logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
10 декабря 2021, Пятница, 07:11

«В Великобритании за такое учитель попал бы в тюрьму». Шотландец из ФНЛ рассказал, что его шокировало в Китае

Поделиться
Комментарии
shutterstock.com

Спортивный директор тольяттинского «Акрона» шотландец Крис Докерти в интервью спецкору Sport24 Александру Петрову рассказал об опыте работы в Китае.

— Китайское правительство очень хотело развивать футбол в стране. Один из проектов включал партнерство с АПЛ: они наняли человека, который 11 лет занимался академией «Манчестер Сити», а он пригласил меня. Сначала был его помощником, но потом он ушел, и я стал руководителем тренерского отдела в этом проекте.

— Какие цели ставились?

— Их было три. Первая — помочь стране в будущем выиграть чемпионат мира. Как глобальная идея. Вторая — вырастить молодых игроков мирового класса. Третья — сделать футбол самым популярным видом спорта в Китае. Цели амбициозные, но когда приезжаешь в Китай, то понимаешь — культуры футбола там пока не существует. Люди смотрят футбол, но они больше наслаждаются просмотром игры по телевизору, чем реальной игрой. То есть футбол был скорее зрительским видом спорта, чем спортом участия, если вы понимаете, о чем я. Хотя это общая проблема — в Китае вообще отсутствует культура игры в любой вид спорта на улице. В некоторых западных странах или, скажем, в Бразилии вы можете просто на уличной площадке найти таланта — одного на 100 ребят, но этот парень будет хорош. Вы берете его в академию, он дорастает до уровня первой команды — и вот у вас готовый футболист.

— В Китае не так?

— Совсем не так. Там обучение игрока нужно начинать с самых азов — если вы не приведете ребенка в футбольную школу в первом классе, он не будет им заниматься самостоятельно. Во всем, в чем Китай добился успеха — например, в пинг-понге, гимнастике или даже в академических дисциплинах вроде математики — процесс схож: тренер или учитель обучает, а ученики слепо повторяют. Мне пришлось научиться понимать и принимать эту специфику культуры.

Плюс местные тренеры в основном пользовались доисторическими методиками, которые уже давно не работают. Мы пытались обучить их современному видению, хотя это трудно сделать с людьми, которым за 60. Но мы пробовали — привозили специалистов из Хорватии, которые рассказывали о работе с молодыми игроками. Один раз пригласили Тони Карру — главу академии «Вест Хэма», который работал с Рио Фердинандом, Джо Коулом, Фрэнком Лэмпардом.

Еще одна проблема — расстояния. Если в одной части страны появлялся талантливый игрок, часто ему просто не с кем было играть и тренироваться. Ведь чтобы достичь успеха, нужно каждый день тренироваться против игроков схожего уровня, а не выигрывать каждый раз по 10:0. Проблему логистики мы тоже пытались решить.

В общем, мы начали внедрять некоторые процессы, но начался коронавирус. Я тогда улетел в отпуск домой и обратно в Китай уже не смог вернуться.

— Вы, получается, застали расцвет китайской лиги, когда туда пришли большие корпорации с большими деньгами и начали звать суперзвезд? Это пошло на пользу футболу в стране?

— Думаю, это как раз была одна из главных проблем китайского футбола — они пытались построить крышу дома до того, как построили фундамент. То есть вкладывали деньги в привлечение звездных игроков и тренеров, строительство потрясающей инфраструктуры, но не вкладывались в четырех-пяти-шестилетних футболистов, которые в будущем могут стать местными звездами. Например, мой офис в Китае располагался в огромном футбольном стадионе, который не использовала ни одна команда. Сооружение построено, а культура игры не привита.

Простая мысль, но если вы заботитесь о долгосрочном развитии футбола, нужно вкладываться в долгосрочное развитие игроков. Местные бизнесмены покупали клубы и хотели успеха здесь и сейчас: через два-три года, а не через 20 лет. Это предусматривает краткосрочный цикл развития: покупка клуба-вложение бешеных денег-моментальная борьба за чемпионство. О каком долгосрочном развитии может идти речь?

— Самое большое отличие в работе от западной специфики?

— В общении с игроками. В Китае тренер, как я уже говорил, — учитель, игроки следуют за ним. На тренировках ты можешь чуть ли не вручную расставлять игроков — и это для них абсолютно нормально. В Англии таким подходом игроки будут недовольны — они посчитают, что вы слишком много командуете. Там нужно давать футболистам больше ответственности, спрашивать, что они думают, и создавать больше ситуаций, в которых они сами решают возникающие перед ними проблемы. В Китае же такой поход просто не будет работать — они не привыкли к такой самостоятельности.

— Что у вас получилось реализовать из задуманного за то время, что были в Китае?

— Создание большой футбольной империи — очень долгосрочный проект. Не думаю, что за год, что я там пробыл, можно добиться существенных результатов. Если вы не готовы жить там и отказаться от всех других предложений лет на 10, то не думаю, что вы сможете изменить культуру за короткий промежуток времени. Нет игроков — а переучить футболистов 16-18 лет практически невозможно. Нужно начинать с самого начала: привлекать игроков 3-5 лет, создать больше возможностей для тренировок в возрасте 6-8 лет, затем создать условия для качественного развития в 13-15 лет. И весь этот процесс может занять 10, а то и 20 лет до того, как вы увидите первые результаты.

— А вы были готовы остаться надолго?

— Да. Но с пандемией все стало предельно неопределенно, а мне в этот момент поступило предложение от «Хайдука» — я уехал работать в Хорватию.

— С точки зрения именно жизни в Китае — что поразило?

— Да многое было в новинку. Например, в Китае очень распространены физические наказания детей. Когда я впервые попал в начальную школу и увидел, как учитель бьет детей за плохое поведение — для меня это было огромным шоком. В Великобритании за такое учитель попал бы в тюрьму.

Но вот что я глобально понял о Китае. Если сравнивать хорвата и шотландца, то в целом у них будет схожий образ мышления, хотя некоторые вещи они будут видеть по-разному. То есть восприятие мира у вас стартует в одном направлении, но потом эти дороги расходятся. В Китае же сразу начинают с другой дороги. Китайская цивилизация с самого начала не смешивалась с западной: они создали собственную систему образования, здравоохранения, нашли свои уникальные способы построения успешной цивилизации.

— И их видение мира кардинально отличается от нашего.

— Именно. Мне было очень интересно попытаться понять их образ мышления. Самый большой жизненный урок, который я вынес из жизни в Китае: все, что я считал нормальным в обществе — норма только для нас. То, вот что я верю, и самые глубокие ценности, которым меня воспитывали в детстве — в Китае все воспринимается иначе. Но при этом китайцы очень умны и очень успешны. Рост экономики за последние 20 лет просто невероятен. Китай знает, что делает, но некоторые вещи они делают по-другому.

Я смог понять, что нет правильного и неправильного пути. Есть просто разные. Это очень полезное понимание, потому что в будущем ты анализируешь ситуацию не с точки зрения того, что хорошо, а что плохо, а с точки зрения того, почему этот человек ведет себя так, почему он так думает? Когда вы понимаете бэкграунд людей, их детство, историю, чем занимались их бабушки и дедушки, тогда вы можете логически понять их внутренний мир. Этому я научился в Китае.

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0