logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Слуцкий покаламбурил о Навальном, и стало ясно: всех вольнодумцев — нафиг». Уткин у Гордона — о Крыме и Путине

Зарубился с Гордоном на тему Украины и назвал Канделаки набитой дурой.

ФутболРПЛ
29 октября 2020, Четверг, 16:40
Getty Images / instagram.com/realradioutkin / shutterstock.com

Василий Уткин дал почти двухчасовое интервью украинскому блогеру Дмитрию Гордону. Первая часть касалась исключительно футбола и не представляла существенного интереса для широкой публики, зато потом перешли к политике, и стало веселее.

  • Гордон очень хотел получить от Уткина его согласие с тем, что Россия купила домашний чемпионат мира.
  • Резко прессовал его по крымскому вопросу (Василий не поддавался).
  • Затронули, разумеется, темы Белоруссии и Навального.
  • Заодно вспомнили, как Уткина и Слуцкого отцепили от комментирования матчей чемпионата мира.

Уткин вспомнил, как выходил в эфир подшофе. По его словам, это было неоднократно

— Василий, вам кто-то нравится из нынешних комментаторов?
— На русском языке, я уверен, сейчас с отрывом лучший комментатор — Денис Казанский. Любимый из прошлых — Евгений Майоров.

— Назовите самые яркие матчи, которые вы комментировали?
— Их довольно много, я могу десяток назвать. Конечно, я вспомню матч, который, как принято говорить, дал мне крещение в профессию, это «Динамо» Киев — «Барселона». Любому комментатору очень важно стать узнаваемым, потому что комментатор — это собеседник. Комментарий — это диалог, где зритель присутствует обязательно. Маслаченко не очень думал о зрителе, мне пересказали историю про него, что он сравнивал себя с Одри Хепберн. Он говорил, что у него не должно быть учеников, последователей. Он не собирался выстраивать никакую систему, просто был готов быть собой.

— У вас проскакивал мат в репортажах?
— Однажды у меня было вставлено в репортаж слово, которое я не считал неприличным — «залупиться». Ну вы же понимаете, от какого это слова… А я использовал его как синоним «зарубиться».

— Бывало, что вы выходили в эфир подшофе?
— Неоднократно. Если прямо подшофе, то раз 10. Заплетался ли язык? Мне сейчас регулярно по поводу моих выпусков на ютубе говорят, чтобы я говорил помедленнее, потому что я проглатываю слова. Так что эти претензии я слушаю вне зависимости от подшофе я или нет. Самые два популярных вопроса, которые задают комментаторам: «Вы выпиваете перед игрой?» И «Трудно ли не ругаться матом?». Оба вопроса имеют очень простые ответы. Если сравнивать рабочее состояние с возможностью сесть за руль, то я не видел ничего дурного в том, чтобы выпить бокал вина. Вообще, когда раньше было работы поменьше, и комментаторов было поменьше, и я знал, что меня ждет какой-то важный матч вечером, у меня была традиция — я вкусно ел, чтобы создать настроение. Ну а под вкусную еду — как себе отказать в нескольких бокалах вина? И, главное, зачем?

— Вас упрекали в алкоголизме?
— Упреки в алкоголизме я заслужил, но не футбольными репортажами. У меня был период, когда я злоупотреблял. Я с юности отличаюсь удивительным здоровьем. В то время, когда я начинал работать на телевидении, пили все, это было формой досуга. Как у любого человека, который может выпить очень много, у меня наступил момент, когда я думал, что я все еще могу, а на самом деле этого уже не стоило делать. Но сейчас определенное количество времени я не пью.

— Вы много могли выпить?
— Честно говоря, не считал, но в компании в течение вечера выпить литр крепкого спиртного не было большой проблемой. Естественно, после этого я не садился за репортаж. Ну, или было буквально пара таких случаев, за которые мне стыдно.

— Каков уровень российского чемпионата по футболу сегодня?
— Он сейчас опускается, потому что страна беднеет, а впереди нет чемпионата мира и других ориентиров. Здесь важный момент: в следующем году у нас уже будет только одно с половиной место в Лиге чемпионов, это будет очень существенный удар по заработкам клубов. Посмотрим, что получится.

— Чей чемпионат вам больше всего нравится?
— Испанский, и сейчас почти сравнялся с ним английский.

