logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Многие кричат, что наши футболисты не хотят в Европу. Это неправда». Оздоев — о тактике, конкуренции и будущем

Большое интервью с полузащитником «Зенита».

Футбол
13 января 2021, Среда, 17:20
Александр Мысякин, Sport24

До прихода в «Зенит» Сергея Семака Магомед Оздоев почти не играл. Сейчас, спустя два с половиной года, он один из незаменимых игроков сине-бело-голубых. Во время отпуска Оздоев дал интервью Sport24.

— Как проходит отпуск? Это ведь первый полноценный отдых за год?
— Все хорошо. Надо сейчас максимально отдохнуть и набраться сил, чтобы быть готовым к продолжению чемпионата. В оставшихся матчах нужно сыграть хорошо и набрать то количество очков, которое позволит нам стать чемпионами.

— После такого безумного года не хочется думать о футболе? И вообще реально ли это?
— О футболе с вами сейчас впервые говорю за этот отпуск. Решил максимально отдохнуть от футбола. Потому что после возобновления чемпионата матчи шли без остановки.

— Перед поездкой на моря вы, если я правильно понял, были на родине в Ингушетии?
— Да, съездил проведать родителей и посмотреть, как функционирует школа.

— Учитывая сложности этого года, нечасто туда получалось летать?
— За последний год первый раз был в Ингушетии у родителей.

— Расскажите о своей школе. Что она из себя представляет?
— Школа работает уже шесть лет. В этом году закончили делать базу. Есть раздевалочный комплекс, футбольные поля, есть поле с песком. В ближайшем будущем постараемся постелить искусственное поле.

— Судя по вашему инстаграму, вы довольно активно принимаете участие в ее жизни, смотрите матчи. Много времени это отнимает?
— Да, когда есть матчи, мне всегда скидывают ссылки на прямые трансляции. На ютуб-канале школы транслируются все матчи. Если мне хочется посмотреть тренировки, мне могут включить лайв с тренировок. Смотрю, анализирую. Я знаю, что все будет функционировать прекрасно, все будет работать отлично, потому что за всем следит папа. А он очень требовательный.

— Опыт академии «Зенита» используете? Понятно, что это проекты разных масштабов, но тем не менее.
— Если честно, я не знаю, как функционирует школа «Зенита». Я там был всего один раз на съемках. Это другие масштабы, другие условия, другой уровень в плане инфраструктуры. У нас школа рассчитана на определенное количество детей. Они все обучаются бесплатно. Тренировки проходят в двух группах — U-12 и U-16.

— Яркие таланты в школе уже есть?
— Мы выбираем самых талантливых. За пять лет мы просмотрели более пяти тысяч детей. Думаю, что мы выбрали лучших на данном этапе.

— Кого-то из них в академии «Зенита» или в молодежной команде мы сможем увидеть в ближайшем будущем?
— Дай бог! Планируем в следующем году отправлять парней из старшей группы на просмотры, потому что многие команды интересуются. В том числе и за рубежом. Знакомые агенты интересуются, всегда спрашивают. И на турнирах по России детей видели. Даже некоторые московские команды уже просили отдать некоторых парней. Но мы пока не видим в этом смысла, потому что они пока могут тренироваться прогрессировать в нашей школе. Для них там созданы все условия.

— Учитывая, что вы активно занимаетесь своей школой, возникает вопрос — в будущем видите себя тренером или футбольным функционером?
— Думаю, что да. Давно записываю тренировочные процессы. От каждого тренера, с которым работал, стараюсь что-то для себя почерпнуть. Веду блокнот, в котором все интересные моменты помечаю. Мне это интересно. Посмотрим, как все сложится.

— Получать тренерскую лицензию еще не думали?
— Пока нет. Нет смысла на данном этапе об этом думать. Может быть, ближе к завершению карьеры подумаю.

