logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Стоимость одного выпуска «Ледникового периода» для «Матча» — непозволительная роскошь». Интервью Тины Канделаки

Большой разговор с генпродюсером главного спортивного канала.

Футбол
24 ноября 2020, Вторник, 13:45
Матч ТВ

В начале ноября телеканалу «Матч ТВ» исполнилось пять лет. На стыке первой и второй пятилеток в субхолдинге происходят довольно серьезные изменения: в августе пришла новая команда топ-менеджеров, на следующие пять лет у «Матча» новая концепция, а на юбилейной неделе канал покинула генеральный директор Наталья Билан.

Спецкор Sport24 Александр Петров взял большое интервью у генпродюсера «Матча» Тины Канделаки, из которого вы узнаете:

• Правда ли, что в новой концепции канала действительно есть пункт «нужно больше секса» для ведущих «Матч ТВ» и будут ли заменять девушек-телеведущих на блогерш;
• Действительно ли Канделаки вернулась к более активному управлению субхолдингом, или ее функционал не поменялся;
• Что не нравится Канделаки в нынешнем субхолдинге и что ждет «Матч» в новой пятилетке;
• Почему на «Матч ТВ» нет проектов, подобных «Ледниковому периоду»;
• Как Канделаки относится к показу 9 мая матча Россия — Германия и ролику о поправках в Конституцию с тем же матчем.

И многое другое. Поехали!

«Нужно больше секса», будут ли на «Матче» телеведущие-блогерши, уход Натальи Билан

— Давайте с актуального. Несколько недель назад прошумела новость, что вы предложили новую концепцию руководству Газпром-медиа, и один из самых таких обсуждаемых пунктов был, что «нужно больше секса» в контексте ведущих «Матч ТВ». Он действительно есть?

— В таком виде подобная формулировка — это, конечно, большое упрощение того, что я имела в виду. Но таковы законы современного спортивного телевидения. Если хотите — его требование. В кадре должны присутствовать яркие, энергичные люди, привлекающие внимание. Желательно со спортивным бэкграундом или глубоким погружением в спорт.

Таких примеров на «Матче» было много, начиная с сегодняшних звезд YouTube, вроде Евгения Савина, и заканчивая Сашей Кержаковым, который ушел в тренерскую деятельность. Мы были первыми, кто привлек этих видных персон в качестве ведущих и аналитиков в эфир телеканала.

Нужно также помнить, что «Матч» — это все-таки телеканал, а не радиостанция. Ведущие должны источать энергию не только голосом, но и своими жестами, мимикой, визуальной экспрессией. Аудитория спортивного канала заряжается страстью и самоотдачей на игровых площадках и наши ведущие должны поддерживать этот эмоциональный фон.

Вот что я имела в виду под словом «секс». И именно в таком виде он является привлекательным фактором и для рекламодателей, и для зрителя.

— Но подавали это цитатой от вас.

— Все как обычно — не разобрались, не поняли, не уточнили, не посмотрели.

Идут тракты (пробы на роль ведущего программы — Sport24): в большом количестве пробуются спортсмены и спортсменки — ребята с опытом ведения телепрограмм, с журналистским образованием. Вообще пробы идут на всех каналах постоянно. Но до эфира доходят единицы. «Матч ТВ» в этом активном отборе и привлечении кандидатов не должен быть исключением.

Мне поступает много звонков от коллег с других телеканалов, и это здорово! Потому что мы стали тем каналом, на котором профессиональные ведущие, в том числе со спортивной биографией, хотят работать.

Не забывайте, что мы единственный канал в стране, у которого так много прямого эфира. Для любого ведущего это вызов и шанс. Поэтому логично, когда ведется постоянный поиск молодых талантливых ребят, которые будут оживлять, омолаживать нашу аудиторию.

— Будут ли заменять ведущих на блогерш?

— Конечно же, нет. Этим, собственно говоря, и отличаются, личные сообщения в интернете от официальных заявлений канала. Официальное заявление канала высказано и выражено в пресс-релизе, где было написано, что у нас начался кастинг, мы ищем девушек, желательно спортсменок, которые закончили профессиональную спортивную карьеру, имеют опыт выступлений на крупных спортивных соревнованиях, у них хорошая речь. Или, например, это журналистки, которые хотят развиваться с уклоном в спортивную тематику.

