logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Владимир
Колос

«Мне предложили вернуться в „Зенит“. Но для чего? Зачем?» Первое большое интервью Лунева после отъезда в Германию

Говорит, ушел из-за отношения клуба к себе.
ФутболРПЛ
7 сентября 2021, Вторник, 07:00
instagram.com/lunev_91

Андрей Лунев — участник самого неожиданного российского трансфера этого лета. Голкипер не смог договориться с «Зенитом» по поводу продления контракта и перешел в немецкий «Байер».

Во время возвращения в сборную России Лунев поговорил с корреспондентом Sport24 Владимиром Колосом и рассказал:

* что изменилось в сборной за время его отсутствия;
* обиделся ли он на Черчесова за невызов на Евро-2020;
* почему не получилось остаться в Петербурге;
* как «Зенит» хотел взять его в аренду;
* что больше всего удивило в Бундеслиге;
* что у него спрашивал Азмун про «Байер».

Погнали!

— Андрей, с возвращением в сборную. Когда у вас случился первый разговор с Виталием Кафановым?
— Валерия Карпина только-только назначили на пост главного тренера. Виталий Витальевич позвонил, спросил, как у меня дела с адаптацией, уточнил несколько моментов. И сказал: будь готов, мы за тобой следим. И планируем вызвать.

— Расстроились, что поначалу вас не вызвали, и что поменялось потом, когда вас все-таки позвали на сбор?
— Ситуация была следующей. Появился официальный список, меня там не оказалось. Но в тот же вечер Виталий Витальевич позвонил мне и сказал: «Случилось какое-то недопонимание. Я хочу тебя вызвать. Сейчас решим все вопросы и будешь вызван». В европейские клубы же надо отправлять письмо за две недели до вызова. Нужно было решить все эти нюансы. В общем, организационные моменты, в которые, если честно, я не погружен.

— Готовы стать первым номером?
— Конечно. Думаю, любой вратарь хочет быть первым номером в сборной и будет прикладывать для этого максимум усилий. И я не исключение.

— Кафанов обозначал, в каком статусе он видит вас в сборной?
— Да, мы это обсуждали. Он сначала хочет посмотреть на меня в работе и понять, что я из себя представляю. Он меня знает, конечно, но мы до этого сбора вместе не работали. Так что его задача понять, как я работаю, как я поведу себя в игре в тех или иных моментах. И после этого принять решение. Я так понимаю. Но мне кажется, лучше этот вопрос задать Кафанову.

— В начале сбора в команде было сразу пять вратарей. Как проходило ваше общение и конкуренция?
— И в работе, и за пределами поля общение у нас позитивное. Что касается конкуренции, все хотят доказать, что они достойны. Показывают свои лучшие качества. А то что нас пятеро… Это же не наша головная боль. Кафанов принял такое решение. Думаю, он знает, что делает. Наше дело работать. Отношения у нас хорошие. Со многими ребятами знаком. Со всеми так или иначе пересекался. С Гилерме, Дюпиным и Песьяковым уже были в сборной. С Максименко в первый раз увиделись. Приятный парень.

— С момента вашего последнего приезда в сборную атмосфера изменилось?
— Сложно сказать. У нас всегда в сборной была хорошая атмосфера. Но для меня она сейчас особенная. Потому что долгое время не был в команде. Плюс здесь, в отличие от «Байера» нет никакого языкового барьера. Так что мне очень комфортно.

Александр Мысякин, Sport24

— Карпин недавно сказал, что в отсутствие Дзюбы шутить будет он. Шутит?
— Как я уже говорил, атмосфера в команде хорошая. Шутки, конечно, есть. Но все понимают, что на первом месте должен быть футбол. Поэтому все серьезно. Но с элементами шуток, не без этого.

— Нет ли у вас обиды, что Черчесов вас не взял на чемпионат Европы?
— Обиды как таковой не было. Прекрасно понимал, что любой может оказаться лишним. Конечно, было неприятно. Но что ни делается, все к лучшему. Нормально отнесся к этому решению. Я профессионально работал. А финальное решение — всегда за тренером. Все честно.

— Переходим к клубному футболу. Почему не получилось продлить контракт с «Зенитом»?
— В первую очередь — желание прогрессировать и расти. Во вторую очередь — из-за отношения.

— Отношение к вам со стороны клуба?
— Да.

— А что с ним было не так?
— Во время переговоров было не очень профессиональное отношение со стороны «Зенита». И не очень корректное. Но это уже в прошлом.

— Вы сами хотели остаться?
— В какой-то момент да. Но если честно, я уже давно рассматривал варианты продолжения карьеры в Европе. Понятно, что у меня были сложные периоды. Где-то травмы, где-то неудачные игры. Но я пересмотрел свое отношение. Понял, что есть моменты, которыми я недоволен. Ну и вокруг меня появился определенный негативный фон, после которого я твердо решил, что уже не хочу оставаться.

