logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Редакция
Sport24

Из-за болезни российский бизнесмен отходит от дел: что будет с «Краснодаром»? Откровенное интервью Галицкого

О болезни, Карпине, Мамаеве и воспитанниках.
ФутболРПЛ
24 сентября 2021, Пятница, 12:30
РИА Новости

Президент «Краснодара», наконец-то, нарушил молчание. Сергей Галицкий посетил «Коммент Шоу» и рассказал много чего неожиданного и интересного. Мы записали главное!

Галицкий впервые говорит о болезни: она не позволяет посещать матчи. Скоро отдаст управление клубом: «Стану свободен от клуба в плане моральных обязательств»

— Три игры пропустил. Это не секрет для краснодарцев: я болею и, к сожалению, у меня такой период в жизни, что не могу регулярно посещать домашние матчи. Не могу столько общаться с клубом, сколько необходимо президенту. Но это жизнь — ты не всегда хозяин своей судьбы. Я не в той форме, поэтому некоторые игры пропускаю.

Я сказал о болезни только потому, что я общественная фигура. Не хотел бы об этом говорить, но наши болельщики вправе понимать, что происходит. И должны знать, что на одном человеке история клуба не должна заканчиваться.

— Вы отошли от оперативного управления клубом?

— Не совсем. Просто не могу находиться на стадионе физически. Но были моменты, когда я мало управлял клубом.

Мы сейчас работаем над тем, чтобы структура клуба изменилась. Он не должен зависеть от одного человека. Надо, чтобы бюджетом в 50-70 млн долларов могли управлять без меня, и чтобы школа могла финансироваться без меня. К марту-апрелю закончим эти процессы.

Предварительно руководство будет состоять из совета директоров и наблюдательного совета. Кроме того, будут банки, контролирующие исполнение обязательств. Это будут пассивные вложения, которые позволят без меня содержать футбольный клуб. Все будет прописано: сколько менеджмент имеет право тратить на свою зарплату, сколько на трансферы. Болельщики должны знать, что клуб не должен заканчиваться на одном человеке.

То же касается и школы. У нас затраты на нее 8-9 млн долларов в год. Финансирование должно остаться на том же уровне.

Когда закончим эти процессы, стану свободен от клуба в плане моральных обязательств. Финансирование будет выполняться моими деньгами, но уже без меня. И независимо от того, могу ли посещать матчи, могу ли участвовать в менеджменте. Главное — эффективно выстроить совет директоров, наблюдательный совет. Там будет место и активным болельщикам. Мы об этом объявим официально.

Сколько зарабатывают воспитанники «Краснодара», почему не удержали Фомина и Уткина, вернется ли Игнатьев

— Почему в «Краснодаре» не получается у Шапи?

— У Шапи была серьезная проблема с болезнью. Я никогда еще не видел, чтоб болезнь так подкосила, как подкосила Шапи. Плюс давление прессы: «Выпускайте Шапи!» и все прочее. Но мы видели, что он не готов. Пока рано. Но из-за давления прессы мальчик не выдерживает и приходит спрашивать: «Когда я буду играть?» Тем не менее он не был готов постоянно играть против мужиков. Ведь в 18 лет почти никто не соответствует мощности и физической силе 26-27 летних парней.

— Как Сперцян подписывал контракт с клубом?

— Мы дали ему контракт и определились с суммой, но написали в контракте чуть меньше. Мальчики знают наше отношение: мы ребят не обидим, просто в начале даем средние суммы. Ведь если игрок не выстрелит, что делать? Миллион долларов ему платить, чтобы потом он в первой лиге в какой-нибудь другой команде бегал?

Так вот, пришел его отец, посмотрел на контракт, согласился и подписал. Когда он уехал, мы позвонили ему и сказали, что есть коррекция наоборот в большую сторону. Мы специально это сделали. И, говорим, скажите Эдику, что он заслужил эту сумму. И это не вы выторговали, это клуб дал.

Я своих ребят обижать не буду. Спросите у Сафонова, какой он прошел путь. Сейчас Матвей уже в первой пятерке российских вратарей по зарплате. Скоро будет в двойке. И так будет со всеми ребятами, которые из нашей школы.

— Почему не смогли удержать Фомина?

