logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Редакция
Sport24

«Пусть забирает детей. Но чтобы Аланы не было в моей жизни». Скандальное интервью Мамаева о разводе

Интервью, из-за которого Нобель ушел с канала.
ФутболРПЛ
24 августа 2021, Вторник, 18:40
instagram.com/mamaev_pavel17

Лавстори Павла и Аланы Мамаевых — одна из самых популярных в русском футболе. Они любили, расходились, сходились, скандалили, мирились. И этот процесс не прекращается до сих пор. Пара уже развелась, и, казалось бы, каждый стал жить своей жизнью. Но оставить друг друга у Павла с Аланой так и не получилось.

Во вторник на «Матч ТВ» вышло большое интервью Павла Мамаева Нобелю Арустамяну, в котором футболист рассказал свою правду в этой истории. Примечательно это интервью еще и тем, что после него заявление на увольнение написал Нобель. По словам комментатора, он был против выхода в эфир интервью и не хочет впредь сталкиваться с таким контентом.

Приводим текст беседы полностью.

— Когда ты переходил в «Ростов», говорилось, что и для тебя, и для клуба это новый этап. Но мы видим, что есть много проблем, связанных с травмами, сейчас произошла смена тренера. Как ты на все это реагируешь?
— На самом деле спокойно, профессионально. Травма была тяжелая, но от них никуда не уйдешь. Мне делали операцию еще в декабре, но сейчас уже процесс реабилитации закончен, начинаю играть. По поводу смены тренера: конечно, для всех нас стало неожиданностью, что Валерий Георгиевич покинул клуб, но все прекрасно понимали, что это просто профессиональная составляющая. У тренера новый опыт, новая ступень в жизни, поэтому все отреагировали с пониманием.

— Тебя в «Ростов» звал Карпин, сейчас пришел Семин. Что-то изменилось в твоем восприятии команды и клуба?
— Безусловно, для меня было неожиданностью, что Георгич принял такое решение. Потому что мое решение (прийти в «Ростов». — Sport24) было основано в первую очередь на том, что он — главный тренер команды, но я отреагировал абсолютно спокойно. И когда узнал, что к нам придет Семин, появился новый интерес. Мне очень хотелось лично познакомиться и поработать с Юрием Палычем.

— Первые впечатления от работы с ним?
— Только позитивные. Это человек, который схож со мной в плане мыслей, целей и всего остального. Видно, что этот человек выиграл очень много трофеев, он очень хочет побеждать. Это то, что мне надо.

— Карпин сейчас обновляет сборную, делает ее другой. Как сообщают некоторые источники, он недавно встречался с Аланом Дзагоевым насчет его дальнейших перспектив в сборной. С тобой у него был какой-то разговор по поводу возможного возвращения в сборную?
— Я думаю, в наших с ним взаимоотношениях такой разговор даже неуместен, потому что я хорошо знаю его требования и он хорошо знает меня.

— То есть ты считаешь, что тебе реально вернуться в сборную при Карпине?
— Я думаю, любому футболисту реально. Георгич — тот тренер, который будет отталкиваться от пользы сборной и от того, чтобы дать результат.

— Ты с Семиным до этого пересекался в карьере?
— Да, был один интересный момент. Когда мне было 17 лет, у меня заканчивался контракт с «Торпедо», а Юрий Палыч был тогда президентом «Локомотива», и он приезжал ко мне, приглашал в «Локомотив». Получается, уже 16 лет назад была наша первая встреча.

— К сожалению, последнее время твоя карьера уже не связана напрямую с футболом. Сначала тюрьма, сейчас, как ни откроешь ленту новостей, это развод, бывшая супруга, дети. А где футбол?
— Когда я попал в тюрьму, там всем все было понятно. А сейчас 95% информации, поступающей в медиапростанство, это клевета в мой адрес.

— Из того, что видится со стороны: был развод в апреле, сейчас уже август, и вот уже несколько месяцев продолжается ваш развод.
— Да, ты правильно говоришь. Развелись мы в апреле. Приняли решение о том, что будем разводиться, еще в марте. И за все это время я ни разу не пожалел об этом решении. Когда мы развелись, было принято решение, что человек меня никак не трогает, каждый живет своей жизнью, и я помогаю ей во всем. Потом у меня в жизни произошел трагический момент. Ушел из жизни мой отец, и с того момента все будто повернулось в обратную сторону. Изначально человек приехал на похороны якобы с искренней поддержкой, мнимой, как оказалось потом. Потом у отца было 9 дней, поминки — мы собрались родными, поехали на кладбище, из Ростова в Москву приехали дети. И в кругу всех моих близких мне приходит сообщение со ссылкой на оплату кремов на 70 тысяч рублей с текстом: «У меня закончились кремы, оплати мне их».

