logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Марк
Бессонов

Головин + Миранчук — реально? Как пришли к ромбу? Чем крут Мухин? Секреты тактики сборной от Мирослава Ромащенко

Интервью ближайшего помощника Черчесова.

ФутболЕвро-2020
28 мая 2021, Пятница, 07:00
Sport24

Sport24 продолжает сериал «Штаб сборной» — мы раскрываем для вас личности тренеров сборной России. Сперва детали работы тренера вратарей и ответственного за стандарты рассказал Гинтарас Стауче.

Вторая серия — интервью с тренером по физподготовке сборной Владимиром Паниковым. Внутри — куча интересного про методику Хиддинка, бег Головина и футбольное долголетие Жиркова.

На очереди Мирослав Ромащенко — тренер сборной, отвечающий за тактику. Внутри:

  • Почему сборная перешла на схему с «ромбом» и будет ли она использоваться на Евро.
  • Почему на позиции десятки в последних матчах тренерский штаб предпочитал использовать Жемалетдинова, а не Алексея Миранчука.
  • Чем штаб привлек 19-летний Мухин, который всего несколько месяцев назад дебютировал в РПЛ.
  • Реально ли совместить в основе сборной Головина и Миранчука.
  • Почему для сборной идеально, когда футболист в клубе играет в разных схемах.

Почему сборная перешла на схему с «ромбом» и будет ли она использоваться на Евро, кто был инициатором идеи

— Что вас порадовало в последних матчах сборной России — в марте?
— В первую очередь, что все игроки за исключением Зобнина и Черышева были в строю, включая Головина, который до этого много пропустил. Еще один позитивный момент: команда была в ином функциональном состоянии по сравнению с ноябрьскими матчами. Это важно отметить.

Хочу донести одну вещь: мы в сборной люди зависимые. В каком функциональном состоянии футболисты приезжают в сборную, в таком они и играют. С учетом дефицита времени мы лишь незначительно можем повлиять на их состояние.

— В последнем цикле сборная выходила на матчи со Словенией и Словакией с новой схемой — ромбом в центре поля. Как оцените ее эффективность?
— Позитивный момент в том, что команда с листа сыграла по этой схеме, хотя ранее ее не использовала. При подготовке у нас элементарно не было времени акцентировано заниматься тактическими перемещениями на поле. Всю информацию доносили до ребят лишь на теоретических занятиях и в индивидуальных беседах.

Считаю, для первого раза ребята по большому счету справились неплохо. Были шероховатости, но в целом игроков стоит похвалить.

— Есть понимание, какой системы будет придерживаться сборная на Евро?
— Вполне допускаю, что ромб будет использоваться в ближайших матчах — равно как и другие варианты. Мы должны быть готовы к нескольким моделям ведения игры. Все будет зависеть от выбранной тактической модели на матч с каждым из соперников по группе. Тем более что модели могут меняться в зависимости от хода игры.

— Почему в последних матчах остановились именно на ромбе? Из-за успешной игры «Локомотива» в весенней стадии?
— Соперники ведь тоже нас изучают — как и мы их. Поэтому задачей при использовании этой системы было поставить оппонентов в некомфортные условия. Пусть даже и на неопределенный отрезок времени.

— Как вы вообще пришли к этой схеме?
— На схему с ромбом мы с Саламовичем обратили внимание, еще работая в Польше. Идею заметили в Серии А — Сарри использовал ее во время своей работы в «Эмполи». Также отсматривали матчи «Сампдории» и позже «Милана» Марко Джампаоло, который использовал эту же систему. Плюс, когда было время, я летал в Италию смотреть их матчи вживую. «Ювентус», играя против «Локомотива» в Лиге чемпионов, если помните, использовал это же построение. Да мы и сами столкнулись на ЧМ с командой Уругвая, которая играла против нас в этой схеме.

— Почему в сборной не использовали ромб раньше?
— У этой схемы своя специфика. На первый взгляд, она проста. В то же время у нее есть свои особенности. Здесь немного иные требования и задачи при построениях в общекомандных действиях — что при развитии атаки, что при обороне. Поэтому для ее успешного использования нужно иметь определенное количество времени в тренировочном процессе, которого мы лишены в сборной. Сыграть с листа ее достаточно непросто.

