logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

Дивеев 42 минуты играл за сборную России с переломом носа и сотрясением мозга. Как такое в принципе возможно?

Обяснили врач сборной России, Василий Березуцкий и агент игрока.

Футбол
20 ноября 2020, Пятница, 14:40
Getty Images

18 ноября в матче Лиги наций сборная России разгромно проиграла сербам со счетом 0:5. Один из важных эпизодов, существенно повлиявших на характер матча и его итог, случился в самом начале игры. Защитник ЦСКА Игорь Дивеев, пытаясь в прыжке выиграть единобороство, неудачно приземлился на голову и был вынужден покинуть поле из-за разбитого носа. Правда, игру Дивеев все же продолжил — вернулся на поле на 4-й минуте, отыграл весь первый тайм и был заменен только в перерыве.

После матча в пресс-службе сборной сообщили, что у Игоря подозрение на перелом носа и сотрясение мозга. Обследование игрок прошел уже в расположении ЦСКА. «У Игоря Дивеева диагностированы закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга и перелом костей носа со смещением», — сказано в сообщении клуба.

Получается, что 42 минуты Дивеев играл со сломанным носом, сотрясением и черепно-мозговой травмой. Sport24 разобрался, почему игрок не был заменен сразу после падения и какими могут быть последствия для его здоровья.

(РИА Новости)
РИА Новости

Как сейчас чувствует себя Дивеев?

Об этом в интервью Sport24 рассказал представитель игрока Олег Еремин:

— Без последствий такое не происходит, они будут, но они не критичные. Перелом носа же не может пройти просто так! Но сотрясение у него легкое. Игорь — парень молодой и восстановиться должен быстро. Осложнений пока нет.

Почему игрок не был заменен после повреждения?

Это в интервью Sport24 пояснил врач сборной России Эдуард Безуглов.

— Со стороны Дивеева мы не слышали просьб или пожеланий о замене. Также как и симптомов, которые свидетельствовали бы о тяжести сотрясения. Он вернулся с командой в Москву и сейчас не предъявляет никаких жалоб, которые можно ассоциировать с сотрясением мозга.

Главный вопрос, который остается после всей этой истории: а реально можно играть с такими повреждениями и не чувствовать серьезных проблем? Бывший защитник сборной России Василий Березуцкий, сейчас работающий в тренерском штабе ЦСКА, ломал нос в матчах пять раз. И каждый раз оставался на поле.

— Только сегодня говорили с Виктором Онопко (тоже тренером ЦСКА, в прошлом защитником сборной России — прим.ред.) о нашем опыте. Мы в таких случаях и играли, и доигрывали. Нос сломать можно по-разному: если разбивают в мясо, то оставаться на поле невозможно. Я с переломанным носом оставался на поле почти всегда. Чаще всего это со мной происходило ближе к окончанию матча. Но один раз заменили после перерыва. Всего ломал нос пять раз. В игре это не так чувствуется, но потом очень больно и неприятно. Иногда на следующий матч выйти сложнее, чем доиграть тот, в котором ты получил повреждение. Онопко тоже играл с переломанным носом. Многие защитники играют с повреждениями, если есть мужество и желание биться до конца.

— Но тут человек сыграл 42 минуты со сломанным носом и сотрясением. Как такое в принципе возможно?
— Игорь мог не почувствовать, что это серьезно. Все-таки в игре большой адреналин, особенно после столкновения и падения. Человек может неверно трактовать свое состояние и чувствовать боль не так, как после игры, когда накал внутренних страстей падает. Продолжать игру с переломом носа не так страшно, как кажется. С сотрясением же играть нельзя 100%. После него, как минимум, 8-10 дней надо отдыхать. Координационные возможности сильно падают и возникают проблемы с игрой, передвижением и мыслями.

— Почему врачи не посоветовали заменить Игоря?
— Идентифицировать сотрясение довольно сложно. Любое тяжелое столкновение головами — это уже микросотрясение. Все зависит от того, может ли остаться человек на футбольном поле. Помню один свой матч с «Локомотивом». У соперника был перелом, у меня — по-любому сотрясение. Но я доиграл. Не думаю, что это хорошо повлияло на мою голову. Лучшее в таких ситуациях — замена. Но иногда хочется играть. Я знаю много футболистов, которые говорили: «Я остаюсь». Врач, понимая, что это невозможно, может убрать человека. Но я часто принимал решения, что буду продолжать играть. Это не из-за отваги, а, наверное, больше из-за дурости.