— В конце августа были новости о том, что «Зенит» хочет взять вас у «Байера» в аренду. Сколько в этом правды?
— Сто процентов.

Александр Мысякин, Sport24

— Почему аренда не случилась?
— А как вы себе это вообще представляете? Я только что перешел в другую команду. В очень хорошую команду. В очень хороший чемпионат, в котором я хотел играть. Я к этому очень долго шел. И тут мне предлагают вернуться. Для чего? Зачем?

— Помимо «Байера» были другие варианты — в Европе и в России?
— Россию вообще не рассматривал. «Зенит» лучшая команда России. Так что в другие российские клубы переходить желания не было. В Европе были разные варианты. У меня была возможность уехать еще зимой, но не получилось.

— Варианты с более статусными командами, чем «Байер», были?
— Только на уровне слухов, не более.

— Как быстро удалось договориться с «Байером»?
— Договорились за один день. После первого нашего разговора мне прислали контракт, который мы очень быстро согласовали.

— В деньгах сильно потеряли?
— Это вообще не принципиальный момент. Имеет значение, что я получил то, что хотел в плане развития.

— Ваша роль в команда обговаривалась?
— Мне сказали: «Да, у нас есть Градецки. Но мы хотим видеть тебя в команде. Ты опытный вратарь. Видели твои игры. Ты нам подходишь, ты нам нравишься. Будет конкуренция, выходи, доказывай. Нам нужны два сильных вратаря в команде».

bayer04.de

— То есть, разговора о том, что вас подписывают для подстраховки, не было?
— Изначально ничего такого не было. Да и сейчас так вопрос не стоит. Да, Градецки сейчас играет. Конечно, для меня не очень хорошо, что его еще и капитаном сделали. Но это футбол. Тем интереснее будет.

— Вас напрягает, что на старте сезона вы без игровой практики?
— Не скажу, что прям напрягает, но не очень комфортно. Хочется всегда играть и приносить пользу команде. Пока жду своего шанса. И когда появится возможность закрепиться в основном составе, постараюсь ей воспользоваться. Шанс может быть в любой момент. И к нему надо быть готовым.

— Вы каждый день видите Градецки на тренировках. Насколько реально у него выиграть конкуренцию?
— Я вижу очень хорошего вратаря с сильными качествами. У него есть что подсмотреть и взять себе на вооружение. Рядом с таким футболистом проще развиваться. Так что у меня очень хороший плацдарм для работы.

— Когда вы только переехали в Леверкузен, мы с вами списывались и вы сказали, что пока не готовы к интервью, потому что вам нужно время на адаптацию. Она уже завершена?
— Пока еще в процессе. Но в целом более-менее нормально.

— Немецкий учить начали? Или английского вам пока хватает?
— Так я и английский всего полтора года назад начал изучать. Так что хорошо, что хотя бы с английским приехал. Но и немецкий начал учить. Думаю, что его освою быстрее, чем английский, находясь в этой среде.

instagram.com/lunev_91

— Английский начали изучать, чтобы уехать в Европу?
— Да.

— В Германии в свое время играл Анатолий Тимощук. У него советы спрашивали — как футбольные, так и бытовые?
— Когда перешел, мы созванивались. Уточнял у него кое-какие моменты. В плане футбола посоветовал мне всегда работать на сто процентов возможностей.

— Леверкузен совершенно не похож на Петербург. Насколько комфортно вам в этом городе в плане быта?
— Ребята из «Байера» живут в основном либо в Кельне, либо в Дюссельдорфе. Я тоже искал жилье в этих городах. Нашел квартиру недалеко от Дюссельдорфа. Пока не могу сказать, что мне комфортно, потому что все это время я был без семьи. И в этом были свои сложности: на такое долгое время я с ними еще не разлучался. После сборной вернусь в Германию с женой и ребенком. И будем вместе обустраивать быт.

— Самое сложное, к чему пришлось привыкать в Леверкузене.
— В футболе — скорости. Сто процентов. И требования играть ногами. Точнее, это даже не требование, а норма для них. Но о таких моментах я знал и готовился к ним. В плане быта, в Германии много национальных бюрократических особенностей: страховка, виза, машина, квартира… И без знания языка все это делать сложно. Но есть люди, которые мне с этим помогают. Плюс мой агент помогает мне во многих вещах.

— В «Байер» этим летом мог перейти Азмун. У вас в клубе спрашивали мнение по поводу Сердара?
— В «Баейре» не спрашивали. А с Азмуном общались. Он у меня спрашивал про клуб, про город. Я ему все рассказал. Мне очень жаль, что он в итоге к нам не перешел.

— Вы допускаете, что еще поиграете в России?
— Сложно сказать. Посмотрим, как будет в «Байере». Но моя задача — выкладываться на сто процентов и развиваться. Конечно, в идеале — двигаться только вперед. Пока есть силы и возможности. Пока я полон сил, энергии и желания. Поэтому буду делать все от меня зависящее, чтобы двигаться вперед. Жизнь покажет.