— В последний раз мы с вами общались летом 2018 года на сборах в Австрии — многие вас вообще не видели в составе. Сейчас без вас «Зенит» представить сложно: вы выходили на поле с капитанской повязкой, вы основной игрок сборной России. С точки зрения именно футбола как игры что для вас изменилось за последние два года?
— Можно сказать, что абсолютно ничего не изменилось. Я всегда говорил, что тогда был период адаптации после перехода в «Зенит». Плюс наложились некоторые вопросы, не связанные с футболом. Но все решилось, я адаптировался, стало легче. Пришло понимание того, как я себя вижу в «Зените».

— Но до матчей против «Фенербахче», после которых вы начали регулярно выходить в старте, не было желания бросить все и уйти в другой клуб, лишь бы играть?
— Я не такой человек, который бросает начатое на полпути. Понимал, что мне нужно время. Был готов к конкуренции. Знал, что мне нужно работать и свой шанс я получу. А возможность уйти в аренду была. Я этого не скрывал. Это обсуждалось и с тренерским штабом. Но на это я получил отказ и понял, что мне нужно продолжать работать дальше.

— О переходе в европейский клуб задумываетесь?
— Знаете, у нас в России любят, когда футболисты говорят: «Я хочу уехать в Европу». Каждый футболист всегда мечтает о чем-то большем, мечтает попасть в топовые команды. Но «Зенит» и есть топовая команда. Понятно, что в Европе каждый хочет попробовать свои силы. Но это не от одного меня зависит. Есть много факторов, которые должны сложиться, чтобы получилось уехать. Российский футболист на европейском рынке в первую очередь — легионер. Это тоже нужно учитывать. В том числе поэтому у наших в Европе и не получается. Да, многие кричат, что российские футболисты не хотят уезжать. Но это неправда. Многие уезжают, играют, возвращаются. Кто-то остается. А если говорить о наших футболистах, которые играют на высоком уровне, не каждый клуб готов с ними расстаться за маленькие деньги. Поэтому нельзя говорить, что игрок не хочет уехать. Наверное, каждый хочет поехать играть в хорошую европейскую команду. Но главный вопрос — согласен ли клуб отпустить его. И на каких условиях.

— А если отбросить финансовую тему, что интереснее: бороться каждый год с «Зенитом» за трофеи или поехать в условный «Леванте», который никогда ничего не выиграет, но он не в РПЛ, а в Ла Лиге?
— Конечно, бороться за титулы. Когда завершаешь карьеру, никто не смотрит, где ты играл. Всегда спрашивают, что ты выиграл. Если тебе хочется бороться за чемпионство, играть в Лиге чемпионов, то борьба за выживание — не лучшая альтернатива. Если выбирать — играть за команду, которая борется за чемпионство, или за команду, которая борется за выживание, — ответ очевиден. Когда я играл в «Локомотиве», у нас был тренер Жозе Коусейру. И однажды один футболист сказал: «Я хочу уйти в аренду, потому что мало играю». Он был игроком ротации, как и многие. В тот период Коусейру очень сильно ротировал состав. Тренер ответил: «Ты же играешь. Один матч полностью, следующий — на 15 минут, потом снова весь матч, потом на 20 минут». Но футболист сказал, что хочет играть регулярно и что у него есть предложение от команды из второй восьмерки, где он был бы лидером. И Коусейру сказал: «Лучше остаться в команде, которая борется за чемпионство, и играть 20-30 минут, иногда весь матч, чем идти в команду, которая борется за выживание. Там ты себя не покажешь».

— Что, на ваш взгляд, происходило с «Зенитом» этой осенью? Команда провела серию не самых удачных матчей. Часто теряла очки там, где победа, казалось, была уже в кармане.
— Много факторов играет роль. Мы играли, можно сказать, без перерыва. Прошлый чемпионат доиграли очень быстро. Нам дали три-четыре выходных после финала Кубка. И сразу начали готовиться к Суперкубку. В августе мы сыграли семь матчей, пять из которых были выездными. Это постоянные перелеты, постоянное недовосстановление. Нужно это учитывать. И вот август закончился, мы сразу улетели в сборную. Приезжаем, опять игры, потом опять сборная. Реально, очень тяжело. У нас много сборников. И даже если они не играют, то это постоянные перелеты. Многие говорят, что в Европе играют гораздо больше. Мы бы тоже играли, если могли играть зимой. Но погодные условия не позволяют. Как, например, в декабре играть в Казани? Да, в Петербурге у «Газпром Арены» есть крыша. Но как в той же Москве играть? А в регионах? Невозможно же в минус 20.

