуб под санкциями. Не разбрасывается деньгами, не тратит, как еще пять-семь лет назад. Наша позиция: команда должна быть укомплектована к сборам. Но для этого пришлось бы переплачивать. Можно ждать до конца окна и в последний момент предлагать сумму. Кто-то в этой игре побеждает (как «Сочи» с Кассьерой), нам удается не всегда. В прошлом сезоне так сорвалась сделка с одним нападающим, в этом — с Мусса Коне и еще одним африканцем Боли. А богатым клубам проще оставить игрока себе, даже если тот не нужен.

В России рынок нападающих узок. Поэтому сделали ставку на тех, кого знали. Конате и Себаи (играли у Талалаева в «Химках». — Sport24) принесли пользу: восемь мячей на двоих. Это хорошо еще и потому, что пока не встроили Архипова — от него пока есть только четыре голевых передачи.

Взлет Уткина и Коновалова. Даниилу объясняли законы конкуренции, указывали на слабое обострение и неверную работу над штрафными (в «Краснодаре» бил по 50 раз)

Договориться с Уткиным и Коноваловым было непросто, но спасибо спортивному директору. Позиция брать недореализованных пацанов и мотивировать есть уже у многих. Другое дело, что «Ахмату» и такие достаются по остаточному принципу, когда не подойдут другим. «Ахмату» помогла продажа Ненахова с Ильиным. Володя никогда до того не забивал больше пяти мячей, у нас забил десять. Макс стрельнул за полтора года после ФНЛ. И всех, кто не хочет у нас оставаться, отпускаем — «Ахмат» стал более открытым в этом плане, а я говорю: «Если вижу, что вы переросли уровень здесь, вас никто не станет удерживать». Или Арсена Адамова уступили «Уралу», потому что у нас сидел бы под Ненаховым и Уциевым. Думаю, Арсен продолжит расти — правда, не такими темпами, как пишут (если крайний центральный защитник в тройке лучших по обводкам, где-то что-то не так).

Поигравшие у нас футболисты или те, кого хотим позвать, признаются: «Ахмат» выделяет равные шансы для всех. Создаем не привилегии, а доверие. Уткину раньше не просто недоставало практики — нужно было объяснить ему законы конкуренции. Показать: она может быть совершенно равной. Если Уткина ставят в жесткие рамки, даже тренироваться нормально не может.

Несколько раз мы меняли Уткина на 60-й, 70-й минутах. Он возмущался: «Я же пришел сюда играть!» — «Так играй. Вот тебе пять мячей твоих на последних минутах. Из них ты один сохранил и обострил, остальные покатил поперек. Мне это не надо, из дубля ребят тогда возьму. Или я в свои почти 50 выйду». Он услышал — и пошло.

Александр Мысякин, Sport24

Услышал Даня еще вот что: ему надо не только играть на рояле, но и носить. Не факт, что если в другой команде Уткину не будут подыгрывать все остальные, он справится. Парень-то умный, образованный, многое в него заложили в «Краснодаре». Нужно просто концентрироваться не только на сильных сторонах, но понимать слабые. Возможно, избегать, прятать их. Этому должны способствовать и тренер, и партнеры.

Чтобы усовершенствовать штрафные Уткина, сократили количество их ударов на тренировках. Раньше, я знаю, он бил по 50 раз. Считаю, это не нужно, если тебе навык заложили, поставили голеностоп, если отличаешь 16 и 25 метров. Бить надо десять ударов, но из них шесть должно лечь в створ. Бьет у нас не только Уткин — еще Адуев, Садулаев, Полярус, Бериша. У всех отлаживали точность.

В первых четырех играх только 17 процентов ударов Уткина легли в створ. Как-то я поймал Даню у трапа самолета: «Так ты будешь сидеть, а не играть. Бегаешь по полю, а удары мимо. Какой смысл? В створ надо попадать». Послушался. Постепенно вышел на 24 процента, сейчас за 30.

За Коноваловым мы следили в «Кубани», «Рубине», Туле. Я знал: он мобилен, одной передачей отрезал полкоманды. Чтобы достать то, что потеряно, нужна работа. Пока Игорь был не в состоянии, жаловался, что мало играет. Но когда набрал, а Бериша, Швец и Богосавац травмировались, я начал ставить Коновалова. И спросил: «Ну что? Где твои замечания? Даже на Кубок выходишь».