— Его отец, когда еще мальчик был в молодежной команде, приходил и говорил, что хочет, чтобы Фомин играл в высшей лиге. Потом они начали наставить, что хотят уйти. Мы говорим, что мальчику надо развиваться — у нас хорошие условия. А они ответили: «Нет, мы хотим уйти сейчас, у нас есть предложение из высшей лиги». Мы сказали: «Ок».

— Но ведь его можно было вернуть из «Уфы».

— Да, у нас был выкуп. Но в тот момент ребята, которые играли в «Краснодаре» были сильнее. И сейчас, когда мы говорим о тройке Черников-Крыховяк-Сперцян или Газинском и Кабелле, очевидно, что Фомин не вписывается в нашу модель игры, да и вообще вряд ли сильнее кого-то из названных футболистов.

— Почему расстались с Уткиным?

— Даниил требовал место в составе. Он сыграл в 27 матчах и все равно говорил: «Мало». Мы спокойно к этому отнеслись. Хочешь играть больше — пожалуйста. Я все равно очень рад за обоих Даниилов.

— Был период, когда у вас играли легионеры и подросла целая группа молодых русских игроков. Была ли пропасть в зарплатах?

— Нет. Например, у Матвея никакой пропасти в зарплате нет.

— Сколько тогда молодые россияне зарабатывают в вашем клубе?

 — Они получают очень достойные деньги. Больше, чем лидеры «Уфы». В районе 200-400 тысяч долларов в год. Да у нас есть, те кто получает полтора миллиона долларов и больше. Но они играют на таком уровне уже 6-7 лет, поэтому и получают такие деньги. Когда у нас мальчики выдадут не три хороших игры, когда Эдик болтанет четверых не в одной игре, а будет делать так в каждом матче, тогда и зарплата будет соответствующая.

— Но ведь Игнатьев отлично провел сезон. Разве не заслужил повышения зарплаты?

— Я глубоко убежден, что этот мальчик по открываниям за спину, по ударам с двух ног — очень хорош. Но он — не игрок основы команды из первой пятерки РПЛ. Ване нужно было терпеть, выходить на замену, играть за «Краснодар-2» еще полтора-два года. Я против заигрывания с молодежью в своей команде. Я за то, чтобы в команду приходили готовыми. Болельщикам нужна красивая игра и победы.

Опять же, Шапи выходил на 15-20 минут. Игнат играл время от времени, потому что были проблемы с составом. Сейчас, например, Даниил Корнюшин, хороший мальчик, играет только потому, что у нас, как обычно, лазарет больше основной команды.

— Вы были готовы вернуть Игнатьева?

— Это не вопрос моей готовности. Это вопрос цены, вопрос, что у парня в голове. Да у нас был негатив по той позиции, которая сложилась. Но мы понимаем, что это молодые ребята. Нельзя их не прощать, это неправильно. У нас ни к кому нет изжоги. Любой футболист может попасть к нам обратно, если мы посчитаем, что он соответствует нашему уровню.

— Вы говорите о прощении Игнатьева. Почему вы не простили Мамаева?

— Это не вопрос прощения, а вопрос наших с Павлом взаимоотношений в длинную, которые сложились. Павел старается измениться. Он сейчас игрок «Ростова». Хорошо отношусь к Паше, к «Ростову». Но из-за таких ситуаций, неоднодневных жизненных историй мы приняли такое решение. Да и вообще, кто я такой, чтобы прощать или не прощать? У нас были трудовые отношения, свои сложности. Решили, что не можем дальше эту ситуацию продолжать. Сейчас Павел старается жить правильнее.

Зато есть другие примеры, я с Лешей Ионовым почти не общался, но какой же он фантастический футболист! Алексей — суперпрофессионал. Парню за 30, а он на 90-й минуте прессингует, возвращается. Алексей — комического уровня футболист. Наслышан, как он питается, восстанавливается. К нему у меня невероятное уважение.

— Вы покупаете странных легионеров и не ставите мальчиков, у которых горят глаза.

— Совершенно безответственные заявления журналистов — мы к ним уже привыкли. Гореть глаза должны в цирке.

— Так вы только что это сказали.