Неоднократно ранее пытались внедрить эту систему, пробовали в ее тренировочных занятиях. Ну и, безусловно, сейчас на руку нам сыграло то, что «Локомотив» в весенней части сезона стал использовать ромб.

— В чем отличия ромба в «Локомотиве» и в сборной? Дзюба, Смолов и Камано — форварды разных типажей.
— Главное отличие — у нас был не классический ромб. Классика — это схема 4-3-1-2. А мы играли в пять защитников и одного нападающего — оставили только ядро, полузащиту. Вот здесь функции атакующих игроков остались неизменными.

Почему в сборной не рискуют совмещать на поле Головина и Миранчука

— 10-го номера со Словенией и Словакией исполнял Жемалетдинов. За счет каких качеств он подходит на эту позицию больше, чем Алексей Миранчук?
— С рестарта чемпионата Рифат выходил на поле на этой позиции. Знает требования к этой роли в схеме [4-1-2-1-2]. С учетом лимита времени, в котором мы постоянно находимся, для нас это было кстати. И самое важное — форма Жемалетдинова на тот момент. Рифат был на подъеме, поэтому его использование на этой позиции было наиболее целесообразно, что игра и подтвердила.

— Возникали вопросы, возможно ли совмещать на поле Головина и Миранчука. В схеме с ромбом это реально?
— Саша и Леша могут играть друг с другом не только в ромбе, но и в других системах игры. Но для того, чтобы они выходили вместе, они как минимум должны быть одновременно в расположении сборной. Головин в последние полтора года вообще отсутствовал — то из-за травм, то из-за истории с ковидом. И даже сейчас, когда команда находилась в Сочи на сборах, их обоих не было с нами до игры с Мальтой. Сейчас нам предстоит подготовительный период — естественно, будем на нем пробовать и отрабатывать различные варианты.

— Головин готов к игре в ромбе — с учетом того, что «Монако» действует по другой схеме?
— У нас была беседа с ним. Он сказал мне: «Юрьевич, у нас в «Монако» сейчас три базовых системы игры. И по ходу матча можем применить их все». Он играет левого полузащитника в 4-4-2, инсайда или крайнего нападающего при 4-3-3, может выйти под нападающим в 4-2-3-1, а может — в опорной зоне. Может играть с четверкой защитников, а может с пятеркой, в этом его преимущество.

Его кругозор сейчас настолько расширен, что он безболезненно может переходить от одной системы к другой. Здорово, кстати, что и наши клубы в последнее время тоже периодически начали использовать разные схемы по ходу матчей.

— А Миранчук вообще правильно сделал, уехав в Италию, где пока играет нерегулярно?
— Абсолютно правильно. Находясь в таком клубе, как «Аталанта», выступая в таком сильном чемпионате, где очень высоки требования, совершенно иная интенсивность, множество высококлассных игроков, он сможет выйти на новый качественный уровень. Сама Серия А поспособствует его росту во всех компонентах игры.

Думаю, к Евро мы увидим совершенно иного, более зрелого Миранчука.

Чем штаб сборной привлек 19-летний Мухин и почему была проведена обратная замена Мостового со Словакией

— В сборной есть проблема с выходом из обороны через пас низом? Есть мнение, что это одна из причин, почему сборная так часто играет длинными передачами на Дзюбу.
— Не соглашусь с тем, что у нас минимум проникающих передач в начальной фазе атаки и перекос в сторону длинных пасов. Другие дело, что их выполняется меньше, чем нам бы хотелось.

Перед каждым матчем отталкиваемся от наших возможностей и возможностей соперника. Использует ли оппонент высокий прессинг, в каком объеме? Каков будет риск потери? Проанализировав все это, решаем, как нам целесообразнее начинать атаки. В современном футболе многое построено на том, чтобы отобрать мяч на чужой половине поля, используется большое количество игроков для давления. Не забывайте: именно в первой фазе команда наиболее уязвима. Поэтому риск стараемся свести к минимуму.

