logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Владимир
Колос

Новый талант «Зенита»: знает 4 языка, пишет DJ-сеты и уже потащил пенальти за основу. Интервью вратаря Одоевского

А еще слушает олдскульный рэп и читает Берджесса.
ФутболРПЛ
15 июля 2021, Четверг, 06:00
fc-zenit.ru

Даниил Одоевский уже сравнительно давно привлекается к тренировкам с основой «Зенита». В конце прошлого сезона он дебютировал в матче с «Тамбовом». На сборе в Австрии этим летом он потащил пенальти в матче с «Шальке». А в РПЛ-2021/22 он входит в качестве единственного конкурента Михаила Кержакова.

Отличный повод для того, чтобы познакомиться с молодым талантом поближе.

Погнали!

— Давай с самого начала. Как ты попал в футбол? Это было желание родителей, или ты уже в детстве любил гонять мяч?
— То, что баловался с мячиком в детстве, это сто процентов. У меня даже где-то есть фотка забавная, когда меня тетя выводила во двор поиграть в мяч. Мне года три, наверное, было. Дома тоже играл. Помню, с дедушкой иногда в коридоре играли. У нас был проход, я туда становился, катил ему мяч, он мне бил.

— То есть уже тогда играл в воротах?
— Ну так… по очереди с ним. Если честно, меня никогда не тянуло в ворота.

— Чем вообще жил в детстве помимо футбола? И как были дела с успеваемостью в школе?
— С успеваемостью все было в порядке. Всегда хорошо учился. До 5-6 класса был круглым отличником. Потом уже начал уделять больше внимания футболу. И успеваемость стала похуже. В том плане, что стали появляться четверки. У меня очень строгая бабушка, так что за каждую четверку мне прилетало. А если тройка вдруг, то все — можно было не выходить никуда.

— То есть скидку на то, что у тебя постоянные тренировки, не делали?
— Это же родные. Они всегда хотят, чтобы ты хорошо учился. Тебе 12 лет, какой футбол? Иди учись!

— Ты рассказывал, что мама тебя перевела из «Смены» в СДЮШОР «Зенит» только лишь из-за названия школы. Для твоей семьи это был настолько принципиальный момент?
— Помню, у мамы на работе сижу, играюсь. И она говорит: «Пойдешь в «Зенит». На следующей неделе меня привели в СДЮШОР. Не могу сказать, что у нас в семье были прям ярые болельщики. Просто все смотрели футбол, болели за одну команду.

— Когда ты занимался в школе уже в сознательном возрасте, ты понимал, что хочешь зарабатывать футболом? Или для тебя это просто было по фану?
— Лет в 14 я начал понимать, что могу чего-то добиться. Постоянно оставался с тренерами, занимался дополнительно в манеже. С Ильей Дмитриевичем Наумовым, с Алексеем Анатольевичем Поликановым, царствие ему небесное, с Дмитрием Викторовичем Крыловым. Я тогда понял, что реально надо тренироваться. А до этого… ну, тренируюсь и тренируюсь, играю и играю. Классные турниры были. Но сильно о будущем не думал. Ставили в состав, я и играл. И нападающим, и вратарем, и защитником. Это до 12 лет было. А дальше начал уже осознавать, что такое футбол.

— Сильно сопротивлялся, когда тебя из нападающего сделали вратарем?
— Да! Очень любил в поле играть. Помню, в 16 лет мы на первенство города играли СДЮШОРом, а я на предыгровой пошел в поле тренироваться. А момент, когда впервые встал в ворота, помню прекрасно. После тренировки устал, начал валяться. И тренер Юрий Егорович мне говорит: «Встань в ворота, я тебе пробью». Раз ударил, я что-то поймал. Два ударил, я что-то поймал. Три ударил, я что-то поймал. Он посмотрел и говорит: «Завтра вратарская тренировка, приходи к Алексею Анатольевичу». Я был в шоке. В смысле? Какая вратарская тренировка? Вы что?

— Это не обсуждалось?
— Вообще нет! Но сначала подумал: «Ну ладно, может, меня так наказали просто».

— С того момента в поле тебя уже не выпускали?
— Один раз. Мне лет 15 было. Приехали на турнир в Ригу. Мы выигрывали после первого тайма 2:0. После перерыва не забили один момент, второй, третий. Наш тренер психует и говорит мне: «Одой, переодевайся!» Я переоделся, вышел, две голевых! Вообще, на тренировках часто в поле просился. Даже Алексей Анатольевич мне порой говорил: «Даня, отдохни от ворот, потренируйся в поле». А когда поиграл, насладился, идешь обратно в рамку отбивать удары.

