logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Денис
Николаев

«Русские были в ужасе. Но когда Путин засмеялся, у всех отлегло». Карвальо — о ЦСКА, Кубке УЕФА, Газзаеве и Жиркове

Рассказал, о чем искренне жалеет.

ФутболРПЛ
18 мая 2021, Вторник, 07:00
РИА Новости

18 мая 2005 года — 16 лет назад — ЦСКА стал первым российским клубом, который выиграл еврокубок после распада СССР. В финале Кубка УЕФА армейцы разобрались со «Спортингом» — 3:1. Главным героем тогда стал бразилец Даниэль Карвальо, который отдал 3 голевые передачи — на Алексея Березуцкого, Жиркова и Вагнера.

Накануне очередной годовщины мы связались с Карвальо и расспросили его о прошлом и настоящем. В частности, он рассказал:

  • о чем жалеет, вспоминая тот вечер 18 мая;
  • какой пас из своих трех считает самым крутым;
  • как они праздновали с Вагнером в Лиссабоне;
  • почему во время приема у Путина они сидели потерянными;
  • чем у Карвальо постоянно интересовался Ивица Олич;
  • что из последних его дел — предмет для гордости;
  • и когда Даниэль, наконец, приедет в Россию.

— Даниэль, чем сейчас занимаешься? Ты ведь уже не связан с футболом?
— Нет, есть несколько фитнес-клубов, которыми я занимаюсь. Там, конечно, есть залы для футбола, но профессионально с футболом я никак не связан. Веду бизнес, который принадлежит моему отцу.

— Пандемия сильно ударила по твоему бизнесу с фитнес-клубами?
— Вначале — да. Но теперь залы стали важной частью жизни людей, их не закрыли. Это важно, ведь физические упражнения укрепляют здоровье. Фитнес-клубы открыты в Бразилии, так как власти посчитали, что это хорошо для здоровья. Залы закрывали на какое-то время, но сейчас все в порядке.

— Ты устроил акцию с продажей всех своих футболок в поддержку пострадавшим от ковида. Многим ли людям удалось помочь?
— Многим! 120 базовых потребительских корзин, но это было в прошлом году. И в этом году я выставил на аукцион две футболки «Интернасионала» и одну ЦСКА. Получил почти 8 тысяч реалов всего через два дня. И опять же приобрел более 100 потребительских корзин. Но в этот раз раздал их различным музыкантам и артистам, непрофессионалам, которые обычно работают в небольших заведениях. И в эти времена им трудно, ведь они не могут выступать в ресторанах и прочих таких местах.

— Теперь у тебя не осталось ни одной футболки ЦСКА?
— Осталась одна! И одна от «Интера». Я считаю, что людям куда важнее иметь еду в холодильнике, чем мне футболку — в шкафу. Так что не тяжело было решиться на аукцион. А тем, кто купил футболки, они будут важнее.

«Вернись я в прошлое, полетел бы с командой в Москву, а не остался бы в Лиссабоне»

— Твой первый год в ЦСКА был не очень успешным. Помнишь, в чем была причина?
— Вообще первый матч — Суперкубок против «Спартака» на стадионе «Локомотив» — я очень хорошо прошел. Забил гол, и мы победили со счетом 3:1, кажется. Тогда думал, что быстро адаптируюсь. Но нет, было довольно тяжело. Это другая культура, невозможно сравнивать, как живут люди в Бразилии и России. При этом еще и холод мешал. В первый год я почти не играл. Зато во втором сезоне все пошло хорошо, я завоевал титулы, стал лучшим игроком чемпионата. Думаю, все через это проходят, когда переезжают в совершенно незнакомую страну.

РИА Новости

— В финале Кубка УЕФА ты отдал три голевые передачи. Какой из пасов — самый лучший?
— Я обычно люблю шутить, что сделал четыре передачи. От меня мяч отлетел к Рожериу, и он забил гол за «Спортинг». А если серьезно, то считаю гол Жиркова самым красивым. Я в том моменте пошел в дриблинг, обыграл Рошембака, и отдал идеальный пас на Юру.

— Жирков до сих пор играет и даже снова вызван в сборную России. Ты сильно удивлен этому?
— Нет! Учитывая, как Жирков играл тогда и продолжает играть сейчас, он будет в сборной до 50 лет! Он действительно особенный футболист с великолепной техникой.

— А как удалось вырезать такую передачу Вагнера? У вас было космическое взаимопонимание?
— Тот мяч Вагнера вообще был довольно забавным. Мы ведь до этой атаки чуть сами не пропустили гол. Мяч попал в перекладину, а от нее отскочил к вратарю. Акинфеев отдал на меня великолепную передачу, я выиграл в скорости у защитника «Спортинга» и сумел отдать пас на Вагнера. Это была очень интересная атака. Представьте, 30 секунд назад соперник мог сравнять счет, а еще через 30 секунд мы фактически обеспечили себе титул. Наверное, тот пас стал для Акинфеева самым важным в карьере.

