logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Владимир
Колос

«Аршавин очень умен. И он легенда «Зенита». Экс-спортивный директор клуба Рибалта: о том, как работал и почему ушел

Также про Малкома, Семака и трансферы.
ФутболРПЛ
7 июля 2021, Среда, 09:00
fc-zenit.ru

Весной спортивный директор «Зенита» Хавьер Рибалта после трех лет работы в Санкт-Петербурге уехал из России и подписал контракт с «Пармой». С тех пор итальянский клуб успел вылететь из Серии А, так что выбор итальянца показался очень неожиданным: Лигу чемпионов и борьбу за золото РПЛ Рибалта сменил на Серию Б, а солидный бюджет на трансферы на неясные перспективы.

Чтобы выяснить, почему испанец решился на такие перемены, корреспондент Sport24 отправился в Парму, поговорил с ним и услышал много интересного. В своем первом интервью после ухода из «Зенита» Рибалта рассказал о работе в питерском клубе, признался, был ли у него конфликт с Семаком, почему не считает трансфер Малкома провалом, рассказал, в чем хорош Аршавин, и даже наехал на аналитика клуба.

parmacalcio1913.com

— В январе существовала возможность, что вы можете остаться в «Зените» еще как минимум на сезон. Что изменилось?

— Ничего не изменилось. Я всегда был счастлив в «Зените». Но я получил важное для меня предложение. И дело не в деньгах. Просто это новый проект. Поэтому я решил сменить клуб.

— Но этот новый проект на момент вашего прихода был на грани вылета из Серии А. Сейчас вы готовитесь к сезону в Серии Б.

— Да, но я не стал бы говорить такими категориями. Некоторые клубы остаются большими вне зависимости от обстоятельств.

— И все-таки: какая у вас мотивация? В «Зените» вы каждый год боролись за чемпионство и играли в Лиге чемпионов. Сейчас вы пришли в команду, которая вылетела.

— Тот период для меня уже окончен. Круг замкнулся. И я решил вернуться в страну, где мне всегда было хорошо. Я проработал в Италии девять лет. Так что мне сразу понравилась идея перехода в «Парму». И я решил что-то изменить в своей жизни.

— Ближайшая цель — возвращение в Серию А?

— Совершенно точно.

— Кстати, это ведь вы продали Эрнани из «Зенита» в «Парму».

— Да! И вот мы снова вместе в одной команде. Продал его два года назад и снова нашел его.

— Какие у вас отношения? Он не держит обиду, что вы его продали?

— Нет, нет. У нас всегда были хороший отношения с Эрнани. К тому же, он был рад перейти в «Парму». Здесь он получает больше игровой практики. Плюс Серия А — топ-лига. Ему здесь хорошо. Так что никаких обид. Он здесь счастлив.

— Вы видели его в «Зените». Сейчас видите его в «Парме». Он правда не был достаточно хорош для «Зенита»? Или просто оказался не в то время не в том месте?

— Его уровень достаточно хорош. Проблема была в лимите на легионеров, а не в его уровне. А с таким лимитом как в России всегда будут футболисты с минимумом игрового времени. В тот момент Эрнани решил, что он хочет играть больше. Поэтому он перешел.

— Какие главные отличия в вашей работе в России и Италии?

— Более или менее все одинаково. Большой разницы не вижу. И там, и там нужно строить команду, Продавать игроков, покупать игроков. Так что примерно то же самое.

— Но купить игрока в итальянский клуб все же проще?

— Зависит от ситуации. Не могу сказать, что в Италии работать проще. К примеру, некоторые футболисты, которых мы подписали в «Зенит», никогда бы не перешли в «Парму». Все зависит от конкретного игрока.

— В прошлом сезоне вы сказали, что не считаете трансфер Малкома провальным. Но вы купили футболиста за 40 миллионов евро, и он пропустил две Лиги чемпионов из двух. Вы когда-нибудь жалели об этом трансфере?

— Нет, потому что у него была травма, с которой мы ничего не могли поделать. В отношении игрока, у которого никогда не было травм, подобную ситуацию нельзя спрогнозировать. Для меня ценность этого футболиста очень высока.