Благодаря Дане с Игорем мы стали даже сильнее, чем в прошлом году. Сократилась средняя длина передач и появилась вариативность. Во-первых, скрытые полуфланги, во-вторых, индивидуальное мастерство. Нам недоставало дриблера с травмой Бериши, теперь его функции перераспределены: обыгрывают и крайние защитники, и хавы, и даже Конате, и Карапузов креатив дает. Влада мы со спортивным директором Дмитрием Ульяновым еще в «Химки» хотели пригласить. Скорость, техника, ум (родители много вложили) — это ценно. Не хватает пока ведения единоборств и собранности.

Нам только не близко, когда кого-то выделяют. Об Уткине говорят слишком много. Не меньше должны отмечать Семенова, Харина, Богосавца, Садулаева, Шелию с Гудиевым… Уциев выходил с травмой, на обезболивающих. Вообще мы еще ни один матч не проиграли с разницей более чем в два мяча. Перестали расклеиваться, стали единым целым.

Прессинг должен быть еще мощнее — близко к «Динамо». И когда Талалаев от него отступает?

Когда мы подписывали контракты, руководители сказали: «Хотим видеть агрессивный футбол». Я уточнил: «Что в вашем понятии агрессивность?» — «Чтобы мы не стояли вдесятером и оборонялись в ожидании одного момента. И без 0:4, 0:5». Для меня показатель агрессивности — не фолы, а зоны отбора/перехвата мяча и количество доставок к воротам соперника. И мы будем в этом еще лучше.

fc-akhmat.ru

Очень недовольны, что «Ахмат» только четвертый по прессингу. Должны быть выше. Рядом с «Динамо» по-любому, оно одно от нас в отрыве. Пока что 17 отборов на чужой половине — цифры, которые нас не устраивают. Хотели бы приблизиться к 20 (у «Динамо» 21). Во всех лигах команды нашего штаба не уступают по количеству ударов лидерам, как правило больше всех подбираем, отбираем и перехватываем.

Была дилемма в первом туре с «Крыльями». Знали по Кубку России: «Крылья» умели играть в футбол, давать им этого нельзя. Но отталкивались от нашей готовности и сильных качеств. Не все игроки изначально подходили для прессинга: раньше Коновалов бегал в среднем 12,5 километров за игру и делал 1200 метров скоростной работы. А в последних играх перед переходом к нам — 10 километров и 700 метров.

Решили, что в Самаре выдержим минут 30 прессинга. За это время забили два, дальше отплевывались и закрылись заменами.

Были бы рады запирать соперников на своей половине. Возможности не позволяют, и не с каждым соперником высокий прессинг реален. С «Краснодаром» мы тоже полчаса играли хорошо, потом соперник стал быстрее и вернее двигать мяч, а у нас случилось удаление.

Самый яркий пример отступления от прессинга — с «Динамо». Мало у кого есть больше двух человек с 1200 и более метрами скоростной работы. У «Динамо» их пятеро. У нас тогда был один Быстров. Что тут можно сделать? Мы доходили до середины и катили мяч назад, чтобы «Динамо» побежало в своей прессинг, и забрасывали передачами в зону Варелы и Паршивлюка. Дважды прокололи, дважды забыли. Плюс Захаряну ничего не дали сделать — отбирали мяч чуть выше. Арсен нас уже наказывал, а сейчас отбирали хорошо.

Екатерина Данилова, Sport24

Люди живут стереотипами. Один из них — жесткость «Ахмата». По количеству единоборств в минуту мы далеко не первые. Плюс вообще запрещаем фолы ногами. Прихватываем руки, толкаемся плечами, но стараемся как можно меньше лезть ногами. Количество подкатов сократили, стараемся отбирать на ногах. Катится у нас разве что Тимофеев, он один из ведущих в этом деле в мире.

О проблемах: спад на старте, почему не забивает Янку и не проснулся Лысцов, была ли реальна отставка

Самый сложный момент сезона — после контрольного матча с «Шинником» в конце сборов. В Новогорске собралось много футбольных людей, агентов, тренеров, которых я уважаю. Большинство в один голос говорили: «Ахмат» с «Нижним» — первые кандидаты на вылет. Чего вы будете делать-то?» Тем слаще наше сегодняшнее место и качество игры.