— Вы считаете, что английский хуже испанского?
— Это, безусловно, так. Это не подвергается сомнению. Посмотрите на результаты за последние 10 лет.

— Перетурин вам нравился как комментатор?
— Никогда.

— Причина?
— Да он серый, как штаны пожарника, всю жизнь был. Он и личность точно такая же. Понимаете, бывают люди, у которых работоспособность заменяет талант. Хотя, конечно, у него были замечательные репортажи, он не зря ел свой комментаторский хлеб.

— Кто лучший российский тренер?
— Слуцкий. Я оставляю за скобками Карпина, которому я очень симпатизирую. Есть еще Бердыев. Но он уже два года не практикует. Может, он уже закончил карьеру? Я не знаю.

Гордон очень хотел услышать от Уткина, что Россия купила ЧМ-2018. Призывал к конкретному ответу

— Россия купила чемпионат мира 2018?
— Не в большей степени, чем все остальные за последние 24 года.

— То есть Россия купила, как и все остальные?
— Я не хочу так говорить. Россия играла по тем же правилам, по которым играли другие страны во все годы правления Блаттера и последние годы правления Авеланжа. Такие были правила.

— По этим правилам страны, которые очень хотели провести у себя чемпионаты, покупали их?
— Дмитрий, вы знаете, я заметил: между тем, как на русском языке говорят в Москве и как говорят в вашей стране, есть большая разница. На русском языке я бы не употреблял слово «купили». Но если вам кажется, что это так стоит назвать, давайте мы с вами согласимся. Но это ваша трактовка.

— Чемпионат мира в России могли отменить?
— У меня не было ни единого сомнения, тем более после того, как состоялась жеребьевка, что чемпионат состоится в России.

— Вам понравилось, как Россия его провела?
— Для меня этот чемпионат был связан с очень серьезным стрессом, и я был всего лишь на 4 играх. И имея билет на финал, не пошел на него.

Уткин вспомнил, как его убрали с работы на Первом канале во время ЧМ. Частично к этому причастна работа Слуцкого

— Вы провели один матч, верно?
— Да, меня пригласили работать на Первый канал, это была приключенческая история. Я провел один матч, а потом меня отстранили от работы, не потому что этого захотел Первый канал.

— Что вы сказали такого, за что вас могли отстранить?
— Я ничего не сказал такого, за что меня можно было отстранить. Так получилось, что у меня испортились отношения с каналом «Матч», который довольно ревниво относился к тому, что он должен стать первым и главным во всем, что касается освещения спорта. На чемпионате мира сложилась странная ситуация: «Матчу» почти не досталось топовых игр. Очень давно права были распределены между Первым и «Россией», и переиграть это можно было только по их воле. «Россия» считала, что успеха у турнира не будет, и сначала хотели показать 4 игры: игру России в группе, в плей-офф, полуфинал и финал, потом показали 7 или 8.

«Матч» очень много пытался поставить на ЧМ, и в конце концов мне тоже предложили вернуться, но я к тому моменту решил, что с этими ребятами я дела иметь не буду, хотя мне очень хотелось. До этого я как можно дольше тянул свою карьеру, чтобы оставаться в форме. Я работал в пабах, на Eurosport, но мне это было нужно только для того, чтобы поддерживать себя в рабочем состоянии. Всеми силами я пытался дотянуть до ЧМ, потому что хочется все-таки в таком событии поучаствовать.

И буквально в последний момент меня пригласили на Первый. Это сопровождалось тайными маневрами, потому что делала это одна женщина, которую я раньше никогда не знал, ее назначили ответственной за спорт только за 1,5 года до этого, Ольга Черносвитова. Ей надо было сделать так, чтобы на Первом смотрели больше, чем на всех остальных каналах.

Мы с ней встретились, но там все события наслоились, так как в том году были еще и выборы президента, и после этого очень долго тянулась волна назначений. Нужно было, чтобы главу Первого канала переназначили, чтобы он принял и утвердил решение, которое до этого всячески скрывалось. Я тогда на Новый год написал текст у себя в Facebook, что я оставил все надежды, больше не хочу этим заниматься, и только Дед Мороз в состоянии мне помочь. В сущности, эта женщина сыграла роль Деда Мороза, но там в конце еще стояли пулеметы.