— Пришедшие ребята должны соответствовать первой команде. Потому что иначе болельщики будут кричать: «Мусаева в отставку, Гончаренко». У нас три мальчика играет в составе, гордимся. Вырастили для сборной Сафонова, частично Фомина. Извиняюсь перед Валерием Георгиевичем, но он интересовался Черниковым до травмы. Инсайд выдал. Гордимся, что Сперцян играет за сборную Армении, что нашего школа кого-то растит

Хочу своего мальчика [в составе «Краснодара»], но они должны соответствовать этому уровню. Фомин — спорная ситуация. Считаю, Крыховяк, Черников и Сперцян интереснее для нашей игры. И он давно ушел, не можем сказать «Динамо»: «Отдайте его».

Вы меня не слышите. Кто еще усилил бы нашу команду? Никто. От бога это должно быть. Мы же согласны, что Мбаппе, Месси не тренер вырастил?

— Ваши легионеры тоже не богом поцелованы.

— Эти разговоры: «Легионеры должны быть из ведущих сборных»… «Уфе», «Крыльям Советов» бюджеты таких не позволят.

Конечно, легионеры должны быть сильнее, чем русские. Но если вы думаете, что все хотят купить легионера слабее, то вы ошибаетесь. Вам легче всего пригвоздить селекционную службу какого-то клуба постфактум.

Один из известных аналитиков говорит: что Шомуродов поедет в Италию, что там покажет? Проходит три-четыре месяца — и он молчит. Бывают, и футболист по тем или иным причинам не заиграл. Это не билет в один путь: купил — и он великий.

Считаю, мы почти всегда угадываем с футболистами.

***

 — Еременко — классный футболист.

— Вы же его хотели?

— Всегда! Но не получалось. То одно, то другое не срасталось. Классный футболист, да… Суперфутболист! Больше бы таких персонажей в нашем футболе. Они раскрашивают наш чемпионат. Он крутой.

Сборная России на Евро расстроила — не играла первым номером. Улыбался, когда видел «Спартак» Карпина, но уважает его: «Эволюционировал»

«Не считаю, что это было неудачное Евро. У нас северная страна. 40 процентов времени на 70 процентах территории нельзя заниматься футболом, потому что у нас холодно, зима. Нельзя говорить, что у нас стасорокамиллионная страна играет в футбол.

У нас было космическое выступление на чемпионате мира. Сказка не может всегда продолжаться — при том, что у нас количество детей, которые играют в футбол, недостаточное. И недостаточно было финансирования в детский футбол.

Так бывает. На чемпионате Европы получился не очень удачный опыт. Я его не смотрел, к сожалению.

Единственное, что мне не нравилось в той сборной… Я все равно считаю, что мы должны играть первым номером. Мы можем проиграть, но при этом дарить болельщикам праздник: мы лезем, мы атакуем, а не сидим сзади и иногда выбегаем. Но это мое мнение.

Один из двух последних матчей сборной при Карпине я смотрел. С Кипром смотрел второй тайм — можно сказать, играли с давлением. Но первое: это команда, по игре с которой мы не можем идентифицировать, насколько мы сильны. А второе: мы выпускали команду, которая должна играть с давлением: Миранчука, Захаряна, тех ребят, которые пробуют что-то создать и креативить.

Команда никогда не выходит на поле одна. Есть соперник. Ты иногда хочешь играть первым номером, но ребята из другой команды не позволяют тебе этого делать, потому что они тоже хороши и претендуют на то же, что и ты. Если ты решил играть первым номером, то это еще не значит, что ты будешь играть первым номером. Например, против «Баварии» тебе никогда не удастся сыграть первым номером, хоть ты и хочешь это делать.

Валерий Георгиевич [Карпин] сильно эволюционировал. Это уже умудренный опытом тренер. У него все было — «Спартак», «Армавир», «Ростов», «Матч ТВ»… Он фигура, персонаж. Я с огромным уважением отношусь к тому, что в нашем футболе есть такие люди, которые могут сказать: «А че этот Зидан? Че он мне рассказывает?» У него все в порядке. И он старается соответствовать каким-то своим внутренним ощущениям футбола: играет в прессинг и так далее.

Но когда он был в «Спартаке», я немного улыбался, потому что он пробовал играть первым номером, а у группы атаки контроль мяча был не на достаточном уровне. И они все время получали за спину, от них убегали. В целом у них это не получалось. Но сейчас он эволюционировал и научился подстраиваться под материал, который у него есть. Это очень важная история.

