logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Тигран Арутюнян
22 декабря 2021, Среда, 13:00

«В ПФЛ Дзюба нормально бы смотрелся». Интервью тренера, который прошел всю футбольную Россию

Кладезь уникальных историй.
Поделиться
Комментарии
instagram.com/dinamo25prim

Тренер «Динамо» Владивосток Сергей Бойко прошел очень серьезный путь в российском футболе. За 17 лет тренерской карьеры он поработал в 10 клубах ФНЛ и ПФЛ, а также тренировал за границей — возглавлял ереванский «Арарат» и тбилисское «Динамо».

Sport24 Связался с Сергеем Бойко, чтобы узнать, сможет ли Дзюба заиграть в ПФЛ, возрождается ли футбол на Дальнем Востоке и какие проблемы у него были в Грузии.

«Год назад в «Ростове» Осипенко играл сильнее, чем сегодня. Но раз вызывают в сборную, значит, достоин»

— Вы работали во многих командах ФНЛ и ПФЛ? Какое ваше главное достижение?

— В каждой команде осталась частичка сердца, но самая запоминающаяся — омский «Иртыш». Мы закончили сезон на втором месте, в одном очке от первого. Считаю большим достижением, что на тот период команда состояла из 26 игроков, 24 из которых были омичами. А два оставшихся [парня были] из Красноярска и Новосибирска. То есть мы заняли с командой, целиком состоящей из собственных воспитанников, второе место. Это очень круто, на мой взгляд.

— В «Иртыше» вы тренировали Максима Осипенко. Уже тогда было видно, что он может стать одним из лучших защитников РПЛ?

— Когда я возглавил «Иртыш» в 2014, Максим только начинал играть на профессиональном уровне. Мощный и высокий центральный защитник, с великолепным началом атаки. Через неделю своей работы в «Иртыше» я подошел к нему и сказал: «Если ты так и будешь продолжать, то в 2018-м году будешь на Чемпионате мира в составе сборной России». Полтора года мы с ним вместе работали в «Иртыше», завоевали медали. Потом он перешел в «Факел», который решал свои локальные задачи. Понятно, что «Факел» — это шаг вперед, но на тот момент ему еще нужно было продолжать делать то, что мы делали в «Иртыше» — работать над переходными фазами, началом атаки, быстротой принятия решений. Немного этот процесс перехода из ФНЛ в Премьер-Лигу у него затянулся, но то, что на сегодняшний день он игрок Премьер-Лиги и вызывается в сборную — я считаю это абсолютно заслуженным.

Александр Мысякин, Sport24

— Не кажется ли вам, что он излишне скромен?

— Сейчас не знаю, какой он, потому что другие деньги, другие контракты, но на тот момент Осипенко действительно был скромный парень. Не скажу, что замкнутый, но застенчивый. Но на футбольном поле ему это никак не мешало. Он играл в паре с опытным Алексеем Сапаевым. На тот момент это была сильнейшая пара защитников в лиге. Они друг друга дополняли.

— Сейчас многие критикуют Максима за то, что «Ростов» много пропускает. И вообще есть такое мнение, что Карпин вызывает его в сборную России, только потому что Максим «свой».

— Раз вызывают, значит, достоин. То, о чем вы говорите, имеет место быть. По мне, год назад в «Ростове» он играл сильнее, чем играет сегодня. У него, еще раз скажу, очень хорошее начало атаки. Он спокойно может принимать мяч, начинать атаку коротким или средним пасом, создавать численное преимущество за счет ведения мяча. Сейчас, видимо, такие требования, что нужно все упрощать. И это его обедняет как защитника. Потому что он может делать вещи намного сложнее и лучше.

— Чем вам запомнилась работа в ереванском «Арарате»?

— Мне очень понравился сам город. Еще мне очень понравились футбольные поля. Такого качества натуральных полей я не видел нигде. Начиная от академии «Аван» и заканчивая Республиканским стадионом. Поля действительно как ковры. Был даже такой момент, когда поле Республиканского стадиона закрыли на реконструкцию — посчитали, что поле нужно ремонтировать. А для нас оно было идеальным. Но там вот такие требования к полям. И, конечно, запомнился результат, который мы выдали на старте чемпионата: 7 побед, одна ничья в восьми турах. Это лучший результат за всю историю клуба.