«Россия» не делала ставку на ЧМ, Первый канал — делал, «Матч» пытался по мере сил. Начался чемпионат и оказалось, что это действительно всероссийское событие, был гигантский интерес. В случае со мной уже не было никакого секрета. Я был на шоу у Урганта, они делали очень амбициозный анонс, что буду комментировать. Я был в эфире программы «Время». На следующее утро (после того, как Уткин прокомментировал матч Португалия — Испания. — Прим. Sport24), это была суббота, мне позвонили и сказали: «Вась, идет накат. Мы прямо сейчас тебя защитить не сможем, но к понедельнику решим вопрос». В этом интервале состоялся великий репортаж Кирилла Дементьева с Леонидом Слуцким, где они вдвоем покаламбурили на тему Навального футбола. Вот тогда стало понятно — нет, ребят, всех вольнодумцев — нафиг. Мало ли, что кому придет в голову в прямом эфире.

Я не могу сказать, что меня это очень сильно травмировало, я был готов работать, планировал это время, как активизацию на YouTube. Но я не мог ходить на стадион, потому что понимал: если я приду, то мне будут задавать много вопросов, и минуте к 10-й меня это взбесит, потому что это соль на рану. По этой же причине я отказывался комментировать в пабах, пока люди не приняли ту цену, которую я назвал, чтобы они отстали. И тогда я 2 матча все-таки прокомментировал: Россия — Испания и Россия — Хорватия. Неплохо заработал.

— Сколько заплатили за каждый матч?
— За первый — 400 тысяч, за второй 450 тысяч. Ко мне постоянно обращались. Я говорил: «Окей, 400 тысяч». Это форма отказа. Но тут она была принята. И это было вообще офигенно, очень хорошо.

Уткин рассказал, что Канделаки дружит с женой Чемезова. И именно так она попала на «Матч ТВ»

— Вы много раз меняли место работы.
— У меня было много разных поприщ, но я 22 года проработал на «НТВ-Плюс», «Матче». Считается, что у меня дурной характер, но я проработал больше 20 лет на одном месте, большую часть времени в одной комнате с самыми разными людьми. Еще с тех пор у меня не менялась ни женщина, которая по хозяйству помогает, ни водитель. А так, конечно, у меня чудовищный характер, если разобраться.

— Из-за чего вы поскандалили с ангельской девушкой Тиной Канделаки?
— Дмитрий, неужели вам правда интересно?

— Конечно.
— Все давно ясно в этой истории. Сейчас я занимаюсь просто ее троллингом.

— Из-за чего скандалили? Какая черная кошка между вами пробежала?
— Я не хочу об этом говорить — это уже не важно. Это типичное слово за слово. И, конечно, очень большая ревность. С ее стороны. Это абсолютно очевидно.

— К чему ревновать? Она же руководитель, должна быть заинтересована в том, чтобы вы работали.
— Она должна быть главным, непререкаемым авторитетом для всех, вот и все.

— А вы с ней пререкались?
— У меня всегда было очень простое правило. И на НТВ, и на «НТВ-Плюс» его в основном принимали. У меня есть мнение по ряду вопросов и с моей стороны было бы некорректно его говорить в репортажах и передачах, потому что это не моя площадка. Но в своих соцсетях я вполне свободен.

— Тина же умная, правильно?
— В моем понимании ничто на это не указывает.

— Ха-ха-ха! Да?
— Может быть, я чего-то не понимаю. Я знаю, что Алексей Алексеевич Венедиктов считает ее очень умной. Но в моем понимании, она набитая дура. Она простых вещей не понимает. Мы периодически пикируемся, и она все лезет и лезет. Я, как правило, сам не начинаю. Но если лезет, надо давать отпор. А девочка еще больше заводится, она так устроена, ничего не поделаешь. Я бы с удовольствием забыл о ее существовании. Собственно, я о ней почти и не вспоминаю.

— У нее связи большие?
— Я полагаю, да. Она дружит с женой Чемезова. Она так и попала на «Матч ТВ» в качестве продюсера, поэтому там и остается. Хотя эта должность уже давно фикция: она там вообще ничего не делает.

— Возвращение для вас к сотрудничеству с Тиной Канделаки возможно?
— Вы знаете, Дмитрий, у меня столько в жизни было ситуаций, когда хотелось сказать «никогда», но потом выяснялось, что не стоило… Я не задаюсь таким вопросом, я живу сегодняшним днем. Я с трудом себе представляю, зачем мне сегодня работать на телевидении.

