logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Футбол
9 января 2021, Суббота, 06:48

Онопко: «Гончаренко позвонил, но я не взял трубку. Не было желания ни с кем говорить»

РИА Новости

Бывший тренер ЦСКА Виктор Онопко, говоря об уходе из московского клуба, рассказал, состоялся ли у него разговор с главным тренером Виктором Гончаренко.

«Нет. Виктор Михайлович позвонил как раз в тот момент, когда у меня не было желания ни с кем говорить, кроме родни. Я не взял трубку. Только с Овчинниковым списались — поблагодарили друг друга за совместную работу и пожелали удачи.

Версии есть, но это просто домыслы, догадки, которыми, наверное, не стоит делиться. Пусть они останутся при мне. Скажу только, что я многим вещам научился в ЦСКА, особенно в последний год. Пандемия, онлайн-тренировки — было тяжело, но мы все вместе выстояли.

Разногласий как таковых не было. Были дискуссии, споры — по поводу сборов, тренировок, перелетов, состава. Каждый высказывал свое мнение — это абсолютно нормальная практика, рабочие моменты. Что касается лично меня, то я, наоборот, всегда и везде Гончаренко защищал. Когда с «Локомотивом» играли, и Гончаренко бросился к Семину, я побежал защищать его. Я всегда придерживался правила: есть главный тренер, а мы, все остальные, — помощники, и наше дело — помогать. Он иногда подходил на лавочке, советовался: «Будем делать замену или не будем? Кого и когда выпустим?» Но в итоге все решения принимает он. Я никогда не отклонялся от этой линии. Будучи помощником, ты не можешь и не должен видеть себя главными. Хочешь быть главным — уходи в другую команду. Возможно, что-то произошло в те две недели, когда я проболел коронавирусом.

Я читал в прессе о каких-то высказываниях Сергея Ивановича на пресс-конференции, когда он подменял Гончаренко, но после моего возвращения с больничного эта тема в нашем кругу вообще не поднималась, а я не стал уточнять: правда или нет? Я не сторонник лезть к главному с расспросами, если он сам этого не хочет. У нас случались споры — и с Гончаренко, и с Овчинниковым, и с Ермаковичем, и с Васей, но все происходило открыто, в режиме рабочей дискуссии. Никто никого не оскорблял и, тем более, не унижал.

Обижаются маленькие дети, когда им игрушку не подарили или конфетку не дали. Обиды нет, есть хороший урок. Я познал и увидел людей с другой стороны. Поэтому я долго не хотел общаться. Я анализировал, общался с друзьями, тут с испанцами, со всеми. Меня все, в основном, поддержали. Я сейчас отдыхаю, но все равно у меня есть идеи, и я очень хочу вернуться в тренерскую работу. Меня часто спрашивали: «Когда вы уже будете главным?» Я отвечал: «Пока я в ЦСКА, я не хочу уходить, потому что меня Гинер пригласил, я работаю, приношу пользу клубу, и я никогда не уйду, пока со мной не продлят контракт или не уволят». Ну, с нами просто не продлили контракт. Это не увольнение. Увольняют за что-то, за прогулы, за пьянство, за разбой какой-то. У нас такого не было», — цитирует Онопко «Чемпионат».