logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Александр
Петров

Детали контракта по АПЛ, почему так тянули с Олимпиадой и кто прав: Губерниев или Бузова. Отвечает главред «Матча»

Александр Тащин раскрывает подробности Александру Петрову.
ФутболЕвро-2020
27 июля 2021, Вторник, 11:10
matchtv.ru

Спустя два года после ухода АПЛ с «Матч ТВ» спортивный субхолдинг вернул себе права на элитный чемпионат — с сезона-22/23 Премьер-лига пропишется на «Матче» на ближайшие шесть лет.

Александр Петров поговорил с главным редактором федеральной спортивной кнопки Александром Тащиным и узнал подробности контракта по Англии, а также почему так долго телеканалы делили права на Олимпиаду, мог ли Евро-2020 пройти мимо «Матча» из-за конфликта с «Телеспортом» и что Тащин думает о конфликте Ольги Бузовой и Дмитрия Губерниева в прямом эфире.

Телеконтракт по АПЛ

— Английская Премьер-лига возвращается на «Матч» — это главное событие лета для телеканала?

— У нас много «главных событий» — и Олимпиада, и Евро, и, конечно же, АПЛ. Зритель привык смотреть самые крупные яркие события именно у нас. Мы очень рады, что теперь одна из лучших лиг мира будет на каналах «Матч».

— Не могу не спросить про сумму. По новому контракту «Матча» ходила информация, что эта сумма больше 17 млн в год.

— Понимал, что вы спросите, но эта сумма является коммерческой тайной — мы ее не раскрываем. Скажу лишь, что те цифры, которые называются в СМИ, достаточно далеки от истины.

matchtv.ru

— Вы в официальном комментарии рассказали, что будете работать над тем, чтобы АПЛ можно было смотреть на любом устройстве — значит ли это, что будет разрабатываться какая-то новая OTT-платформа?

— Думаю, мы сможем раскрыть все карты зимой. Пока могу сказать, что за год, который у нас остался до старта АПЛ на «Матче», мы значительно обновим техническую базу, улучшив ее функциональность для пользователей.

— Будет ли работать корпункт, который был ранее у «Матча», а сейчас есть у Okko?

— Думаю, да. И комментарии ключевых игр будут вестись с мест событий.

— От вас в обратном направлении проследовала Ла Лига. Понимаю, что на вопрос о том, хотели ли вы ее оставить, вы скажете, что вам интересны все большие чемпионаты…

— Конечно. Так и есть.

— Но пытались ли вы удержать Ла Лигу любой ценой?

— Нет. Естественно, мы участвовали в тендере на права Ла Лиги. Но везде есть какая-то экономическая целесообразность и логика. Мы предложили сумму, которую для себя считали приемлемой и адекватной, другой контрагент предложил больше.

Нельзя сказать, что Ла Лига была на втором плане по сравнению с АПЛ, мы, безусловно, хотели ее получить. Но всему есть какой-то разумный предел. Любой ценой мы не были готовы купить Испанию, как и любой другой чемпионат.

Конкуренция всегда хороша, но она должна быть разумной. Пример покупки Ла Лиги Okko хорошо это иллюстрирует. На мой взгляд, мы предложили максимальную сумму, которая может быть монетизирована. Дальше уже работа в убыток — я не думаю, что можно собрать с рекламодателей денег больше, чем мы предложили.

— В случае с Okko и «Сбером» ведь речь идет о создании экосистемы и каком-то отложенном эффекте.

— Технически у «Сбера» пока нет ресурсов — для создания эко-системы им нужен телеканал, потому что пока это узкоспециализированная платформа, недостаточная для того, чтобы вся Россия смотрела спорт. Наверное, там есть своя экономическая модель, которая все просчитывает. Но аудитории все равно, на какой платформе смотреть спорт. Но на федеральном канале аудитория еще долгое время будет шире, чем на цифровых платформах. И то, что большая часть населения лишается возможности смотреть АПЛ и Ла Лигу — это грустно.

