logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Денис
Целых

Первое интервью В.Березуцкого после расставания с ЦСКА: почему ушел, готов ли был стать главным, драка в Туле

Звал не только Гончаренко, но и Слуцкий.

ФутболРПЛ
11 июня 2021, Пятница, 14:14
fckrasnodar.ru

В событиях, которые в последний год происходят внутри ЦСКА, слишком много загадок. Одна из них — весенний уход из клуба его легенды — Василия Березуцкого. В интервью Sport24 он впервые рассказывает, почему решил уйти. А также:

  • Как поговорил на прощанье с Оличем;
  • Готов ли был сам возглавить ЦСКА, если бы предложили (спойлер — да!);
  • Повлиял ли на его уход тот факт, что в ЦСКА теперь все решают уже не только Гинер с Бабаевым;
  • Почему в выборе между Слуцким и Гончаренко предпочел «Краснодар», а не «Рубин» (да, Леонид Викторович тоже звал);
  • Правда ли Акинфеев пустил слезу, когда прощались;
  • Почему ЦСКА, оказавшись на первом месте, потом резко упал;
  • Из-за чего разгорелась драка в Туле;
  • Сели ли батарейки у Гончаренко;
  • Как ему Галицкий.

Погнали!

«Не очень хотелось набивать шишки с таким же неопытным тренером, как я»

— Главный вопрос: почему ты решил уехать в Краснодар? Полтора года назад ты отказался переходить в «Рубин» к Леониду Слуцкому именно из-за неготовности переезжать в другой город России. Что изменилось сейчас?

— Все просто: я хочу расти как тренер. Для этого мне надо работать с человеком, у которого есть опыт — чтобы я мог у него учиться. Организации процесса, тактике, взаимоотношениям с руководством клуба — всему. У Ивицы Олича в данный момент такого опыта нет — так же, как и у меня. Поэтому я решил, что для моего личного развития как тренера будет лучше перейти в «Краснодар», а не терять время здесь. Набивать шишки вместе с таким же неопытным тренером в ЦСКА мне не очень хотелось — при всем моем теплом отношении к Ивице как к человеку.

Что касается переезда в другой город… Как ни крути, я понял: если я хочу в будущем работать главным тренером, значит, должен быть готов к регулярным перемещениям, знакомству с новыми людьми.

И третий момент: у нас в ЦСКА с братом был примерно одинаковый функционал. Не хотелось по факту дублировать друг друга.

— Многие сводили твой уход к такой логике: ЦСКА назначил Олича без опыта — почему не Березуцкого без опыта? Тебе это было непонятно и обидно?

— Спорт — это конкуренция, выбор. Совет директоров принял решение назначить Олича — это его право и компетенция. Обидно ли мне? Да, немного обидно. Тренером мог быть и Леха Березуцкий, и Серега Игнашевич, и я — а выбрали человека, опыт работы которого в клубном футболе даже меньше, чем у нас. Но я не скажу, что это было главенствующим фактором, когда я принимал решение о переезде в Краснодар. Это был просто факт, который я принял.

— А ты был готов стать главным тренером ЦСКА, если бы тогда предложили — чисто психологически?

— Да, конечно. Тут важно понимание: клуб в данной стадии развития оказался готов дать шанс тренеру без опыта — наверное, понимая риски и взвешивая их. Так что, если бы мне в этой ситуации последовало предложение, я бы согласился.

— Первая информация о том, что ты хочешь покинуть ЦСКА, появилась сразу после новости об уходе Гончаренко. Тогда тебя якобы уговорили остаться. Все так и было?

— Ничего подобного. Это сплетни, за которыми ничего не стоит. Предложение о том, чтобы перейти в «Краснодар», Виктор Михайлович сделал мне через неделю после своего ухода из ЦСКА. Я долго думал над ним. И только через 14 дней пришел в клуб со сформировавшимся решением.

«Многие последние решения в клубе были не в духе ЦСКА последних лет»

— Повлиял ли на твой уход тот факт, что в ЦСКА теперь все решают уже не только Гинер с Бабаевым?

— Отвечу так: для меня привычнее ЦСКА, в котором все решает один человек. В последнее время в ЦСКА было принято несколько решений, которые со стороны мне казались странными. Они были не в духе ЦСКА последних лет, в котором я играл. Но никто не знает, какая система управления лучше — это покажет только время.

— Вы с братом настолько долго играли и работали вместе, что сейчас реально непривычно видеть вас порознь.

— Каждый из нас принимал самостоятельное решение. Он захотел остаться — и остался. Я захотел понять, как работает другой клуб и попробовать себя на новом месте — и ушел. Помимо этого, у меня было предложение от Леонида Викторовича, и я раздумывал над двумя вариантами. Но в «Рубине» сложившийся штаб, а здесь Виктор Михайлович только принял команду. Плюс «Краснодар» — это клуб с великолепной инфраструктурой и громадным потенциалом. Но я долго размышлял. Все-таки у обоих тренеров — и у Леонида Викторовича, и у Виктора Михайловича — есть чему поучиться.

pfc-cska.com

— В итоге ты второй раз отказал Слуцкому. Он не обиделся?

— Может, поначалу немного и обиделся, но мы с ним были и остаемся в хороших отношениях. Он понимал, что для моего развития как тренера вариант с «Краснодаром» гораздо лучше.