Команду поначалу колбасило. Один раз мы уже строили новую команду, хотели ее сохранить — не вышло, делали это заново. Пробовали играть в четыре защитника, после травм лидеров перестроились на пять. Играли в двух нападающих, с гибридными схемами.

Наш подход строится на шестинедельном цикле. Спустя шесть недель подтянулись Коновалов, Уткин, подошли к хорошему состоянию Тодорович и Себаи (их мы подписали поздно, уже в сентябре), выздоровели Богосавац и Швец.

На уровне руководителей я не слышал о своей отставке. Думаю, при неудаче с «Нижним» вопросы могли возникнуть. Но ни президент Даудов, ни гендиректор Айдамиров не говорили мне: «Или набираешь три очка, или уходишь».

Было одно собрание, президент хорошо поговорил с нашим штабом, отдельно с игроками. Я почувствовал поддержку, уверенность, и спокойно пошли вперед. Более того, за одну игру дали премиальные, тоже как поощрение. В прошлом сезоне такого не было.

Главное на сегодня беспокойство — Янку. До него достучаться не можем. Перестраивать все под него одного не собираемся. Сегодня на тренировке видели: делает вещи, на которое способен мало кто в России. Реализовать их не получается, недостаточно старания и терпения. Но попыток не оставляет.

Александр Мысякин, Sport24

При этом только на трансферы Янку и Тимофеева при мне в «Ахмате» потратили деньги. В случае Артема они отбиваются уже раз в пять — системообразующий игрок. «Спартаку» мы бы не проиграли с Тимофеевым (нам говорили, как это мы их не обыграли в большинстве — но посмотрите, у них вышли на замену игроки сборной Зобнин и Бакаев, а еще Мелкадзе, который был в «Ахмате» лучшим весной).

Еще проблемы есть в обороне. Необходимо прибавить в одном компоненте вратарям (говорил об этом с их тренером), у защитников есть недочеты по страховке. При прессинге далеко отходим от ворот. Тодоровичу и Богосавцу тут проще: у них нет стереотипов, играли в разных командах. Пуцко никогда не играл так высоко, Лысцову тоже тяжело заполнять пространство. Вообще Виталик не в том состоянии, что был у нас в «Крыльях». Не знал, что можно так упустить себя за год. Копаемся в причинах. Уверен, вместе справимся.

Почему жестит с игроками? В штабе у Талалаева роль злого полицейского, считает, что к похвале быстро привыкают, а через строгость можно выжать больше

Про меня говорят как про гиперэмоционального тренера, деспота. Ильин говорил, что я заставляю игроков на себя злиться. Да, использую такие методы для их развития. Бывает, что не срабатывает: пара-тройка человек в команде испытывали ко мне неприязнь. Думаю, и в «Ахмате» такие есть.

От кого это пошло? Валентин Козьмич Иванов, особенно поздний, был очень жестким, на грани. И это работало, пусть и не со всеми. Но вообще я такой как я есть. На других тренеров смотрю: надуваются, галстук затягивают. А я маску не ношу.

РИА Новости

Я стал спокойнее после замены коленного сустава. Когда у тебя постоянная боль, когда ты один оголенный нерв, когда ешь два раза в день обезболивающее, острее реагируешь на все. Теперь принимаю решения гораздо рассудительнее, проявляю эмоции реже. Плюс о многом из жестко сказанного жалею. Некоторые вещи не стал бы скрывать, просто не высказывал бы до времени.

И я не говорю только плохое, просто хорошее обычно подчеркивают ассистенты. На разборах негатив чаще идет от меня — от помощников авторитетные игроки могут воспринять это неправильно. Я жесткий, Юрий Нагайцев такой же, Сержио очень жесткий. Мы взяли тренера-аналитика из академии Aspire, и тренера по технике из Школы бразильского футбола. Они добрее, нивелируют. А я как правило злой полицейский. Но это на работе, а так я демократичен, подкалываю, шучу. И не каждый день давлю.

Проводил опрос: большинство помнят злых и требовательных учителей. Некоторые рассказывают, как спустя 20 лет едут в школу и идут к этим преподавателям: «Видите? А я добился вам назло!» Дай бог, чтобы большинство тех, кому я не очень приятен, добились успеха. Похвала приятна любому, но к ней быстро привыкаешь.

