logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Александр
Сергеев

Поляки не любят русских? Что с Игнатьевым? Интервью Ильи Жигулева: он не заиграл в «Краснодаре» и рванул в Европу

Новый эпизод сериала «Русские и тут».
Футбол
4 октября 2021, Понедельник, 08:30
sport

Sport24 продолжает рассказывать о российских футболистах, оказавшихся в этом году в зарубежных клубах. Мы уже поговорили с Сердером Сердеровым, который обнаружился в Хорватии.

А еще заглянули в Турцию, Латвию, на Мальдивы и в Казахстан, где поиграл воспитанник «Спартака» Владислав Кормишин.

На очереди Илья Жигулев — один из первых воспитанников «Краснодара», появившихся в основе. Почти всю карьеру Жигулев провел в арендах. Пару месяцев назад Илья сменил обстановку и махнул в «Заглембе» к Евгению Башкирову. Корреспондент Sport24 Александр Сергеев связался с Жигулевым и узнал:

  • почему считает аренду в «Уралом» провалом;
  • забавный случай о причудах польского языка;
  • где Илья хочет играть дальше;
  • что происходит с Шапи и Игнатьевым;
  • почему лимит на легионеров в РПЛ убирать нельзя (по крайней мере резко).

Поехали!

«Не скажу, что у меня была мизерная зарплата в России, но я вырос в деньгах после перехода в «Заглембе»

— Как получил предложение от «Заглембе»?

— После аренды в «Роторе» вернулся в «Краснодар». Контракт действовал еще полгода, но сразу сказал агенту: хочу уйти. Вариант с «Заглембе» был лучшим. Он появился в конце июня, я посоветовался с агентом, семьей и решить ехать. Тянулось месяц — клубы долго договаривались.

— Почему рванул в Европу только сейчас?

— «Краснодар» никогда не рассматривал меня для продажи, и я ездил по арендам. Первая — «Милсами», высшая лига Молдавии, для меня это был интересный опыт. До этого играл только с ровесниками в «Краснодаре-2», а тут — настоящая взрослая команда. Вернулся в «Краснодар», поехал на сборы с первой командой. Меня ставили в состав, я проявил себя.

Вариант с «Тосно» предложил «Краснодар». Клуб дал понять: лучше идти туда — тем более, это уже Россия, а не Молдавия. Аренда и правда классная. Я был доволен — стабильно играл в основе в РПЛ. В «Краснодаре» был игроком ротации, а в «Тосно» чувствовал доверие.

С «Уралом» получилось спонтанно. Не планировал уходить из «Краснодара», меня не планировали отпускать. Разговаривал с Парфеновым после того, как он ушел из «Тосно» в «Урал» — звал к себе. В «Краснодаре» мне сказали: «Оставайся, мы на тебя рассчитываем». Я и сам хотел, но прошли пять туров, я вышел один раз на замену и начал думать: «Окно еще открыто. Может, лучше в „Урал“, пока возможно?» Думал, перейду туда и буду играть. Хотя у «Краснодара» была Лига Европы, я бы получил время.

В «Урале» время неудачное, очень сложное. Не играл, много травм. Потом в «Краснодаре» мне снова дали понять, что на меня не рассчитывают. Клуб сам предложил хороший вариант с арендой — сорвалось в последний момент, а окно закрылось. Вообще все предложения по арендам я получал от «Краснодара»: есть клуб, мы думаем, тебе лучше поехать. Это лето — первое, когда все прошло не так: я звонил агенту и ждал ответа от него.

После «Урала» я провел весь сезон в «Краснодаре-2», много сыграл тогда в ФНЛ. Так на меня вышел «Ротор», и в Волгограде получилось неплохо.

— До «Заглембе» были ли какие-то предложения из-за рубежа?

— Да. Из Польши и от одного клуба из Швейцарии.

— Была мечта поиграть в Европе?

— Конечно! Спроси любого пацана — все же смотрят топ-чемпионаты, всем хочется. Понятно, Польша — не топ-лига, но тоже европейский опыт. Реально хороший чемпионат — интенсивный, агрессивный, непредсказуемый футбол. Футболисты хорошего уровня.

— Много в деньгах потерял, уехав в Польшу?

— Наоборот прибавил. Не хочу сказать, что у меня была мизерная зарплата в России, но я вырос в деньгах.

