logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Леонид
Волотко

«Ван дер Сар напоминал осьминога. Я шепнул: «Сейчас будет паненка». Исторический пенальти Тотти на Евро-2000

Пробил наспор, чтобы не считали балаболом.

ФутболЕвро-2020
16 июня 2021, Среда, 04:01
Getty Images

Самый наэлектризованный полуфинал Евро-2000 начался с оглушительного скандала. В день игры La Gazzetta dello Sport опубликовала сенсацию, не включив в стартовый состав Тотти (журналисты утверждали, что его место займет Дель Пьеро).

Франческо выходил в основе в трех из четырех матчей турнира (не сыграл только против Швеции — в заключительной игре группы, которая ничего не решала), забил Бельгии с Румынией и даже не думал, что с Голландией может остаться в запасе.

За завтраком ему сообщили то, о чем уже несколько часов говорила вся Италия. Франческо специально не читал прессу и просто не поверил. Хотя напрягся. А как только услышал то же от Дино Дзоффа, то как будто рухнул в нокаут. Сдерживая злость, Ческо достал телефон во время собрания и отправил два-три эсэмэс лучшим друзьям, в которых так обматерил тренера, что парни, сидевшие рядом, не знали, куда от смущения спрятать взгляд.

Объяснения Дзоффа во время личного разговора немного сбавили напряжение, но породили еще больше вопросов.

— Я представляю, каково тебе, Франческо, — объяснял Дино. — Я оставил тебя на скамейке, потому что в последние 10 дней ты выглядишь уставшим. Матч может быть долгим, а ты мне нужен свежим в финале.

В автобиографии Франческо признавался: в тот момент он проглотил эти слова, но на разминке спровоцировал атаку на тренера. «Перед игрой я вел себя как дерьмо. Заметив телекамеры, я замедлил шаг, остановился, спокойно поправил резинку на волосах — в общем, сигнализировал всем, что не выйду в стартовом составе. В противном случае я побежал бы на поле разминаться, как и все», — после таких намеков фанаты поняли: инсайд La Gazzetta не утка — Тотти действительно в запасе. И устроили обструкцию Дзоффу.

— Не поставить Тотти в основу было сравнимо с богохульством. Если бы мы проиграли, меня бы публично казнили, — уверял Дзофф.

Getty Images

Ческо был доволен собой, но после игры хвалил выбор Дзоффа, признав, что не справился бы с объемом Дель Пьеро после удаления Дзамбротты (Але закрыл две позиции, постоянно смещаясь на фланг). И уверял, что за «короткометражку, чтобы насолить тренеру», ему до сих пор стыдно перед Алессандро.

Тотти вышел на замену на 83-й, когда Италия больше тайма играла в меньшинстве, а Голландия не забила два пенальти (удар де Бура потащил Тольдо, Клюйверт подвинул в штангу). И признавался, что на поле отчетливо ощущал, как соперники падают духом, не забивая даже в таких условиях: «В овертайме стрелка на шкале энергии у голландцев была на нуле, и мы почувствовали себя непобедимыми».

В серии пенальти Голландию безжалостно прикончили: Тольдо снова взял удар де Бура, Стам махнул мимо, а Франческо разбил моральный дух соперника издевательской паненкой. Счет в серии стал 3:0.

— За несколько дней до матча мы начали отрабатывать пенальти, — писал Тотти. — Пока смотрел Дзофф и его помощник Рокка, я бил классически — сильно и в угол. Но, как только они уходили, я начинал тренировать паненку — с Тольдо и Аббьяти. И после каждого гола заявлял: случись мне бить пенальти в игре, я исполню так же. Это вызывало насмешки ребят. Улыбался Неста, смеялся Мальдини, Индзаги просто гыгыкал, а Ди Бьяджо: «Трепло», «Балабол», — слышал я и тут же парировал: «Вот увидите».

Во время серии пенальти больше всех переживал Ди Бьяджо. Он не забил решающий удар в 98-м и помнил, как на трех чемпионатах мира, предшествовавших Евро-2000, Италия вылетала именно по пенальти. Услышав свою фамилию, Луиджи попросился пробить первым («чем раньше, тем лучше»), а когда отправился к точке, его уверенность добил Франческо: «Боже, какой этот Ван дер Сар длинный. Просто осьминог».

Тотти вспоминал: после этого Ди Бьяджо оглянулся «с лицом, как у приведения», послал Франческо куда подальше, но забил.

— У меня не было выбора: или пененка, или навсегда останусь треплом, — в автобиографии Тотти поражался, что даже в такой важный момент для судьбы нации он больше всего боялся последующих насмешек. — Когда идешь бить один из важнейших пенальти в карьере, не стоит думать о миллионах тиффози перед телевизорами — не справишься с давлением. Намного легче, если воспринимать это как спор с приятелем в баре. Я шепнул Ди Бьяджо: «Сейчас будет паненка», — и пошел к воротам. От Луиджи только донеслось приглушенное «нет, нет» — чтобы не услышали голландцы. Подойдя к точке, я поднял взгляд на Ван Дер Сара: черт, я прикалывался над Ди Бьяджо, но этот парень реально напоминал осьминога. Ворота внезапно стали маленькими! Я очень боялся не забить, но замысел был нерушим. Никаких приколов, только хирургическая точность — и паненка вышла на загляденье. Я обернулся к команде и увидел их ошеломленные лица: Индзаги положил ладонь на лоб, а Тольдо просто рассмеялся, будто уже праздновал победу.

Getty Images

Промахнись Франческо — и в Италию можно было не возвращаться. Но единственное, что волновало в тот момент: никто не назовет его балаболом.

И в этом — величие Тотти.

⚽️⚽️⚽️ Считаешь, что разбираешься в футболе? Проверь себя в нашем тесте про Евро