Вот в «Крылья» мы пришли после Божовича. При нем футболисты чувствуют свою значимость, но не всегда максимально реализованы. Верю, что есть еще один способ — через более жесткий подход выжать из игрока можно больше.

Объясняет трэшток про отправку в дубль и промахи с пяти метров — он делает игроков лучше! А молодые чеченцы не приемлют резкость и крик

После матчей тоже бывают резкие высказывания, как про Тодоровича после «Уфы». Мы же отмечали Йокича, требовали, чтобы тот не сделал ни одной передачи в штрафную. Тренировали это, напоминали Тодоровичу в перерыве. А Дарко идет в обводку на своей половине. То есть нарушает наши принципы игры, зная это. Есть его вина.

fc-akhmat.ru

Да, в мое время игрока Дарко отправили бы на полгода в дубль. Сейчас такой возможности не было: тогда кончились крайние защитники. Так что он продолжил, а я беседовал с ним, с агентом, Нижичем («папой» его называем). Тодорович все воспринял и стал внимательнее.

Тогда же я сказал про Коновалова: «С пяти метров щекой не попадает в створ». Это конкретный вопрос на заданный вопрос о поражении. Игорь отреагировал абсолютно правильно. Убивать его после «Уфы» смысла не было, но попадать чаще в створ нужно обязательно. Коновалов и стал попадать на тренировках и забил уже два мяча.

Не со всеми такое работает. Мне отвечали: «Не надо на меня вешать проблемы команды». Хотя первое, о чем беседую с игроками — уважение и персональная ответственность.

У нас были непростые отношения с Беришей в прошлом году. С Вовой Ильиным тоже. Говорю ему: «Выходи на поле и доказывай. Разговаривать в раздевалке или еще где-то не надо, оставь это мне». Прислушался. Были шероховатости со Швецом. Он профессионал, но пока до конца не реализован. Тому же Пуцко объясняли: «Хочешь развиваться — работай на каждой тренировке». Первые полгода при нас это желание у Саши было, поэтому играл больше, чем сейчас. Успокоился, не бьется за каждую минуту. Сборы могут многое изменить.

Вообще восприятие наших и легионеров отличается. Россияне хуже умеют проигрывать — в детстве их приучили, что это маленькая трагедия, война. Иностранцы не так зациклены на поражениях. А тут еще и регион. Чеченские ребята не привыкли к резкости, повышению голоса. Ревностно относятся к замечаниям. Пришлось перестраиваться всем.

Молодые не так «умирают» и отвечают за слова. А еще приходят со своими индивидуальными программами — Уткина и Карапузова долго убеждали отказаться

Игроки «Ахмата» за свои высказывания во время матча никогда не страдают. По молодости я, бывало, наказывал за открытый рот. Сейчас эмоциональные всплески в ответ допустимы. Игроки пытаются мне что-то ответить, но после игры мы беседуем аргументированно. Люди называет это конфликтностью. Для меня — нормальное общение. Лишь бы было стремление исправить негатив — в игре, диалоге, поступках.

Евгений Семенов, Sport24

По ходу матча могу указать игроку на ошибку — и если исправится, менять его не будем. Не исправляет неоднократные ошибки — заменим, и неважно, какая минута идет (и потом объясним, покажем видео). Обратная замена тоже для нашего штаба не проблема.

Я сторонник того, чтобы игрок был недоволен. На сборах — двусторонкой, которую мы провели накануне (чтобы понять, где улучшить). По ходу сезона — в первую очередь недостатком игрового времени. Но показывать недовольство нужно не в прессе, не в раздевалке, а работой на тренировках и в игре.

Новое поколение более сырое в плане образования, подготовки. И не до конца умирают. В поколение интернета люди отвыкают отвечать за свои слова. Мы привыкли так: сказал тренер — я расшибусь, но сделаю. Сейчас можно спрятаться за ником, кого-то посылать, обливать грязью. Это переносится в жизнь: ответственности меньше.

Проблема многих футболистов — думают, что знают и умеют больше тренера. Уткин поначалу пришел с каким-то своим планом подготовки. Настояли: надо следовать нашему. Даня упирался: «Мне серб в «Краснодаре» все расписал». Мы ответили: «Ну езжай тогда к этому сербу, мы тебе зачем?» Карапузов такой же: «Я в «Динамо» работал со специальным комплексом для силы, мышцы не растут». Плюс в молодежной сборной индивидуальная программа. Месяца два убеждали делать то, что нужно нам. И Влад изменился: на полтора процента прибавил в мышечной массе. Отсюда прогресс в единоборствах.