— Этот опыт тебе помогает? Может, ногами увереннее играешь?
— Не думаю, что это только из-за игры в поле. Просто много тренировался, поэтому без проблем играю ногами.

— Ты говорил, что кумиров среди вратарей у тебя не было. Но, учитывая резкую смену позиции, наверняка стал внимательнее следить за вратарями. Кто тебе больше нравился?
— Наверное, Тер Штеген. Он был единственным, за кем пристально следил. А до этого вообще не обращал внимания. Футбол и футбол. Что мне эти вратари? А сейчас манера Тер Штегена очень нравится. Он спокойный, размеренный. Все ровненько, точненько. Ногами играет феноменально. Но вообще, когда футбол смотришь, каждый раз для себя что-то отмечаешь.

— За Евро следил?
— Конечно.

— Там было большое количество незабитых пенальти. С чем это связываешь?
— Мне кажется, это дело случая. Может, у кого-то нервы сдали.

— В матче с «Шальке» ты тоже потащил пенальти. Заранее для себя решил, куда будешь прыгать?
— Когда он поставил мяч, я решил для себя, что постараюсь уйти чуть позже. Но все равно, кажется, я чуть завалился в правый угол перед ударом. Главное — выбрать угол и все. Дальше удача.

— То есть какой-то определенной тактики отражения пенальти у тебя нет?
— В тот момент точно не было. Даже если бы была, я бы ее не раскрыл.

— Если удар идет в угол, среагировать на него реально?
— Если сильно и в угол — нереально. Надо успеть среагировать, оттолкнуться. Если стоишь по центру и ждешь удар рядом, тогда шанс есть. Но если мяч идет хотя бы чуть-чуть в угол — без шансов.

— Ты рассказывал, что твой главный болельщик — твоя бабушка. Но она не смотрит матчи, потому что переживает. Твой дебют в РПЛ против «Тамбова» она в итоге посмотрела?
— Нет. Дедушка смотрел. И, как всегда, по его крикам она понимала, что происходит. Но в этот раз он сказал, что была поспокойнее.

— Когда ты узнал, что выйдешь в основе, уже летел в Саранск, зная это, или Сергей Богданович сказал только накануне матча?
— У нас была игра с «Зенитом-2» против «Мурома». После нее сказали: «Готовься. Пока планируется, что ты можешь сыграть». Я особо не держал это в голове. Просто тренировался и был готов сыграть. Мандража не было. Было предвкушение: вот, сейчас могу получить шанс и наконец сыграть!

— Кого нужно винить, что ты не отстоял на ноль?
— Никого. Пропускает же вся команда.

— Но насколько конкретно для тебя было принципиально отстоять на ноль в дебюте?
— Вообще не принципиально. Главное, чтобы выиграли. А по поводу сухаря… ну, не получилось и не получилось. Не держал это в голове. Я просто хотел сыграть без ошибок, уверенно.

— Как у тебя прошел переход из ПФЛ в РПЛ? Уровень — космос?
— Да, здесь все гораздо быстрее и мастеровитее. У нас в команде победитель Лиги чемпионов, из «Барселоны» люди.

— Но конкретно с вратарской точки зрения в чем сложнее? Здесь бьют по воротам, там бьют по воротам. Здесь отбиваешь, там отбиваешь.
— Сила удара. Главное отличие — кучность. Все профессионалы бьют точно и кучно.

— Кучность? Что, прости?
— Имею в виду, что если человек один раз ударил, к примеру, в угол, то и в остальные разы ему не составит проблем отправить мяч туда же. И нужно все по максимуму из себя вытягивать, чтобы ты достал этот удар. Но со временем привыкаешь к любым ударам.

— В свое время ты мог перейти из СДЮШОР в «Локомотив». Что не срослось?
— Можно сказать, сидел на чемоданах. Наверное, хотел остаться в Петербурге. Патриотизм к городу сыграл свою роль. Хотел остаться. Свой город, своя команда, свои люди. Здесь много знакомых. Тот же Михаил Кержаков. Хотя вряд ли он меня помнил в тот момент. Когда я был маленьким, он приходил к нам на тренировку и мы с ним фотографировались.