— Владимир Стогниенко в недавнем интервью мне говорил, что АПЛ и Ла Лига не входят в список обязательных развлечений — это те дополнительные услуги, за которые надо платить.

— Ну, вы бы не хотели смотреть топовый чемпионат на общедоступном канале?

Okko Sport

— В идеальном мире хочется смотреть все и сразу, но ведь это популизм, такие вещи ведь лежат в сфере бизнеса.

— Везде должна быть не только логика бизнеса, но и логика просмотра контента как можно большей аудиторией. Тут я не могу до конца согласиться с Володей. Это то же самое, что говорить: нельзя блокбастеры показывать по телевизору — только в кинотеатре. Но это не так. Так и тут: самые яркие матчи надо показывать на эфирном канале.

— Мог ли «Матч ТВ» чисто экономически потянуть права и на Англию, и на Испанию?

— Чисто экономически мы могли бы потянуть все, что мы приобретаем, потому что это говорит о том, что мы согласовали стоимость и понимаем, какие доходы получим. Когда конкуренты дают в разы больше — участие в тендере для нас теряет смысл. Если брать конкретный пример, то взять оба чемпионата любой ценой — это не наш бизнес-подход.

Олимпиада в Токио

— Про Олимпиаду. Договоренность о показе между каналами была достигнута всего лишь за 4 дня до старта игр. Самые сложные переговоры для «Матча» за последнее время?

— Скажем так, это первые Олимпийские игры, которые мы с «Первым» и с «Россией 1» делили на паритетных условиях — то есть у всех каналов по 130 часов одинаковых по значимости событий. И в силу того, что это был первый такой прецедент в истории «Матч ТВ», то, конечно, процесс переговоров был непростой. Каждый из каналов преследовал свои интересы и хотел заполучить самые топовые и знаковые события. В общем, хорошо, что это все закончилось.

— В чем была главная сложность? Насколько были сложны переговоры по отдельным событиям, которые никто не хотел уступать?

— Поделить события на три равнозначных пакета. Все хотели получить спортивную гимнастику, легкую атлетику, синхронное плавание, художественную гимнастику — самые топовые виды, где ожидания медалей от нашей сборной самые высокие. В конечном итоге все пакеты получились сбалансированными, и каждый канал в той или иной степени получил медальные события.

Грубо говоря, вот прям такого, что «мы хотим обязательно финал мужского турнира по волейболу и только мы», не было. Но у каждого канала были пожелания по видам спорта, которые они хотели получить — в равной степени каналы эти виды спорта получили.

Getty Images

— Если говорить об изначальных пожеланиях «Матча», сколько процентов вы получили по факту независимо от вида спорта?

— Как и все каналы, 33% (смеется).

Если серьезно, мы довольны полученным пакетом. У нас есть и художественная гимнастика, и легкая атлетика. Особенно радует, что у нас будет финал женского турнира по прыжкам в высоту с Марией Ласицкене. Нам достались итоговые события легкой атлетики: 100 и 200 метров среди мужчин, эстафета 4 по 100. Плюс финал женского волейбольного турнира. Надеемся, наша сборная туда попадет. Финалы в плавании, динамичный баскетбол 3х3 с участием нашей команды, главные матчи теннисного турнира среди мужчин, водное поло, финалы боксерских поединков и соревнований по вольной борьбе, а также полуфинал Олимпийского турнира по футболу. Поэтому глобально мы очень довольны.

— Будут ли доступны трансляции, не вошедшие в ТВ-эфир, на сайте? В Пхенчхане и Рио этого не было. Будет ли это сейчас в Токио?