Это официальная позиция канала, а твиты могут быть о чем хотите — хоть о том, что мы будем пробовать инопланетян.

(РИА Новости)
РИА Новости

— Вы не боитесь, что такой подход уводит от первоначальной концепции «Матча» как русского ESPN в сторону латиноамериканского или итальянского спортивного телевидения?

— И на ESPN, и на итальянском спортивном телевидении приоритет всегда отдается роскошным, ухоженным и супер-подготовленным ведущим. Потому что это, повторюсь, нынешнее требование ТВ. На Западе это супер-бизнес и, простите, все-таки конвейер.

Я не боюсь, потому что, мы не брали ESPN в виде кальки. Мы просто рассматривали отдельные форматы ESPNовского толка, но не забывали о европейском спортивном телевидении. Я много раз приводила в пример работу Гари Линекера. Для нас было очень важно сделать что-то подобное, и программа Георгия Черданцева, как собственно говоря и форматы, связанные с футбольными программами до и после Лиги чемпионов, полностью отображают европейский подход к спортивному телевидению.

Почему я должна бояться, что красивые девушки изменят формат спортивного телевидения? С каких пор красивые девушки меняют формат спортивного телевидения? Вообще российские спортсменки — одни из самых красивых спортсменок в мире. Я могу без конца называть имена — они все красотки.

Почему это так волнует кого-то? Наверное, это конкуренция. Нормальная, здоровая женская зависть. Всем хочется быть в кадре «Матч ТВ». Но я считаю, что у нас должны быть самые достойные. Еще раз хочу донести: со спортивным бэкграундом, красивые, ухоженные девушки, для которых эта работа — смысл жизни. Это касается и наших нынешних ведущих, это касается и тех, кого, я надеюсь, мы найдем по итогам кастингов.

— А можете сказать, с кем именно ведете переговоры?

— Это не принято. Объясню почему: есть два этапа принятия решения, кто будет работать в кадре. Я не принимаю решение единолично, не нужно заблуждаться. Это коллегиальное решение, в том числе, при участии руководства холдинга «Газпром-Медиа». Мы в обязательном порядке консультируемся и вовлекаем в процесс.

После того, как тот или иной ведущий утвержден, мы смотрим, как он держится в эфире. Когда я сама начинала телевизионную карьеру, вместе со мной в кадр села целая группа молодых людей. Но в итоге осталась только я. Почему? Потому что это непростое испытание. Режимная работа с большим количеством жертв. Потому что если ты в утреннем эфире, то вечером не сможешь гулять. Если ты в вечернем эфире, то спишь как правило до полудня, а потом начинаешь решать рабочие вопросы.

Вообще вся жизнь телеведущего (в этом смысле Дима Губерниев — наглядный пример) — это подготовка к эфиру, отдых от эфира и подготовка к следующему эфиру. То есть вечный конвейер. Как у спортсмена, для которого существуют только тренировки, соревнования и отдых. И к ней не все готовы.

Решение по конкретным лицам принимается только по истечении трех месяцев. Причем этот человек даже может оказаться в кадре, но через непродолжительное время исчезнуть, потому что не смог справиться с нагрузкой.

— Практически в момент юбилея канала стало известно об уходе Натальи Билан, как вы прокомментируете эту новость?

— Я лично, как и канал, глубоко признательны Наталье за те насыщенные и интереснейшие 5 лет совместной работы. Она действительно сыграла одну из ключевых ролей в запуске проекта и, конечно, то, что «Матч ТВ» сейчас является уверенным лидером на рынке спортивных медиа во многом и ее заслуга. Но в любом случае мы не прощаемся, а будем продолжать общение.

(РИА Новости)
РИА Новости

— Когда вы узнали об этом?

— Вряд ли уместно называть точную дату. Скажу так: некоторое время назад. Естественно, гораздо раньше, чем эта информация просочилась в СМИ.

— В чем причина ухода? Это решение Натальи? Если да, то с чем оно связано?