— Кержаков в итоге взял над тобой шефство? Или кто больше помогает из «стариков»?
— Все помогают. Микроклимат у нас очень хороший. Все поддерживают. Никакого негатива вообще не было. Когда первый раз в 16 лет пришел на тренировку основы, сразу почувствовал себя в своей тарелке. Андрей Лунев, Миша Кержаков, Саша Васютин — все поддерживают, подбадривают. Иногда подшучивают, не без этого. Но это нормально.

— Кержаков вообще любит пошутить. Тебе от него прилетало?
— Над ростом моим смеялся. Я вообще почти 190 сантиметров, но сутулюсь. И он на тренировках посылает мяч очень низко. И говорит: извини, на твой рост подавал.

— Артем Дзюба любит устраивать с вратарями серии пенальти. Доводилось уже участвовать?
— Пока что нет. Но он мне несколько раз бил пенальти. Пару раз брал. Но это было в Петербурге. На сборах пока не доводилось.

— Если он вызовет тебя на серию пенальти, кто выиграет?
— Не знаю, кто выиграет. Но я точно соглашусь!

— У тебя, по идее, будет преимущество. Ты же в поле играл.
— Да, бить-то сейчас все умеют. Посмотрим, мне это было бы интересно.

— После матча с «Шальке» я спросил у Сергея Семака, допускает ли он, что ты будешь основным вратарем в сезоне. Он ответил, что допускает все. Ты сам чувствуешь, что готов стать первым номером «Зенита»?
— Я себя чувствую уверенно. У меня нет мандража. С защитниками у меня хорошее понимание. Если мне скажут играть, я точно не буду думать: «О, господи, нет, пожалуйста, не надо!»

— Если завтра узнаешь, что тебя поставят на Суперкубок?
— Буду готовиться.

— Глядя на то, как вратари в РПЛ в плюс-минус твоем возрасте начинают играть в основе своих клубов, не возникают мысли о том, что у тебя есть шанс стать вратарем «Зенита» на долгие годы?
— Такое желание есть у любого футболиста, который хочет играть и развиваться.

— Как можешь описать свой нынешний статус в команде? Ты пока просто набираешь опыта или полноценно конкурируешь с Кержаковым? К слову, тот же вопрос задавал после «Шальке» Семаку.
— И что он ответил?

— Что идет здоровая конкуренция между двумя вратарями.
— Мне приятно. Сейчас чувствую себя полноценным членом команды. Это точно. Когда я впервые пришел на тренировку к основе в 16 лет, молча работал, старался показывать все, что могу. Сейчас потихоньку приживаюсь. Ты тренируешься, тренируешься, а потом бам — начали с тобой общаться, бам — тебе сами начали задавать вопросы, бам — «старички» начали тебя принимать, вводить в свой круг.

— У каждого молодого игрока «Зенита» есть история, как он кому-то подавал мячи или кого-то выводил на поле.
— У меня нет. В первый раз очень поздно попал на футбол. «Зенит» играл с «Севильей» в Лиге Европы. Когда Халк с центра поля забил. А следующий раз даже не помню. Наверное, уже на «Газпром Арене». Не могу сказать, что часто на футбол ходил. Не получалось.

— Не интересуешься?
— Не знаю почему, но в этом сезоне Лигу чемпионов вообще не удалось посмотреть. Только финал. И то второй тайм.

— А как же матчи «Зенита»?
— Смотрю! Со скамейки запасных.

— Я про Лигу чемпионов. Ты не был в заявке.
— А, эти, конечно, смотрел! Я все матчи «Зенита» смотрю вне зависимости, в заявке я или нет.

— Футболистов ты не выводил на поле. Но у тебя есть история с Виктором Вальдесом.

— Я вообще не помню этого момента! Хоть убей. На видео даже видно, что я голову отвернул, когда он мне руку протягивал. Потом смотрел видео, и мне было так стыдно! Мне потом все это видео присылают и спрашивают: «Ты вообще нормальный? Тебе Вальдес руку протягивает, а ты…» После этого момента я сажусь на скамейку и спрашиваю у ребят: «Это что, мне Вальдес только что руку протянул?» И я пытаюсь вспомнить, а пожал ли я ему руку вообще? Думал, что надо после игры к нему еще раз подойти. А вдруг реально не пожал!

Потом мне еще присылали его слова после матча. Было приятно. Понял, что двигаюсь в правильном направлении. Но не могу сказать, что меня это сильно воодушевило. Просто приятный момент. Но надо двигаться дальше.