Представляете, в каком я был состоянии. Не секрет, в каких близких отношениях я был с отцом, это как часть меня ушла. И я ответил одним сообщением: «Без меня». И тут началось… «А что мне делать?» «А как мне жить?» И я ей ответил второй раз: «Живи по средствам». Я не буду оплачивать кремы по 70, по 100 тысяч. Хотя при определенных условиях мы договорились, и я перевел человеку 10 миллионов рублей для того, чтобы человек начал как-то свою жизнь устраивать и просто не трогал меня. Это было главным условием.

Человек начал говорить: «И что, мне теперь Nivea начинать пользоваться?» И я был в том состоянии, что я просто не хотел ее слышать. Потому что в такой трагический для меня день человек снова начинает что-то на меня грузить. Я ей написал эсэмэс: «Не трогай меня». На что она мне ответила: «Вези детей домой». Они были со мной в Москве.

Потом на меня посыпались угрозы, что она полицию вызовет. После этого я для себя принял решение, что с этим человеком у меня ничего не будет. Есть дети, которых я любил, люблю и буду продолжать любить, но этого человека в моей жизни больше не будет. В любом случае я буду платить алименты, суд решит, в каком объеме. Я от этого не отказываюсь, это моя прямая обязанность.

Я сделал ремонт в своей большой квартире, которая была куплена до брака, и она не имеет к ней вообще никакого отношения, для того, чтобы она жила в ней с детьми, с няней, с водителем. Я хотел, чтобы няня и водитель жили в одной квартире с детьми. Так в мое отсутствие я спокоен за детей. Потому что когда дети с ней — это полный хаос. Но после этого я сказал, что Алана в этой квартире жить не будет. Няня, водитель — да. Алана может там проживать, но это никогда не будет ее домом. Вот и все.

— Какой сейчас статус в судах?
— На самом деле глобально суды только начинаются. Я очень хочу подписать с ней мировое соглашение. Не потому, что я чего-то опасаюсь или боюсь. Я просто хочу, чтобы этот человек больше не присутствовал в моей жизни. Она врет по поводу всего, абсолютно голословно обвиняет меня в том, что я был инициатором лишения родительских прав Саши Липового. Она его обвиняла, унижала и оскорбляла в разговорах со мной, а потом пришла и сказала, что хочет, чтобы Алекс был под твоим крылом, так как ты его усыновил, и желает, чтобы Липового лишили родительских прав. Я сказал ей, что это ее бывший муж, у нее с ним ребенок, которого я усыновил и буду воспитывать как своего. Но в эту ситуацию я не буду влезать. Если ты принимаешь такое решение, я тебя поддержу во всем, но это твое решение, и влезать я туда не буду.

— Паш, я тебе честно скажу, я не знаю нюансов. Если ты говоришь, что развод был в апреле, какие сейчас суды? Кто с кем судится и за что?
— После той ситуации, которая произошла на 9 дней отца, я для себя принял кардинальное решение, что я с человеком буду судиться во всех направлениях. И за ребенка, и за движимое и недвижимое имущество. Просто во всем. Просто она настолько меня в тот момент зацепила в душевном плане, что у меня была злость на нее. Я хотел забрать по максимуму, включая ребенка. После этого в моей жизни в определенный момент меняется ситуация. Я знакомлюсь с девушкой, с Надей. Я даже не знаю, как описать эти отношения. Это что-то сверх всего. В моей жизни никогда такого не было. Я тебе искренне говорю. То тепло, заботу и любовь, которые я получил от этой женщины, я сидел и иногда думал: «Неужели так бывает? Неужели все это реально происходит?»

Потому что в те моменты я начинал понимать, что до этого я никогда никого не любил. С первого дня нашего с Надей знакомства она мне всегда говорила о том, чтобы я оставил Алану в покое. Но я был настолько озлоблен, что говорил ей: «Не лезь. Это моя жизнь. Тебе это не надо. Не вмешивайся». И в определенный момент, в один из разговоров с ней, у меня перещелкнуло. Я говорю: «Ты знаешь, мне это не надо». У меня пришло осознание, что у меня другая жизнь. Я не хочу делить с ней ничего. Пусть она заберет абсолютно все. Я не хочу, чтобы этот человек вообще участвовал со мной в каких-то судебных процессах и чтобы она была со мной каким-либо образом связана.

Не прошло 5-8 часов, как я звоню своему адвокату и говорю: «Лиля, мы полностью меняем наш подход. Я ничего не хочу. Позвоните ее адвокату и скажите, что мы готовы пойти на мировое соглашение. Мне больше ничего не надо». Она говорит: «Вы уверены?» Я говорю: «Да». Все, мы приняли это решение. Лиля позвонила адвокату. После этого выходит эта передача о том, какой я ужасный и плохой. Ни в одном интервью, ни в одном паблике, нигде ни слова о том, что мы предложили мировое соглашение. Абсолютно нигде. Пусть забирает детей. Я буду любить их так же. Суд назначит время и место, где я буду с ними видеться и выстраивать свой маленький мир. Но чтобы просто этого человека не было в моей жизни. Вот, в принципе, все, что касаемо судов.