— Почему только год там проработали?

— По семейным обстоятельствам я вынужден был вернуться в Москву.

— Почему в армянском футболе все так плохо?

— Все знают Мхитаряна, может, еще Юру Мовсисяна. В остальном уровень средний. Раньше все-таки было больше хороших иностранцев. За счет них уровень чемпионата был достаточно хорошим, и конкуренция соответственно была выше. Сейчас там больше армянских футболистов, и они все варятся в своем соку. Поэтому такая ситуация. Еще одна огромная проблема — это тренерские кадры. Как бы мы ни говорили, но тренер в команде — это одна из главных фигур. От него зависит и философия, и тренировочный процесс, и подбор игроков. Сейчас это, конечно, все нивелируется и на первое место выходят другие люди.

GettyImages

— Какие другие люди?

— Например, руководители клубов, спортивные директора. Тем более там команды все частные и не всегда интересы тренера и спортдира совпадают. И, как правило, это негативно сказывается на качестве игры и на результатах команды.

— Успели понять, чем ментальность армянских футболистов отличается от русских?

— Они не любят игру без мяча.

— Грузинских футболистов часто критикуют за лишний вес. С армянскими не так?

— Я думаю, шашлык покушать любой футболист после тренировки может, здесь проблем нет. Но у нас в «Арарате» такого не было. Все армянские игроки держали себя в тонусе, проблем с лишним весом не было. Но был у нас один русский футболист, у которого исторические проблемы с весом.

— Кто это?

— Это чемпион Европы среди юношей.

— Прудников?

— Нет, но тоже нападающий.

— Рыжов?

— Да. Он сейчас закончил с футболом, занимается агентской деятельностью.

Думаю, он тоже будет вспоминать период в Армении с теплотой. В свой день рождения он вышел на поле, когда мы были в меньшинстве и проигрывали, и забил гол, вырвав ничью. Это был последний гол в его карьере. Такие вещи запоминаются на всю жизнь.

«В Грузии отношение было великолепное. Но после того, как гостиницу, в которой остановился Познер, закидали яйцами, я решил, что уеду"

— После «Арарата» вы вошли в тренерский штаб «Динамо» Тбилиси.

— Команду в 2021 году возглавил известный футболист Георгий Немсадзе. «Динамо» обратилось с просьбой, чтобы я был рядом, в тренерском штабе. И я принял это предложение. 14 туров провели вместе, потом я уехал во Владивосток. Когда я уезжал, команда была на 1-м месте, делили первую строчку с «Динамо» Батуми, Суперкубок выиграли. А сейчас они заканчивают сезон, остался один тур. Батуми — чемпион, Тбилиси отстает на 7 очков.

— То есть де-факто вы были главным тренером, а де-юре — другой.

— Так некорректно говорить. Я входил в тренерский штаб.

— Как вам Грузия в плане быта?

— Отношение ко мне было великолепное, в быту проблем не было. Но потом произошел случай с Познером, когда он приехал в Грузию отмечать свой день рождения, а его гостиницу закидали яйцами, на улицах были акции протеста. После этого я решил, что уеду из Грузии, а через две недели принял приглашение от «Динамо» Владивосток.

— В Грузии сейчас разговаривают на русском?

— Конечно, в команде даже много разговаривали на русском, много разговаривают на английском. Официальных переводчиков в команде нет, там ребята старшего поколения все говорят на русском. Молодые грузины все говорят на грузинском и на английском, а русский у них идет третьим языком, но тоже абсолютно нормально общаются, поэтому никаких языковых проблем там нет. Все иностранцы в команде на английском разговаривали. У меня английский есть, не очень хороший, но есть. С футбольной терминологией на английском проблем вообще нет, а в быту могут возникнуть. Но у них нет такого, как у нас: там никто не поправляет, если вдруг ударение не туда поставил, там все понимают, все нормально.

Наш форвард Секу Кейта вообще на шести языках разговаривал. Поэтому в этом плане очень полезный тренерский опыт, чемпионат своеобразный, но интересный.