— Мы с Натальей проработали не один десяток лет и совместно пришли к такому решению. Я благодарна ей за все то, что она сделала для канала, и уверена, что в скором времени вы услышите о ней в медиапространстве. Такие профессионалы созданы для больших и амбициозных проектов.

ESPN не был основным ориентиром «Матча», как поменялась сфера ответственности Канделаки, итоги первых 5 лет

— «Матч ТВ» исполнилось 5 лет. При запуске вы проводили параллели с ESPN. Сейчас вам не кажется, что это был не совсем правильный ориентир для «Матча», учитывая, что ESPN в последние годы теряет подписчиков, проводит массовые сокращения?

— А он и не был никогда основным ориентиром. Это как производить сериалы и ориентироваться исключительно на «Игру престолов». Мы брали в качестве примера не конкретный ESPN, а ориентировались на определенные форматы, определенную подачу.

Спортивное телевидение до появления «Матч ТВ» — и это могут подтвердить коллеги с «России-2» и «НТВ-Плюс» — в основном было трансляционным. То есть это были трансляции, которые второстепенно обрамляли довольно скромные программы. Они никогда не представляли из себя конкурентный контент по отношению к телевидению в целом.

Когда занимаешься телевидением, то можешь ориентироваться одновременно на несколько вещей. Когда, например, что-то снимают, то обязательно делают мудборд (визуальное представление проекта, — Sport24). Он состоит из огромного количества разнообразных картинок, и в нем может быть все, что угодно: от фотографий Гари Линекера, First Take (шоу на ESPN об американском футболе, — Sport24) и заканчивая женой Роналду.

— Но что было главным в вашем мудборде?

— Основным было то, что и зашифровано в этом англицизме — настроение (по-английски mood, — Sport24). Конечно, нам пришлось внимательно изучить опыт ESPN. Но говорить о том, что мы брали кальку с ESPN — неправда. Даже если бы захотели, то все-равно ничего бы не вышло. Не забывайте, что пять лет назад ESPN был крайне политизированным каналом, и исходя из того, что там просто совсем иной уровень рекламодателей. Там околоспортивный контент суперзатратный.

Например, The Last Dance на Netflix. Это полноценная драма, дорогущая. С бюджетом, который никогда даже не снился «Матч ТВ». Мы даже с экономической точки зрения не можем говорить о том, что стремились повторить ESPN. В нашей стране пока нет экономических предпосылок для появления своего ESPN, поскольку совершенно иной принцип построения канала.

— Если мы говорим о каком-то будущем, то каким вы видите его у спортивного телевидения? Как в него будет встраиваться «Матч»?

— Мы очень зависимы от технологий и от того, насколько быстро они внедряются в нашу жизнь. Индустрию ждут новые форматы. Это напрямую зависит от технического прогресса. Если сравнивать спортивное телевидение с тем, что было пять лет назад, то этот момент бросается в глаза наиболее ярко.

Посмотрите, тогда, когда мы начинали, такого количества лайв-контента не было. Женя Савин только пробовался на «Матч». Кто бы мог подумать, что канал «Красава» будет одним из самых востребованных в российском интернете? Конечно, будущее не только за трансляциями, а именно за так называемыми живыми программами любого формата. Зритель спортивного ТВ и отличается тем, что хочет переживать эмоции здесь и сейчас.

(РИА Новости)
РИА Новости

— И вы готовы такой контент закупать?

— Мы понимаем, что можем сотрудничать с производителями подобного контента, адаптируя его под себя. Но, конечно, хочется быть в этом смысле первооткрывателями и самим формировать наполнение сетки. Это очень сложная задача, потому что надо начинать искать ярких персоналий среди спортсменов еще до того, как они завершат карьеру, и выстраивать долгосрочные отношения. При этом они должны быть не только компетентны, но и иметь хорошие внешние данные, грамотную речь, которую можно немного подкорректировать, научить, что-то поправить. Хотя бывает и так, что они приходят к нам уже готовыми. Самый наглядный пример — Андрей Аршавин.

