logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Оксана
Ларюшкина

«Было ужасно тяжело». Ольга Березуцкая — про мужа в «Краснодаре», себя в ЦСКА и свой вызов инстаграму

Очень крутая жена бывшего футболиста и тренера красно-синих.
Футбол
25 июня 2021, Пятница, 06:30
fckrasnodar.ru

Ольга — супруга легендарного защитника Василия Березуцкого, которого знает каждый болельщик ЦСКА. Она — та самая девушка, с которой хочется ассоциировать образ «жены футболиста», да и любой медийной личности. Яркая, харизматичная, честная и открытая: Ольга легко стирает все инстаграмные стереотипы про идеалы и успехи, и говорит через свои фото: девчонки, я одна из вас, с такими же проблемами и вопросами к себе и жизни.

Недавно Ольга создала свой проект «Bad Mommy’s club» — женское комьюнити, куда может прийти любая девушка, которой хочется найти баланс между личной жизнью и карьерой, раскрепоститься, перезагрузиться и встретиться с новой собой. Об этом и много другом — в эксклюзивном интервью Оксане Ларюшкиной, редактору Sport24.

— Давай сначала про футбольную часть твоей жизни. Ты ведь «всей душой и сердцем» за ЦСКА. Что ты чувствовала, как болельщица, когда Василий уходил из команды?

— Конечно, мне было грустно. Моя любовь к клубу началась еще до знакомства с мужем: я занималась в секции гимнастики в ЦСКА с 6 лет, а мой отец недолгий период играл за армейскую команду. Да и сын занимался в школе при клубе, но сейчас сделал выбор в пользу образования.

Я провела рядом с ЦСКА столько времени, знала каждого сотрудника. Было ужасно тяжело. Но это мои личные амбиции и переживания. Так-то я знаю, что муж делает все, чтобы развиваться — чтобы была возможность вернуться в ЦСКА уже в статусе главного тренера. Кстати, у нас по-прежнему есть абонементы: болеем за клуб, ходим на матчи. В этом смысле ничего не поменялось, кроме того, что папы нет на скамейках.

— А с тобой он советовался по поводу перехода?

— Нет. Семейные решения у нас общие, а в его профессиональные футбольные дела я никогда не лезу. Мы можем обсудить моменты, которые глобально касаются семьи, например, переезд в другой город, связанный с переходом в другой клуб. Но личные решения человек должен принимать сам, чтобы не перекладывать ответственность на другого.

Вася может спросить совета, но непрошенных рекомендаций я точно не даю. Да и среди коллег ему есть с кем советоваться по футбольным и карьерным вопросам.

— О том, что Василий может уйти, писали несколько раз. Кажется, что он долго сомневался и делал самый сложный выбор в жизни.

— Это не так. Конечно, решение было невероятно сложным. Но все было логично, обстоятельства сложились сами по себе.

— Как это было? Он пришел к тебе и сказал, что уходит? Или ты сама все понимала?

— В какой-то момент ему уже нужно было принимать решение. Он подошел ко мне и сказал: слушай, думаю, с профессиональной точки зрения для меня и моего развития будет лучше уйти. Как сейчас помню его слова: «Так как я планирую достичь определенного уровня, я должен делать все, чтобы попасть в максимально сложные условия. Мне нужно двигаться, расти и развиваться.» А Вася — человек-движение: всегда за что-то новое, не ищет простых путей, стойко принимает любые жизненные челленджи.

— Акинфеев, как видно из ролика ЦСКА, пустил слезу, когда Василий прощался с ЦСКА. Ты удивилась?

— Честно, не удивилась. Мне кажется, уходу Василия из клуба расстроились все, кто там находится. Он — человек-душа, человек-позитив, человек-атмосфера. Василий может создать вокруг себя невероятную ауру позитива и юмора, в которой поражения и неудачи воспринимаются по-другому, умеет мотивировать и поддержать каждого. Его за это все и любят: игроки, болельщики, сотрудники. Я думаю, что многие поняли: их покидает важная эмоциональная частичка.

