logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Леонид
Волотко

«Гинер отказался платить за меня €7 млн». Шиманьски — о срыве трансфера в ЦСКА, предложении «Ливерпуля» и «Динамо»

Вундеркинд из Польши, который сегодня зарубится с «Зенитом».

ФутболРПЛ
12 декабря 2020, Суббота, 09:50
Александр Мысякин, Sport24

Себастьян Шиманьски — рекордный трансфер в истории «Легии». Прошлым летом «Динамо» заплатило за поляка 5,5 миллиона евро, а за счет бонусов сумма может увеличиться до 7 миллионов.

Такой ценник никого не удивлял — Шиманьски давно считается одним из главных вундеркиндов польского футбола: в 17 лет попал в основу «Легии», получил несколько офферов от топ-клубов Европы, а два года назад был близок к трансферу в ЦСКА. Сделка сорвалась в последний момент, а Роман Бабаев намекнул, что попробует купить поляка позднее: «Он талантливый молодой футболист, но было мало времени. К тому же финансовые условия выходили на первый план. Мы не сказали друг другу «прощай».

В интервью редактору Sport24 Леониду Волотко Шиманьски рассказал, из-за кого не состоялся трансфер в ЦСКА и как он оказался в «Динамо», чем уникален Роберт Левандовски и почему из «Легии» уехал в Россию, хотя звали в Англию и Серию А.

Александр Мысякин, Sport24

— Это твой второй сезон в «Динамо». Как тебе Москва?
— Поначалу было очень непривычно: я все-таки впервые в жизни уехал из своей страны. Когда надолго покидаешь дом в 20 лет — это тяжело. Поэтому какое-то время ушло на адаптацию. Но, кажется, первый сезон получился неплохим. Сейчас все еще лучше: меня отлично приняли, появилось много друзей, в команде со всеми классно общаюсь. Мне все нравится.

— Рыбус и Крыховяк, с которыми ты играешь за сборную Польши, живут в «Москва-Сити». Ты тоже?
— Нет, я в «Алых Парусах». Это поближе к нашей базе — минут 30 езды.

— А максимум?
— Как-то добирался час. Но для Москвы это нормально, да? У вас сумасшедший траффик. Если в Польше ты хотя бы примерно представляешь, сколько потратишь на дорогу, то здесь — полная неизвестность. Это вторая вещь, к которой пришлось привыкать. Первая, конечно, погода. Очень холодно! В Польше тоже бывает прохладно, но не так, как в России. Не скажу, что мне как-то сильно некомфортно, но между морозом и жарой выберу жару.

— Летом ты переболел коронавирусом. Как перенес?
— Почти бессимптомно. Единственное, пропало обоняние, но быстро вернулось. И если бы мне кто-то сказал, что я болею, то ни за что бы не поверил. Чувствовал себя как обычно. Хотя последствия все же проявились. Например, первое время после выздоровления быстрее уставал. Вроде бегал, как раньше, но чувствовал, что все — сил нет. Плюс болели мышцы на ногах. Так что вирус сказался, как и двухнедельный карантин.

— Где ты находился и что делал, когда на тебя вышло «Динамо»?
— Отдыхал в Дубае. Позвонил агент и сказал, что есть такой вариант из России. Я посоветовался с другом, взял день, чтобы подумать. И согласился, потому что на тот момент понимал, что нужно двигаться вперед и уезжать из Польши. В «Легии» были не против продажи, так что все остались довольны. Считаю, сделал правильный выбор.

— До «Динамо» тебя звал ЦСКА. Почему ты не перешел?
— Мы были очень близки к подписанию контракта. Обо всем договорились с их спортивным директором, я оформил визу и купил билет на самолет до Мюнхена, чтобы пройти там медобследование и вылететь в Москву. Не знаю точно, почему трансфер сорвался. Но мне рассказывали, что в последний момент сделку заблокировал президент ЦСКА, отказавшись платить необходимую сумму. Кажется, речь шла о семи миллионах евро. Ничего страшного — в конце концов, я ведь все равно оказался в Москве, ха-ха!