— В сборной, помимо официальных матчей, были еще и товарищеские. Так что получалось, что за десять дней, которые отведены на игры сборных, вы проводили по три дополнительных матча. Понятно, что национальная команда — это престиж страны, с этим никто не спорит. Но организм же не обманешь. Не было желания попросить если не самоотвод от сборной, то хотя бы более щадящий режим?
— Это невозможно. Мы же представляем честь страны. Конечно, какие-то матчи не получились. В последнем матче вообще сыграли очень плохо в плане результата. Потеряли очки и не смогли выйти в первую группу Лиги наций. Но мы провели прекрасные матчи до этого. Надо понимать, что сборная потеряла большое количество игроков. В любом случае что произошло, то произошло. Но это был очень тяжелый отрезок, в который мы провели огромное количество матчей. Понятно, что это никого не интересует. Все требуют результат. Мы тоже выходим на поле, чтобы побеждать. Иногда получается, иногда нет. Такова жизнь. Это футбол. Не всегда выигрываешь.

— В итоге у вас накопилось 38 матчей за 149 дней после возобновления чемпионата.
— Да, это очень тяжело. Я постоянно слежу за динамикой своего состояния. В
«Зените» много работников, которые следят за состоянием футболистов. И я постоянно интересуюсь этой темой. Понимаю, что проделал большой объем работы. И я не только про игры. Мы же постоянно тренируемся и отдаем очень много сил. Игры — это одно. Но надо еще тренироваться между матчами.

— Но, даже несмотря на такой график, «Зенит» смог выдать ударную концовку, прибив сначала «Динамо», а потом «Спартак», которые в отличие от «Зенита» в еврокубках не играли. Парадокс?
— Да, мы неудачно сыграли в Лиге чемпионов. Но я бы не сказал, что мы ее так сильно провалили. Нас прибил матч с «Брюгге». Это был наш матч по всем аспектам. Наш матч был с «Лацио». Наш матч был с Дортмундом. Но так получилось. Это тяжело, на самом деле, что упустили эти игры. Не сказать, что мы плохо выступили: в плане игры мы смотрелись достойно. В чемпионате мы тоже теряли многих футболистов. Кто-то пропускал матчи из-за травм. Так что спады иногда у нас бывали. Но мы понимали, что концовка первой части — это те матчи, которые нам надо забирать. Так что собрали все силы, которые у нас были, и сделали последний рывок. В таких матчах, как со «Спартаком» и «Динамо», мы в любом случае должны выигрывать.

— Третий год подряд «Зенит» уходит на перерыв на первом месте. Но ситуации каждый раз разные: сейчас отрыв четыре очка, год назад были очень комфортные десять очков, а два года назад — всего одно очко. В этом плане лично вам как комфортнее всего проводить зимнюю паузу — когда отрыв от конкурентов огромный и вероятность того, что тебя догонят, минимальная, или когда все на расстоянии одной-двух побед и это больше держит в тонусе?
— Конечно, комфортнее всего, когда у тебя огромный отрыв. С этим, наверное, никто не поспорит. Но, с другой стороны, это может расслабить. Если ты потеряешь определенное количество очков, все резко изменится. Все это нужно держать в уме и концентрироваться на будущих матчах. В любом случае все будут терять очки: без потерь такую дистанцию никто никогда не пройдет.

