logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
ФутболПервая лига
29 апреля 2021, Четверг, 10:59

«Газзаев обещал отцу квартиру. Через год сказал: «Забудь». Зинченко в ЛФЛ, майка Фигу, Кононов — истории Аюпова

Евгений Семенов, Sport24 / fcorenburg.ru
Леонид Волотко
Поделиться
Комментарии
Путь из подземелья русского футбола к РПЛ и карьере блогера.

Хавбек «Оренбурга» Тимур Аюпов вырос на матчах отца, который застал первый частный клуб «Асмарал», поиграл у Газзаева, Семина и Бердыева и уезжал в Европу. В 25 Тимур добрался из андеграунда русского футбола до Премьер-лиги, а прямо сейчас ведет самый бодрый инстаграм в большом футболе.

В интервью корреспонденту Sport24 Леониду Волотко Аюпов рассказал о детстве в Нидерландах и 179 часах, проведенных в самолетах, о том, как приезжал на тренировки в милицейской форме, ночевал в автобусе и хотел закончить с футболом после разгрома 0:8. А также о крутости Федотова, лени Деспотовича и обещаниях Газзаева.

«Твенте», разговор с Зинченко в самолете, Газзаев

— Твой папа Ансар Аюпов — знаковый для России футболист. У тебя в детстве вообще был выбор, кем стать?
— Без шансов. Хотя отец никогда не настаивал, но его пример всегда стоял перед глазами. Плюс я понимал, что он бы этого хотел: папа приезжал на мои тренировки, игры, а после разбирал каждое действие. Это, кстати, происходит до сих пор — просто теперь все немного мягче. Дома у нас тоже все напоминало о футболе — стены обклеены постерами и рамками с футболками. Хочешь, покажу?

— Конечно.
— Смотри, вот майка Фигу времен «Барсы» — папа с ним поменялся на каком-то сборе после товарищеской игры. Дальше футболка «Шальке» Дениса Клюева — они с отцом лучшие друзья и сейчас вместе работают в «Урале». Это — форма отца, когда он играл в «Рубине». А рядом — моя из «Оренбурга». Сборная Нидерландов есть… И даже ЮАР — ее Макбет Сибая специально привозил в Казань. А вот майка «Пармы» — они с «Рубином» играли в Кубке УЕФА.

— Когда тебе исполнилось два года, отца купил «Твенте». Ты что-нибудь запомнил о жизни в Нидерландах?
— Запомнил город Энсхеде, который больше напоминал деревню. Там я пошел в детский сад и быстро выучил язык, месяца за три или четыре. Но когда вернулись в Россию, так же быстро его и забыл. У папы получше отложилось: он занимался с репетитором и до сих пор, когда приезжает в Нидерланды, без проблем объясняется на голландском.

— Футболом тоже начал заниматься в Энсхеде?
— Там была какая-то школа, но непрофессиональная: собирались по выходным и играли. Осознанно начал тренироваться уже в ЦСКА, когда папа перешел в «Динамо».

— Что папа рассказывал про 90-е?
— Много историй — и футбольных, и околофутбольных. Мне запомнилось, как он в «Динамо» из «Твенте» переходил. Тренером был Газзаев. Когда договаривались о контракте, Газзаев обещал квартиру в качестве подъемных. Отцу на тот момент было 23 года — мы вернулись из Нидерландов, в Москве ничего не было. А уже родился второй ребенок. В общем, подписали контракт на два года и договорились, что квартиру дадут после первого сезона. Когда чемпионат закончился, отец пошел к Газзаеву: «Где обещанная квартира?» Он ответил: «Забудь. Заработаешь и сам купишь». После этого папа перестал играть и ушел в другую команду. Такие времена были — думаю, эти истории случались сплошь и рядом.

— Из ЦСКА ты играл за ФШМ, а после уехал в Казань. Как тебя нашел «Рубин»?
— Мне 17 лет, выпускной год. Окончив школу, встал вопрос: что делать дальше? Никаких вариантов и предложений нет. Год я поиграл на КФК в команде, где у пацанов была такая же ситуация. И так как агента у меня никогда не было, попросил папу — он позвонил в «Рубин» и попросил, чтобы я приехал на просмотр. Помню, прилетел на сбор «Рубина-2» в Йошкар-Олу, потренировался месяц и подписал первый контракт — на 12 тысяч рублей в месяц.

— Класс. Это же вторая лига?
— Ага. С выездами на автобусах по 20 часов, взрослым футболом и новым опытом. Так я думал, пока мы в первом же сезоне не заняли последнее место. Во второй лиге. Оттуда даже вылететь некуда! Тогда я впервые задумался — а нафига этот футбол вообще нужен. Живешь в автобусах, зарабатываешь копейки и за целый сезон выигрываешь от силы матча 2-3.