— Приз лучшему игроку вручала пивная компания. Много пива тогда выпили ты и команда?
— Прилично! — смеется Карвальо. — Правда, когда матч закончился, я, Вагнер и наши семьи остались в Лиссабоне. А остальная команда вернулась в Москву. Так что у меня не было возможности как следует отметить с другими игроками. Если бы мог вернуться в прошлое, полетел бы со всей командой. Хотелось посмотреть, как нас встречали болельщики в аэропорту, как все праздновали титул.

— А как отмечали с Вагнером?
— Мы, конечно, ходили по различным дискотекам, развлекались по полной. Жаль только, что не видел, как отмечали наш титул в Москве.

РИА Новости

— Жирков после финального свистка говорил, что ничего не помнил. Какие эмоции были у тебя?
— Я кое-что запомнил! Но тогда не верил, что это реально. Никто не верил, что мы можем взять Кубок. Ведь так забавно получилось, что финал проходил на стадионе «Спортинга». Да, все заранее знают, где пройдет матч, но редко хозяева стадиона выходят в финал. Так что нам пришлось непросто. Думаю, даже если бы мы проиграли, нами бы гордились в России.

«На приеме у Путина мы с Вагнером почти ничего не понимали, сидели потерянными»

— Какую роль в этом успехе сыграл Газзаев?
— Важную, ведь помимо обычного профессионального отношения, он был для нас как отец. Многие просто делают свою работу, а Газзаев всегда интересовался, не нужно ли нам что, помогал, чем мог. Так он стал практически отцом для нас всех. Он нас мотивировал, мы играли за него. Газзаев смог построить настоящую семью в ЦСКА, где все друг друга уважали. Я сейчас смотрю на работу Игнашевича, Березуцких — они всему научились именно у того тренерского штаба.

— Что Газзаев говорил вам в перерыве, когда вы проигрывали, и какие были послематчевые слова?
— Конкретных слов в перерыве не помню, но он определенно нас ругал в разных выражениях. По мимике и жестам Газзаева все было понятно, тут и переводчик не требовался. Он, разумеется, не был в восторге от нашей игры. Так что я больше всего запомнил жесты и интонацию тренера. А в после финального свистка Газзаев и все игроки просто побежали на поле отмечать.

Я не понимаю, почему тренер такого калибра, легенда не возглавил сборную России на чемпионате мира. Было бы здорово видеть его во главе сборной.

— Сейчас Газзаев — крупный российский политик. Ты мог такое представить?
— На самом деле, люди из спорта часто идут в политику, взять хотя бы Бразилию. Я тут одно могу сказать, если Газзаев работает так же, как и в ЦСКА, относится к этому серьезно, то в России появился отличный политик. Он всегда хорошо к нам относился, пытался сделать все, чтобы нам помочь. Если все то же самое он делает в качестве политика, России с ним повезло.

— Кстати о политике, вы через несколько дней встретились с президентом России. Каким он тебе запомнился?
— Единственное, что я помню, мы приехали из Португалии и почти сразу отправились на прием. Но наш переводчик не мог присутствовать. Так что мы с Вагнером почти ничего не понимали, сидели потерянными. Путин что-то говорил, российские игроки что-то говорили, а мы молчали.

— Зато в конце приема Вагнер выдал номер: предложил Путину пожонглировать мячом. Какая реакция была тогда в зале?
— Да, в самом конце встречи Вагнер пошутил, а все русские были в ужасе. Но когда Путин засмеялся, у всех отлегло. Было забавно. У нас в Бразилии как-то не хочется знакомиться с президентом, учитывая какие вещи происходят в стране. Тут все довольно грустно. Так что мы даже не задаемся мыслью: вот бы встретиться с президентом. А в России была очень крутая и интересная встреча.

— Как сейчас относишься к Путину?
— Это я у вас должен спрашивать! Я не очень слежу за тем, что происходит в России. Слышал только, что российская вакцина вроде бы должна была приехать в Бразилию, но теперь ее не будет.

«Хочу вернуться в Москву и поиграть в футзал в бразильцами, которые тут живут»

— Какое место в личной коллекции занимает у тебя трофей УЕФА? Что осталось на память о ЦСКА, кроме матрешек?
— Все главные трофеи находятся в доме родителей в Пелотас. И матрешек у меня очень много, это правда! Есть матрешки с моим фото, с Россией, с Красной площадью.

— На фото в инстаграме видно, что ты в хорошей форме. Как удается ее поддерживать?
— Да ну! Я сейчас полноват! Просто фото такие получаются. В футбол я уже не играю. Тренируюсь в своем фитнесе, делаю различные упражнения, но я далек от идеальной физической формы. Знаешь, одна из моих целей — вернуться в Москву, возможно, уже в следующем году и поиграть в футзал в бразильцами, которые тут живут. Но для этого нужно быть в неплохой форме.