Многое зависит и от индивидуальных способностей игроков. Есть те, кто сохраняет спокойствие под давлением, потому что уверены в своей способности работать с мячом без потерь. А бывает, защитник с мячом начинает перестраховываться, когда в его зоне появляется соперник, отсюда — передачи поперек, назад, либо простой вынос вперед на нападающего.

Конечно, передачи между линиями в опорную зону или полудиагонали, которые отрезают группу атакующих игроков соперников — очень важный элемент. Но, если футболист чувствует, что не всегда сможет это выполнить, зачем на него давить? Так сделаем только хуже.

Еще не забывайте и про умение наших нападающих принимать и сохранять мячи после длинных передач. Это тоже один из элементов, который противодействует высокому прессингу соперника. Давайте возьмем нашего первого соперника на Евро — сборную Бельгии, которая довольно часто использует для выхода из обороны в атаку вариант через габаритного форварда Лукаку. В этом контексте уместен также пример Холанда. Есть и множество других игроков такого плана, которые за счет своих габаритов способны зацепиться и сохранить мяч при выходе из нижней трети поля в среднюю зону через длинный пас, минуя риск его потери на своей половине.

— Матч со Словакией заставил говорить и о другой проблеме сборной в обороне — стандартах. Ситуация с Джикией и Фернандесом при голе Шкриньяра стала мемом.
— Этот момент вызвал резонанс из-за столкновения игроков. По большому счету это невнимательность и потеря концентрации при подготовке к оборонительным действиям. Подобная расслабленность в играх такого уровня недопустима. Мы обязательно разберем этот момент на сборе.

— Андрей Мостовой давно и регулярно вызывается в сборную. За что его так ценит штаб?
— У Андрея есть все качества, которые необходимы, чтобы выступать за национальную сборную. Плюс он может сыграть на нескольких позициях без потери качества.

— Давайте тогда закруглим историю про обратную замену Мостового в матче со Словакией. Это был тактический ход?
— Именно. Чисто тактический ход. По ходу второго тайма стало очевидно, что соперник сел низко, не оставляя пространств за спинами. Нам надо было повлиять на игру, потому мы решили выпустить второго высокого нападающего — Соболева. Сразу после матча сказал Мостовому, чтобы он не волновался, к нему нет никаких претензий.

— Чем вас привлек молодой Максим Мухин, помимо того, что играл в ромбе в «Локомотиве»? Он ведь даже ни разу не вызывался в молодежку.
— Своей уверенной игрой с начала года. У Максима есть важные качества для своей позиции: неуступчив, правильно реагирует на перемещение мяча, не отваливается от зоны игровых действий своих партнеров. Умеет играть один в один, хладнокровен при доставке мяча из нижнего блока в средний.

Плюс мы понимали, что в случае использования ромба нам не придется тратить время на объяснение его роли. Он будет выполнять те же функции, что и в «Локомотиве».

— Мы понимаем, что темп РПЛ мешает нашим клубам в еврокубках и вам в сборной, когда наглядно виден провал в интенсивности. Это действительно настолько важный фактор?
— Да, конечно. Такова тенденция современного футбола. Все мы видим эту разницу, когда сталкиваемся с соперниками в Лиге чемпионов и на уровне сборной.

Хочу подчеркнуть: мы не говорим об общем километраже, который набегают футболисты за матч, он плюс-минус одинаков в европейских клубах и наших. Речь о скоростной работе, о рывках, о спринтах — особенно при переходных фазах: из атаки в оборону и наоборот.

— Уделите особое внимание этому компоненту на сборах?
— Безусловно. В матчах чемпионата мира мы на себе испытали, что такое хорошая функциональная готовность. Качественное функциональное состояние помогает скрывать недостатки и помогает команде быть монолитной.

Как определяется состав на игру и кто принимает решения о заменах по ходу матчей

— Какое у вас распределение ролей в штабе?
— Тут все просто. Есть главный тренер, который отвечает за весь процесс. Роли помощников распределены так. На мне — анализ соперников плюс помощь главному тренеру при подготовке к тренировочному процессу. Стауче отвечает за стандарты (и свои, и чужие) и все, что касается подготовки вратарей. Паников и Гранеро — за функциональное состояние команды.