— В «Рубине» ты застал Зинченко, который после «Шахтера» полгода был на просмотре и в итоге уехал в «Уфу». Чем он запомнился?
— У нас была общая заявка, и однажды дубль играл в один день с основой. Летели одним чартером, и мы с Зинченко сидели на соседних креслах. А все же знали, что он тогда не мог играть и только тренировался (на тот момент у Зинченко действовал контракт с «Шахтером», и «Рубин» не проводил сделку, опасаясь штрафа от УЕФА. — Sport24).

Спрашиваю: «Саня, а ты-то зачем летишь? Какой смысл?» А он отвечает: «Да у меня пацаны знакомые в ЛФЛ играют. Вот позвали. Хоть побегаю». В итоге пока «Рубин» проводил матч в Премьер-лиге, Зинченко пылил в ЛФЛ и вместе с командой спокойно вернулся в Казань.

Getty Images

— Кто из звезд «Рубина» поражал больше остальных на тренировках?
— На всю жизнь запомнил Кисляка (сейчас играет в минском «Динамо». — Sport24). Однажды во время паузы на матчи сборных не хватало народу для двусторонки, и в основу набрали молодых. А я только после травмы — две недели пропустил из-за надрыва. Думал: это же шанс, нужно показать себя!

Прихожу, нас распределяют на команды. Начинается разминка — квадраты. А я уже заведенный, настроен рвать и метать. Сразу бросаюсь на Кисляка, который далековато отпустил мяч. Думаю: сейчас накрою! И в следующую секунду он мне прокидывает между ног! Я разворачиваюсь и злой бегу на него снова. В итоге Кисляк мне прокидывает между ног второй раз. И говорит: «Может, этого обратно во вторую команду вернуть?»

Я подумал: боже, куда я попал, это ведь еще даже не игра — только разминка.

74 перелета, матрасы в автобусе, ад с судейством

— Ты долго совмещал футбол с учебой и даже поступил в Московский Университет МВД, который сравнивал с армией. Почему?
— Во-первых, там обязательна форма. Но для меня это не было проблемой — лишь бы на тренировки отпускали. Хотя первое время в команде травили, когда я заходил в раздевалку в погонах и фуражке. Больше напрягал распорядок, как в казарме. В 7:30 начиналось построение, где начальник взвода проверял удостоверение и внешний вид: ты должен быть побрит, пострижен. С 9 до 2 идет учеба, а после кто-то идет маршировать на плац, кто-то заступает в наряд, а кто-то чистит туалеты.

Хорошо, что мне делали поблажки — из-за того, что я играл за футбольную команду университета по мини-футболу. Это было главным условием для того, чтобы меня отпускали на тренировки. Помню, однажды институтский турнир совпал с датами сборов «Рубина»: приходилось из Турции лететь в Москву, играть за вуз и вечером улетать обратно.

— Ты рассказал, как во второй лиге добирался на игры по 20 часов. Расскажи про самый убийственный выезд.
— Самая запоминающаяся поездка была в Челябинск. В автобус все заходили со своими матрасами — ночью стелили их в проходе или под сидениями и спали. После 18 часов в дороге мы пропустили четыре мяча уже в первом тайме. В перерыве тренер устроил разнос: «Если вы хоть чего-то из себя представляете, выйдите и покажите все, что умеете». Во втором тайме нам забили еще четыре. 0:8 — после игры я выключил телефон, домой звонить было просто стыдно. А впереди еще 20 часов в автобусе назад. Это был сезон, когда мы заняли последнее место. До сих пор не знаю, как я не сломался и все не бросил.

— С автобусами понятно. Помнишь сезон, в котором было больше всего перелетов?
— Конечно, я же веду статистику: вбиваю данные о каждом перелете в приложение, и там есть все цифры. Рекордным получился 2018 год: 74 полета. В воздухе провел 179 часов, больше недели! А по расстоянию это два с половиной оборота вокруг Земли.

— Ты где-нибудь сталкивался с судейством хуже, чем во второй лиге?
— Знаешь, я видел многое, но каждый раз думал: наверное, такое есть только в низших дивизионах. Но поиграв в Премьер-лиге, понял: и здесь тоже. Судьи везде помогают определенным командам и решают свои дела, просто в РПЛ это делают более профессионально и грамотно.