Расскажу еще один такой момент. Это было две-три недели назад. Я звоню дочери по видеосвязи. Дочь настолько накручена на данный момент. Мне на это очень больно смотреть. Я сижу на диване, Надя сидит рядом. Я общаюсь по видео, и тут на заднем плане влезает Алана и говорит дочери такую фразу: «Алиса, не забывай о том, что твой папа — мразь, и рядом с ним сидит еще одна мразь». Понимаешь, в этой всей ситуации мне еще очень больно. Я думаю, вообще ни для кого не секрет, насколько я люблю своих детей и какой я отец. Я делал для своих детей все. Все свое свободное время я проводил с детьми, чего я не могу сказать об Алане. Это можно спросить вообще у всех нянь, которые у нас работали, у воспитателей в детском саду, в школе, в любом дворе, в Краснодаре, в Ростове.

Даже в те моменты, когда я находился в тюрьме, дети находились в Краснодаре под присмотром няни по 2 месяца. Человек в период моего тюремного срока кричал о том, что у нее нет денег. Она жила в Москва-Сити, снимая апартаменты за 350 тысяч рублей в месяц. Она везде кричала, что ей на что-то не хватает, хотя мой отец переводил ей по моей просьбе по 600 тысяч рублей каждый месяц. Я делал это по своей дурости, наверное, как я сейчас понимаю. Ей мои друзья, близкие, знакомые в общей сложности за год дали порядка 12-15 миллионов рублей. Здесь 12 миллионов, там 7,5 миллиона. Практически 20 миллионов рублей за год. Разделите просто эту сумму на 12 месяцев. 1,5 миллиона рублей в месяц. Ты правда считаешь, что на эти деньги нельзя не просто спокойно, а прекрасно жить? И во всей этой ситуации она мне говорила, что она меня ждала. Все наши разговоры с ней, когда она по месяцу и по два сидела в Москва-Сити, я говорю: «Зачем ты находишься в Москве, если дети находятся в Краснодаре с няней? Они и так знают, что я сижу в тюрьме».

Однажды она мне сказала, что посадит меня в тюрьму. Когда я приехал домой во время бракоразводного процесса, она начала швырять вещи: приставку, компьютеры и телефоны. К счастью, в этот момент присутствовали няня и водитель. Алана заявила, что вызовет полицию и скажет им, что ее насилуют. Няня и водитель стояли в слезах. Алану просили успокоиться, а меня попросили уйти, хотя я ничего не делал, просто стоял.

Я хочу играть в футбол, жить в новой семье и заниматься любимым делом. Больше я не буду высказываться насчет этой ситуации.

— Я не верю, что ты спокойно играешь в футбол, несмотря на эту ситуацию.
— У меня в жизни были разные ситуации. У меня никогда не было проблем с тем, чтобы полностью отдаваться работе. Футбол — моя жизнь. Эти ситуации в моей жизни никак не сказываются на тренировочном процессе, на режиме. А то иногда пишут, что я где-то бухаю. Я не пью уже несколько лет. На сегодняшний день я доволен своей игрой. Я понимаю, что ситуация с разводом меня никак не шатает и не выбивает из колеи.

— Паш, у меня складывается ощущение, что, несмотря на весь свой футбольный талант, у тебя не получилось разобраться во всем, что происходит в твоей жизни.
— Многое зависит от того, какой человек рядом с тобой. Если человек всегда нацелен на скандалы, на вынос личного пространства наружу. Я сейчас вспоминаю — каждая ситуация была освещена именно Аланой. Все было в соцсетях.

— То есть сам ты не ошибался?
— Как я не ошибался? У меня была тысяча… миллион ошибок. Я всегда их признавал. И сколько еще ошибок будет впереди. Мне через месяц будет всего 33 года. Что такое для мужчины 33 года? И сейчас я впервые уверен в том, что у меня правильный выбор — женщины, жизни, своего пути.

— Какой в футбольной карьере у тебя путь?
— Только один, связанный с «Ростовом». Я хочу приносить пользу «Ростову» и получать удовольствие от своей игры. В тот момент, когда я пойму, что больше не приношу пользы «Ростову», мне надо заканчивать с футболом.

— Сколько еще будешь играть?
— Блин… Тяжело сказать. Все будет зависеть от здоровья. Свой внутренний кураж и эмоции к футболу я не потерял.

— Почему у футболистов так часто происходят проблемы в личной жизни?
— Ошибки молодости. Мы начинаем рано зарабатывать деньги и жить самостоятельно. Мы приходим к семейным отношениям гораздо быстрее, чем обычные люди. Но к тому времени мы не набрались опыта, делаем какие-то шаги, которые не нужно делать.

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0