— Спрошу иначе. К примеру, я купил новый смартфон за тысячу евро. Но он тут же сломался. Я вынужден нести его в сервис и вместо него пользоваться старым кнопочным телефоном, у которого нет и половины функций смартфона. И покупка этого смартфона — неудача с моей стороны. Разве нет?

— Это другое. Травмы — часть футбола. Мы не можем их предугадать. Особенно, как я уже говорил, если игрок всегда был здоров и в форме. Конечно, если ты покупаешь футболиста, который перенес не одну травму, это всегда большой риск. Но если ты берешь молодого игрока, который не получал повреждений, это реально совершенно другая история. И вспомните, как именно он получил свою первую травму. Это был жесткий подкат, который случился во время матча. Такое невозможно спрогнозировать.

— На Transfermarkt его трансферная стоимость уже упала до 22 миллионов. Как думаете, у «Зенита» будет шанс продать его за 40?

— Не знаю. Сейчас он вызван в олимпийскую сборную Бразилии [разговор состоялся до появления информации о том, что Малком на Олимпийские игры не поедет]. Он все еще молодой и ценный игрок. Но если ты покупаешь футболиста, нельзя думать только лишь о том, чтобы продать его в будущем примерно за такую же сумму. Ты покупаешь игрока по ряду причин. Если он поможет завоевать титулы и добиться целей, значит он отрабатывает вложенные в него деньги.

— Покупка Вячеслава Караваева, а не Марио Фернандеса за 30 миллионов — это хорошая сделка для «Зенита»?

— Я был очень доволен, когда мы подписали Караваева. Не хочу его ни с кем сравнивать. Слава — фантастический футболист. И он был фантастическим приобретением для «Зенита». У меня только позитивные эмоции от его покупки за те деньги, которые мы за него заплатили.

— Кто из игроков перешел «Зенит» конкретно по вашей инициативе? Помимо Малкома.

— Всех игроков, которые приходили в «Зенит», советовал в том числе я. Мы согласовывали их кандидатуры со всеми. Это была командная работа. И мы делали ее хорошо. Только лишь от одного меня ничего не зависело.

— Ваша лучшая сделка в «Зените»?

— Мне постоянно задают этот вопрос. Но мой ответ всегда один и тот же. Я доволен всеми. Потому что все игроки, которые пришли в «Зенит», дали команде что-то новое. И они помогали нам побеждать. И это очень важно для нас. Мы выигрывали титул каждый год. Так что для меня все трансферы были лучшими.

— Ваш главный провал в «Зените»?

— Не совсем честно говорить «провал» в отношении меня или «Зенита». В покупке каждого игрока был смысл. И мы подписывали их, потому что были уверены, что они нам помогут. Так что как по мне, провалов не было.

— Окей, я переформулирую вопрос. Вы когда-нибудь были разочарованы своей работой в «Зените»? Или вы все делали правильно?

— Не знаю. Возможно, я допускал ошибки. Но не я об этом должен говорить. И точно не мне себя судить. Пусть другие расскажут. Я доволен этим периодом своей карьеры. Думаю, мы добились поставленных целей. И я был счастлив все эти три года.

— Январь 2020. Вы узнаете, что Кокорин должен перейти в аренду в «Сочи». Ваша первая мысль?

— Возможно, это неплохой вариант для него, чтобы набрать форму. Потому что он долгое время был без футбола. Так что это должно было пойти ему на пользу.

— Расскажите о своих обязанностях в «Зените».

— Спортивный директор в связке с главным тренером ответственный за строительство первой команды. Также я контролировал работу скаутов, клубную академию. Это был круг моих задач.

— К слову, об академии. Молодые воспитанники «Зенита» почти не играют. И вынуждены или сидеть в запасе, или уходить в другие команды, чтобы набраться опыта.

— Почему же? Они играют, просто не очень много. Но для них сложно сразу заиграть в основе. Уровень команды очень высок. И даже тот факт, что молодые игроки входят в основную обойму, уже плюс для них. Свои минуты они получают. Так что это часть их развития.