«Когда вызывал в Польше такси в первый раз, таксист не понимал, что я вообще хотел от него»

— Первые впечатления от Польши?

— Любин — интересный европейский городок, все чисто и красиво. Мне нравится здесь.

Здесь живет всего 70 тысяч человек. Ближайший большой город — Вроцлав, все ездят туда, особенно на выходных. Но все необходимое по минимуму тут есть, а я почти все время провожу дома.

Одноклубник показал мне город, ходили в стрелковый центр. Даже Башкир не был там, ха-ха! Из автомата Калашникова стрелял, интересный опыт.

— Как прошло твое знакомство с Женей Башкировым? Как он тебе помогает?

— На моей первой тренировке с командой он зашел в раздевалку, поздоровался и говорит: «Наконец-то могу с кем-то на русском пообщаться». Женя много помогает мне. Уже говорит по-польски, все понимает, на теориях мне все объясняет (правда, сейчас сломался, я один русский). Я пока говорю на английском. К нам пришел чешский нападающий Томаш Зайч. Он плохо говорит по-английски, мы разговариваем на четырех языках: смесь английского, русского, чешского и польского. Зайч снимает квартиру рядом, и я экономлю на такси, езжу с ним.

Стараюсь использовать базовые футбольные слова на польском. Из пяти польских слов одно точно пойму — язык похож на наш, думаю, через полгода многое буду понимать. Бывает, получается такой польско-английский.

— Польский — сложный язык в плане фонетики. Возникали курьезы?

— Снимаю квартиру на улице Krucza 43D. По-польски это звучит «Круча четырдещьча тши дэ». Когда вызывал такси в первый раз, таксист не понимал, что я вообще хотел от него, ха-ха. Сам чуть язык не сломал.

Сейчас попроще, привык. Здесь по-английски мало кто говорит, особенно взрослые. Молодежь более-менее понимает. Стараюсь по-польски говорить.

— К тебе переедет семья?

— Да, жду их. Сын только сейчас получил загранпаспорт, они [с женой] еще ждут визу. Надеюсь, в ближайшее время все получат и приедут. К тому времени, думаю, сниму машину.

— Сейчас никуда не выходишь?

— Да, бывает, что завариваюсь.

«Заглембе» точно на уровне второй восьмерки РПЛ. «Легия» была бы в топе»

— Ты хвалил уровень футбола в Польше. Чем он так хорош?

— В прошлом туре играли с клубом «Термалика». Команда только-только вышла в Экстракласу, три матча проиграли, три сыграли вничью, идут на последнем месте. Думал: спокойно обыграем. В итоге они нас так загнали в первом тайме, что мы вообще не вылазили со своей половины. Первый тайм — 0:1, а могли пропустить еще больше. В итоге мы с трудом выиграли 2:1.

Вне зависимости от команд здесь полно хороших футболистов. Недавно в новостях вышла статистика по интенсивности европейских лиг, и Польша была на втором месте. Я это хорошо прочувствовал, так как играю от штрафной до штрафной.

Почти все стараются играть в футбол. Нет борьбы, как у нас во второй восьмерке, в ФНЛ. Иногда думаю: «Ведем, лучше сыграть попроще, не рисковать». А тренер говорит: «Разыгрывайте мяч от ворот. Да, соперники прессингуют, но не бейте вперед».

— А если сравнивать с РПЛ?

— «Заглембе» точно на уровне второй восьмерки. Еще раз: здесь другой футбол. У нас вторая восьмерка — это не пропустить, только контратаки. Одни «Крылья» стараются играть — и то не всегда получается.

— Что скажешь о «Легии»? Недавно «Спартак» обыграли.

— Думаю, была бы в топе РПЛ.

— За чемпионство боролись бы?

— За еврокубки точно.

— А «Ракув»?

— С ними еще не играли, но я видел матч с «Рубином». Хорошая команда. Там еще Марко Полетанович играет, с которым я в «Тосно» был. Они поднялись из третьей лиги с одним тренером Папшуном. Говорят, он жесткий, за дисциплину, но это дает результат.

«У меня не было неприятных случаев с поляками — Башкиров говорил, у него были. Я все равно где-то жду подвоха»

— Какие поляки сами по себе?

— Нормальные ребята. Всегда помогут, подскажут. У нас много молодых ребят, коллектив хороший.