— Ты когда-нибудь мог оказаться в топовом европейском чемпионате?
— Когда я попал из молодежной команды «Легии» в первую и провел несколько матчей за основной состав, пришли предложения из «Наполи» и «Ливерпуля». Я был молод и отказался. Посчитал, что еще слишком рано для таких перемен: меня только-только начали подтягивать к главной команде. Да, я неплохо провел первые матчи — возможно, даже выше своих реальных возможностей. Мне казалось, что в таких вещах нельзя торопиться. Поэтому я решил остаться в Польше и прогрессировать в «Легии».

— Жалеешь, что не уехал?
— Нет. Никто не знает, как там все сложилось бы. Попасть к таким монстрам в 18-19 классно, но слишком непредсказуемо. Например, когда я переходил в «Динамо», то был уверен, что готов к такому шагу. Это реально важно.

— За полтора года в «Динамо» сменилось три тренера. Что изменил Сандро Шварц?
— Мы немного улучшили игру в обороне, а впереди начали действовать агрессивнее: прибавили в прессинге, чтобы доминировать на поле. Ключевая цель, о которой говорит тренер, — играть в своем стиле с любым соперником. С первых дней Шварца в «Динамо» каждый в команде почувствовал, что мы реально способны на многое. Не скажу, что теперь мы резко скакнем на первое место, но то, что прибавим в качестве — в этом я не сомневаюсь.

— В матче с «Тамбовом» на тебе жестко сфолил Гурам Тетрашвили, а после игры на видео извинился перед всеми, кроме тебя. Ты понял, почему?
— Когда все случилось, он начал кричать, что я постоянно падаю и выпрашиваю на нем фолы. Я хорошо помню все наши единоборства и уверяю, что не симулировал ни разу. На поле каждый может завестись, разозлиться. Нет проблем! Но если ты после фола наступаешь на человека шипами — для меня это за гранью. Думаю, четыре матча дисквалификации — не так много для этого парня.

Я бы все понял, если бы после игры он подошел и извинился. Не было бы никаких проблем! Я бы просто ответил: «Нет проблем, забыли». И инцидент был бы исчерпан. Но вместо этого он произнес такие слова, которые я даже не могу пересказать в интервью. А через несколько часов записал то самое видео, где извинился перед болельщиками, президентом, но не перед мной. Это было очень смешно. После этого я понял, что с этим парнем мне все понятно, история закрыта.

— Когда ты играл в «Легии», то мечтал о переходе в сильный европейский чемпионат. А сейчас?
— Глобально ничего не поменялось. Но у меня нет цели уехать уже следующим летом. И прямо сейчас я вообще не думаю о том, чтобы куда-то уходить. Нужно прогрессировать самому и добиться максимального результата с командой. А что будет потом — посмотрим.

— Думаешь, возможно ехать в Европу из «Динамо»?
— Да, почему нет?

— Нет еврокубков. Тот же Миранчук перешел в «Аталанту» только после шикарной игры в Лиге чемпионов.
— Мне кажется, до этого он просто не хотел уезжать. Такое ведь возможно? Убежден, что в России достаточно хороший чемпионат, чтобы заинтересовать европейские команды.

— Судя по результатам в еврокубках, не очень.
— Ха-ха! Ну, прямо сейчас — да. Но, думаю, это просто сложное время для ваших команд в еврокубках: много травм, накопилась усталость из-за аномального количества матчей, коронавирус. Мне сложно назвать причины, не находясь внутри «Зенита», «Локо», ЦСКА…

— Тогда объясни, что произошло с «Динамо» в Грузии?
— Ох… Сразу скажу, что мы уважали соперника. Хотели победить и должны были это делать. Они не сильнее нас, но это нужно было показать на поле. Мы создавали моменты, но никак не могли забить, а пропустили после собственных ошибок. Нам постоянно чего-то не хватало. Да, где-то не везло, где-то не получалось и вообще был неудачный день, но мы все равно были обязаны побеждать. Сейчас тяжело объяснить, что это было. Сыграй мы еще 10 раз, мы бы 10 раз победили, но в той встрече «Динамо» уступило, и теперь уже ничего не изменишь. Очень обидно.

— Из «Динамо» тебя впервые вызвали в главную сборную. Кто на первой тренировке поразил больше всего?
— Левандовски. Это просто голевая машина — забивает из любого положения. Но самое удивительное, что он почти не тренируется. Роберт приезжает из «Баварии», спокойно восстанавливается. Потом выходит на поле, забивает два-три гола и уезжает обратно. Все настолько к этому привыкли, что не обращают внимания: просто смеются, потому что знают — он все равно забьет минимум два.