Это очень скрупулезная и сложная работа, потому что не существует такой индустрии в нашей стране. В самом российском спорте, в федерациях нет подхода к спорту не только как к спорту, но и как к шоу. А ведь у всех спортсменов должны быть элементарные коммуникационные навыки для того, чтобы еще этот вид спорта «продавать» и делать популярным.

Наш слоган на будущую пятилетку: «Нет на «Матче» — нет в спорте». Это самый большой драйвер в построении спортивного маркетингового хаба, над которым мы сейчас и работаем.

— Год назад вы говорили, что больше занимаетесь визионерством, сейчас медиа трубят о том, что вы возвращаетесь к более активному управлению каналом. Действительно ли меняется профиль вашей работы на «Матче»? Если да, то с чем это связано?

— Я к вбросам вокруг своего имени давным-давно привыкла. Я была и есть генеральный продюсер канала с момента основания.

У нас произведены определенные перестановки в руководстве, пришли опытные коллеги, со многими в которых я давным-давно знакома. С тем же Сашей Тащиным мы не первый месяц работаем. И мне очень комфортно, потому что Саша точно такой же, как и я, телевизионный работник с младых ногтей. Мы отличаемся от ютуберов, тиктокеров, блогеров, твиттеристов и инстаграмеров тем, что эта работа для нас — профессия. Мы живем этой работой.

Я как занималась субхолдингом, маркетингом, PR, продвижением платных каналов, дистрибуцией (ключевым направлением на канале), так и продолжаю этим заниматься. Да, будем придумывать что-то новое, перезагружать, делать какие-то внутренние перестановки.

Важно дать возможность тем, кто пять лет проработал на «Матч ТВ», в том числе внутри компании, сделать шаг вперед. Вот, собственно говоря, такая операционная работа.

Наверное, я один из немногих телевизионных менеджеров, чья операционная работа всех так будоражит. Сколько таких менеджеров в стране, которые никого не волнуют? Что у них происходит, что они делают? Я же, получается, являюсь исключением из правил. Поэтому с удовольствием могу вовлекать широкую общественность в будни продюсера.

— С приходом новых людей в команду ваша сфера ответственности никак не поменялась?

— Да, именно. Понимаете, у нас уже давным-давно выстроенный канал. Были моменты, когда не было больших спецпроектов, в которых я участвовала. Теперь есть большой спецпроект, в котором я участвую. Я занимаюсь стратегией канала и мы эту стратегию будем внедрять, потому что пошла новая пятилетка. Мы закончили один цикл и переходим в другой. Для этого, конечно, нужно перезагрузить всех. В этой части приходится, что называется, работать руками. Это тоже определенный этап. Только и всего.

— Повторю вопрос, который недавно задавал Саша Головин Наталье Билан: 5 лет назад говорилось о том, что будет пять региональных версий, четыре международных корпункта, возможно, радио, газета, будете снимать реалити, ток-шоу, ситкомы. Часть из этого не выполнено, часть в каком-то виде есть, но явно не собирает рейтинги. Что пошло не так?

— Я бы начала с того, что в мире вообще спорта все поменялось. Гранды мирового футбола объявляют себя банкротами, пересматривают модель взаимоотношений в клубе, в том числе, с самым дорогостоящим футболистами, что еще год назад невозможно себе было даже представить.

Мир сильно изменился за прошедшие пять лет. Безусловно, сказал свое слово и ковид. Мы впервые оказались свидетелями трансляций с пустыми трибунами. Это тоже часть нашей жизни. Как и допинговые скандалы, и недопуск нашей сборной на Олимпиаду, ее выступление под нейтральным флагом и многое другое.

(РИА Новости)
РИА Новости

Что касается самого формата, мы ни на секунду не останавливались. Сейчас рассматриваем подкасты, раз уж пошел разговор про радио. Но вы не забывайте, что, благодаря особенностям спортивного телевидения, слухи вокруг «Матч ТВ» очень сильно резонируют с обычной операционной работой, которая заключается в следующем: когда ты что-либо планируешь, то не можешь быть долгосрочно уверен, что в момент реализации проект не устареет.