С Коноваловым была такая же проблема. Пока не начнет игрок полноценно выполнять все твои указания — бесполезно чего-то ждать. Мы объясняем смысл любого упражнения. Бывает, не доходит с первого, второго раза. Но третьего замечания не будет.

РИА Новости

Пример: мы сторонники неспецифических (без мяча) методов тренировок на сборах. Тай-бо, коньки, велосипеды, плавание, бокс — чтобы разгрузить задействованные в футболе мышцы и в итоге снизить вероятность травм (лучше, чем тренажеры). Поначалу футболисты идут на эти упражнения неохотно. А вчера на тай-бо Семенов и Коновалов находили и напрыгали четыре километра. При этом несколько молодых плюс новенький прошли всего 2400. Но им-то я могу объяснить, а если возрастные будут упираться, пойдут бегать кроссы.

Чем силен Семенов, почему не хочет ухода игроков зимой, зачем был нужен Туре

Все эти новшества неслучайны. Можем двигаться вперед, только развивая себя и игроков. Дали в отпуск задания — лекции изучать, стандарты новые рисовать.

Это наше третье окно, и оно лучшее по нашему мнению. Прошлой зимой футболисты вышли из отпуска никакими. Летом семь человек ушло, девять пришло, и тоже не было баланса. А только что мы с тренерами посмотрели показатели с датчиков, и они очень хорошие.

Уциеву скоро 34, а он рекорд поставил, я никак не ожидал. Семенову 32, небольшой сторонник индивидуальной работы в отпуске, но тоже занимался. После Евро Андрею было непросто, и мы специально давали ему втянуться: меняли позиции, даже ставили опорным. А сегодня у меня лучший Семенов за все мое время в «Ахмате». Андрей начинает атаки, отрезает передачами больше всех, процент точности вообще у него лучший в «Ахмате». Это классный футболист. Есть изъяны в игре без мяча, но мы работаем над этим.

Поступают предложения по переходу наших игроков. Мы говорим ни в коем случае не отдавать хотя бы до конца сезона. Беседуем с ребятами: «Просто зарабатывать, сидеть на восьмом-десятом месте сможете всегда. Здесь давайте попробуем совершить что-то значимое». В том году вот остановились в шаге от финала. И то «Крыльям» не проиграли, только по пенальти нас обставили.

Когда вылетели из Кубка, оставшиеся пять туров доигрывали. Что бы ни делали, не помогало. Этот стержень должен быть внутри. Если успокаиваешься, это самое страшное. Чтобы научить игроков, как не давать себе поблажки, не выдыхать, мы и привозили сюда Яя Туре.

РИА Новости

Яя — профессионализм во всем. Одно дело, когда мы рассказываем, что нереально добиться успеха без культуры работы. А когда личность такого масштаба — другое. Чеченская молодежь проделала индивидуальную работу, в этот сбор они вышли другими после семи индивидуальных тренировок. В этом видим и заслугу Туре. Раньше с ними было работать тяжелее.

Понимали, что Туре можно задержаться с нами только на полгода-год. Для нас его уход потеря, сильнее мы этой зимой не стали.

Фарке в «Краснодаре» удивляет (титулов нет). Талалаев предлагает тренерам-иностранцам попробоваться в ФНЛ или в подвале РПЛ в сложных условиях

Я всегда ценил стажировки. Чаще предпочитаю Италию, потому что знаю страну и язык. В последний раз при помощи Оресте Чинквини попал в «Болонью» — в 2019-м, на новогодние праздники. Правда, не удалось пообщаться ни с Индзаги, ни с Михайловичем, а для меня это важно. Хотел в «Аталанту», просил Невио Скалу. Стажировки там делаются для всех, но время для общения с Гасперини не выделяют.

Прессинг как идея не так важен, как достижение максимального результата со своими идеями. В этом сезоне такой Вернидуб. И, наверное, на сегодня Индзаги. Сложно поддержать идеи после Конте, а при Симоне «Интер» раскрывается новыми гранями. Джеко не так разнообразен, как Лукаку, но играет иначе, не как прежний Эдин.