— В каком смысле своеобразный?

— Медленный по футбольным скоростям.

— С чем сравниваете?

— Да с той же Арменией. Качество футболистов в Грузии хорошее, много достойных легионеров. Но сам футбол медленный. Они никуда не торопятся, и переломить эту ситуацию очень сложно.

— При этом Вы говорите, что они менее ленивые, нежели чем армянские футболисты?

— Они по объему пробегают больше, но проблема в скоростной работе. У грузин именно в спринтах и ускорениях есть проблемы. Но при этом команда хорошая, добротная, с хорошим финансированием. В Батуми сейчас стадион классный построили с хорошим полем. Там тоже есть свои плюсы. Если кто-то не любит летать или долго ездить, то надо ехать в Грузию или Армению. Все на автобусе, половина матчей проходят в столицах. Ереван, Тбилиси — там по 5-6 команд. Это не ПФЛ.

— С финансированием клубов в этих странах все хорошо?

— В Армении проблем не было. В Грузии при мне тоже все было нормально, но сейчас звонят ребята и говорят, что уже 2 месяца не платят зарплату.

— А «Динамо» — это госклуб? Или частный?

— Частный. Там такого понятия, как госклуб, нет. Бюджетного финансирования нет нигде, только частные клубы.

— В Грузии не было проблем из-за того, что вы русский?

— Была одна проблема. Так вышло, что я абсолютно равнодушен к алкоголю и мясу, что для Грузии — преступление. И они меня всегда зовут с собой покушать, а я только выпью кофе, съем чизкейк и все. А так, никаких проблем. Ко мне прекрасно относились.

 — В некоторых бывших союзных странах, к примеру в Эстонии, люди специально делают вид, что не знают русский, чтобы на нем не разговаривать.

— В Эстонии может и возможно такое. У меня было два предложения оттуда, но в итоге отказали в последний момент, из-за того, что у меня российский паспорт.

 — Они не знали, что у вас российский паспорт, делая предложение?

 — Отец у меня был военным, я родился на Украине. И, наверное, они думали, что у меня украинский паспорт. Но потом, когда начали общаться — для них Украина и Россия оказались разными вещами. Я вот не могу это поделить. У меня папа — украинец, мама — русская. Как я могу поделить? Никак. А у людей разница есть.

 — Когда вы сказали, что после ситуации с Познером решили через 2 недели, что уйдете из «Динамо» Тбилиси, то как с руководством общались? Поняли ли они Ваше решение? Поддержали?

— Я могу высказать только слова благодарности Роману Пипия — президенту «Динамо» Тбилиси, потому что ко мне вообще вопросов не было. Хотели, чтобы я остался, но при этом выплатили все деньги, даже две зарплаты вперед отдали. Хотя контракт разрывали по моей инициативе. Мы остались друзьями и до сих пор общаемся.

— Насколько я знаю, вы первым в Грузии заметили Луку Гагнидзе, который сейчас играет в РПЛ.

— После того, как я пришел в «Динамо» я сразу поехал на игру команд академии. Увидел там, как играет Лука за дубль «Динамо». Сразу спросил, что за парень. Мне сказали, что его вообще даже ни разу не вызывали в молодежку. Я сказал: «Чтобы завтра он был на тренировке основы». Вот с этого все и началось.

— Чем он так выделялся?

— У него очень оперативное мышление, он быстро принимает решения. Он хорош на мяче, с мячом действует здорово. Большинство футболистов даже не додумаются исполнить то, что он исполняет. Единственное скажу, что ему нужно добавлять в плане быстроты работы с мячом. Он, на мой взгляд, чуть чуть передерживает, но это и проблемы роста и чемпионата. Одно дело ты в Грузии играешь, другое дело в России. Хочешь не хочешь, в России тебя ситуация заставит действовать быстрее, ты к этому придешь. А то, что он неординарный футболист — это точно.

— Почему тогда его до сих пор не вызвали в сборную Грузии?