Уткин считает, что Путин хочет отойти от повседневных дел. Ему об этом говорили осведомленные люди

— В «Дне выборов» и «Дне выборов 2» вы сыграли Игоря Владимировича Цаплина — губернатора. Хотели бы в жизни стать губернатором?
— Нет, конечно. Больше всего меня сейчас радует то, что надо мной нет никакого начальства. У губернаторов все расписано, в этой среде глубокая иерархия. Да и вообще я не большой мастак администрировать.

— Вы политикой увлекаетесь? Вы в ней разбираетесь?
— Не могу так сказать. У меня просто есть позиция по многим вопросам, но я не занимаюсь политикой.

— Какие у вас претензии к российской власти?
— Она меня обманывает, не защищает ни от чего. Сегодня я прочитал в новостях, что спустя 61 год закрыто дело о перевале Дятлова. У меня складывается представление, что те дела, которые связаны с убийствами и покушениями, и сейчас не закрыты, не будут раскрыты и до моей смерти. У меня особо нет претензий к власти. Я уже приноровился и стараюсь жить самостоятельно, не связываясь с властью.

— Вы говорили: «Одно у меня желание: Владимир Владимирович, будь здоров, живи долго! Прям до суда». Почему так написали?
— После этого меня 2 года не пускали в эфир НТВ. Это был год, когда «Реал» выиграл у «Атлетико» и стал победителем Лиги чемпионов в десятый раз. Мне кажется, это было связано с приговором по делу Навального в Кирове.

— Я прочитал в интернете ваши слова о том, что Путину недолго осталось. Почему?
— Те приготовления, которые у нас сейчас во власти происходят — это приготовления к изменению структуры управления, потому что Путин хочет отойти от повседневных дел. Разные осведомленные люди тоже неоднократно говорили об этом и мне, и публично. Путин — это метафора, олицетворение того, что происходит в стране. Несомненно, что в нашей жизни достаточно скоро будут происходить перемены. Только я боюсь того, что это будут очень большие потрясения.

— Путин вам нравится?
— Если вы хотя бы немного следите за тем, что я говорю, то понимаете, что, конечно, нет. Нет ни одного повода, чтобы он мне нравился.

— Происходящее в Хабаровске — это предвестник потрясений для России?
— Наверное, прямой связи здесь нет. Очень трудно представить себе, чтобы это стало воплощением строк «От Востока звезда сия воссияет…» («Братья Карамазовы»). Наша страна слишком большая, и я не думаю, что Хабаровск может вызвать волну. Это просто свидетельство того, что людей не устраивают объяснения, которые они получают, и то, как с ними обходятся. Как иначе можно это объяснить?

— Кто символ российской оппозиции сегодня?
— Безусловно, Навальный и его жена.

— Вы понимаете, что произошло с Навальным?
— Я читаю, не могу трактовать это как-то иначе. По-моему, все понятно: в его организме найден яд, который является химическим оружием. Это подтвердили три или четыре специализирующиеся на химическом оружии европейские лаборатории, одна из которых сама брала анализ. Нужны очень серьезные аргументы, чтобы в этом сомневаться. Я пока такие аргументы не встречал.

— Кому нужно было отравление Навального?
— Мне это не интересно, мы же не детектив смотрим. Не хочу об этом думать, потому что понятно — это враждебные действия коллективной власти. Я очень хочу, чтобы он поправился.

— Несколько лет назад вы написали о Лукашенко: «Я бы хотел начинать каждый свой день с макания его головой в унитаз. Это было бы гарантией прекрасного настроения до глубокого вечера».
— Был какой-то конкретный повод, но я уже не помню. Это действительно так. И сейчас, может быть, тоже. Неоднократно вспоминал это, наблюдая ваше интервью с Лукашенко.

— Что вы думаете о происходящем в Белоруссии сейчас? Мне это отвратительно и противно, я считаю, что это фашизм в чистом виде.
— Этому предшествовало ваше замечательное интервью с Александром Григорьевичем. Он и сейчас говорит, что там никого не избивают и синей краской на попах рисуют. Я с вами расхожусь только в том, как мне бы хотелось, чтобы выглядели границы между Белоруссией, Украиной и Россией. Мне бы хотелось, чтобы пограничников не было, а границы были открыты для пересечения, как это сейчас в ЕС. Это создаст удобство путешествия, переезда и пересечения границы.