— А самому Василию свойственно проявлять сентиментальность?

— Конечно, были семейные моменты, которые я не могу раскрывать, когда его сентиментальность проявлялась. Даже я иногда очень эмоционально реагирую, хотя абсолютно такая же брутальная, как Вася. Возможно, из-за этого внутреннего стержня мы друг друга и нашли.

А так в жизни сентиментальности от Васи не дождешься: он реально кремень, настоящий мужик. Даже, что касается детей: поплакать, излить душу, чем-то поделиться — это всегда ко мне. А папа — это дисциплина, режим.

— С Виктором Михайловичем Гончаренко ты близко знакома? Почему муж пошел за ним? Он близок ему как человек?

— Мы достаточно близко знакомы с его супругой, и дети наши общаются. У Васи с Виктором Михайловичем взаимопонимание, им комфортно работать вместе. Но все же его переход в «Краснодар» — это не про что-то личное, не про привязанность, а, скорее, про развитие и профессиональный рост.

— Планируете переехать в Краснодар?

— На данный момент, вопрос переезда — на стадии обсуждения внутри семьи. Самая большая проблема — школа. Очень сложно перевезти детей в другой город, когда у них за плечами несколько садиков и школ. Но как семья спортсмена и тренера мы не загадываем планы. Наша жизнь — стихийная и веселая, мы всегда готовы к любым решениям, переездам.

— Матч ЦСКА — «Краснодар» в начале мая: твои ощущения? За кого болела?

— Это были очень прикольные эмоции! Тот редкий случай, когда ты — за тех и других, ха-ха. По моим ощущениям играла одна большая команда, будто сборная. Там — муж, а тут — вся душа и знакомые. Ощущения конкуренции точно не было.

— Сейчас ЦСКА со стороны — как тебе? Раньше его называли семьей.

— ЦСКА — это всегда семья. За это теплое ощущение многие любят клуб. Атмосфера единства — то, что никогда не отнять у клуба, даже если кто-то его покидает. Мы общаемся семьями, знаем всех сотрудников, остаемся друзьями. Общаемся до сих пор даже с теми, кто уже давно покинул команду.

— Василий может вернуться в ЦСКА? Ты бы этого хотела?

— Сложно комментировать его работу. Можно, конечно, пойти на марафон желаний и реализовать любую идею. Говорят, так можно, ха-ха. Но я пока до этого не дошла, сама визуализирую и работаю над своими желаниями.

Искренне, да: хочу, чтобы муж стал главным тренером, реализовался и дошел до этого. Тем более, если он так решил. Даже когда он уходил из клуба, они договорились, что не прощаются. Но тренерская и спортивная история — очень непредсказуемые. Тут никогда нельзя загадывать. Можно только усердно работать и идти к намеченной цели.

— С каким ощущением смотрела игры сборной? Так же переживаешь, или уже в каком-то плане легче?

— Эмоции все те же. Все осталось: адреналин, переживания, ажиотаж. Только пропал элемент личного беспокойства, который за гранью неприятного. Когда все 90 минут переживаешь за здоровье близкого человека — это тяжело. Несмотря на то, какой результат и сколько голов забили, для тебя самое главное. чтобы муж не получил травму и вышел с поля на своих ногах.

Помню один из самых сложных моментов — когда муж получил травму позвоночника (в матче с Австрией 14 июня 2015 года. — Sport24). Это была первая и единственная игра сборной в Москве, куда я не попала лично. Василий настоял, чтобы мы с детьми чуть раньше уехали в отпуск. И вот мы сидели в другой стране, наблюдали через экран телевизора, как его уносили. Это худшее воспоминание в жизни. Но даже после этого у нас не возникало разговоров, чтобы он оставил футбол. Вася — такой человек: если ему что-то нужно, ляжет костьми. И в принципе последние годы он играл с тяжелейшими травмами. Он как человек-скала: всегда готов выйти на поле. За его силу воли и этот стержень его любили и уважали. Поэтому он всегда был душой и одновременно авторитетом команды.