— Он по антропометрическим данным — не атлет. Может, тренеры сборных выбирали игроков более атлетического плана, которые ведут силовой стиль игры. Это в Европе говорят, что в детско-юношеском футболе мы должны готовить футболистов. У нас же все равно многие работают на результат. В Грузии то же самое, от всех требуют результат, поэтому на тот период, думаю, он просто не выделялся по антропометрии. К нему в «Динамо-2» хорошо относились, как к футболисту, но никто его не видел в высшей лиге или в Премьер-лиге. Но он сыграл за основу всего 15 матчей и сразу уехал в РПЛ.

— А кто его заметил? Скауты московского «Динамо»? Или Вы руку приложили к этому?

— Да, попросил людей обратить внимание на футболиста.

— Что за люди?

— Это российские агенты. Я попросил, чтобы посмотрели. Они приехали в Тбилиси, посмотрели на Луку, пообщались с президентом, обговорили все условия. Видимо всех все устроило, раз сделка состоялась.

— А Вам никакого бонуса с этой сделки не было? Вы просто хотели, чтобы пацан уехал в РПЛ?

— Мой бонус — это реклама за подготовку игроков. В футбольном мире тайн мало.

— Сталкивались в Грузии с переписанными футболистами?

— Нет. С тем же Лукой там все честно и прозрачно. Конечно, мы все понимаем про кого речь идет и так далее. Такая ситуация не только в Грузии. Просто в Грузии такое поставлено на поток еще с советских времен, поэтому нового ничего нет.

«Вы когда-нибудь были в раздевалках «Оренбурга»? В Премьер-Лиге в таких раздевалках находиться нельзя!"

— Топ-3 проблемы в региональном российском футболе?

— Первая проблема у всех одинаковая — это очень слабая инфраструктура: игровые поля, тренировочные, бытовые проблемы — они прямо огромные. Что касается тренерских кадров — это тоже проблема очень большая, особенно в детских школах. Очень много нелицензированных тренеров, но тем не менее они все равно занимают эти должности и пытаются ребят чему-то учить. Это две проблемы, которые кидаются в глаза, их видно, они на поверхности. И самое главное, что они из года в год не решаются.

Логистика еще. Страна большая. Много переездов, хотя когда только организовывали эту зону с Владивостоком и Сахалином, все время нам звонили и говорили: «Как же мы к вам доберемся, это очень дорого, денег ни у кого нет». Мы провели сейчас 20 матчей: 10 на выезде и 10 дома. Во Владивосток команды приезжали по 18 игроков, плюс руководство, то есть никто не приехал в эконом-режиме. Хотя до сезона все кричали, что очень дорого. Поэтому еще раз говорю: когда есть система, желание и есть требования — многие готовы это выполнять, а когда этого нет, и происходят те вещи, о которых мы говорим: проблемы с инфраструктурой и так далее. Вот возьмем ситуацию с «Оренбургом», который не пустили в РПЛ в прошлом году.

— Согласны с этим решением?

— Конечно. И даже не из-за того, что у них стадион на 7 тысяч, а не на 10, как этого требует регламент РПЛ. Я про их раздевалки. Вы когда-нибудь были в этих раздевалках? В Премьер-Лиге в таких раздевалках находиться нельзя! Я согласен, что для «Оренбурга» и 7 тысяч много. Да, два раза в год они соберут аншлаг, а в остальном по 2-3 тысячи будет ходить, но мы говорим про внутренний комфорт: разминочные помещения, раздевалки, восстановительные центры. Это Премьер-Лига, это должно быть. Я в Краснодаре не был на новом стадионе, но я видел, когда он начинал строиться, да и сейчас видео сбрасывают. Они на 10 тысяч зрителей еще стадион построили для второй команды, там из черного стекла все. Это просто фантастика, вот люди же делают.

— Окей, насчет внутреннего комфорта я согласен. Но не кажется ли вам, что решение не пустить «Оренбург» в РПЛ несправедливо по отношению к футболистам и тренерам?

— Конечно несправедливо. Но я еще раз говорю: это не к ним вопросы. К футболистам, тренерам вопросов нет, они свою задачу выполнили. Задачу не выполнил клуб. Вот им и задали эти вопросы. В жесткой форме.