— Сердер Сердеров в интервью Sport24 называл поляков закрытым народом: на тренировках работают как роботы, никаких улыбок и шуток.

— Не сказал бы, что поляки закрытые. У нас нормальные ребята, всегда помогут. На рабочей тренировке реально не до веселья, все сконцентрированы. Но на восстановительных, с теннисболом и «квадратом», все шутят, улыбаются.

— Еще есть стереотип: поляки агрессивно настроены против русских.

— У меня не было таких случаев — Женя говорил, у него были. Я все равно где-то жду подвоха. Молодые поляки в игре могут пожестче сыграть, обозвать. Думаю, что сейчас футбол не такой подлый благодаря VAR: любой удар исподтишка — пять-десять матчей дисквалификации. А языком трепать — это было, есть и будет. Неважно, Польша или Россия.

— Надо ли российским игрокам уезжать в Европу?

— Все зависит от ситуации. Если ты молод, клуб на тебя рассчитывает, доверяет — играй, зачем тебе уезжать? Ты растешь. Зачем тебе Польша, если есть РПЛ, которая сильнее?

Другой вопрос — если на тебя не рассчитывают. Сидеть и ждать чего-то не нужно: лучше ехать. Это большой опыт. В Польше куча скаутов на каждой игре, у нас такого нет. Молодому намного легче себя проявить. До Дрездена и Праги — три часа на машине.

Женя рассказывал про молодого нападающего Бялека. Его привлекли после травм двух основных. За небольшую часть сезона забил шесть голов, и его забрал «Вольфсбург» за семь миллионов евро. Хотя у себя в молодежной команде Бялек был не основным.

Вот так повезло. Если себя проявишь, то будет путь в хороший европейский чемпионат.

Кому-то хорошо в России, у кого-то хорошая зарплата, зачем что-то менять? Мало ли, приеду в другой клуб на те же или большие деньги и не буду играть. Зачем мне это надо?

— Недавно общался с Алексеем Татаевым, который перешел из «Млады Болеслав» в «Аланию». Он немного разочаровался в Европе.

— Тоже с ним разговаривал. Мне кажется, он пересидел в Чехии. Насколько знаю, у него были хорошие варианты.

«Сейчас все кричат, что лимит нужно отменить. Никто же не знает, как у нас на самом деле относятся к легионерам»

— Почему так мало воспитанников «Краснодара» закрепляется в основе? Если вообще два-три — это мало.

— Мне кажется, из-за высоких ожиданий. Не хочу обобщать, у каждого своя ситуация. Но думаю, Сергей Николаевич (Галицкий — Sport24) хочет, чтобы воспитанники приходили в основу через некоторое время и были там на ведущих ролях. Вот взять Шапи. Как и все молодые, он нестабилен. У него был отрезок, когда он выходил на замену, забивал, и от него ждали шага вперед, чтобы он забивал еще больше. Тогда бы играл постоянно. Шапи и так давал космические результаты, когда выходил — думаю, ни один футболист в РПЛ, даже легионер, не давал таких. Тогда Шапи действительно был джокером.

С другой стороны, взять Сафонова. У Моти есть ошибки, но он играет, ему доверяют — не знаю, почему так. Каждое руководство рассчитывает на какого-то футболиста больше, на какого-то меньше. Это нормально.

— У Шапи получится перезапустить карьеру в «Гиресунспоре»?

— Я надеюсь. Турецкий чемпионат реально классный. Если забьет три-четыре гола и отдаст четыре-пять голевых, в дальнейшем будут хорошие варианты, он не захочет оставаться.

— У Игнатьева тоже был скачок в карьере, а сейчас его вообще не видно.

— Мне кажется, «Рубин» не Ванина команда. Там тоже есть мастера, которые могут отдать пас, но у Игнатьева не складывается. В «Краснодаре» выходил и имел моменты, потому что понимал, как открываться, от кого может получить передачу. Не знаю, как в «Рубине» построен тренировочный процесс, но у Вани и моментов меньше, и не везет.

Вся ситуация давит на Игнатьева психологически. К нему сейчас все футбольные люди относятся не с лучшей стороны. Надеюсь и верю, что у Вани все получится. У него еще нормальный футбольный возраст — надо выстрелить в одном сезоне, и все будет хорошо.

— В футбольной среде про Шапи и Игнатьева говорят как о детях лимита. Как сам относишься к лимиту на легионеров?