— Это было бы замечательно, когда Россия перестанет быть хищником и забирать чужие территории.
— Да.

— Что будет с Белоруссией?
— Мне даже неинтересно думать об этом, потому что меня это не очень занимает. Эта ситуация имеет огромное количество потенциальных дроблений. Меня это не занимает во многом потому, что у меня гуманитарное образование, я много интересовался историей и считаю, что земля, занимаемая Польшей, Литвой, Белоруссией и некоторыми частями Украины, столько раз была объектом разделения, что я не понимаю, почему этот процесс должен вдруг прекратиться. В этой истории наиболее существенно то, что я давно не слышал о какой-то самостоятельной и жесткой позиции таких стран, как Польша и Литва, а тут она есть. Я не представляю, как этот ребус разрешится, и это меня не очень занимает. Я понимаю, что это как-то скажется на моей жизни, но я не в состоянии влиять на какие-то экономические и политические процессы. Меня волнует только судьба Марии Колесниковой: я хочу, чтобы ее отпустили.

«Да, я увел у вас жену, но и она этого хотела». Уткин и Гордон зарубились по поводу Крыма

— Вы понимаете, что Россия натворила по отношению к Украине?
— Вы пытаетесь мне сразу навязать тезис в этом вопросе. Мне не нравится, что Россия натворила в принципе. Что касается взаимоотношений с Украиной, я думаю, что не равный, а глубокообоюдный процесс, который сейчас находится в стадии стагнации. Не при нашей жизни разрешится этот вопрос. Я не доживу до времени, когда границы между нашими странами станут формальностью.

— Вы сказали, что процесс обоюдный. Что Украина украла у России, что плохого она сделала?
— Вы об этом всех спрашиваете, но я не могу ничего привнести в ваше варево мыслей, потому что все очень запутанно. До того, как начался этот слегка гибридный конфликт, я много раз говорил: я считаю, что русский и украинский языки — это один язык. Я филолог, я знаю, что это неправда, но я это так ощущаю. Я много времени провел на Украине в 2012 году и легко читал украинские газеты. В редакции был парень-«западенец», ему казалось важным вполне мирно демонстрировать, что он украинец. Я понимал, что он говорит.

Я прочитал всего «Гарри Поттера» на украинском языке во время Евро. Осталось невероятное впечатление. В «Гарри Поттере» масса слов, придуманных самой писательницей. Когда я получил еще и украинские версии перевода, я обрел такое ощущение объемности всей этой истории, что позже я начал смотреть фильм, который уже видел в кино, на украинском языке. Но это прекратилось довольно быстро, потому что я не простил халтуры.

— Россия и Украина дружили. Но в тяжелый для Украины момент российская армия захватила Крым и развязала бойню на Донбассе. Эта же Россия украла территорию у Грузии и Молдовы.
— А откуда Янукович взялся на посту президента Украины?

— Януковича выбрал народ Украины, но России до этого не должно быть дела.
— Тогда я вам отвечу, что у вас нет дела, по какому поводу я давлю или не давлю на свое правительство.

— Я принимаю вашу точку зрения.
— В процессе последнего Майдана я очень внимательно следил за событиями, потому что в Киеве жил и работал мой близкий друг Юрий Розанов. Я очень за него беспокоился. Когда власть начала меняться, был замечательный эфир с Венедиктовым на «Громадське ТВ». Контекст разговора заключался в том, что сейчас происходит революция, а дальше будет все хорошо. Венедиктов спросил: «А вы отдаете себе отчет в том, что ребята из «Беркута» — ваши соседи по лестничной клетке?». Тогда мне показалось, что ребята не отдавали себе в этом отчет. Сейчас же я думаю, что это самые правильные и отчасти жестокие слова правды, которые состоялись вокруг этой темы. Вы допустили раскол страны, раскол нации. Никогда не было какого-то одного отношения украинцев к русским, а русских к украинцам. Как часто это бывает между братьями, это были отношения ревности. Для меня все это вырастало из футбола.

