logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Редакция
Sport24

«Три месяца просыпался по ночам с криком». Малоизвестные факты о легендарном финале ЛЧ «Милан» — «Ливерпуль»

Великой ночи в Стамбуле — 16 лет.

ФутболЛига чемпионов
25 мая 2021, Вторник, 08:00
Getty Images

Ровно 16 лет назад состоялся самый безумный финал Лиги чемпионов в истории — 25 мая 2005 года «Ливерпуль» совершил сумасшедший камбэк в матче с «Миланом» и взял трофей.

На «Олимпийском» стадионе в Стамбуле итальянский клуб усилиями Мальдини, Кака, Шевченко и Креспо разорвал «Ливерпуль» в первом тайме: к перерыву англичане горели 0:3. Тем не менее во второй половине встречи мерсисайдцы перевернули игру и выдали суперкамбэк.
Всего за 15 минут Шмицер, Джеррард и Хаби Алонсо превратили 0:3 в 3:3.

Затем феерил вратарь Ежи Дудек. В допах поляк сделал легендарный двойной сейв после выстрелов Шевченко, а в серии пенальти потащил удары Пирло и того же Шевченко. В итоге обладателем трофея стал «Ливерпуль».

Этот великий сюжет, кажется, знает любой человек на земле. Тем не менее тот стамбульский вечер славен не только им. Он также подарил нам еще много интересных закулисных историй. Рассказываем о самых ярких и неизвестных из них.

Игроки «Милана» праздновали победу уже в перерыве. Анчелотти призывал их заткнуться и успокоиться

После фееричного первого тайма футболисты «Милана» ввалились в раздевалку с ликованием и иллюзиями о том, что победа уже в их кармане. Главный тренер итальянского клуба Карло Анчелотти пытался образумить своих игроков, но не смог.

«Мы начали праздновать в перерыве и думали, что «Ливерпулю» невозможно отыграться со счета 0:3. Стоило нам войти в раздевалку, как началось сумасшествие.

Getty Images

Игроки кричали друг на друга, толкались и буянили, пока Анчелотти не крикнул: «Заткнитесь! В ближайшие пять минут я не хочу слышать ни одного из вас. И ни слова от вас». После этого мы замолчали, расслабились, а потом начали говорить о том, как мы играли — что было хорошо, а что плохо.

Потом мы представили второй тайм. Где-то внутри себя я подумал: «У нас есть великая возможность». Но не сказал об этом вслух. Никто не говорил об этом», — вспоминал защитник «Милана» Паоло Мальдини.

Бенитес мотивировал футболистов на ломаном английском. Запутавшись в тактике, он хотел выпустить 12-го игрока

Пока «Милан» буянил в раздевалке, в соседнем помещении воцарилось затишье. Испанец Рафаэль Бенитес долго собирался с мыслями, чтобы толкнуть речь на английском языке, который плохо знал.

«Представьте, вам нужно сказать что-то очень важное на иностранном языке, но у вас есть на это не более 15 минут. Это очень трудно. Тем более тогда я даже не всегда понимал игроков — особенно коренных ливерпульцев», — признавался главный тренер английского клуба.

Тем не менее Рафа все-таки сумел собраться: придумал, как перевернуть игру, и круто замотивировал футболистов.

Getty Images

«Он сразу сказал: «Траоре — в душ, Диди — будешь играть сзади». Замена, перестроение игры, ну и мощная речь в раздевалке! С переходом на схему 3-4-2-1 мне стало легче продвигать мяч в атаку, Хамман разгрузил меня, мы выключили из игры Зеедорфа. Ну и пошло-поехало», — вспоминал полузащитник «Ливерпуля» Стивен Джеррард.

Впрочем, не обошлось и без забавного курьеза. Увлекшись тактическими перестроениями, Рафа едва не выпустил 12-го игрока на поле.

«Одновременно [с указаниями Траоре] тренер сказал Джибрилю Сиссе, что тот выйдет на поле. Он пошел разминаться вместе с Хаманном. Но тут возникла одна проблема. «Рафа, мне кажется, у нас сейчас пойдут играть 12 человек», — сказал я. В итоге Джибриля попросили подождать», — рассказывал Джейми Каррагер в своей автобиографии.

Во время серии пенальти Дудек игнорировал подсказки Бенитеса и кривлялся

Один из главных героев ночи в Стамбуле — вратарь «Ливерпуля» Ежи Дудек. В серии послематчевых пенальти он умудрился потащить сразу два удара.

Как ему это удалось? Вот два секрета.

Первый: Дудек кривлялся в рамке по совету Каррагера.

«Каррагер подбежал ко мне перед серией, прыгнул на спину и начал шептать мне в ухо: «Делай что-нибудь, пожалуйста, надави на них. Как Гроббелар [Брюс Гроббелар — экс-вратарь «Ливерпуля»] делал, ты же помнишь». Я подергал руками перед ударом Сержинью, тот пробил выше, я понял, что это работает, и решил кривляться еще больше», — говорил Дудек.

Getty Images

Второй секрет: полное игнорирование установок Бенитеса. Накануне финального матча Рафа собрал огромный список со статистикой одиннадцатиметровых ударов игроков «Милана». Перед серией пенальти тренер поделился им с запасным вратарем Скоттом Карсоном. Тот, опираясь на данные, должен был подсказывать Дудеку, в какой угол, скорее всего, будет бить каждый из пенальтистов соперника. Если он поднимал одну руку, надо было прыгать влево, а если две — вправо.

