logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Редакция Sport24
14 октября 2021, Четверг, 15:10

«Ветераны ЦСКА хотели меня убрать». Юрий Жирков — о том, как ругался матом на Манчини, и стычке с Это’О

Главное.
Поделиться
Комментарии
РИА Новости / Александр Мысякин, Sport24 / Евгений Семенов, Sport24

В августе Юрию Жиркову исполнилось 38 лет, но до прошедшего Евро он продолжал играть на топ-уровне — не только за «Зенит», но и в составе сборной России. На чемпионате Европы главный ветеран нашего футбола получил травму бедра, а уже после турнира расстался с петербургским клубом, за который выступал последние 6 лет: стороны не стали продлевать истекавший контракт.

Профиль Жиркова уже зарегистрирован на сайте любительской лиги, но заканчивать с профессиональным футболом официально он пока не собирается. Поигравший за «Челси» полузащитник пришел в шоу «Сычев подкаст и Денис Казанский» и рассказал о своих планах на будущее. А еще — пачку историй из насыщенной карьеры в России и за рубежом.

«Последний, кто обещал, что пригонит танк — Иванович. Говорит, в Сербии их много»

У Жиркова не самое обычное хобби для футболиста — он собирает предметы времен Великой Отечественной войны. Какое-то время, по рассказам журналистов, он мечтал даже о танке в собственной коллекции. С этим не срослось, но Жирков собрал массу других экспонатов и планирует открыть музей в Калининграде.

— Скажи, у тебя есть танк?

— Танка нет.

— Ткаченко же при переходе в «Челси» обещал тебе его подарить.

— Такого обещания он не давал. Все съехали с этой темы, потому что танк стоит дорого. Все знают, что я собираю военную атрибутику, и все хотели подарить танк. Но если узнают, сколько он стоит, то все сразу откажутся от этого. Не было у меня самого мысли его купить? Нет. Последний, кто обещал пригнать танк, Иванович из Сербии. Он говорит, что их там много.

— С чего все началось? [Насколько знаю, ] был такой «Сказ о солдате Иване и Фрице — Рыжем лисе».

— Это такая детская книга. Всегда брал ее из библиотеки, из-за чего отец постоянно ругал меня: «Принеси что-то новое!» Но я все время приносил книги о войне. Потом же я был в Калининграде и увидел настоящие откопанные вещи времен войны. С этого и пошло мое увлечение этой темой.

Тогда я не знал, как и где вещи войны можно купить. Не было интернета: не мог узнать про магазины в России, которые продавали антиквариат.

— Есть история о том, что ты хочешь сделать большой музей в Калининграде. Многое уже сделано для этого?

— Да ничего не сделано. Хотел купить одно здание, но в итоге не договорились, и это спустилось на нет. Мне никто не помог в этом начинании. То есть я мог содержать здание только за свои деньги. В итоге не получилось.

— Ты бросил эту затею, или есть другие варианты?

— Хочу открыть музей в Калининграде, но в своем здании и подальше от города. У меня там есть дом рядом с бывшей немецкой частью. Он жилой и стоит в лесу. Раньше это была казарма. Сейчас там занимаемся ремонтом крыши, а дальше посмотрим.

— Самый удивительный экспонат в твоей коллекции?

— Китель генерала НКВД, атрибутика СС. Китель подписан и принадлежал Титову.

— Ты пересчитываешь, сколько у тебя экспонатов?

— Нет, но раньше у меня был телефон, на который я фотографировал каждую вещь. Потом я его потерял. Половиной экспонатов у меня завалена квартира, а сфоткать все это пока не получается.

— Кто-то использовал твою страсть коллекционера при подписании контракта?

— Нет, такого не было. Когда перешел в «Анжи», владелец клуба Сулейман Керимов подарил экспонат — китель СС. Все было в чемодане. И да, это был подарок на день рождения.

«Это’О подошел с охраной: «Я же тебе сказал отдать низом!» Я ответил: «Иди отсюда»

Старт большой карьеры Юрия Жиркова пришелся на ЦСКА. В конце нулевых, после мощных пяти лет в московском клубе, Жирков переехал в «Челси», но закрепиться там у него не получилось. Через два года Жирков вернулся в Россию, подписав контракт с разбогатевшим «Анжи», и нарвался на агрессивную реакцию от фанатов.

Жирков рассказал, что он мог отправиться не в Лондон, а в Германию: но руководство ЦСКА настояло на сделке с английским клубом.

— Насчет твоего перехода в «Челси». Насколько понимаю, у тебя не было вариантов сказать, что в Англию ты не собираешься?

— Меня Гинер как раз вызвал тогда и сказал, что есть два варианта: «Бавария» и «Челси». Я выбрал «Баварию», а они все — «Челси». Олич тогда как раз играл в «Баварии», и я сказал, что мне будет комфортнее играть, когда я знаю хоть кого-то. Тем более в такой команде. Я тогда не был знаком ни с Шевченко, ни с Ивановичем — ни с кем не общался.