— Я посмотрел твой инстаграм. Из атрибутов настоящего молодого футболиста у тебя только пара брендовых вещей. Что с тобой не так?
— Стараюсь следить за модой, чтобы был свой стиль. Плюс я не все выкладываю в инстаграм. Просто рационально использую свои деньги. Какие-то брендовые вещи у меня есть. Но иногда хочется бренд чуть попроще, но вещь чуть постильнее.

— Инстаграм ты не особо ведешь. Что тоже странно для молодого футболиста.
— Мне бы хотелось. Но пока не получается. Я тренируюсь, встречаюсь с друзьями. А чтобы пофоткаться и вести инстаграм… такого нет. Но я вообще очень требовательный. Если выкладывать фотку, то такую, которая всем понравится.

— На зимних сборах ты читал «Заводной Апельсин» Берджесса. Дочитал?
— Нет. Как раз после того, как я сказал, что его читаю, я перестал читать и стал больше тренирироваться. Тяжело читалось. Первые сто страниц я перечитывал, наверное, три раза. Некоторые слова, которые они сами для себя придумывали, было сложно воспринимать. Порой возвращался на 20 страниц назад, перечитывал. Сейчас на сбор взял книгу и планирую наконец закончить. И в следующем интервью я наконец скажу, что я ее дочитал.

— Еще один не самый типичный скилл для молодого игрока — ты знаешь три иностранных языка. Как так вышло?
— Французский изучал в специализированной школе. Английский был у нас с пятого класса. Но после французского он очень легко давался. Плюс у меня есть знакомые иностранцы. И когда с ними общаешься, язык начинаешь понимать очень быстро. Когда был в Испании, часто общался со знакомым и начал понимать испанский. Но не скажу, что знаю его. Плюс по-итальянски знаю несколько фраз. Когда были с СДЮШОР «Зенит» в Италии, научились от волонтеров. Но вообще банальщина: пара предложений буквально.

— В «Зените» сейчас достаточно испаноговорящих футболистов. Как раз можешь попрактиковаться.
— Больше по-английски говорю. Потому что привык. С Малкомом на французском стараюсь общаться. Он его очень хорошо знает.

— Языки учишь больше для себя? Или в будущем видишь себя за рубежом?
— Хотел бы видеть себя где-то за рубежом. Вообще, французский сейчас чуть позабылся. Но если немножко вспомнить, то на свой уровень вернусь быстро. Произношение у меня осталось. И слова многие помню. Тяжело будет с грамматикой. А английский… здесь главное, чтобы тебя понимали люди. И не важно, как ты на нем разговариваешь. Никто тебя не будет обвинять в том, что ты плохо говоришь или что у тебя какой-то не такой акцент. В общем, если мои знания языков мне пригодятся в жизни, будет отлично!

— Ты любишь рэп. Но не современный русский, а олдскульный американский. Как вообще такое возможно?
— Да! Очень люблю! Biggie smalls, Тупак… у меня даже есть отдельный плейлист. Там столько исполнителей! Очень люблю Nate Dogg — золотой голос тех времен. Вообще, я разную музыку люблю. И даже не обязательно рэп. Латиноамериканскую музыку могу с удовольствием слушать. И электронную. Составляю плейлисты и всегда делюсь с друзьями. Всегда слушаю: в машине, дома… Дома у меня вообще три огромные колонки стоят. Соседи постоянно стучат: можно потише, пожалуйста!

Но вообще, если мне включить старый рэп, я готов слушать его целый день. Новые треки — послушал и забыл. А старые — классика, которую хочется переслушивать постоянно. Мне как-то больше нравится их стиль. Он более честный, что ли. Раньше люди реально жили этим. Были очень техничными. Я вам пока только грандов назвал. Но вообще люблю слушать и не особо известных рэперов. Иногда найдешь песню, зашел на страничку исполнителя и изучаешь всю его дискографию.

На тренировке прикол был. Попросил Мишу Кержакова рэп поставить. Он включил, я начал подпевать. Мария Юрьевна стоит в шоке: «Откуда ты все это знаешь? Ты же еще тогда даже не родился!»

Очень тащусь по группе N.W.A. А Ice Cube, какой текстовик! Dr. Dre — легендарный продюсер. В то время он просто взрывал.

— К Onyx как относишься?
— Есть в моем плейлисте. Нравится их злой стиль. Как-то ехал на игру и включил их трек Bacdafucup. Я прям завелся! Думаешь: блин, какие хорошие ребята!