— Те трансляции, которые к нам попали, те самые премиальные 130 часов, будут в прямом эфире и на телевидении, и в диджитале (на всех наших сайтах и ресурсах). Соответственно, события коллег мы можем показывать в диджитале только после окончания прямой трансляции. Помимо этого, все остальные события — там гораздо больше 400 часов — мы будем показывать в прямом эфире. После показа у нас эта трансляция останется, и мы тоже будем показывать ее в диджитале. Такие условия у всех вещателей. То есть свой пакет показывается в прямую везде, а чужие пакеты именно в диджитале после окончания прямой трансляции.

— А что будет в случае наложения: если какое-то соревнование затянется и уйдет на другую трансляцию прямо в эфире?

— Мы сейчас с коллегами с ВГТРК и «Первого» смотрим, какие у нас события пересекаются. Возможно, у нас будут обмены трансляциями, чтобы аудитория максимально смогла увидеть Олимпийские игры в прямом эфире. Если же по тем или иным причинам таких обменов не произойдет, то у нас есть формат переклички: будем переходить с одного события на другое, а потом возвращаться к этому событию. Думаю, зритель точно ничего не пропустит.

При этом параллельно все наши события мы покажем на наших тематических каналах, где никаких перекличек не будет. Так что охват у нашей аудитории будет максимальным.

— Была ли вообще вероятность того, что телеканалы и правообладатель договорятся и будет создан какой-то единый хаб, где можно будет посмотреть Олимпиаду, чтобы можно было не прыгать между сайтами, а посмотреть все на одном ресурсе?

— Схема идеальная, но реализовать проблематично. Видите, мы договорились о показе раньше, чем за неделю до старта. А так, чтобы мы все свои права диджитально перевели на один ресурс, непонятно даже какой… Кто будет хозяином этого ресурса? Там очень много юридических тонкостей, которые необходимо прописывать, чтобы такую платформу создать.

— Но это обсуждалось как-то? Или изначально об этом речь не шла, потому что было нереально договориться?

— Честно говоря, речь не шла. Для нас было важно прежде всего договориться о телевизионном эфире. Деление Олимпиады было основой переговоров.

Getty Images

— Сократилось ли число откомандированных в Токио?

— Нет, мы никак не сокращали. Мы как планировали отправить группу из чуть более 50 человек (прежде всего это комментаторы, потом съемочная группа), так никого и не вычеркивали. Отправили заранее, чтобы они все прошли карантин и прочие процедуры. Вот уже как несколько дней все на месте, все работают.

Плюс не надо забывать, что у нас большая команда в Москве, где мы также будем много чего делать в наших программах «Все на Матч», у нас будут работать параллельно восемь каналов. То есть команда задействована довольно большая.

— В Токио поехало всего пять комментаторов.

— Да, верно. Мы отправили комментаторов на наиболее значимые ключевые события. Мы исходили из экономической целесообразности: тот же заказ комментаторских позиций на месте. По опыту моей работы на «Матч ТВ» и предыдущей работы в другом холдинге — это нормальная практика. Отправлять комментатора условно на турнир по хоккею на траве не имеет никакого смысла.

— А ключевые — это, получается, легкая атлетика, плавание…

— Да, наш Ян Баранчук работает на соревнованиях по единоборствам (это борьба, дзюдо, таэквондо — все эти виды спорта). Дмитрий Губерниев прокомментирует из Токио плавание, прыжки в воду и частично легкую атлетику. Ольга Богословская также проведет легкоатлетические эфиры с места. Художественную гимнастику будем комментировать из Москвы, потому что там небольшое количество событий. Волейбол из Японии отработает Владимир Стецко, а футбол и фехтование — Денис Казанский.

Евро-2020

— Другое масштабное событие лета — чемпионат Европы по футболу. Перед началом турнира много говорилось о конфликте «Матча» и «Телеспорта». Из сетки даже исчезали товарищеские матчи. Была ли реальная угроза того, что субхолдинг вообще не покажет Евро?

— Нет, такой угрозы не было. Безусловно, у нас непростые отношения с коллегами из «Телеспорта». Но у нас уже был подписанный оплаченный контракт на Евро-2020. Что касается товарищеских матчей, то тут правообладатель сам вправе решать, с кем ему интереснее работать.