— А Олич просил тебя остаться? Ты объяснил ему, почему ты уходишь?

— Да, мы поговорили за день до моего ухода. Он воспринял нормально. Да и как человека можно насильно где-то оставить?

— Но он удивился?

— Да, он был удивлен, но все вопросы я решал с Романом Юрьевичем.

— Что ему сказал?

— То же, что и тебе в первом ответе — что хочу развиваться. Он, конечно, попробовал меня уговорить, но в то же время понимал: решение для себя я принял. Разговор прошел спокойно.

— Когда ставил подпись над заявлением об увольнении, рука не дрогнула?

— Какие-то переживания, конечно, были, но вообще я не очень рефлексирующий персонаж. Понятно, что это клуб, в котором я провел долгие годы, и сейчас наши пути расходятся. Но что тут поделать? Такое часто происходит в спорте.

— Ролик, который выложил ЦСКА, где ты прощаешься с командой — у Акинфеева там действительно набежала слеза?

— Мне кажется, он больше прикалывался.

«Поведение Аджоева и Григалавы было отвратительным»

— Давай про команду в целом. Прошлой осенью ЦСКА был на первом месте — почему потом все пошло не так?

— Есть очень много причин — выделять одну сложно. Свою роль сыграл ковид — у многих команд были моменты, когда они попадали в яму. Плюс после зимней паузы у нас разом выпали 3-4 человека, которые не были готовы к игре с «Локомотивом», а после этого только набирали форму. Но даже при этом я уверен, что мы могли выступить лучше.

— А не было ощущения, что после прошлогоднего отъезда Гончаренко в Минск в коллективе образовалась трещина?

— Нет. Мы же осенью реально шли на первом месте. Другое дело, что сейчас в ЦСКА более молодой коллектив. Психологически такой команде непросто пройти весь турнир ровно, не попадая в полосы спадов. Когда случались осечки, этим ребятам было тяжелее собраться. Это не те зрелые бойцы, которые уверены в себе и понимают, на что они способны.

— В каком-то смысле уход Гончаренко видится логичным: бывает же так: и клуб хороший, и тренер хороший, а лучше разойтись, потому что тупик. Согласен?

— Конечно, такое возможно. Бывает, что наступают моменты, когда тренер не может дать ничего команде. Поэтому приходится расставаться — и это делать нужно. Были попробованы все решения, были сделаны все попытки как-то исправить ситуацию или сделать ее лучше. Но, если тренер понимает, что ничего из этого не работает, как должно, конечно, надо расставаться. Причем спокойно и даже не думать об этом.

— Мне кажется, едва ли не ключевым стало поражение в Туле.

— Согласен. Это главное черное пятно в нашей работе весной. Даже не поражение от «Зенита» (там, по мне, была неплохая игра), а именно в Туле. Там было очень плохое поле, плюс группа травмированных ребят только восстановилась и набирала кондиции. Это поражение стало поворотным моментом.

— А что случилось после кубковой игры в Туле? Расскажешь подробности той самой заварушки с Григалавой и Аджоевым-младшим?

— Я там вообще ничего особо и не делал. Эта заварушка началась без меня. Я просто уходил и забирал футболистов, чтобы все это не переросло в более серьезную стычку. Инспектор, который стоял рядом, изложил все четко и грамотно. И я вообще не понимаю, за что мне дали эту дисквалификацию на одну игру. Написали, что я говорил какие-то слова якобы в адрес футболистов — но я поначалу вообще не видел, кто там ругается и кто шумит.

pfc-cska.com

— Так из-за чего поднялся весь шум-гам?

— Как я понял, кто-то начал кричать на Эмиля Бохинена — человека, который не говорит по-русски. А он вообще ничего не понимал. А дальше слово за слово. Но поведение футболистов «Арсенала» Аджоева и Григалавы было отвратительным.

«Уверен: в отпуске Виктор Михайлович перезарядит батарейки»

— Давай теперь про настоящее и будущее. «Краснодар» — это огромный потенциал, который пока до конца не реализован. Все так?

— Потенциал действительно сумасшедший: инфраструктура, Академия, «Краснодар-2», база — все на уровне. Плюс потрясающий коллектив. Конечно, на данный момент все это не достигло уровня суперклуба в России, но я надеюсь, что в ближайшем будущем это осуществится. А мы постараемся приложить все усилия, чтобы этого добиться.

— Почти любой, кто знакомится с Галицким, попадает под очарование его энергетики, харизмы. Какие впечатления у тебя?

— Я с Сергеем Николаевичем был знаком и раньше. Да, он очень интересный человек. Во всем — и в своем бизнесе, и в отношении к футболу. Видно, с каким трепетом, желанием и радостью он относится ко всему, что он создал.

— У Гончаренко был очень сложный последний год в ЦСКА — со множеством стрессов. И сразу после ухода — новый клуб. Он вообще сумел перезарядить батарейки?

— Я уверен, что в отпуске Виктор Михайлович перезарядит их и с новыми силами вольется в новый сезон.

— А что ждешь от ЦСКА с Оличем? Будешь сильно удивлен, если он все-таки «выстрелит»?

— Я желаю ЦСКА только больших побед. Никто в футболе не знает, что даст результат — если рассуждать глобально. Поэтому все возможно. У ЦСКА хороший тренерский штаб, и я всегда буду желать этому клубу удачи — только не в матчах против нас.