— Вы говорите, что согласны с реформой ПФЛ, и что клубы, несмотря на все опасения, прилетают на Дальний Восток в полном составе. Но во что это выльется в итоге? Может, они сейчас в долги уходят, чтобы прилететь на выезд.

— Такого ни разу не слышал, честно говоря. Вопрос вообще первостепенный, связанный с командами Дальнего Востока. Без этой реформы мы бы вообще их потеряли. То есть, командам Дальнего Востока абсолютно не с кем играть. Понятно, что команды, которые прилетают из центральной России, испытывают определенные проблемы. Эти, так называемые циркадные ритмы (смена дня и ночи), сон пропадает, аппетит пропадает. Темы, действительно, очень серьезные. Но опять-таки, если тренерам, врачам сесть, почитать и подготовиться, то все будет нормально. Я ни разу не видел, чтобы какая-то из команд, которая к нам приезжала, просто умирала. Хуже всех выглядела «Пенза», все остальные довольно-таки нормально.

— А что было с «Пензой»?

— Они сонные были, по ним было видно, что акклиматизация их накрыла, но это просто нехватка опыта при подготовке к матчу на Дальнем Востоке. Там есть свои нюансы, которые надо знать. Тем более, когда ты прилетаешь с запада на восток — это значительно жестче, чем с востока на запад. Если ты из Москвы прилетел во Владивосток — 7 часов разницы, то чтобы тебе полностью пройти акклиматизацию, нужно 7 суток, один к одному. В обратную сторону — наполовину: если из Владивостока прилетел в Москву — тебе 3.5 дня нужно, чтобы ты пришел в себя. Поэтому, конечно, команды, которые прилетают на Восток, испытывают некоторые проблемы. Но еще раз повторюсь, просто нужно знать некоторые вещи, и будет все хорошо.

— Вы же понимаете, никто из клубов не будет полностью погружаться в медицинские нюансы акклиматизации. Это же утопия.

— Согласен.

— Не лучше вернуть зону «Восток»?

— Не думаю. Когда ты десятилетиями играешь против «Барнаула», «Новосибирска» и «Новокузнецка», уже надоедает. А когда к тебе начинают приезжать команды из центральной России — для болельщиков это в сто раз интереснее: и посещаемость растет, и билетная программа появилась в Омске — это и есть в прямом смысле развитие.

 — А как же ситуация, которая с «Лучом» случилась? Это ли не показательная история?

— У нас клуб «Динамо» Владивосток, к «Лучу» мы не имеем никакого отношения. У них просто был очень слабый и непрофессиональный менеджмент. Это тоже относится к той пятерке проблем, о которой мы говорили раньше.

— Они непрофессиональные в футбольном плане? Или осваивают бюджет, если мы про «Луч» говорим?

— «Луч» — без комментариев. Сейчас в «Динамо» есть у нас частный инвестор — «Терминал Астафьева» и губернатор края Олег Николаевич Кожемяка. Они в каком-то процентном соотношении содержат команду. И условия, которые они выполняют — четко прописаны. Поэтому у нас с финансированием, экипировкой, бытом проблем нет. Проблемы есть в инфраструктуре: два года там вообще футбола не было, соответственно стадион «Динамо», который является центральным, скажем так, в не очень хорошем состоянии, мягко говоря. Но мы видим те шаги, которые руководство предпринимает для улучшения инфраструктуры. И дорожки отремонтировали, поле заменят, освещение сделают, подтрибунное помещение приведут в порядок. Понятно, что за 2-3 месяца невозможно было это сделать. Но хотя бы виден прогресс.

— Кожемяка говорил, что из-за тяжелых ковидных времен сокращает финансирование спорта на Дальнем Востоке, объясняя это тем, что в клубах нет местных воспитанников. Почему «Луч» умер, а «Динамо» живет и процветает?

— Я про «Луч» говорить не буду, потому что не моя тема, не моя зона ответственности. В «Динамо» сейчас 24 игрока в заявке, из которых 11 местные. Из них в нашем крайнем матче с «Белгородом» семь вышло в стартовом составе. Акцент сейчас делается на местных воспитанниках. Понятно, что мы не берем туда по прописке, мы берем по профессиональным качествам, но при этом, если у тебя еще есть дальневосточная прописка, то вдвойне приятно. Еще раз говорю, их таких 11. Это хороший процент, поверьте. Причем это Дальний Восток. Это не «Спартак», не «Краснодар».