— Но я так понимаю, что исчезали матчи, касательно которых уже был договор.

— Договоренности «Телеспорта» были достигнуты с прежним руководством «Матча» — с людьми, которые сейчас уже работают в других местах. К сожалению, эти договоренности не были задокументированы, и мы не можем их подтвердить. Пришлось обойтись без матчей сборной — в дальнейшем, конечно, мы будем строго запаковывать во все контракты наличие игр национальной сборной на «Матч ТВ». Будем считать, что Олимпиада — это как раз историческое деление прав.

— Тем не менее матч России с Финляндией, который должен был стать главным хайлайтом Евро для «Матч ТВ», все-таки показал «Первый». Как вы об этом узнали? Были до последнего попытки договориться? И почему все-таки не получилось?

— Безусловно, мы рассчитывали на этот матч, мы хотели его показать, потому что понятно, что интерес к этой игре был колоссальный. Но тут, опять же, вопрос к правообладателю.

— Вы не договорились по цене, или это просто была принципиальная позиция «Телеспорта»?

— У нас был подписан контракт, так что цена не менялась. Скорее да, это позиция «Телеспорта».

— Еще один был неприятный момент перед Евро — лишение аккредитации Нобеля Арустамяна. Василий Уткин написал, что проблема была известна задолго до старта Евро, но за это время не было сделано ничего. И действительно в паблик эта история вышла всего за несколько дней до старта Евро — почему не раньше? Ведь во многом благодаря резонансу ситуация разрешилась.

— Конечно, про эту ситуацию знали. Василий прав в этом, но не прав, что мы ничего не делали. Мы были в контакте с УЕФА. Написали им кучу писем, получили кучу ответов. Не хотели, честно, выносить эту историю в паблик. Все-таки УЕФА — наш партнер, и не хотелось, чтобы это все придавалось огласке.

Инстаграм Нобеля Арустамяна

Но то, что это в итоге вышло в паблик, очень помогло. Хотя это сделал не «Матч ТВ». По-моему, как раз Василий Уткин первым об этом и написал. Нельзя не сказать, что мы очень благодарны и болельщикам, которые поддержали Нобеля в этой ситуации, и, конечно, огромное спасибо МИД и Марии Захаровой, при личном участии которых эта ситуация разрешилась.

При этом мы, естественно, не собирались отправлять Нобеля в Баку. Он был запланирован совершенно на другие матчи.

— А в какой момент подключился МИД? Когда вы поняли, что ситуацию все-таки нужно выносить в публичное поле и что переговорами с УЕФА не получится решить вопрос?

— Где-то в конце мая мы получили первые письма от УЕФА. Причем, насколько я помню, там даже не было сказано, что это именно Баку. Это выяснилось позже: «один из police department городов, которые принимали Евро, отказал в аккредитации». Мы пытались выяснить, кто отказал, хотя понимали, что это, скорее всего, Азербайджан. И где-то уже в начале июня, когда эта история вышла в паблик, к этому вопросу сразу подключился МИД России.

— Учитывая, что самые рейтинговые матчи шли на «Первом» и на «России», довольны ли вы рейтингами Евро? Можете какие-то цифры озвучить?

— Понятно, что если бы у нас были матчи сборной России и если бы у нас были более топовые матчи самого Евро, то цифры были бы гораздо лучше. Но даже в сложившейся ситуации мы довольны цифрами. Сравнивали средние цифры по нашей аудитории мужчин 14-59 с чемпионатом Европы 2016 года, где деление между каналами было точно такое же. Там была доля в 11%. Сейчас — почти 14%. Соответственно, такой рост не может не радовать.

— Что можно назвать главным достижением «Матча» во время Евро? Чем вы гордитесь больше всего? И что не получилось?

— Не вышло получить все матчи (смеется).