Сегодня технологии так быстро рванули вперед, что срок от замысла до реализации должен быть минимальным. Бывает, ты что-то придумал, но не успел реализовать первым и все, ты уже не первый, а двадцать третий.

— Что по поводу трансляций?

— За прошедшие пять лет мы разожгли аппетит у всех, в том числе и у OTT-платформ (Over the top— метод предоставления видеоуслуг через интернет), которых вообще не было при запуске «Матча». Не было «Okko Спорт», «Яндекс. Эфир». Ни Megogo, ни IVI не хотели показывать спорт. Я считаю, что первая и одна из самых важных заслуг «Матч ТВ» заключается в том, что мы раскрутили интерес к спорту в нашей стране. Нужно называть вещи своими именами.

Какие-то форматы мы пробовали и внедряли, какие-то у нас не получались. Но главное, что «Матч» не останавливался в стремлении прогрессировать. Считаю, что нельзя говорить «Вы за 5 лет что-то запланировали и у вас не получилось». Не получается только у тех, кто ничего не делает. А мы постоянно делаем. Недочеты всегда будут обсуждаться. Спортивная аудитория (рядовые болельщики, фанаты, зрители) не прощают ошибок. Я не боюсь критики. И не стесняюсь заявлять, что операционно мы работаем больше, чем на любом другом канале.

Там ведь как? Сверстал сетку на две недели вперед и пошел отдыхать. А у нас может быть несколько изменений в сетке за сутки. Добавленное время, пенальти, буллиты… Все время что-то происходит. Это суперживое телевидение. Мы уже привыкли как минимум к трем правкам в день.

— Есть что-то, что вам в нынешнем субхолдинге не нравится?

— Мне не нравится только одно — когда топовые спортивные события уходят на другие телеканалы. Я убеждена в том, все крупнейшие соревнования должны быть на «Матч ТВ». Потому что именно мы раскручиваем интерес к спорту. Но, увы, не всегда весь спорт у нас. С другой стороны, началась серьезная конкуренция, раскручивается цена на ТВ-права.

Хотя не сказать, что рекламный рынок растет синонимично. Конечно, меня расстраивает когда цена на какое-то событие становится неадекватной. Хотелось бы, чтобы она была доступной, и мы могли покупать самые яркие спортивные события и показывать нашему зрителю.

— «Матч» только за последнее время упустил права на два довольно рейтинговых вида спорта: лыжные гонки и особенно фигурное катание. Можете пояснить, как так получилось?

— Это та часть переговоров, которую ни одна корпоративная структура не выносит на обсуждение. Переговоры по правам — очень болезненная тема. Каждое слово может стать триггером к тому, что эти права выиграем не мы.

Допустим, когда производитель хочет продать права на фильм или сериал, он приходит сразу на несколько каналов. И ни один канал, если он не является со-инвестором этого проекта, никогда не признается в том, что ведет переговоры по покупке.

Спортивное телевидение у нас в стране особенное. Большое количество людей, имеющих неформальную коммуникацию по таким чувствительным вещам, деформировало подход к публичной коммуникации. Это стало частью дискурса. Если мы придадим огласке все механизмы, объясним маршрут переговоров, тогда все остальные будут знать, что мы думаем и говорим.

— Тогда спрошу так: нравится ли вам тот набор ТВ-прав, который есть сейчас на каналах «Матча»?

— Я всегда буду желать большего. Любой генпродюсер любого канала хочет как можно больше высокорейтингового контента. Я — не исключение.

Команда под перезапуск субхолдинга, как происходит выбор матчей на федеральную кнопку, уйдет ли Эль Класико на платные каналы

— Новая команда пришла под перезапуск канала? Что мы увидим в этом перезапуске, в следующей пятилетке и ближайшем будущем? Будет ли какой-то ребрендинг отдельных каналов?

— Так как началась новая пятилетка, то нам нужны новые люди для перезапуска очень многих вещей, которые необходимо «перепридумать». В условиях пандемии мы ничего не можем сделать в офлайне, а только в онлайне.