Гасперини интересен всем. Мне — еще и тем, как середняков превращает в больших футболистов. Мы к этому в своей работе потихоньку пришли. Следующий шаг — как из звезд средней величины сделать больших. Этим могут поделиться тренеры топ-клубов.

Getty Images

Меня вообще не задевает, сколько в РПЛ тренеров-иностранцев. У тренеров нет возраста, паспорта, только профессионализм. Только Рую мы проиграли дважды в этом сезоне. Николичу «Ахмат» не проигрывал, обыграли Шварца, Гисдоля, Божовича. Сложнее будет, когда поедут тренеры, уже добившиеся больших успехов.

Стукалов пошел в «Уфу» и спас от вылета. Семак тоже ее тренировал, Евсеев. Мы в Самаре из шести [первых] матчей проиграли один. Давайте иностранца в такой отрезок заведем. Без подготовки, без трансферов. Тогда можно говорить о различии школ. Любой из наших тренеров, поработавших 5-6 лет на уровне РПЛ, может построить разнообразный футбол — все зависит от качества исполнителей.

Тактические нововведения в Бундеслиге реальны с молодежью из немецких школ, с возможностями. Молодец Шварц в «Динамо»? Да, конечно. Но у него выстреливают игроки юношеской сборной России. В других школах только год-два как играют в ДЮСШ с трехразовым питанием. Мы работаем с чеченской молодежью, развиваем постепенно.

Удивительно, что Галицкий взял такого тренера — ну не ноунейма, но без серьезных титулов. Да, Фарке увеличил процент владения у «Норвича». Но два раза выходил из Чемпионшипа. Значит, минимум раз вылетел из АПЛ, а во второй его попросили из команды. А можно ли играть с нынешними центральными защитниками «Краснодара» с высокой линией обороны? Так что я понимаю Гончаренко и его штаб: отталкивался от сильных и слабых сторон.

fckrasnodar.ru

Извините, еще пара вопросов — и заканчиваем!

— Вам когда-то навязывали, кого ставить в основу?

— Ни разу. Хотя когда шел сюда, были опасения, что есть влияние руководства клуба на формирование состава.

— Кубковая игра с «Кайратом». Как вы решали, кто пенальтист?

— Обычно перед игрой записаны две-три фамилии, из них выбираем. Перед кубковыми матчами в течение месяца бьем пенальти. В том сезоне промахов было очень много, поэтому исполнители менялись: Бериша, Ильин… Даже бывают дни с минимальной нагрузкой, когда отрабатывает пенальти. Если Абубакар Кадыров (я так понимаю, вопрос про него) забил из пяти пять — он один из кандидатов.

Плюс обычно еще заработавший пенальти не бьет. В этот раз Кадыров забил. В следующий пошел уже Янку.

Александр Мысякин, Sport24

Все игроки у нас абсолютно равноправные. За последние два дня на тренировках Абубакар Кадыров и Архипов пробежали больше всех. Если работаешь, то не заслуживаешь права выйти на поле?

Можно говорить об уровне мастерства. Он выше или ниже. Иногда нужно просто поддержать интенсивность.

Хочет играть в еврокубках с «Ахматом» (есть задача) и выигрывать трофеи

Мне комфортно в Грозном, здесь созданы все условия. Я из Москвы, привычнее ее ритм. Но в Чечне ничего не сковывает. Да и жизнь у меня — работа, хоть в Тамбове, хоть в Армении. Работаю часов по 12-15, в остальное время тоже думаю о нем. Особенно сейчас, когда много забот из-за трансферов, отсматриваем новичков.

fc-akhmat.ru

Пока нет большой цели, сложно стремиться к совершенству. Когда нас приглашали в «Ахмат», ставили задачу выйти в еврокубки. Если не в этом году, то в следующем должны ее выполнить. Но будет сложно, если команда снова поменяется. Поэтому говорим о том, чтобы к концу второго сбора продлили контракты или договорились о выкупе.

Мы устали без трофеев, хватит. Они обязательно нужны. Когда собираемся в бане с тренерами, первый вопрос задается «где ты играл», а второй — «что выиграл». Как игрок я держал Кубок, как тренер — только серебряную медальку как кубковый финалист. Амбиций много. Нам интересно реализовывать свои идеи с игроками по возможности высокого уровня.