Помимо Левандовски, меня всегда впечатлял Петр Зелиньски. На мой взгляд, он самый техничный игрок в Польше и заслуживает играть в команде покруче и статуснее, чем «Наполи». Надеюсь, у него получится.

— Тебя не удивляет, что Крыховяк до сих пор играет в России, хотя мог бы легко зажигать в Европе?
— Немного удивляет, да. Никогда не говорил с ним об этом, поэтому могу только догадываться, почему так. Наверное, его полностью устраивает уровень жизни в Москве, плюс он выходит в каждой игре и делает разницу. Ощущения комфорта очень важны. Ты можешь уехать в топ-клуб Европы и лишиться всего того, что у тебя есть сейчас. Так что, на мой взгляд, остаться в «Локомотиве» — его вполне осознанное решение.

— Когда все разъехались по сборным, в России полыхнуло из-за интервью Романа Павлюченко, который назвал арбитра Марциняка негодяем и объяснил его ошибки тем, что поляки не любят русских.
— Ха-ха! Я не читал это интервью и даже не смотрел игру Турции с Россией, чтобы понять, где он ошибся. Но в Польше Марциняк считается лучшим судьей. Но даже если там что-то и пошло не так, то точно не из-за того, что люди в Польше не любят русских. Поэтому не знаю, что имел в виду Павлюченко. Наверное, сказал это из-за злости на результат.

— Когда ты играл за молодежку «Легии», главную команду возглавлял Станислав Черчесов. Вы пересекались?
— Нет, когда меня подтянули в первую команду, Черчесов ушел. Так что мы так и не встретились. Но в Польше он довольно известный человек — после «Легии» к нему относятся с большим уважением, и если появится хоть шанс вернуть его в Варшаву, уверен, в «Легии» согласятся без раздумий. Там знают, что Черчесов — очень качественный тренер. Еще мне запомнилось, как он зажигал на пресс-конференциях! В принципе, все это я вижу и сейчас, в России. Но тогда это было как шоу.

— Обычно у каждого, кто играл в Польше, есть сумасшедшая история про фанатов. У тебя тоже?
— Болельщики «Легии» меня любили. Я воспитанник, никогда не позволял себе расслабиться и до последнего бился за результат. Фанаты знали это, поэтому у меня никогда не было проблем. Да, одно поражение — и к тебе появляются вопросы. Но для меня гораздо хуже играть вообще без зрителей. Это просто два разных вида спорта. Мы как-то горели 0:2, но фанаты зарядили нас такой энергией, что мы вытащили ту игру! А при пустых трибунах у тебя ощущение, что играешь товарищеский матч.

— Ты рассказал, как пробился в первую команду из академии. А как ты вообще оказался в «Легии», если вырос не в Варшаве?
— «Легия» постоянно ищет таланты по всей стране и просматривает игроков даже в самых маленьких поселениях. Я вырос в крошечном городке Бяла-Подляска. Футболом заинтересовался из-за старшего брата, к тому же поле было прямо рядом с нашим домом. Потом попал в детскую команду, с которой мы хорошо выступали в своей лиге. На наши матчи постоянно приезжали скауты, заметили меня. Позвали на просмотр в «Легию» и оставили. Так все началось.

— Ты говорил, что твой следующий шаг — Европа. Но если позовет более статусный клуб из России, согласишься?
— А кто более статусный, чем «Динамо»? Я не говорю, кто лучше прямо сейчас. И не утверждаю, что нет команд сильнее. Имею в виду проект и план развития клуба — то, что мне показывали в «Динамо», реально впечатлило. Мне нравится, что команда нацелена на рост. Я реально верю, что «Динамо» станет одним из сильнейших клубов России. Да, не сейчас — для таких задач необходимо время. Но в будущем — вполне.

Так что других командам из России я откажу. Конечно, если в будущем «Динамо» захочет со мной расстаться или скажет, что я не нужен — тогда я рассмотрю все варианты, в том числе из РПЛ. Но прямо сейчас — без шансов.

Sport24

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android