Был ли вариант никуда не ехать? Я даже свои ощущения уже не помню. Все игроки мечтают куда-то уехать. Думаю, мне хотелось тогда поехать в другой чемпионат.

Getty Images

— Как случился переход в «Анжи»?

— Период в Англии был тяжелым моментом для меня и моей семьи. Случались бытовые проблемы, не попадал в основной состав. Потом поступило это предложение. Мы встретились с Германом Ткаченко сначала в Лондоне, а потом во время моего отпуска в Калининграде. На тот момент очень хотелось в Россию, потому что были проблемы и с визами детей, и с тещей. Много бытовых проблем, из-за которых не было комфортно в Англии. В плане же футбола — все было супер. Переезд не в Москву, а в Дагестан? Все равно это Россия.

— У тебя был скандал с Это’О. Что случилось?

— Была игра с «Кубанью», счет был 1:1. Я прошел по флангу и подал Это’О на голову, а он промазал и сказал: «Дай мне передачу низом!» Я же в ответ: «Каким низом? Нормальную дал!» Потом мы зашли в подтрибунное помещение: я успокоился, а он подошел с охраной: «Я же тебе сказал отдать низом!» Я же ответил: «Иди отсюда!» Потолкались, а на следующий день Гус Хиддинк вызвал нас двоих, а сам не пришел. Вместе с Самуэлем мы все решили.

— Это’О вел себя надменно?

— Он был лидером команды. Да, я слышал историю о том, что он угрожал молодым игрокам не играть, если они не будут ему пасовать. Но он мне такого не говорил. Я ему все время давал передачи.

2012.fc-anji.ru

— Как ты отнесся к тому, что тебя мочили болельщики в матче с Сербией за переход в «Анжи»?

— Я понимал, что так будет. Болельщики ЦСКА задают вопросы о том, почему я не вернулся в армейский клуб. А я говорю: «Меня никто не звал обратно».

— Из предложений был только «Анжи»?

— Встречался с Карпиным: был возможен переход в «Спартак». Но Абрамович не отпустил. Может, и не хотели отпускать в «Спартак». Но в «Анжи» же отпустили. В конце Роман Аркадьевич так и сказал: «Есть предложение из „Анжи“? Туда и езжай». Других вариантов не было.

«Ветераны ЦСКА хотели убрать меня из команды из-за этой ситуации». История с удалением в сборной России

В 2005-м команда России до 21 года, заняв второе место в отборочной группе на Евро с Португалией, попала в стыковые матчи на сборную Дании — и позорно ей проиграла, получив 5 красных карточек. Жирков в той молодежке отметился со всех сторон — забил гол, а во втором тайме удалился, бросив футболку на поле.

Жирков вспоминает, что в клубе отреагировали на эту историю более чем серьезно.

— У тебя в карьере все очень стремительно развивалось. Вскоре после перехода в ЦСКА появилась сборная. Знаменитая игра с Данией, когда вас с Быстровым выгнали.

— Да там много кого выгнали, ха-ха.

— Что это был за жест с майкой?

— Были такие эмоции. Думаю, что это был эффект важного матча за выход на молодежный чемпионат Европы. Мы сравняли, забили второй, но судья не засчитал его, считая, что там был офсайд. Мне казалось, что там не было офсайда, вот я и протянул ему майку с фразой: «На #####, иди играй!» Конечно, на русском, ха-ха. Ну и вследствие чего получил красную карточку. Когда прилетел в Москву, меня встретил друг и сказал, что поедем в офис ЦСКА, где Гинер будет вставлять ########. Тогда ходили разговоры о том, что ветераны ЦСКА хотели убрать меня из команды из-за этой ситуации. После разговора уже понял всю серьезность ситуации.

— Расскажи о том, как проходила беседа с Гинером? Евгений Леннорович сидел с сигарой или как?

— Ну сигара, кажется, была. Сразу начал вставлять: «Ты кем себя возомнил?» «Поймал звездную болезнь или еще что-то?» Серьезно поругали меня.

— У тебя 2 чемпионства в ЦСКА. Что ты вспоминаешь, если говорить о сложном периоде в стане армейцев?

— Когда я только попал в команду, которой руководил иностранный тренер Артур Жорже. Были поражения и, соответственно, разговоры о том, чтобы снять Артура с должности главного тренера. Помню, когда пошли слухи о назначении Газзаева и нас уже стали запугивать его тренировками. После того, как его назначили, я всю ночь не спал, ха-ха. Был в ужасе.

РИА Новости

— Самое яркое воспоминание про Валерия Газзаева и его систему.

— У него были тяжелые тренировки. Помню, как мы ездили в Железноводск. Утяжеляющие жилеты? На них я уже не попал, чего не скажешь о бассейне, где ныряли, надолго задерживали дыхание и плавали наперегонки. Это было тяжело, так как я не умел нырять, да и плавал так себе. Так боялись Газаева, что все выполняли, чтобы не быть оштрафованным.

— Самый удивительный штраф, который тебе прилетел?