Что касается плюсов, мы довольны работой нашей команды. Только у нас было настолько большое количество программ о Евро, своя особая студия в Питере. Только у нас было такое огромное количество экспертов, гостей — не только футбольного мира, но и шоу-бизнеса. В целом считаем, что на Евро мы отработали прекрасно. В этом году у нас феноменальный рост по соцсетям, по сайту. Мы были лидерами по цитируемости во время чемпионата Европы. Огромный прирост подписчиков в соцсетях.

У нас 330 тысяч новых подписчиков, 14,5 миллиона взаимодействий — это в 2,5 раза больше, чем было на ЧМ-2018, который вызвал куда больший зрительский интерес. 70 млн просмотров видео — при том, что мы практически не могли использовать хайлайты.

У всех наших конкурентов вместе взятых результаты будут не лучше с этой точки зрения.

gazprom-media.com

Студия «Матч ТВ» в Санкт-Петербурге

— Почему на сайтах, которые ретранслировали матчи «Матч ТВ» во время Евро, стояла заглушка? Кто это инициировал, канал или «Телеспорт» как правообладатель?

— Сейчас права делятся на телевизионные и диджитальные, причем под диджитальными понимается даже ретрансляция каналов и цифровых ресурсов. По сути, это уже другой вид прав.

«Телеспорт» продал нам права на эфирный показ и показ на наших ресурах, то есть сайта «Матча», Sportbox, наши приложения. Так что это была часть нашего договора.

— Эксклюзивность показа матчей, когда игры с «Матча» нельзя посмотреть на сайте «Первого» канала и наоборот, тоже инициатива правообладателя?

— Да.

Бузова vs Губерниев

— С точки зрения резонанса главный момент Евро для «Матча», наверное, это приход Ольги Бузовой в студию. Ваша первая реакция, когда вы увидели то, что произошло в эфире?

— Улыбка. Понятно, для чего мы приглашали Ольгу Бузову. Она в любом эфире — резонансное событие, после которого появляется огромное количество мемов, шуток в интернете. По сути, приглашая Ольгу в эфир, ты приглашаешь ее аудиторию. И, если после этого какая-то часть ее аудитории осталась, задача выполнена. Цифры на этом выпуске были, конечно, колоссальные — сравнимые с универсальной аудиторией на федеральных каналах. Общий охват публикаций — более 5,5 млн человек, видео посмотрели 2,65 миллиона раз.

То есть, безусловно, мы знали, что она привлечет внимание своим появлением. Но то, что произошло в эфире — это случай. Я искренне благодарю Ольгу, что она пришла к нам. То, как она закончила эфир, это было очень искренне. Я считаю, что она профессионал.

— Но то, что произошло в эфире, это главная пиар-победа Матча на этом Евро?

— Я бы не сказал, что это прямо главная пиар-победа. Но это был наиболее рейтинговый инфоповод для канала. И наиболее цитируемый, естественно.

— С точки зрения канала был ли Губерниев в том эфире неправ? И если да, то был ли он как-то наказан за это?

— Дима, безусловно, один из самых популярных ведущих страны — он прежде всего шоумен. Естественно, он не хотел обидеть Ольгу. Конечно, у нас с ним был разговор про этот эфир. Разговор личный. От эфиров, как вы знаете, мы его не отстраняли.

— Но с точки зрения «Матча» Губерниев все делал корректно?

— Не все было корректно, и Дима тоже это понимает. Мы с ним это как раз обсуждали. Но, еще раз, обидеть Ольгу он не хотел ни в коем случае, и нам жаль, что Ольга так восприняла слова Димы.

— Ведь, по сути, Губерниев выводил Бузову на эмоции, и то же самое он делал во время резонансного интервью с Загитовой. В связи с этим вопрос: есть ли у Дмитрия негласная установка на подобный формат общения?

— В части Димы точно нет. Он большой профи — знает, чем привлечь аудиторию, как создать инфоповод. Никакой установки не было.