Раз мы идем в группе лидеров, мы же не просто, получается, набираем ребят для участия. У нас есть определенные задачи. Была у нас задача на летне-осенний период попасть в шестерку, мы ее выполнили за 5 туров до окончания осенней части. Одни из первых, наравне с «Соколом». Эти ребята тоже внесли очень большой вклад в это достижение. И результаты, действительно, есть. Мы забиваем больше всех, мы единственная команда, у которой три крупные победы подряд. Мы единственная команда, которая в меньшинстве забила 2 мяча и выиграла.

— То есть нет такого, что футбол руководству Дальневосточного края неинтересен?

— На сегодняшний день точно нет. Вы посмотрите, есть мы, «Динамо» Владивосток, есть баскетбольная команда «Динамо», есть хоккейный «Адмирал». Это все уже говорит о том, что спорт есть, и он возрождается.

Во Владивостоке очень любят футбол. На игре с саратовским «Соколом», несмотря на ковидные ограничения, было под 6000 зрителей. Люди ходят на футбол. Хотя сейчас стали меньше ходить из-за плохого освещения — оно не соответствует даже минимальным требованиям, поэтому РФС не разрешает играть позже 16:00, в октябре и ноябре — позже 15:00. А если бы матчи проводились в 18:30–19:00, то по 6-7 тысяч ходили бы.

— То есть тех ужасов дальневосточного футбола, о которых раньше рассказывали на всю страну, сейчас нет?

— Сто процентов. Даже вот мы сейчас закончили осеннюю часть 14 ноября. И через 4 дня мы проводили семинар с детскими тренерами. Пришло порядка 20 детских тренеров. Приехали с Уссурийска, с Находки: если бы им было неинтересно и не нужно, то зачем им ехать во Владивосток и общаться с тренером профессиональной команды. Мы больше часа разговаривали на все темы, расставили акценты в подготовке. Они очень сильно интересовались: как получается так, что команда за три месяца существования начала давать такие результаты. Они же все общаются. Повторюсь, у нас же очень много местных воспитанников, которые тоже рассказывают, что в команде происходит. Люди как бы не хотели, все равно какой-то сравнительный анализ проводят: «Луч» -«Динамо». Но они понимают, что сейчас здесь другая жизнь, другое отношение, другой тренировочный процесс. И оказывается, что в тех же реалиях, за меньшие деньги можно выдавать результат лучше.

— А как так? С чем это связано?

— Я еще раз говорю — руководство, менеджмент. У нас профессиональный директор клуба — Алхимов Евгений Валерьевич, который в «Урале» работал. Человек со своим видением. В том числе он и меня приглашал, уговаривал, когда я в Тбилиси работал, мы с ним же общались. Соответственно мы подобрали тренерский штаб, у меня очень профессиональные помощники: Николай Котовец и Александр Подшивалов. Если такие профи едут во Владивосток, люди со стороны уже по-другому смотрят. Но и футболистов мы пригласили тоже довольно качественных для этой лиги. А дальше уже тренировочный процесс, микроклимат, психология.

— Отсутствие задержек по зарплате еще.

— Да, как основной критерий всего этого. Потому что, как бы мы не говорили, деньги — это мотиватор. Мы можем говорить что угодно. В этом даже ничего циничного нет. Задержек, кстати, реально вообще не было никогда. Пускай суммы у нас не такие большие, но у нас все стабильно.

— Самый жесткий выезд за всю вашу карьеру на Дальнем Востоке?

— Самый сложный выезд был в Комсомольск-на-Амуре, когда я еще в «Иртыше» работал. Нам нужно было из Омска лететь в Москву, из Москвы лететь в Хабаровск, а в Хабаровске садишься на автобус и еще 400 километров едешь до Комсомольска-на-Амуре. Это реально тяжелейшая поездка. А самый экзотический — наверное, в Якутск.

— Почему?