Ну и спикером он всегда был великолепным. Иногда перебарщивал с агрессивностью, но его интересно слушать. Хоть он уже совсем не молодой, но все равно это такое молодое поколение, он дал какой-то молодой воздух. Даже эти его джинсы с белой рубашкой и галстуком… Хочется, чтобы у него получилось! Очень уважительно отношусь к Карпину.

Рассматривал ли я его когда-то как кандидата на пост главного тренера «Краснодара»? Нет. Я не могу сказать, что он в последнее время часто играл в атаку. Высокий прессинг — это не была игра в контроль. Но могу сказать, что Валерий Георгиевич крутой. Такие персонажи раскрашивают наш футбол»

Три топ-тренера РПЛ — Карпин, Гончаренко, Николич. За реформы РФС, нравится, что «чистим авгиевы конюшни нашего футбола»

— Кто, на ваш взгляд, самый сильный тренер российской Премьер-лиги?

— Кто мне нравится? Карпин. Гончаренко. Еще одного назвать…

— Слуцкий?

— Ну мне не нравится, во что играет, но мне нравится тренер «Локомотива». Николич, да. Вторым номером играть… Для меня тренер тот, кто приходит и говорит: я буду играть первым номером.

— Шварц? Стукалов?

— Я пока не разобрался. Я с симпатией отношусь и к Шварцу, и к Стукалову, но я пока не разобрался.

— Что думаете о проекте «Юпитер 16» от Hypercube?

— Когда Дюков пришел, я посмотрел, что начался менеджерский подход — U-16, U-17, по судейству. Был назначен Хачатурянц, который начал войну за чистоту.

Я отношусь с огромным уважением [к переменам]. У нас же могут только хейтить — «мастера спорта международного класса», в районе гроссмейстера. Иногда читаешь: ведь негодяй законченный, а как красиво пишет! Поэтому хочется поддерживать все начинания.

Они хотят немного видоизменить [профессиональные лиги], чтобы интереса было больше к футболу. С другой стороны, во мне сидит консервативный человек, который привык выступать за плоскую систему. Там [при новом формате] если выходят куда-то, то потом очки пополам делятся. Для меня как консервативного человека сложно это. И я не определился.

Сейчас хочу поддерживать Дюкова. Я вижу эту историю и получаю космическое удовольствие от турниров U-16, U-17. От того, что мы чистим авгиевы конюшни нашего футбола. Это классно.

В футболе же мало правила меняются. У нас плоский чемпионат был. А я бы еще добавил — сделал бы 18 клубов.

Судьи «убивают» «Краснодар»? Почему столичным клубам легче, чем провинции

— Конкурировать с московскими клубами тяжело. Чтобы мы ни говорили, «Краснодар» все равно неофит. Попробуй судья лишний раз неправильно отсвистеть против «Спартака» или «Зенита». Потом ему надо сразу в ад отправляться. Ну, а ошибся против «Краснодара»…

— Ошибся против «Краснодара» — у вас тут же на сайте 7 спорных эпизодов.

— Такое было. А потом мы плюнули на это. Раньше мы считали, что мы из-за этого всего недобираем 5-6 очков по отношению к столичным клубам и Питеру. Сейчас — 3-4, потому что борьба очень сильная идет по судейству и ВАР. Мы специально даже первыми ВАР купили, но у нас умудряются и по ВАР голы отменять. Ну неважно.

Это для бедных все разговоры. Мы знали, на что мы шли, куда. Для нас самое важное, что мы в футболе, что это доставляет нам невероятное наслаждение. Каждый день у нас есть ожидание субботы, воскресенья, предвосхищение игры.

— Но вы видите нечестность конкуренции? Сейчас нет смысла конкурировать с московскими и петербуржским клубами, потому что им помогают судьи. Вы так считаете?

— Я не сказал, что мы не можем с ними конкурировать. Просто резонанс, когда у провинциального клуба перед Лигой чемпионов то Смолову покажут вторую желтую, то на Каборе пенальти дадут…

Я просто говорю, что давление, которое испытывают судьи, когда они ошибаются против московских клубов, питерских и против нас, разное. Помню сезон, когда «Ростов» убивали через тур. И что? Ничего! Такое случилось бы с одним из лидеров, уже бы Земля сошла со своей оси. Если бы такое случилось с «Зенитом», «Спартаком».