— Нужен пример.
— Первое, что приходит в голову — как в ФНЛ мы с «Нижним Новгородом» играли против «Тамбова», который собирался выходить в Премьер-лигу. Судил Сельдяков. Мы быстро повели 1:0, но во втором тайме пропустили. А за минуту до конца «Тамбов» забил победный — была заварушка в штрафной, куча рикошетов… И вот мяч залетает в сетку, а боковой судья поднял флаг: офсайд. Сельдяков ему крикнул: «Ты ####### [идиот]?» Я стоял рядом и хорошо слышал. После этого лайнсмен опустил флажок, а главный указал на центр — гол засчитали.

Мы тогда поняли: «Тамбов» очень настроен на РПЛ, раз так судят. И представь, раз это происходит сейчас и под камерами, что было раньше, когда матчи такого уровня никто не транслировал и даже не снимал?

Футбол и алкоголь, увольнение Кононова

— Из «Нижнего» ты перешел в «Оренбург» и дебютировал в РПЛ. К чему было сложнее всего привыкнуть после низших лиг?
— В Премьер-лиге совсем другие скорости игры, мышления и работы с мячом. Так получилось, что за «Оренбург» я дебютировал спустя пару дней после подписания контракта. Играли с «Ростовом», а я в запасе. Но за 15 минут до конца меня выпустили на замену — в заявке было мало народу. Выхожу на поле, а меня просто трясет! Мое первое действие — кошмарный обрез в центре поля, с которого началась опасная атака на наши ворота. Повезло, что простили — мы и так горели 1:2.

Как только мяч ушел за лицевую, все четверо наших защитников одновременно обернулись и накинулись на меня, как тигры: «Ты чего, ### [блин], вышел! Отдай пас и не мудри». В тот момент я осознал, куда попал. РПЛ — правда другой уровень, потребовалось время чтобы перестроиться после ФНЛ.

— В том сезоне ты поработал с самым прогрессивным российским тренером. Чем запомнился Федотов?
— Поразило, как он общался с игроками. Было ощущение, что это не главный тренер, а друг. Федотов мог вызвать в кабинет, чтобы просто спросить: как дела, все ли хорошо в семье, что нравится и не нравится. Это создавало какую-то семейность, что ли.

Второй момент — его скрупулезное изучение каждого соперника. Когда приехал на первый сбор, то обалдел: перед товарищеской игрой с каким-то румынским середняком нам выдали видеонарезку и фактическую выкладку по каждому их футболисту. Можешь представить, какого уровня был анализ в сезоне перед официальными матчами? Мы знали о соперниках все: какая сильная и слабая нога, манера действий, стиль. Я реально выходил на поле и читал каждое действие: удары, навесы, ложные движения.

— Поэтому «Оренбург» уволил Кононова из «Спартака»?
— Ха-ха, я помню, что его убрали после нашей победы. Но в тот день помогли их же болельщики, которые поливали «Спартак» чуть ли не всю игру. Мы повели в первом тайме — и с этого момента весь стадион заряжал: «Иди на ###, Кононов Олег». Я по себе знаю, каково играть, когда свои болельщики настроены против: психологически это очень давит. А здесь было так громко и мощно — честно говоря, я сам был впечатлен. Игроки «Спартака» же все прекрасно слышали и видели — чувствовалось, что они были подавлены. Обычно в концовках все на эмоциях бегут отыгрываться, устраивают навал, а в той игре ничего такого не было — мы доиграли очень спокойно.

Александр Мысякин, Sport24

— В «Оренбурге» ты застал одного из лучших форвардов РПЛ — Деспотовича. На тренировках его реально удержать?
— Деспот на тренировках и в матчах — два разных футболиста. Человек настроения: хочет — тренируется, не хочет — не тренируется. Бывало, приезжал на базу и говорил доктору, что не может работать. В итоге 20 минут бегал трусцой и уезжал. Зато на следующий день выходил в основе и был лучшим на поле! Я смотрел на него и поражался, как можно всю неделю халявить, а потом так играть. Но он четко знал, как подготовиться к игре и сколько усилий на это потратить. Хотя тренеров это немного раздражало. Но они понимали: он дает результат, и не поставить Деспота в состав было нельзя.

— Самый опытный игрок в нынешнем составе — Михаил Сиваков, который играл в «Кальяри». Он что-нибудь рассказывал про Италию?
— Конечно. Судя по его историям, футбол там — реально религия. Миша вспоминал: когда в «Кальяри» тренировка начиналась в 12, то на базу игроки приезжали к 9. Оставшееся время все просто болтали и занимались своими делами; кто-то вообще брился! Но в раздевалке все время царила атмосфера праздника — никто не сидел с серьезными лицами, уткнувшись в телефон.