— То, что самый яркий эпизод Евро на канале напрямую с футболом не связан, вас не расстраивает?

— Как главного редактора меня это может только радовать. Значит, мы можем говорить не только о спорте, мы можем привлекать не только спортивную аудиторию. Как спортивного болельщика — да, расстраивает, что во время Евро с участием нашей сборной основным инфоповодом был приход Ольги Бузовой. Но, с другой стороны, спорт — это не только очки, голы и секунды.

— Но при этом у нас выясняется, что 97% людей не знает ни одного олимпийца на Играх в Токио. Точно ли с точки зрения главреда спортивного канала это хорошо?

— Я бы обратил внимание на практически полное отсутствие спортивного маркетинга в стране. Например, даже российские компании очень редко используют наших спортсменов в своей рекламе. Плюс у многих в контрактах не прописаны медиа дни — например, с футболистами не всегда легко договариваться об участии где-либо. Сейчас на наших спортсменов будет смотреть вся страна, и, чтобы оставаться «на пике», нужно постоянно находиться в информационном поле. Мы готовы и хотим эту возможность предоставлять, в том числе и спортсменам, которые сейчас заканчивают карьеру — наши двери всегда открыты для них.

— В остальном как вы оцениваете работу студии в Питере? Есть ощущение, что она выглядит так же, как и в Останкино, только с другим фоном. Не было ли мысли попробовать резко другой формат?

— Наша студия была абсолютно уникальной. Ни один другой канал не мог похвастаться такой студией, начиная видом, который открывался из студии, и заканчивая техническими характеристиками и возможностями. Более того, я сам был во время Евро в Санкт-Петербурге, подходили, фотографировались на фоне нашей студии. То есть это был, можно сказать, такой арт-объект во время Евро. И сейчас мы думаем, как можно эту студию использовать дальше.

— Я не про визуальную составляющую, а про сам формат.

— Мы в первую очередь преследовали эффект присутствия на Евро. В Москве бы не получилось этого сделать, а тут мы ежедневно вещали из одного из городов турнира. Это классическая история крупных спортивных каналов, вещающих с места крупного события. Присутствие на месте и то, как это все визуализировать, очень важно.

Цифры на «Премьере», Клейменов против комментаторов

— Довольны ли на «Матче» текущими цифрами подписок на «Премьере», и можете ли вы их раскрыть.

— Раскрывать цифры не буду, но в целом довольны. После пандемии количество подписчиков сильно снизилось. За прошлый сезон нам удалось его не только восстановить, но даже и чуть-чуть нарастить. Мы будем активно развивать канал «Матч Премьер», надеюсь, в конце этого года мы запустим новую платформу. Она будет удобнее, чем предыдущая.

— Гавриил Гордеев (экс-креативный директор «Матча». — Sport24) сказал про 600 тысяч подписчиков ровно год назад.

— Год назад их было сильно меньше. Сейчас мы приближаемся к этой цифре.

Александр Мысякин, Sport24

— Если не ошибаюсь, у РПЛ была опция после сезона-20/21 пересмотреть условия контракта — были ли какие-то разговоры по этому вопросу со стороны лиги?

— Нет, все штатно, у нас еще действующий контракт на один год.

— То есть опция была, но лигу все устраивает?

— Да. Все хорошо, лига довольна.

— Слова члена совета директоров «Спартака» Кирилла Клейменова про комментаторов «Матча» и их реакцию на голы «Спартака» как-то прокомментируете?

— Мы сами никогда не выступаем инициаторами подобных комментариев, поэтому я не очень хочу комментировать его слова. Безусловно, они вызвали у нас удивление, потому что если есть претензии к работе наших комментаторов, то их всегда можно высказать мне или генеральному продюсеру канала лично.

При этом после одного из матчей Кубка Париматч Премьер слушал интервью Кирилла, которое он дал Сергею Егорову, где сказал, что не хочет вступать в полемику. Так что проехали.