— Сейчас молодежью в «Зените» занимается Андрей Аршавин. Часто с ним контактировали?

— Да, мы часто говорили. У нас были плодотворные рабочие отношения.

— Существует легенда, что Аршавин здорово определяет талант футболистов. И даже будучи игроков давал советы тренерам в этом направлении. Замечали за ним такую способность?

— Что я знаю наверняка, так это то, что Андрей проделывает отличную работу в академии. И благодаря ему в «Зените» вскоре появятся новые талантливые футболисты.

— Он может дорасти до спортивного директора? Или даже до генерального?

— Наверное, вам лучше спросить это у него. Думаю, что у него есть потенциал для этого. Он очень умен. И знает клуб изнутри лучше, чем кто бы то ни было. Он легенда «Зенита». Сейчас он начал работу с академии. Так что думаю, что он готов в будущем занять одну из этих должностей.

— Официально между вами и Сергеем Семаком никогда не было конфликтов. Но слухи появлялись постоянно. Можете сказать, что ваши отношения были не самыми простыми?

— Нет. Я могу сказать, что наши отношения были замечательными. Всегда. И мне непонятно, откуда постоянно появлялись эти слухи.

— Ваш бывший подчиненный Никита Васюхин недавно в интервью сказал: «В „Зените“, на мой взгляд, Семак и Рибалта не всегда находили общий язык. Иногда было тяжело понять, что мы ищем конкретно, какие требования у них к игрокам. Мы просто пытались найти хорошего футболиста».

— Этот парень был всего лишь аналитиком. При всем уважении к нашим аналитикам, он не знал о трансферах ничего. Он был лишь малой частью всего процесса. Если он хочет таким образом показать себя важным… он таким не был. Так что он не мог знать.

— Чего не хватает «Зениту» для того, чтобы в Лиге чемпионов забираться немного дальше группового этапа?

— Когда ты меняешь большое количество футболистов, тебе нужно время для того, чтобы построить новую команду. Но сейчас наступил нужный момент. Сейчас «Зенит» готов показать себя в Европе.

— В идеальном мире, где нет лимита на легионеров и финансового fair play, «Зенит» мог бы конкурировать с европейскими топами?

— Это возможно. Но лимиты подобные тому, что есть в российской лиге, никогда не помогают. В топ-чемпионатах никаких лимитов нет.

— Представим, что завтра лимит в России отменят. Сколько времени потребуется «Зениту», чтобы собрать конкурентоспособную команду? Или вопрос только в деньгах?

— Не только в деньгах. Здесь много факторов. Два года назад по ходу последнего тура Лиги чемпионов мы в течение 70 минут удерживали результат, который выводил бы нас в плей-офф. Иногда все зависит от удачи. Но я думаю, что мы выступали на приличном уровне. В прошлом сезоне было много проблем. Из-за ковида, из-за нового лимита на легионеров, из-за большого количества матчей. Это был сложный сезон. Но сейчас тот уровень, который был у нас два года назад, должен вернуться.

— В прошлом сезоне вы дали интервью, где отвечали на вопросы преимущественно «да» или «нет». Предлагаю это повторить. Я задаю вопрос, вы отвечаете только «да» или «нет». Если хотите дополнить — пожалуйста.

— Ваша семья — главная причина столько раннего ухода из «Зенита»?

— Нет.

— В 2019 году у вас был шанс заменить Паратичи в «Ювентусе»?

— Нет.

— Можете представить себя в российском футболе в будущем?

— Да.

— В любой другой команде, кроме «Зенита»?

— Надеюсь, что нет.

— Семак может тренировать в Европе?

— Да.

— В «Зените» есть неприкасаемые игроки?

— Да. В том плане, что они очень хорошо играют.

— Ловрен — идеальная замена Ивановичу?

— Да.

— В этом интервью вы были честны на 100 процентов?

— Да.

Скачать приложение Sport24 для Android


Скачать приложение Sport24 для iOS