— Я за здоровую конкуренцию. Сейчас все кричат, что лимит нужно отменить. Никто же не знает, как у нас на самом деле относятся к легионерам. Взять Германию. Я со Скопинцевым разговаривал на эту тему — он в «Лейпциге» был. Там если свой и легионер примерно равны по уровню, выбор будет в пользу местного. У нас наоборот, скорее, выберут легионера. Реально знаю случаи, когда в России было так.

Поэтому убирать резко лимит нельзя. Ну приедут сразу легионеры. Да, для тренеров и клубов, которые хотят играть в еврокубках, это классно. Они могут купить хороших игроков и проявлять себя в Европе. Тут вопрос в том, что мы хотим: давать результат как «Шериф» сейчас, имея в заявке трех молдаван, и успешно выступать в Лиге чемпионов, или добиваться успехов в еврокубках с нашими ребятами? Это сложный вопрос.

Если бы у нас было отношение к своим, как в Германии, тогда отмена лимита решила бы вопросы. Но так приедут легионеры, а у наших парней не будет шансов: у иностранцев зарплата два миллиона евро, а у наших — 200 тысяч рублей в месяц. Будут сидеть и получать свои 200 тысяч.

— Уткин ушел в аренду в «Ахмат» и сейчас кладет со штрафных. Фомин — лучший бомбардир в «Динамо». В «Краснодаре» им не доверяли?

— Комличенко тоже можно упомянуть. На Фому вообще не рассчитывали. Помню, мы вернулись из аренд — я из «Урала», Фома из «Нижнего», поехали на сборы. У нас тогда были совместные тренировки первой и второй команды, и Фому вообще не подпускали к первой команде. Я так понял, что в тот момент у него уже было предложение от «Уфы», и он ждал, когда его отпустят. По Фоме сразу все было понятно: и он хотел уйти, и клуб на него не рассчитывал.

Утя тоже хотел больше играть. Если правильно помню, когда пришел Гончаренко, он стал реже играть. Мне кажется, для него эта классная аренда. Зная психологию и навыки Ути, я уверен: в «Ахмате» у него получится.

Но нельзя говорить, что все воспитанники уходят. Возьмем Сперцяна или Черникова, Корнюшин тоже начал играть. В «Краснодаре» воспитанникам доверяют, просто сейчас новый тренер. Гончаренко доверяет молодым, они приносят результат. Сперцян спас в «Ростове» ничью, против «Ахмата» был лучшим.

Вопрос в том, что будет дальше? Может получиться так же, как с Шапи, если у Эдика будет спад. Но надеюсь, все будет хорошо.

— Поколение 1999 года рождения воспринимали как лучшее, что было у «Краснодара». Но по сути оттуда закрепился только Сафонов.

— Да, но это тоже хороший результат. Они заработали деньги на Голубеве, Игнатьеве. Уйдет Шапи, Утя — тоже заработают. Плюс Бородин есть в «Краснодаре-2» — реальный классный защитник, но ему мешают травмы.

«Мечтаю сыграть за сборную России и хотя бы в одном из топ-5 европейских чемпионатов»

— Какие цели ставишь на сезон?

— Основная задача — быть в первой восьмерке. В идеале — забраться как можно выше, но нет цели попасть в еврокубки.

Личные цели — играть, играть и еще раз играть.

— А если на тебя обратят внимание скауты из Германии, как на Бялека?

— С удовольствием поеду! И «Заглембе» заточен на то, чтобы продавать игроков — они этим и живут. Хотя он имеет достаточный бюджет. Но если есть какое-то предложение по футболисту, готовы его отпустить.

Тоже хочу играть в более сильном чемпионате. Если будет предложение от хорошего клуба, европейского или российского, с радостью приму. Конечно, пока рано об этом говорить.

— Главная футбольная мечта?

— Сыграть за сборную России и хотя бы в одном из топ-5 европейских чемпионатов.

— Какой чемпионат тебе все-таки ближе по стилю игры?

— Думаю, мне подходит Италия. Но обожаю английский футбол. Это чемпионат номер один. Даже если будет выбор, какой матч посмотреть: Лигу чемпионов или топовый матч АПЛ — выберу второе.

— Если даже условный «Норвич» позовет к себе — пойдешь?

— Конечно, даже думать не буду.

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0