— На тот момент у меня была маленькая зарплата, я не получал большие штрафы. К примеру, мы старались дольше задерживать дыхание, но Гусев ##### смеялся под водой, и мы тут же выныривали, а Газзаев кричал на нас.

«Я уже и матом на него!» Сложные отношения Жиркова с Манчини в «Зените»

— Расскажи про Манчини. С Италией у него рекордная беспроигрышная серия была, победа на Евро. Каким он был в Петербурге?

— Приехал очень серьезным человеком. У нас был даже разговор, что он хотел купить меня в «Лацио». Слава Богу, что не купил!

Он меня даже в основном составе не видел, когда пришел. Были моменты, когда он просто придирался. Подходит как-то и говорит, что я не там стою. Я спросил, где нужно. Он подвинул меня на 15 сантиметров и начал ругаться, называть всякими словами. Я спросил, какая разница. В общем, придирался постоянно. То плохо бегу, то еще что-то. У нас была схема игры, как двигаться в обороне команды, и нужно было делать упражнение на ускорение по итальянской системе. Потом четыре защитника уходят, и выходят те, кто в запасе. Я вышел, побежал, а он снова начал. Я уже и матом на него!

— Ты матом на него? Не выгонял с тренировки за это?

— Была игра в Турции, где он кричал мне «overlap» («перекрывай»), но я ответил ему агрессивно, и он меня заменил.

Александр Мысякин, Sport24

— То есть команда его не приняла?

— Было много легионеров, к ним он лучше относился. Вот смотришь на его работу со сборной Италии, и кажется, что там он спокойнее, чем был в «Зените». Возможно, он хотел что-то показать, работая в другой стране с другим менталитетом.

— Это был самый сложный тренер, с которым ты работал?

— Я думаю, да.

О конфликтах с тренерами сборной — Капелло и Слуцким

— Самая удивительная установка от любого из тех тренеров, с кем ты работал.

— Трудно вспомнить. То видео со Слуцким?

С ним, наверное, не сошлись по всем [пунктам]. На тренировках все время в его системе были виноваты крайние защитники, ха-ха. Мы больше всех огребали: на тренировках, теории. У нас были разногласия в игре. После игры с французами я сказал ему, что дальше без меня. Можно сказать, что накипело.

— Он сказал «хорошо, Юра» и не пытался ничего сделать?

— Не пытался. Я сказал, что не маленький мальчик, что в первом тайме допустил много ошибок. Помню, что угловой запустил куда-то. Когда тренер на протяжении всего перерыва отчитывает тебя при молодежи, это тяжелый момент. Я хотел встать и послать это все, но как-то себя сдержал.

Тогда было и психологически тяжело, и физически, и травмы какие-то пошли. Было очень тяжело: я выходил и с больным коленом. Последние10 лет — это вообще непростой период.

— То есть еще при Фабио Капелло началось?

— С Фабио другая ситуация была. Перед чемпионатом мира в Бразилии я пошел играть в хоккей, упал и думал, что сломал ключицу. Когда начались сборы, я аут даже не мог кинуть. Травма прошла, но где-то полгода давала о себе знать. На ЧМ-2014 я сыграл всего одну игру с Кореей, и то меня заменили. на этом чемпионат закончился.

— Почему не получилось?

— Я не знаю. Нас закрыли в фавеллах в Бразилии, дом был похож на нечто из сериала «Рабыня Изаура», который всю жизнь смотрела моя мама. Там был ужас: вообще никуда не выходили, и не чувствовался чемпионат мира.

РИА Новости

— Как это влияет? Вы же закрыты и сфокусированы на футболе.

— Там не ловил интернет и еще что-то. Не знаю, как это объяснить. В принципе, были нормальные условия, но как-то это все влияло.

— Мне было как-то некомфортно, когда я еще первый раз попал в сборную к Капелло. Когда его назначили главным тренером, это было в Марбелье, я должен был ехать с сборную, а у «Анжи» как раз там какие-то игры были. Я переоделся, вышел на трибуну, там несколько игроков в костюмах сборной уже сидели, сидел Капелло и его охранник. Я хотел просто поздороваться, а его охранник меня рукой отодвинул. Как-то с этого все пошло, а потом были уже мини-конфликты. Казалось бы, маленькая проблема, а он говорит: «Если не хочешь играть за сборную, иди отсюда».

«Еще годик поиграть можно. Зимой жду предложений»

— Скажи, какой у тебя сейчас статус?

— Прохожу курс восстановления после травмы, которую получил на Евро. Сейчас уже тренируюсь потихоньку, но курс занимает 3-4 месяца. Ну и жду предложений зимой. Еще годик поиграть можно. После тяжелых травм всегда хочется вернуться.

— Не заканчиваешь карьеру, потому что не видишь себя вне футбола?

— Сейчас у меня тренировки занимают всего несколько часов в день, остальное время посвящаю детям и себе. Так что прикольно и без футбола.

— Где ты себя видишь после?

— Пока не знаю. Может быть, буду тренером, а может, буду просто отдыхать.

⚡️ Быстрее всего рассказывают о главных новостях спорта ЗДЕСЬ