Спортивный врач Юрий Васильков, проработавший больше 20 лет в «Спартаке», в интервью Sport24 подтвердил, что диагностировать сотрясение мозга в короткие сроки практически невозможно.

— Обычно как происходит? Футболист сказал: «Работаю, играю». Из рисунка игры не выпадает, тренер доволен, значит не надо что-то менять. Тем более, это первые минуты. Игрок сказал «да», значит он и несет ответственность. В перерыве еще немного посмотрели на состояние: плывет — все, понятно, снимаем. В идеале его надо было заменить, но поставить диагноз сотрясение мозга за 5-10 секунд почти невозможно. Врачи пошли навстречу футболисту. Мы часто так идем навстречу футболисту, но не навстречу его здоровью.

Агент Дивеева Еремин в 90-е годы играл в футбол на профессиональном уровне и подтвердил, что случившееся с Игорем — обычная ситуация.

— В 99,9% случаев футболист сам должен определиться, может ли он продолжать игру. Врачи и тренеры ориентируются на мнение игроков, если нет явных противопоказаний, когда человек, например, находится без сознания. Видимо, Игорь мог играть и сказал об этом докторам. Невозможно продиагностировать игрока полностью за две минуты, поэтому в вопросе продолжения игры врачи опираются на мнение игроков.

Подтвердил это и Безуглов, подробно объяснив, как принимается решение о замене или незамене того или иного игрока, получившего подоные травмы по ходу матча.

— К сожалению, контактные травмы носа встречаются в футболе довольно часто. И в матчах РПЛ их можно вспомнить в большом количестве. При сохраненной функции внешнего дыхания, хорошо переносимом болевом синдроме, отсутствии продолжаемого кровотечения чаще всего игроки остаются на поле, и болельщики могут даже не догадываться о травме. В таких случаях может произойти сотрясение, которое относится к функциональным повреждениям мозга, и его тяжесть определяется клиническими проявлениями.

Мы имеем протокол действий медицинского штаба, который реализуется во время травмы прямо на поле. Именно его на основании, а также данных анамнеза и клиники и, естественно, желания самого футболиста принимается решение о возможности дальнейшего его участия в игре. Иногда замена производится даже, если футболист изъявляет желание остаться на поле: например, в 2012 году во время матча сборной России в Израиле такая ситуация произошла с Владимиром Быстровым.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

Может ли это привести к негативным последствиям?

Безуглов заверил, что на здоровье Игоря не отразится то, что он 42 минуты отыграл с повреждениями.

— Как правило, никаких последствий после таких травм не бывает. Проводится дообследование, и футболист через 7-10 дней возвращается на поле. Если, конечно, нет необходимости в оперативной репозиции костей носа. У Игоря смещение незначительное, и после изготовления специальной маски он сможет вернуться к тренировкам. А медицинский штаб клуба на их основе будет принимать решение о сроках возвращения игрока в общую группу.

Так же считает и Васильков:

— Не думаю, что будут какие-то последствия. Это спорт, за который платят большие деньги. Это все идет через «не могу», все должны понимать это. Если будут снимать игрока за любую травму с поля, за поврежденный мизинец на руке, то врач долго не продержится в команде.

Бывший защитник ЦСКА и сборной России Евгений Варламов сам был в подобной ситуации и рассказал, что раньше игроков при таких повреждениях могли не менять вообще.

— В моей карьере тоже был случай с переломом носа. Это было еще в КАМАЗе, в 97-м году. Мы тогда играли с «Ротором» в Волгограде. Зернов выпрыгнул раньше меня и задел мой нос. Тогда мне не дали доигрывать, только потому что нос был набекрень. К перелому добавилось сотрясение. Я восстанавливался две недели. Но нужно понимать, что тогда травмой считался только открытый перелом, потому что его видно. В этом случае можно было уходить с поля. Все остальные травмы считались просто ушибами и ерундой.

На сколько теперь затянется восстановление?

Агент Еремин рассказал, что предстоит Дивееву в ходе восстановления, но предположил, что выйти на поле он может быть готов уже в ближайшем туре.

— Скорее всего, ему предстоит небольшая операция по исправлению смещения перегородки. Это как к стоматологу сходить. Дальше будет играть в маске. На самом деле, есть вероятность, что он сможет сыграть и против «Сочи».

(Sport24)
Sport24

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android