Вы сами допустили то, что в вашей стране состоялся раскол. Власть на Донбассе действительно бандитская, но там также много граждан Украины, которые ее поддержали. Этих людей ваше правительство бросило, оно не выплачивает им пенсии. Я не собираюсь это обсуждать, но факт остается фактом. Если мы присовокупим эти слова к тому, что сказали вы, картина станет полнее.

— Мы допустили раскол, но почему Россия к нам пришла? Мы ее не звали.
— Если я оставил дверь открытой, и ко мне кто-то пришел и что-то взял, наверное, я сам дурак. Если мой сосед вместо того, чтобы сочувствовать мне, увел мою жену, пока я пьянствовал и мне было плохо, наверное, отчасти я и сам виноват, хоть я теперь и не буду общаться с соседом и, может, даже перееду.

То, что я сейчас говорю, не является моей позицией, это попытка указать на то, что во всем есть другая сторона. Я ваш давний зритель и знаю вашу позицию. Односторонность и в футбольном репортаже очень вредит, кроме одного случая, когда «наши» играют с «не нашими». Красивый гол с другой стороны — это чья-то ошибка.

— Представьте, что мы с вами дружим и живем на одной лестничной клетке. Если я оставлю свою дверь открытой, вы приедете выносить телевизор из моего дома?
— Вы сравниваете Крым и Донбасс с вещами? Разве там не было людей? Да, я увел у вас жену, но и она этого хотела.

— Если завтра у вас уведут жену вместе с тещей, вы тоже примете это как данность?
— У меня и увели жену, что тут особенного? Я просто пытаюсь объяснить, как я отношусь к этой ситуации. Но я бы хотел, чтобы между нашими народами не было границ.

— Пока Россия ведет себя как слон в посудной лавке, будут границы.
— Как будто бы слон виноват, что он в посудной лавке. Сравнение неточное.

— Большая беда русских либералов в том, что, когда дело доходит до Украины, они становятся русскими националистами в плохом смысле этого слова.
— Эти вопросы вы повторяете всегда, поэтому они немного надоели. Я пытался показать вам, что ваша позиция однобока, но я бы очень хотел мира между нашими народами. В Крыму я был один раз в жизни по командировке, никаких особых чувств к нему не испытываю. Провел там волшебные 4 дня в 2011 году, когда мы снимали документальный фильм. Я ничего не слышал о крымских партизанах, о крымском сопротивлении.

В моей футбольной команде играет парень из Донбасса. Раньше он болел за киевское «Динамо», а сейчас не хочет. Он был 16-летним мальчиком, когда бежал в Россию. При случае спросим у него, почему он сейчас туда не вернется. Перестал болеть за киевское «Динамо», потому что очень сильно вас не любит. Я считаю, что он не прав, но у него есть сильные основания так думать. Это случилось и из-за нашей страны, и из-за того, что вы допустили раскол нации.

Уткин о Соловьеве: «Иногда чувствуешь брезгливость, но не можешь ее объяснить»

— Что вы не поделили с Соловьевым?
— Мне с ним нечего делить. Он напал на меня, а я дал ему отпор. Это была странная реакция Владимира Рудольфовича на мое высказывание в программе «Паноптикум» на «Дожде». Я сказал, что такое государство мне не нужно, потому что оно не заботится обо мне и не защищает мои интересы. Во время карантина было много примеров, когда государство помогает предпринимателям и людям. Я, являясь частным предпринимателем, оказался совершенно беззащитным в такой ситуации: я должен платить зарплату сотрудникам, платить за аренду офиса и жить на что-то. От государства я не получил никакой помощи, хотя в такой ситуации и должно помогать государство. Я не могу сам победить эпидемию. Я платил государству налоги для того, чтобы оно меня защищало от внешнего врага, от эпидемий и т. д. Соловьеву это не понравилось: он все очень быстро перевел в личную плоскость, но получил отпор.

— За что вы назвали Соловьева «педерастической обезьяной»?
— По-моему, подходит. Педерастия среди обезьян довольно развита. У обезьян бонобо, ближайших родственников человека, секс — это система взаимоотношений. Потрахались — поздоровались, выразили подчинение или уважение.

— В чем мерзость Соловьева?
— Я не могу вычленить хотя бы одну положительную сторону. Почему холодно, когда холодно? Его мерзость — во всем, я не могу подразделить. Есть люди, которые боятся жаб и считают их мерзкими. Я к ним не отношусь, но тем не менее. Иногда чувствуешь брезгливость, но не можешь ее объяснить. Здесь все так объяснимо, что и объяснять не нужно.