Пришедшая команда — это, безусловно, люди, которые готовы на ближайшие пять лет дать каналу новые силы. Мы постараемся побороться за звание главного спортивного медиаресурса в стране. Я замечаю, что в России практика обновления воспринимается крайне неоднозначно. Всех это как минимум удивляет. А канал огромный: мы же субхолдинг, в который входят тематические каналы, два сайта, «Матч Премьер», приложение. Это целая экосистема. Мы огромный телевизионный холдинг, и для того, чтобы не было застойных моментов, требуется постоянный приток свежей крови.

(РИА Новости)
РИА Новости

— Может какое-то расширение линейки каналов?

— В условиях пандемии говорить о расширении было бы, конечно, очень смело. Вернее, смешно и непрофессионально. Есть стратегия. Мы ее защитили, и в рамках этой стратегии будем стремиться действовать в соответствии со слоганом: «Нет на Матче — нет в спорте». Что это значит? Это значит, что наша сетка по-прежнему будет на 70% состоять из прямых эфиров.

На информационное вещание мы отводим 20%. Причем у нас должно быть самое лучшее информационное вещание в стране. Тут мы конкурируем со всеми спортивными СМИ, и очень хочется, чтобы «Матч» был первым с точки зрения инсайдов, эксклюзивов. Сделать информационное вещание технологичным, современным, модным, компетентным и интересным — очень тяжелая задача.

Оставшиеся 10% — это околоспортивный контент. Он дает нам возможность экспериментировать с внутренними спортивными форматами, будь то внутренний турнир, или условным реалити-шоу. К этому мы, безусловно, будем подходить очень аккуратно. Пандемия не закончилась, мы находимся во второй волне, и, как вы понимаете, любые съемки заканчиваются там, где кто-то подхватил COVID. В этом смысле сейчас экспериментировать нецелесообразно и недальновидно.

— Каково ваше видение платных каналов? Какая часть спорта на ТВ должна быть бесплатна (и должна ли вообще)?

— Здесь важно всем понять, что «Матч ТВ» строго соблюдает контрактные обязательства. Если в договоре прописано, что события должны быть в полном объеме показаны только на федеральном канале — мы подчиняемся. Если нет, то можем быть более гибкими с точки зрения программирования.

В любом случае приоритет отдаем крупным международным соревнованиям с участием российских спортсменов и команд. Это, если хотите, наша социальная миссия. Мы исходим из потребностей и интересов зрителей. Как вы знаете, в мире почти весь спорт транслируется на платных каналах, но в России нет культуры потребления платного спортивного контента, она в зачаточном состоянии. И, несмотря на то, что цена месячной подписки на канал подчас меньше цены билета в кинотеатр, это не у всех вызывает позитивную реакцию. Поэтому пока принцип остается тем же.

— Но тот же Spotify сейчас объявил, что у них самый успешный выход на новый рынок в истории. То есть такие платные подписки в России возможны.

— Они открыли статистику?

— Конкретных цифр не назвали, но заявили, что в России был самый успешный выход.

— Всегда интересно смотреть статистику относительно бенчмарков, относительно того, кто с кем и чем меряется. Тогда можно что-то обсуждать. Говорить о том, что мы не видели в глаза и не понимаем, на основе чего делался вывод, мне кажется, некорректно.

Хочу еще раз подчеркнуть: мы живем в эпоху пандемии! Люди не становятся богаче. Средний класс уменьшается, некоторые компании перевели на удаленку до 30% сотрудников, пытаясь сохранить им зарплату. Но не у всех получается. Нельзя ничего прогнозировать. Поэтому когда кто-то говорит, что у них самые невероятные результаты по платной подписке, то я бы хотела посмотреть на конкретные цифры.

— Как происходит выбор матчей РПЛ на федеральный канал?

— Это определяется договором, который мы подписываем с правообладателем. Это касается не только футбола, а любого другого вида спорта. Если говорить про РПЛ, то здесь с лигой и клубами подписана Стратегия развития лиги. В федеральном эфире согласно контракту в равной степени должны присутствовать все команды. То есть у всех 16 команд должно быть равное количество прямых трансляций на «Матч ТВ». Поэтому из тура в тур мы не можем показывать матчи с участием «Спартака», «Зенита» или ЦСКА. Это идет вразрез с договоренностями.