— То есть на матчи этой музыкой настраиваешься?
— По-разному. Бывает и рок включаю. Иногда послушаешь что-то новенькое, понравится. Вообще, все жанры нравятся. Но «старую школу» прям очень люблю. И постоянно люблю узнавать что-то новое. Например, Миша Кержаков как-то мне поставил Rage Against the Machine. Я их не знал. Но когда услышал, прям загорелся. Месяца два их слушал, плейлисты составлял. Очень крутые ребята.

— Ну и здесь напрашивается вопрос: три лучших рэпера в истории жанра?
— Очень сложный вопрос. У каждого есть очень крутые треки. На самом деле, я готов назвать всех. Вот скажу сейчас, Notorius B.I.G. Но есть же и другие крутые ребята…

— Они не обидятся, потому что вряд ли прочитают это интервью.
— Все равно. Давай назову тех, кто первый в голову пришел — Nate Dogg, Ice Cube и, чтобы всех вместе собрать, N.W.A. и Biggie Small. Но три — это очень мало. У Снуп Догга очень классные старые треки. Mobb Deep. Из женского — Eve. У нее очень крутой голос. Еще Nas. Тоже обожаю.

— Эминема на этом фоне вообще не котируешь?
— Есть несколько треков. Shake that ass, например. С Nate Dogg, кстати. Очень нравится припев — совершенно сумасшедший. Slim Shady еще, Bitch please со Снуп Доггом. Но вообще Эминема я как-то обошел. Хотя он, конечно, технарь. Очень быстро и четко читает. Но из технарей мне больше Ice Cube нравится за его сумасшедший стиль.

— Из современных русских рэперов что-то торкает?
— Не особо. Иногда могу что-то послушать. Но в основном на иностранщине сижу. Есть какие-то неплохие ребята.

— Моргенштерн, Скриптонит?
— Моргенштерн точно нет. У Скриптонита есть неплохие старые треки.

— Как ты пришел к диджеингу? И занимаешься ли им до сих пор? Или уже забросил?
— Вот вчера буквально переслушивал некоторые свои сеты. Просто у меня после переезда поближе к базе уже два месяца, как нет ноутбука. Вернусь со сборов, куплю и буду прогрессировать в этом плане. Оборудую комнату под мини-студию. Может, даже попробую что-то свое сделать. Но только если будет хватать времени. Потому что для создания музыки нужно очень много трудиться. Прямо как в футболе. Но могу сказать, что диджеинг мне уже легко дается.

А как пришел… Слушал много электроники, интересовался. И в один момент решил: хочу научиться. Когда был на концертах диджеев, слышал крутые переходы и думал: блин, хочу так же попробовать!

И один раз пришел к своему другу Михаилу Балашову, который этим занимается. Он спросил у меня, кого я слушаю. Когда я ответил, он очень удивился: «Не Мартин Гаррикс и не Дэвид Гетта? Точно сработаемся!»

— Во вратарском деле, как мы уже выяснили, у тебя кумиров нет. А из числа диджеев?
— Я смотрел много видео. К примеру — Boiler Room. И от каждого что-то пытался взять. Базу я получил от Миши. И начал сам учиться и тренироваться. Я не претендую на лавры лучшего диджея-вратаря России. Поняли отсылку? В общем, смотрел, разбирал и пытался сделать что-то свое.

— Когда станешь популярным диджеем, какое имя себе выберешь?
— Точно знаю, что Керж скажет: «Я спою нашей любви Оду». Если серьезно, я не собираюсь пока становиться профессиональным диджеем. Это все-таки ночной образ жизни, учитывая, какую музыку я хочу сводить.

— То есть ты не допускаешь, что это хобби рано или поздно начнет тебя кормить?
— Сложно сказать. Наверное, допускаю, рано или поздно.

— Распад Daft Punk тебя расстроил?
— Да нет, если честно. Да, у них крутые песни. Но распались и распались. Значит, пришло время. А кто не распадался? Время идет, люди ссорятся. Вообще, за ними особо не следил.

— Болельщики твои сеты могут уже послушать на какой-то площадке?
— Пока не выкладывал. Возможно, когда-нибудь соберу группу людей и устрою мероприятие. И кто-нибудь заснимет и выложит в сеть. А в глобальных масштабах пока про это не думаю. Вопрос в том, что сводить умеют многие. И я этим пока занимаюсь для себя и для друзей. Просто делаю то, что мне нравится, что дает мне эмоции. А эмоции и вдохновение — это главное. Особенно для футбола.

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0