— Там вечная мерзлота, все здания на сваях. Мы играли в манеже, который от земли полтора метра на сваях стоит, как избушка на курьих ножках. Манеж хороший, качественный. Но со стороны посмотришь, нигде такого не видел и, наверное, не увижу.

«Дзюба бы не помог сборной России в матче с Хорватией — он игрок штрафной, а мы до нее не доходили"

— Многие специалисты раньше отмечали, что ПФЛ лучше ФНЛ в плане развития молодых игроков — в ПФЛ не надо долго и далеко летать. С новой реформой это поменялось?

— Думаю, нет. Могу судить даже по своим футболистам, прогресс на лицо и спрос появился. Почему ФНЛ-2 и сейчас лучше для молодых ребят, чем ФНЛ-1? Потому что ФНЛ-1 — очень закрытая лига, очень много команд играет от обороны. И прогрессировать очень сложно. А в ФНЛ-2 в нашей подгруппе никто не играет от обороны, все играют в футбол. И в такой среде прогрессировать молодому значительно легче. В ФНЛ это делать очень сложно, потому что все играют сугубо на результат.

— Было такое, что в «Иртыше» или сейчас в «Динамо» футболисты совмещают футбол с еще какой-то работой из-за финансовых трудностей?

— Нет, такого нет. Все посвящены футболу. В «Иртыше» было так же. В то время у нас были задержки по зарплате 3-4 месяца, но там система выстроена таким образом, что никто не сомневался, что зарплату выплатят. Все равно все ребята знают, что деньги отдадут, и в принципе так и происходит. К концу сезона, осенней части отдавали все долги. Поэтому там ребята были более спокойны за свое ближайшее будущее: знали, что на Новый год будут при деньгах, а не таксовать, как в том же Иркутске.

— Первый часть сезона в вашей подгруппе заканчивается в середине ноября. А возобновляется чемпионат в начале апреля. Не слишком длинный перерыв?

— Все познается в сравнении. Допустим, когда я работал в «Иртыше» работал мы уже 25 октября заканчивали осеннюю часть, а весенняя начиналась 15 апреля. Сейчас в зиму ушли 14 ноября, на месяц сократили. Но все равно считаю, что длинный перерыв, да.

— Вам не кажется, что за такое время можно 15 раз набрать форму и 15 потерять?

— Первый момент — правильное планирование. Второй момент — мы их к чему готовим? Мы их готовим к первенству ФНЛ-2, поэтому все в равных условиях. А дальше уже все будет зависеть от того, кто где проводит сборы и что делает. Но мы были очень довольны своими ребятами, потому что календарь был построен таким образом, что все команды нашей группы играли в недельном цикле. У нас были игры через два на третий, потом две недели не играли. Огромная проблема в такой ситуации удержать команду в тонусе. А с 30 октября по 14 ноября было 5 матчей, с перелетами в Саратов и Пензу. Это катастрофически сложно. Пауза действительно большая, сделать ничего нельзя сейчас. Когда мы переходили на осень-весна, обещали, что будут построены манежи. Но тема закрылась. Поэтому сейчас такие проблемы.

— Если в целом говорить про российский футбол: сейчас очень много обсуждают тему с лимитом на легионеров. Вы как человек опытный и поработавший во многих командах, как думаете, проблема ли это, если судить в общем?

— Опять же смотря какие цели мы преследуем. Если говорить о командах, которые играют в Лиге чемпионов, в Лиге Европы, то, конечно, его нужно отменять. Насколько поможет это сборной России? Думаю, поможет. Если выбирать: убирать лимит или нет, то я за то, чтобы убирать.

— А Осипенко бы был, если бы не лимит?

— Игроки уровня Аршавина и Дзагоева появились благодаря конкурентной среде. Тогда не было лимита, были классные легионеры, но наши же как-то появились. Это как раз-таки и создает конкурентную среду, которая отбросит тех, кто не соответствует уровню РПЛ в ФНЛ или ФНЛ-2. А лучшие будут играть в Премьер-Лиге, в сборной. Вспомните «Зенит», когда он выигрывал все. Весь костяк был русский. Они покупали Халка за 60, Витселя за 40. Они могли купить кого хочешь, но им не надо было, потому что были классные русские.