— Соловьев намекнул, что вы придерживаетесь нетрадиционной сексуальной ориентации. В интернете есть кричалка: «Нет жены, нет детей, Вася Уткин — жирный гей». А в беседе с Ксенией Собчак вы назвали себя асексуалом. Что это?
— Назвал себя асексуалом, потому что надо было как-то отшутиться на эту тему. Я считаю, что обсуждать эту тему ниже моего достоинства. Всем известно, что я был женат дважды. У Бориса Ельцина было немного удачных фраз, но, когда при нем удалялась уголовная статья за гомосексуализм, он сказал: «Государству не место в постели граждан». По этой же причине не хочу с вами обсуждать свою абсолютно очевидную ориентацию.

Уткин вспомнил как похудел на 90 килограмм. Он весил 215!

— Лишний вес сильно вам мешает?
— Он очень мне мешает. Это делает меня менее мобильным, более ленивым, с чем очень трудно бороться. Наверное, я должен снова собраться и похудеть. Я это делал неоднократно, и сейчас, видимо, время снова пришло. Это мой крест, моя слабость, и я ничего не могу с собой поделать.

— Сколько у вас живого веса сейчас?
— Я не взвешиваюсь, но знаю, что очень много.

— Как вы однажды похудели на 90 кг?
— Я сбросил даже больше. Я сделал резекцию желудка — это урезание желудка. После этого ничего не происходит автоматически, эта операция дает гарантию похудеть на 10-15%, а я тогда весил 215 кг, а потом — 130-125 кг. Это был ужас. Я худел неоднократно. Я сидел на диетах, но не вижу необходимости обсуждать это подробно. Есть много способов похудеть, и они в целом все правильные. Надо выбрать себе что-то по душе, сейчас я стою на пороге этого выбора. Я думаю об интервальной диете.

— На вас неоднократно нападали. Что это было?
— Это по «Анне Карениной»: «Все несчастливые семьи несчастливы по-своему». Самое готовившееся нападение — угроза Владимира Соловьева — так и не случилось. Он же показывал, как он меня ударит, опрокинет. Соловьев показывал какие-то танцы с волками, как он занимается боевыми искусствами на своих коротких ножках. В футболе есть специальный термин, который удачно описывает фигуру Соловьева. Впервые я услышал это слово от сподвижника Лобановского Юрия Андреевича Морозова. Мы познакомились с Морозовым, когда за «Зенит» начинали играть Аршавин, Кержаков и другие «официальные лица».

Кержаков, когда в молодом возрасте оказался в «Зените», забивал не так много. Я спросил у Морозова, почему он считает, что Кержаков заиграет в этой позиции. Он ответил: «Обрати внимание, что в штрафной к нему почти нельзя подойти, но он очень здорово укрывает мяч потому, что он низкосракий». У него низкий центр тяжести — жопа. Этим отличался и Герд Мюллер, его нельзя было сдвинуть с места. Если бы я тогда вспомнил это слово, я бы подарил это слово в качестве эпитета Владимиру Рудольфовичу, ведь он очень низкосракий.

— На вас, кажется, было совершено серьезное нападение?
— В 2003 году меня два раза ударили в спину заточкой. До сих пор не знаю, кто и за что. Тогда я работал заведующим спортивного отдела в «Газете» и шел утром на летучку. Я шел от Малой Бронной до редакции. На Малой Бронной меня и ударили. Потом подошел человек и сказал, что у меня в спине нож торчит. Поехали в «Склиф», где мне заточку и вынули. После этого неделю лежал в больнице. Полгода был под охраной, поэтому здорово растолстел: нельзя было ходить и гулять. Недавно был случай с «черемухой», но это хулиганство, совершенное от бессилия.

— Говорят, вы за ночь выиграли квартиру в казино.
— Я выиграл не квартиру, а сумму денег, которая позволила мне, добавив имеющиеся сбережения, купить квартиру в ипотеку. Я любитель поиграть, у даже был клуб. У моего близкого друга родилась дочка. Было весело, и я стрельнул у виновника торжества тысячу долларов и поехал играть. В тот вечер я выиграл 35 или 37 тысяч. Это просто пруха: не было большой игры, мне просто перло и перло. Я эту квартиру давно продал.