Тем не менее ко второму удару итальянцев разгоряченный Дудек поймал такой кураж, что забил на подсказки коллеги. Ежи игнорировал руки Карсона и прыгал так, как хотел.
Когда же удивленный Бенитес подошел после игры к вратарю и поинтересовался, почему он забил на его подсказки, тот выпалил: «Я не знаю. Но, черт возьми, как я сейчас рад, что прыгал в противоположные стороны».

После легендарного двойного сейва Дудек назвал свою руку — рукой бога

Еще один подвиг Дудека — сумасшедший двойной сейв в дополнительное время. Сначала Ежи потащил мощнейший удар Шевченко головой, а затем справился с добиванием в упор.

После вратарь признавался, что в тот момент впервые в жизни гордился собой. А еще назвал свою руку — рукой Бога.

«Этот сэйв — мое чудо. Вершина моей карьеры и жизни. Когда я отбил первый удар Шевченко, то рассчитывал, что партнеры вынесут мяч. Но он был быстрее, а я стоял на коленях. Я чуть не закричал: «Вот я, бей в меня!», и инстинктивно, поднял руки вверх. Шевченко ударил так сильно, будто вложил весь гнев. Но попал в мою руку — руку бога, как у Марадоны. Как еще ее назвать? Ведь мяч легко мог пробить пальцы и залететь в сетку, но он полетел выше перекладины. Я будто отбился от гигантского насекомого, чтобы спасти себя. Тогда мне казалось, что я теперь могу все», — признавался Дудек.
Разумеется, Андрей Шевченко тоже не забыл о том эпизоде.

«До сих пор не могу смотреть этот момент, отворачиваюсь, выбрасываю телефон, не могу», — признавался Шевченко.

Спустя несколько лет он заговорил с польским голкипером о том сейве.

«Андрею Шевченко потребовалось два года, чтобы набраться смелости и спросить меня о том сейве. Мы были в Кардиффе, работая вместе в рамках совместной заявки Польши и Украины на проведение Евро-2012. Мы достаточно хорошо узнали друг друга во время той кампании, и в тот день Шева, наконец, задал мне вопрос.

«Черт побери, Ежи, ты можешь сказать мне сейчас — как ты сделал тот сейв в дополнительное время?»

Getty Images

Я улыбнулся ему. «Не волнуйся, приятель», — сказал я ему. «У тебя были твои пять минут славы против «Ювентуса» в 2003 году, а у меня — свои пять минут в Стамбуле!»
По правде говоря, не могу объяснить, как я сделал тот сейв. Это одна из тех вещей, которые занимают доли секунды, вы просто полагаетесь на инстинкты, рефлексы и, конечно, немного удачи», — говорил Дудек.

Шевченко мучили кошмары из-за незабитого пенальти. Следующие три месяца он просыпался по ночам с криками

Андрей Шевченко, наоборот, стал одним из главных антигероев матча. Он не забил решающий пенальти в серии, а потом еще долго страдал от ночных кошмаров.

Getty Images

«В следующие три месяца я просыпался по ночам с криком. Иногда я все еще думаю об этом. Многие из моих товарищей по команде никогда больше не хотели смотреть тот матч, а я знаю его наизусть. «Ливерпуль» имел один шанс из 100, и они не сдались, надо отдать им должное», — рассказывал Андрей Шевченко.

После Стамбула Пирло хотел закончить карьеру. А Гаттузо — уйти из «Милана»

Конечно же, одноклубники Андрея тоже очень болезненно переживали поражение.

Андреа Пирло впал в депрессию. И даже всерьез задумался о завершении карьеры.

«После Стамбула все потеряло смысл. Самым болезненным было осознание того, что виноваты мы сами. Это было коллективное самоубийство.

Раздевалка после матча заполнилась «слабоумными зомби». Мы не разговаривали, не двигались, просто выключились. Но только через несколько часов осознали, какой кошмар случился. Бессонница, злость, депрессия, пустота. Мы придумали новую болезнь с многочисленными симптомами — стамбульский синдром.

Getty Images

Я больше не чувствовал себя футболистом, и это убивало меня. Я не чувствовал себя человеком — это было еще хуже. Я все время думал о футболе, но в то же время мне было плевать на него. Я не смотрел в зеркало — боялся, что отражение плюнет мне в лицо. Единственным правильным решением мне казалось завершение карьеры, бесславный уход. История закончилась, путь закончился, я закончился. Я ходил, опустив голову. Хотел попроситься в пустой бассейн, утонуть, задохнуться», — писал Пирло в своей автобиографии.

Дженнаро Гаттузо тоже был готов пойти на радикальные меры. После поражения полузащитник хотел покинуть «Милан».

«Я не хочу останавливаться на этом, мне очень больно. То поражение стало большим ударом. Я даже думал уйти из «Милана», мне было стыдно перед болельщиками. Неудача терзала мне душу. Но в конце концов родные, одноклубники и агенты убедили меня остаться. Верх взяли желание отыграться и любовь к «Милану», за который я болел с детства», — вспоминал Гаттузо в книге «Рожденный квадратным не умрет круглым».

Getty Images

Разумеется, поражение очень сильно ударило и по боссам «Милана».

«Помню, что после игры пил антидепрессанты. Мне было так плохо, что я не мог уснуть», — говорил директор «Милана» Сильвано Рамачьони.

Тем удивительнее, что после той трагедии «Милану» потребовалось всего лишь два года, чтобы ее пережить, и все-таки взять долгожданный трофей.

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android