— Вы сказали, что сейчас в ФНЛ-2 у всех команд открытый футбол.

— Не закрываются, да.

— Карпин упрекнул сборную, что они больше отбивались, нежели играли в футбол. Почему такой диссонанс при переходе из низших лиг в высшую, когда команды и игроки закрываются все больше и больше?

— Потому что начиная с ФНЛ все так играют.

— Потому что высока цена ошибки?

— Да. Тренеры требуют не пропускать. Если мы говорим просто про атакующий футбол, его в разы сложнее строить, чем футбол от обороны. И времени надо больше, и футболисты должны быть другого мышления. А любой тренер переживает за результат. Соответственно первая задача не выиграть, а не проиграть. Эта психология соответственно футболисту тоже передается. Не поиграл — уже хорошо. А потом смотришь: у одного тренера команда на первом месте, у другого — на последнем. Как так получается, если вы все время говорите, что играете только на победу.

— Вы уже много лет в профессии. Почему у вас пока не было большого клуба?

— Если честно, ответа у меня нет. Потому что российский футбол он так устроен — у каждого руководителя свой тренер. Самый короткий и правильный путь, которому я хотел бы следовать — это путь Игоря Осинькина. Он засветился в «Чертаново», потом принял «Крылья». И сейчас «Крылья» — одна из команд Премьер-Лиги, на которую приятно смотреть. Они играют в футбол. По мне, две такие команды сейчас у нас — это «Крылья Советов» и «Динамо» .

— А «Зенит»?

— «Зенит» — это другая ситуация. «Зенит» разрывается на два фронта: Лига чемпионов и чемпионат России. Это разные турниры, разная психология. Хороший состав, игроки сборных, но они не играют в зрелищный футбол, они играют в прагматичный футбол для достижения результата. В России у них это проходит более гладко, а в Европе с этим сложнее. А вот «Крылья» и «Динамо» играют в атакующий футбол, на который приятно смотреть.

— Вы сказали, что «Зенит» незрелищно играет, а если Семак в сборную придет, мы что будем в такой же незрелищный футбол играть?

— Думаю, что да, футбол зрелищным не станет.

— А когда уже наконец-таки зрелищным станет?

 — Сейчас растет поколение у Михаила Галактионова. Надеюсь, что эти ребята ментально другие. Им доверяют, они играют. Надеюсь, когда эти ребята придут — будет зрелищный футбол.

— Что думаете по поводу того, что Карпин не взял молодых ребят — Захаряна и Тюкавина — на Хорватию?

— Из того, что было по погодным условиям, наверное, правильно.

— Вы бы так же поступили на месте Карпина?

— Я могу сказать, что у нас крайний матч с «Белгородом»: у нас есть такой футболист Дима Котов — воспитанник Краснодарского футбола, очень сильно прогрессирует. И мы его в крайнем матче не выпустили ни на минуту, в силу того, что качество поля было несоответствующим. И на этом поле у него нет никаких шансов проявить свои лучшие качества, потому что на таких полях тоже нужно уметь играть. Больше упрощенно действовать, больше длинных и средних передач и так далее.

Почему не взяли Тюкавина? Не знаю. Но опять-таки, мы же видели хорватов на этом поле. Вот Модрич — он даже на таком поле играл в короткий пас. На таких полях тоже нужно уметь играть. Кто-то выносит мяч подальше от своих ворот, а Модрич играет в короткий пас, в стенки. Даже был момент перед нашей штрафной, когда лужа была — он ее перебрасывал. Это высший пилотаж. Мышление на шаг-два вперед. Поэтому он и играет столько лет и в таком возрасте в «Реале».

— А Дзюба бы помог? Если бы не ситуация с Карпиным?

— В этой игре точно не помог бы, потому что Дзюба игрок штрафной, а мы туда не заходили.

— В ПФЛ Дзюба нормально бы смотрелся?

— Конечно, к себе бы я взял его с удовольствием.

22 марта 2022 года решением суда компания Meta, социальные сети Instagram и Facebook признаны экстремистской организацией, их деятельность на территории РФ запрещена.

Поделиться
Понравился материал?
0
0
0
0
0
0