— Рахимич, Игнашевич и Гусев в недавних интервью вспоминали, что ты почти не ел в столовой и у тебя был отдельный холодильник с газировкой и хот-догами. Вернись в то время, ты бы изменил свое отношение к питанию?
— На самом деле, я всегда любил газировку. И да — у меня у комнате всегда был мини-бар с напитками и шоколадками. Это вообще нормально для тех, кто любит поесть. Но и русская еда нравилась, например, бефстроганов. Еда в столовой ЦСКА была очень вкусной. Просто я мало с кем общался по-русски, поэтому часто был в комнате, пил газировку, в общем, был счастлив.

— Газзаев говорил, что ты мог бы стать великим футболистом. Что помешало держать планку после 2005 года?
— У меня были предложения от «Интера» и «Манчестер Сити», и я мог уйти. Но продлил контракт с клубом. Наверное, я должен был уйти, но этого не произошло. В итоге я как-то потерял мотивацию. Но все же завоевал несколько трофеев в России и был счастлив в ЦСКА. Так что не жалею о своем выборе. Думаю, я оставил хорошие воспоминания у болельщиков.

— Следишь сейчас за ЦСКА?
— Да, некоторые показывают даже по ТВ в Бразилии. Правда в последнее время не видел ни одного матча. Обычно смотрю социальные сети клуба или посвященные команде аккаунты.

«Олич обожал делать ставки на матчи чемпионата Бразилии»

— Главный тренер у клуба сейчас Ивица Олич. Расскажи пару историй про него.
— Помню, что он обожал ставить на матчи чемпионата Бразилии! Было у него такое развлечение. Часто меня спрашивал что-то вроде, а как сыграют «Фламенго» и «Куритиба»?

А вообще Олич — отличный парень. Когда мы с Вагнером показывали всякие финты, он всегда говорил, что попробует научиться так же, и тренировался дома. С Оличем было приятно работать. Он уважал бразильцев и восхищался ими. Всегда охотно с нами общался, хотел понять, как мы думаем, играем. Помню, когда я только пришел в команду, Олич говорил, что не понимает мою игру. Так получалось, что я отдавал пас в одну сторону, а он открывался в другую. А с Вагнером мы друг друга прекрасно понимали. Когда Олич увидел, как мы взаимодействуем, он понял, как я вижу игру, и тоже встроился в нашу атаку.

— Ожидал ли ты увидеть именно Олича во главе ЦСКА?
— Немного удивился, ведь я даже не знал, что он тренирует! Хотя как мы видим, многие из того ЦСКА остались в футболе, тренируют. Тот же Семак, который многому научился у тренерского штаба и очень хорошо разбирался в тактике.

— Три года назад ты удивлялся, что в ЦСКА до сих пор играют Игнашевич и братья Березуцкие. Они теперь тоже тренеры.
— А вот это как раз не удивляет. Они всегда были лидерами раздевалки, хорошо понимали тактику.

— У армейцев сейчас молодая команда, но она не добивается больших успехов. Как думаешь, в чем причина? Не хватает бразильцев?
— Наверное, бразильской магии немного не хватает, того качества, что мы можем дать в атаке. Но, конечно, это не главная причина не слишком удачных выступлений ЦСКА. Клуб всегда хорошо вел трансферные кампании, покупал молодых футболистов, и они приносили титулы. Надеюсь, что ЦСКА снова будет смотреть на бразильский рынок и подпишет несколько атакующих футболистов. Кстати, когда клуб приобретал Фукса, со мной тоже консультировались. Вообще я впервые вижу, чтобы армейцы брали из Бразилии защитника. Жаль, что у него пока не получается в России.

— Акинфеев рассказывал, что молодой защитник ЦСКА Карпов даже не знает, кто ты и Вагнер. Не обижает ли тебя такое?
— Нет, нисколько. Достаточно забить мое имя в гугл и он узнает, кто я такой. К тому же сколько ему лет? Он, наверное, только родился, когда я играл в ЦСКА. Так что он и не должен знать, что такой Карвальо. Это меня не обижает. Важно, чтобы он знал историю клуба, а не отдельных его игроков.

— Недавно ты сказал, что хотел бы вернуться в Россию и тренировать детей. Почему именно их, а не взрослых?
— Скорее пообщаться с детьми, рассказать, как все работает, как мы выигрывали титулы, как пришли в футбол — что-то вроде обмена опытом. Мне бы хотелось рассказать обо всем, через что пришлось пройти, чтобы завоевать трофеи. Если бы ЦСКА меня пригласил, чтобы вот в таком формате пообщаться с детьми, я был бы очень рад. Кстати, я вернулся к учебе спустя 21 год. Вот об этом тоже важно говорить, что можно играть в футбол и не забрасывать школу. Я очень горд, что снова учусь. Думаю, это круто.

— Какие планы на конец года?
— Все просто — дождаться, пока пройдет пандемия, завершить учебу, получить вакцину и снова путешествовать. Когда мы играли, видели много прекрасных мест, но не было возможности из хорошо изучить. Сейчас хотелось бы путешествовать по миру, узнавать новые страны и их культуру. В том числе очень хочу приехать в Москву и Петербург.

Скачать приложение Sport24 для Android

Скачать приложение Sport24 для iOS