Уткин про Дудя: «Хорошо воспитанный наглец»

— Вы когда-то были начальником Юрия Дудя. Каким он был?
— Он хорошо воспитанный наглец. Я не знаком с его родителями, чуть позже довольно случайно познакомился с его старшим братом, но Юра довольно закрытый человек. Он хорошо воспитан родителями, но он и по-журналистски наглый. Юра рано понял, что нужно во всем пытаться сохранить свою самостоятельность: с ним невозможно было спорить даже на самые неочевидные темы.

После того, как мы с ним поработали, я был уверен, что в спортивной журналистике он работать перестанет. Он рассматривал спортивную журналистику как начальный этап. Начать собственный ютуб-проект — его решение. Когда Юра был главным редактором sports.ru, он решил сделать на Новый год лонгрид про мою передачу «Футбольный клуб». Мы встретились, много говорили. В то время я уже не работал на «Матче», и Юра спросил, правда ли то, что я хочу делать «Футбольный клуб» на ютубе. Я сказал, что пока не думал об этом, на что он снова спросил: «Как ты думаешь, это возможно?» Через полгода у него вышло интервью с Бастой.

Эта история не о том, как ты случайно добился успеха. Я всегда говорил своим сотрудникам, когда они жаловались на зарплату: «А почему вы не работаете в каком-то популярном журнале?» У нас не военная служба, где дают звание за выслугу лет. У нас дают шансы, а ты им пользуешься. История вот об этом. Успех Юры — только его успех.

— В чем феномен Юрия Дудя?
— Пасую перед такими вопросами. Самое главное, что оказался в нужное время в нужном месте.

— А талант?
— Странно отрицать, что у него большой талант. Юра прошел путь человека, который знает, как обращаться с талантом. Есть старинное, немного советское, спортивное выражение о том, что работать нужно в 10 раз больше того объема, которого у тебя талант. Только тогда все получится. Талант — это опция, для активации которой нужно потратить гораздо больше сил. Юра вложился в свой талант. Он брал очень много интервью, прежде чем вышел с этим жанром в ютуб. Я совсем другой человек: я баловень судьбы. Так вышло, что все возможности проявить себя я получил на месте и даром.

— Почему Юрий Дудь не приглашает вас на интервью?
— Он делал со мной интервью раз 10. Я думаю, что для него интервью со мной — это шаг назад, ему интересно общаться с новыми людьми.

— Чем вы увлекаетесь в повседневной жизни?
— Раньше я увлекался готовкой.

— А сейчас поеданием?
— Когда я готовлю, то обычно готовлю на большую компанию. Сейчас мы перестали собираться. Летом ко мне на дачу приезжает мама, которой в этом году исполнилось 76 лет. Потерял интерес к готовке: сейчас есть доставка еды, которая очень сильно развращает. Я увлекаюсь чтением, своей футбольной командой — это мое самое интересное хобби за всю жизнь, не думаю, что может быть что-то интереснее. Если бы подумал раньше, то сказал бы, что здорово нянчиться с детьми, но сейчас это уже минус. Много смотрю разного контента (хоть я и ненавижу это слово): кино и передачи.

— Что лучше всего готовите?
— Кислые щи. Однажды один из моих любимых писателей Джулиан Барнс написал маленькую брошюру «Педант на кухне». Внимательный человек может приготовить что угодно по рецепту. Я люблю готовить такие блюда, которые требуют предварительной подготовки: ты что-то делаешь и оставляешь на время. Это ожидание — прекрасный ритуал. Главное качество щей в том, что они должны быть суточные. На второй день новогоднего застолья, когда у всех болит голова и люди идут в баню, кислые щи — это идеал. Я люблю постные кислые щи с большим количеством грибов.

— Спасибо за интервью. Мое уважение к вам как к профессионалу убедило меня не начинать рвать вас на части, когда мы говорили о Крыме и Донбассе.
— Еще до пандемии, когда все готовились к Евро-2020, я говорил, что очень хочу встречи сборных России и Украины в плей-офф. Если бы это произошло, сборные уже не смогли бы развести. Это опасная тема, поскольку теоретически можно было придумать кучу провокаций, но если бы наши сборные сыграли на чемпионате Европы, то это был бы колоссальный шаг к взаимопониманию. Я идеалист.

(Sport24)
Sport24

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android