— А по зарубежным чемпионатам?

— Все регулирует договор. В том числе по зарубежным чемпионатам. Есть распределение между тематическими и федеральными каналами. Оно, естественно идет в пользу топовых игр. Хотя наш чемпионат зрители смотрят с гораздо большим интересом, чем любой западный. Это к слову об испанской Примере. Рейтинг Эль класико не идет ни в какое сравнение с матчем «Зенит» — «Спартак».

— В этой связи вы готовы отправлять матч уровня Эль класико на платные каналы?

— Это вопрос финансовой модели. Не вижу смысла говорить об этом в текущих обстоятельствах. А когда будет принято конкретное решение, я объясняю, почему оно такое. Зачем смущать спортивную аудиторию, которая рассмотрит мое мнение, как вырванную из контекста цитату и скажет: «Эх, Канделаки собирается показывать Эль класико на платном канале».

Какие-то ключевые решения по программированию, показавшиеся неожиданными для зрителей, мы готовы комментировать хоть еженедельно. Для того, чтобы все понимали, почему сделано именно так. А о топовых матчах по платной подписке вам подробнее расскажут менеджеры Okko, которые этот эксперимент с АПЛ провели. Узнайте у них, насколько этот эксперимент успешен.

— Что для вас приоритетнее в плане реализации всего объема имеющихся прав: развитие платных каналов или OTT?

— Я не стала бы делать разграничение в такой формулировке, поскольку мы работаем над всеми возможностями по доставке потребителям качественного контента. Мы будем развиваться на всех площадках, потому что их рост невозможно предугадать. Поэтому вкладываемся во все.

— Важно ли для субхолдинга показывать спорт в максимальном качестве? Для предыдущего руководства качество картинки не было приоритетом: SD-каналы в HD не переводились.

— Тут сама жизнь диктует условия: нельзя сегодня показывать спортивные события в SD-качестве! Наши технические возможности позволяют производить качественную продукцию. Зрители «Матча» к этому давно привыкли. Посмотрите на наши студии.

— Это федеральный канал, я про платные — они же не все в HD.

— Мы стремимся показывать в максимально возможном разрешении, но не всегда можем влиять на качество картинки, которую, кстати, получаем от партнеров. Не нужно об этом забывать.

Почему на «Матче» нет аналога «Ледникового периода», что думает Канделаки про показ матча с немцами 9 мая и ролик по поправкам

— «Матч» запускает новый конкурс комментаторов. Из прошлых трех конкурсов лишь один из пяти финалистов более-менее загружен. Почему эти таланты не превратились в звезд на канале?

— Я об этом уже говорила в самом начале. Талант добивается успеха тогда, когда готов к тяжелой и ежедневной работе. К этому готовы не все.

У меня было много случаев, когда знакомые просили взять детей на ту или иную съемочную площадку. Приводишь этого парнишку и слышишь по итогу почти один и тот же текст: «Боже, это совсем не то, о чем я думал». Людям кажется, что это хобби, развлечение. А это, еще раз повторюсь, тяжелая работа.

Я очень надеюсь, что Дима Губерниев когда-нибудь напишет книгу. Чтобы все поняли, из чего состоит хлеб ведущего и комментатора. Это формат, которого больше нет ни на одном федеральном канале. Ты должен два часа разговаривать с людьми: без ошибок в речи, с максимальной подготовленностью к конкретному событию и знаниями по виду спорта.

Это работа выглядит так: готовишься, работаешь, отдыхаешь и опять готовишься. Ничем не отличается от режима спортсмена. В нем готовы существовать далеко не все.

— Вы можете назвать кого-нибудь, кто стал звездой за 5 лет на «Матче»?

— В первую очередь это Мария Орзул и Софья Тартакова. Да, они и до «Матча» работали в спортивном телевидении. Но абсолютно точно перешли в другое качество на нашем канале.

В принципе «Матч» перезагрузил всех, кто находился в спортивной или околоспортивной тусовке. Скажем, Женя Савин, Андрей Аршавин, Валерий Карпин… Вы видели этих людей в таком качестве на федеральном спортивном канале?