— Ты сама — очень яркая и многогранная личность. Расскажи про свой проект «Bad Mommy’s club».

— Мой проект — будто мой третий ребенок, одну только идею и концепцию вынашивала лет 6, ха-ха. Название — достаточно дерзкое. Я специальное долго выбирала и перебирала идеи: хотелось уйти от чего-то банального и милого, такая мимимишность не про меня. В итоге, получилось самоиронично, как раз в моем стиле.

— А подробнее?

— Если посмотреть мой инстаграм — я стараюсь бороться со стереотипами и идеалами. Все эти всё успевающие девушки, с идеальными картинками, семьями и фотографии вызывают больше вопросов, чем ответов. Заходишь в инстаграм и там столько идеальных, вылизанных до невозможности профилей, что дурно становится.

— Факт.

— Для себя я поняла, что в моей настоящей, а не инстаграмной жизни, все на самом деле хорошо и идеально. У меня — муж, дети, друзья, самореализация, мне не нужно рваться, чтобы вываливать это на публику в идеальном свете. А люди в гонке за желанием показать себя с лучшей стороны теряют настоящие ценности и забывают, кто они есть. Они готовы обманывать, манипулировать сознанием. Чего только стоит впаривание инфопродуктов или марафонов про успешную счастливую жизнь. Подписчики ведутся на эмоции, думают: ура, у меня будет так же! А так не бывает, это не работает, в жизни почти ничего не достается только потому, что ты купил марафон блогера, который обещает научить тебя правильным вещам.

Но я не возьмусь за пустой проект, просто чтобы содрать денег или посветить лицом. Зачем? Я знаю, кто я есть, знаю свою думающую аудиторию. Хоть и понимаю, что мы в меньшинстве, и люди не хотят ничего делать, а только готовы вестись на картинки. Вообще, я заметила, что хорошие думающие люди — вымирающий вид. Нам нужно объединяться, думаю, в этом сила.

— Это ведь твой не первый проект.

— Да, мы уже создавали вместе с Катей Сурковой танцевальный проект. Но пришлось надолго переехать с семьей в Голландию и отойди от реализации. Главное, что я стараюсь вложить в свою работу: чтобы девушки, которые приходят к нам, знали, что попадут в «свое» комьюнити. Чтобы женщина раскрепостились, расслабились, могла найти баланс между личной жизнью и реализацией. Я это делаю, потому что по себе знаю, как это сложно. Первую половину жизни я провела в качестве жесткой карьеристки, без мужа и семьи, а вторую — в роли отчаянной домохозяйки. До сих пор ищу баланс, учусь все совмещать, получать удовольствие от любой области в жизни.

— Эта работа отняла много сил?

— Во время создания проекта я прошла все возможные стадии: от зарождения идеи и эйфории до возникших сложностей и выгорания. У меня спортивный перфекционизм: если за что-то берусь, довожу до конца. Конечно, параллельно возникало куча сомнений, вопросов: кому это надо, и так далее. Но как сказал великий Моргенштерн: надо делать и не париться, что подумают другие.

Многие говорили: «Оля, это неподъемная и невозможная история». Но я принципиально гнула свою линию, я даже близко не была, чтобы создать бессмысленное сообщество Оли Березуцкой, «выехать» на громкой фамилии, и впаривать что-то бесполезное или обсуждать футболистов. Хотя, в какой-то момент мы уже смеялись с мужем, я сказала: «Наверное, надо было не заморачиваться и просто запустить марафон „Как выйти замуж за футболиста“, он принес бы миллиарды, ха-ха». Но мы решили, что оставим эту идею на крайняк. Если совсем все будет плохо — запустим!

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0