Почему я считаю, что это так… Квинтэссенция — выступления в еврокубках. Там все чисто. Мы в евровесну вышли 4 раза за последние 7 лет, все московские клубы — 5. Вот показатель.

Потому что сказки «вот, вы опять стонете про судей»… Когда класс команд равный, решают все нюансы. В последних шести турах всегда решают эти нюансы.

Мы не собираемся на это жаловаться. Нас устраивает, что провинциальная команда постоянно попадает в тройку. Я не хотел бы фокусироваться на работе судей. Сейчас судейская тема сильно меняется, процесс пошел. Рано или поздно эти нюансы станут все меньше,

Когда «Краснодар» выиграет чемпионат России и когда в старте будут 11 воспитанников

— Дерби с «Кубанью» вернули бы?

— Дерби — классно всегда.

— Вам не хватает «Кубани» в Премьер-лиге?

— Ну, конечно! Классно, когда город разделен на два цвета. И мы должны оставлять это на стадионе. Недавно был «Спартак» — ЦСКА. Это же классно.

— Вы решили создать команду, чтобы был противовес «Кубани»?

— Нет вообще. Что это за жизнь против кого-то? Я просто люблю футбол и хочу, чтобы у меня был клуб. Я хочу как-то свою историю построить. «Кубань» — огромный уважаемый бренд, люди взрослые [болеют]. Это история, полные трибуны, высшая лига СССР. Тогда я бизнесом занимался и выпадал, ничего не смотрел. Кроме уважения, у меня к этому бренду нет ничего. Это мои соперники, но я отдаю должное тому, что Краснодар жил «Кубанью». Если у них получится это поднять, будет круто. Это дерби, эти ощущения, когда кучкой приходим на стадион «Кубань» и невероятная благодарность за то, что пускали нас на стадион. Когда мы начинали, нас была небольшая кучка болельщиков. Это были космические ощущения, когда выигрывали, проигрывали. Какой Смолов гол забил на последних минутах. У нас всегда был нерв. У нас сейчас такие игры с «Зенитом» получаются. Все время какое-то полусумасшествие.

— Вы же могли купить любую команду мира, но вы решили начать с нуля.

— Я уважительно отношусь к фанатам. Это их жизнь — я не хочу обсуждать. У нас другая история. Я хочу, чтобы все болели за нас и приходили семьи, женщины, дети. Это их клуб должен быть. Фанатские группировки, драки, мат — мне это никогда не нравилось. Поэтому я принял решение, что хочу сделать вот так. Мне говорили, что это невозможно, что мат все равно будет. Но оказалось, что возможно. И сейчас многие клубы идут по этому пути, чтобы не было мата на трибунах. Этого не надо добиваться, этого надо хотеть.

— Идея про 11 воспитанников в составе до сих пор жива?

— Давайте так. Во-первых, уже сейчас 12 наших мальчиков играют в командах РПЛ. Это уже чуть больше состава. Во-вторых, современный мир очень нетерпеливый. У нас есть трое ребят, которые, по моему мнению, точно закрепятся — Черников, Сперцян и Сафонов. Да у нас были проблемы селекции по 2000–2004 годам. Но мы уже видим с 2005 года, какое количество талантливых мальчиков растет. Вообще, сейчас в команде, которая борется за чемпионство, средний возраст — 26-27 лет. А у нас старшему — 21. Мы ведь не можем биться за первую пятерку 20-21-летними!

— Когда-нибудь это будет реально? Как у «Барселоны», например.

— Это точно будет. Но так, как у «Барселоны» это получилось, больше не будет никогда. Одно дело претендовать на первую пятерку чемпионата России с командой воспитанников, на что мы нацелены, а другое — на лучшую команду мира.

— Когда «Краснодар» выиграет чемпионат?

— Может быть, никогда.

— Когда «Краснодар» выиграет первый титул?

— Может быть, никогда. Хотим быть в футболе и добиваться результата через игру. Но может так случиться, что мы никогда ничего не выиграем. Но мы все делаем ради того ощущения, которое мы испытываем в воскресенье, когда к нам приезжают играть команды. Ощущения, когда твой воспитанник накручивает четверых соперников, и ты знаешь его с 12 лет.

Болельщики приходят на стадион в выходные, чтобы получать эмоции. Хочется выиграть, но это то, из-за чего мы не спим.