А насчет звезд… Поймите, если мы возьмем условный топ-10 телеведущих, то это звезды, которые зарабатывают совершенно другие деньги. И их по-другому обслуживают медиа, даже несмотря на то, что этот рынок у нас не очень хорошо выстроен. Если вы видите одно и то же лицо в одно и то же время, то формируется привычка. Мы пытаемся это делать хотя бы с программой «Все на Матч!». Но это другой профиль. Наш основной потребитель — это мужчины 14-59 лет, сегментированная аудитория. Мы с Сашей Тащиным пытаемся выстраивать линейки контента, который будет интересен широкой аудитории.

Я смотрю с утра «Все на Матч!» и понимаю, что это интересно только тем, кто смотрел вчерашние трансляции. Мы же обслуживаем трансляции, а не разговариваем на общие темы. И это очень узкая аудитория. В ней Георгий Черданцев был, есть и будет звездой.

— Но на других каналах ведь есть успешные спортивные форматы.

— Ни на каких каналах успешных нет. Они все по цифрам были крайне скромными относительно других форматов.

— А как же «Ледниковый период»?

— Это звезды шоу-бизнеса со звездами спорта.

— Кто мешает звать их на «Матч»?

— Как только мы запустили кастинг, все заволновались и принялись спрашивать, о каком сексе идет речь? «Ледниковый» показывает, что «Первый» эту модель взял и давно эксплуатирует. Это формат шоу-бизнеса, а не спорт в чистом виде.

И главное, стоимость даже одного эпизода «Ледникового периода» для «Матча» — непозволительная роскошь. Потому что минута рекламы на «Первом» и на «Матч ТВ» — это две разные вещи. «Первый» может не учитывать консервативность спортивной аудитории и давать абсолютно другой маркетинг этому жанру.

Мы сравниваем две абсолютно несравнимые вещи. Но как генпродюсер я за то, чтобы скрещивать жанры. Мне это нравится.

— Окей, Первый канал — федеральный. Зато СТС сейчас запускает по франшизе «Бегущего человека». Что мешает создавать/покупать подобные форматы «Матчу»? Викторины какие-нибудь, ток-шоу? Необязательно со звездами, хотя и с ними тоже. С пандемией все понятно, но ей меньше года. Были еще 4.

— Давайте начнем с того, что нас нельзя сравнивать с СТС. Аудитория «Матч ТВ» и аудитория СТС — это две абсолютно разные аудитории, мы преследуем диаметрально противоположные цели. СТС — развлекательный канал, а «Матч ТВ» — спортивный. Со всеми вытекающими из этого последствиями.

Здесь же сразу возникает резонный вопрос — насколько такой контент востребован именно у нашего зрителя и стоит ли игра свеч, оправданы ли затраченные усилия и финансовые вложения? Ответ вы знаете. Но это не значит, что мы не будем продолжать экспериментировать с форматами.

(РИА Новости)
РИА Новости

— За 5 лет были моменты или какие-то косяки на канале, за которые вам неловко?

— Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Чувства неловкости у меня не было никогда. Я по-настоящему горжусь своей командой. Главное — уметь признавать свои ошибки, устранять их и двигаться вперед.

— Из последнего вспоминаются сразу два эпизода с хоккейным финалом Пхёнчхана. Вам не кажется, что ставить повтор этого матча 9 мая не совсем этично?

— Нет, не кажется. Победный матч в Южной Корее навсегда вошел в историю современной спортивной России, поскольку до этого наша команда выигрывала олимпийское золото почти 30 лет назад. В такие большие праздники, как 9 мая, мы регулярно показываем ретроспективу победных выступлений наших спортсменов и сборной. Так совпало, что в том финале наша команда победила сборную Германии. Но играли бы с канадцами — показали бы победу над ними.

— Ролик про поправки в Конституцию с кадрами того же финала — тоже норма для спортивного ТВ?

— Эту тему уже столько раз поднимали, что я не вижу смысла высказываться по ней дополнительно. Могу только процитировать своих коллег и повторить: показ подобного ролика входит в обязанности федерального канала.

(Sport24)
Sport24

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android