— Вторая Лига чемпионов подряд показывает, что соперники играют быстрее, чем команды в российском чемпионате. Как с этим можно бороться? И реально ли нашим клубам играть на подобных скоростях?
— В чемпионате России скорости задаем мы. Вы и сами видите, когда результат нас не устраивает, команда добавляет и меняет ситуацию. Лига чемпионов — тот турнир, в котором все команды играют на пределе возможностей. Не сказал бы, что по скоростям мы кому-то сильно уступали. А результат зависит от множества факторов. Футбол — непредсказуемый вид спорта. И один удар может изменить все.

— К слову об одном ударе, который может все изменить. В «Зените» достаточно игроков, которые здорово бьют издали. В том числе и ваши голы дальними ударами хорошо помним — и за сборную, и в Суперкубке «Локомотиву». Но почему так редко используете этот компонент? Ведь, как показывает практика, он очень эффективный.
— Не всегда получается выйти на ударную позицию. В России практически все команды против нас играют очень глубоко. И бить с 35-40 метров иногда глупо. Нужно контролировать мяч, переводить его с фланга на фланг, как мы и делаем, подавать. Когда у соперника десять человек сидит в обороне, тяжело их вскрывать. Многие эксперты постоянно говорят, что «Зенит» играет верхом на Дзюбу. Ну а как играть, если у соперника десять футболистов стоят сзади? Но в футболе ты делаешь результат, насколько это возможно. И смотришь, как соперник играет, и делаешь все возможное, чтобы взломать их.

— В чемпионате России — допустим. Но в Лиге чемпионов соперники в своей штрафной не сидят, но с дальними ударами там тоже была не лучшая ситуация.
— Не сказал бы, что мы не бьем издали. Наносим удары. Иногда попадаем, иногда нет. Не всегда получается. Если смотреть с трибуны или по телевизору, наверное, может показаться, что ты на ударной позиции и нужно бить. Но телевизионная картинка — это одно. Но в реальности на футбольном соперник за пару секунд может тебя накрыть. Всем кажется: «Давай, бей, это легко!» Но это нелегко. Ты постоянно играешь под давлением и не всегда можешь правильно оценить ситуацию.

— На одной из пресс-конференций перед Лигой чемпионов вас спросили, не боитесь ли вы конкуренции с Венделом. Но, как показала практика, вдвоем вы на поле тоже можете играть эффективно. Вопрос: комфортно ли вам с ним? И что вообще можешь сказать о бразильце? Потому что вы видели его явно больше, чем болельщики.
— Способный футболист, любит комбинационный футбол. Мы уже хорошо понимаем друг друга. А конкуренции я никогда не боялся и не боюсь. Это футбол. Если ты будешь стоять, тебя сразу подменят. Нужно всегда двигаться и быть конкурентоспособным. Вендел — хороший футболист. После зимних сборов понимание будет еще лучше.

— Понятно, что каждый футболист будет играть там, где скажет тренер. Но вам комфортнее играть при 4-4-2 или с тремя центральными полузащитниками, как «Зенит» часто играл в конце осени?
— Мне комфортнее всего, где больше народа в центре. Думаю, что любой игрок так скажет. Многие команды в России играют с тремя-четырьмя центральными полузащитниками: в пять защитников, с одним нападающим. А когда команда играет в пять защитников, крайние у них выполняют роль вингеров. Все остальные футболисты нацелены на центр поля. И тебе приходится проделывать огромный объем работы. И неважно, как мы играем — 4-4-2 или 4-3-1-2 — мне всегда комфортно. Особо не оглядываешься на это и понимаешь каждый свой маневр на поле.

— Лучший матч «Зенита» в 2020 году?
— У нас было много хороших матчей. Но если выделять один — домашний со «Спартаком».

— Лучший гол «Зенита» в 2020 году?
— Мой в матче за Суперкубок.

— Самое запоминающееся футбольное событие в 2020 году?
— Наш требл.

— Лучший игрок «Зенита» в 2020 году?
— Артем Дзюба.

— Цель на 2021 год?
— Сделать повторно требл.

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android