— Как вы коммуницируете по ходу игры?
— Я делаю пометки, подмечаю какие-то нюансы, особенности. И если, на мой взгляд, чему-то нужно уделить внимание, подхожу к главному и доношу это до него. Если у самого Саламовича есть какие-то мысли и идеи, он сам подходит и интересуется нашим мнением.

— Расскажете какой-то конкретный пример из вашей коммуникации?
— Перед матчами обычно садимся и прорабатываем все варианты развития событий с учетом соперника — в том числе обговариваем возможные варианты замены. По ходу одной игры увидели: футболиста надо менять. Обращаюсь к игроку, который сидит на скамейке запасных: «Готовься выходить». Саламыч оборачивается: «Не-не-не. Выходить должен другой игрок». Я говорю ему: «Мы вроде бы обсуждали другую кандидатуру». — «Сегодня, я чувствую, будет лучше так».

В итоге этот игрок выходит и забивает.

Иногда ход игры вносит свои корректировки, на которые надо реагировать правильно. И не всегда то, о чем ты думал до игры, совпадает с происходящим. Поэтому приходится действовать интуитивно.

— А бывало, чтобы вы Черчесова переубедили?
— В связи с тактической схемой — да. Обсуждаем перед матчем, как будет лучше, каждый высказывает мнение — и, бывает, не то что спорим, а дискутируем, обосновываем.

— С ромбом так и было?
— Это идея Саламовича.

— Давайте про вашу связь с Черчесовым на примере ЧМ. Основным форвардом тогда подходил Смолов — уже по ходу турнира его место занял Дзюба, игрок другого формата, который стал звездой турнира. Чья это была задумка?
— Готовясь к чемпионату мира, анализировали всех соперников. Каждая команда имеет свои особенности — как при игре в атаке, так и в обороне. Мы понимали: Саудовская Аравия любит контролировать мяч и вдобавок располагается достаточно высоко и некомпактно. При потере мяча это позволяло нам проводить быстрые ответные атаки. Для этого нужны были скоростные игроки в центре и на флангах, которые быстро бы заполняли эти зоны.

Египет — полная противоположность: у него более габаритные защитники с более низким расположением. В этом матче эффективнее было использование нападающего другого плана.

— Правильно понимаем, что соперника анализируете в основном вы?
— Если говорим о глубоком и полном анализе — да. Это всецело моя прерогатива. Сейчас, готовясь к Евро, я отсмотрел все матчи соперников по группе за последний год, включая некоторые игры 2019 года. Считаю, мелочей нет — важны любые, даже незначительные детали. Мы должны быть готовы к любым действиям соперника.

По итогу представляю общий материал главному тренеру. Дальше совместно садимся и обсуждаем — вырабатываем определенную модель игры, направление, которое подойдет нам в ближайшем матче.

***

— В чемпионской раздевалке «Зенита» в 2019-м Дзюбу спросили, кто его первый поздравил. Он назвал ваше имя. Кажется, у вас с Дзюбой в сборной особое взаимопонимание?
— Не сказать, что мы много неформально общаемся, но могу позвонить или отправить шуточное сообщение в WhatsApp. Мы с ним друг друга знаем со времен «Спартака», потому можем позволить себе общаться на любую тему.

— У вас есть амбиции поработать самостоятельно?
— Никогда не знаешь, что будет завтра. Но сейчас к этому не располагает ни нынешняя ситуация, ни место работы. Мне доставляет удовольствие работать в этом штабе, с людьми, с которыми мы движемся в унисон. У нас выстроенная десятилетием команда, и я чувствую, что нахожусь на своем месте. Сейчас все мысли заняты только подготовкой к предстоящему Евро. Важно максимально эффективно подготовить нашу сборную к турниру и выглядеть там боеспособной и конкурентной командой.

Скачать приложение Sport24 для Android

Скачать приложение Sport24 для iOS