Еще одно отличие — в отношении к алкоголю. Сиваков говорил, что даже за день до матча за ужином футболистам разрешалось выпить бокал вина. И никто не придавал этому значения. У нас-то все по-другому: если кто-то увидит, что футболисты в ресторане пьют пиво, то сразу начнутся разговоры: «Да они бухают, потому что несерьезно относятся к своей работе». Там такого нет.

— Тебя задевает, когда начинаются другие разговоры: о том, что «Сочи» и «Оренбург» — это фарм-клубы «Зенита», которые всегда ему проигрывают?
— Было неприятно, когда за пару дней до матча с «Зенитом» болельщики писали: «Есть смысл приходить на стадион? Или уже все решено?» Еще раздражало, когда в каждой ошибке на поле искали тайный подтекст — мол, это все специально. На самом деле, ни разу не было такого, чтобы тренер зашел перед игрой с намеками: «Сегодня играем аккуратнее».

fcorenburg.ru

То же самое — в отношении «Сочи». Помнишь, мы им в прошлом сезоне 1:5 сгорели? Я еще в свои ворота забил. Ну, специально, что ли?! После игры и так осадок остался, а тут еще очередные разговоры начались… Понимаю, что диванных экспертов в России хватает, а им только дай повод. Уверен на все сто: в том матче не было ни одного футболиста, который бы играл нечестно.

Как футболисту запустить карьеру блогера

— Ты как-то написал в инстаграме: «Чтобы сконцентрироваться перед матчем, беру книгу». Давай проверим, как у тебя на самом деле с литературой — посоветуй две книги, которые должен прочитать каждый.
— Больше нравится художественная литература. Номер один для меня — «Богач, бедняк» Ирвина Шоу. Когда кто-то просит посоветовать книгу, всегда называю ее. Не пугайтесь, что она немаленькая — когда мама мне ее дала и я увидел, что в книге 800 страниц, сразу сказал: «Ты издеваешься? У меня учеба, тренировки — когда читать?» В итоге прочитал за три дня.

Вторая книга — «Манифест великого тренера: как стать из хорошего спортсмена великим чемпионом» Тима Гровера. Он был личным физиотерапевтом и наставником многих звезд НБА: Джордана, Брайанта, Уэйда. И рассказывает, как с ними работал. Главный посыл — есть те, кто довольствуется тем, что уже есть; и те, кому всегда этого мало и он постоянно стремится к новым достижениям. Книга — супер, меня очень впечатлила.

— Посты про мотивирующие книги, бизнес, правильное питание — судя по инстаграму, ты блогер, а не футболист. Как так получилось?
— Это началось недавно, когда я впервые задумался о том, чем займусь после окончания карьеры. Решил, что в футболе точно не останусь. Не хочу быть ни тренером, ни спортивным директором, ни агентом.

— Почему?
— Футбол — это бизнес, где очень много грязи. И часто на первый план выходят не твои личные качества, а закулисные дела, где кто-то за кого-то попросит, ну и так далее. Четко осознаю, что в таких условиях работать не хочу. Плюс у меня вся жизнь — сплошные переезды: в 18 уехал из Москвы и путешествую по Казани, Нижнему Новгороду, Оренбургу, а также по бесконечным сборам. Когда закончу с футболом, хочется вернуться в Москву, открыть свое дело и заниматься им в столице.

— А инстаграм-то при чем?
— Понимаю, что мы живем в век информационных технологий, соцсетей. И перед тем, как заняться новым направлением, хочется создать какую-то личную историю, чтобы человек мог зайти и посмотреть: кто я такой, чем занимался раньше, какие у меня интересы и цели. К тому же на все это спрос есть и сейчас — вижу, что в том же Оренбурге людям интересна внутренняя жизнь команды, отдельных игроков. Поэтому стараюсь делиться с ними какими-то мыслями и фактами.

Совершенно не понимал, с чего начать и как вообще здесь все работает. Вспомнил, что в телеграме подписан на канал о бизнесе в спорте «Мария Не Мария». Написал создателю канала и попросил мне помочь. Она ответила, что сейчас ведет много проектов, но порекомендовала свою коллегу, с которой мы и начали сотрудничать. Встретились, составили контент-план, я скорректировал список тем, на которые хочу высказываться, и начали публикации.

Много времени и сил это не отнимает — я же футболист, а не блогер, планов набить миллионы подписчиков у меня нет. Главное, чтобы к концу карьеры была платформа, от которой можно было оттолкнуться. Надеюсь, все получится.

Скачать приложение Sport24 для Android

Скачать приложение Sport24 для iOS

22 марта 2022 года решением суда компания Meta, социальные сети Instagram и Facebook признаны экстремистской организацией, их деятельность на территории РФ запрещена.

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0