logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

Как создавался «Краснодар» Галицкого: как находили футболистов, где жили, почему на эмблеме бык

Истории о первых месяцев жизни нового русского топ-клуба, который сегодня дебютировал в ЛЧ.

ФутболРПЛ
20 октября 2020, Вторник, 18:30
РИА Новости / fckrasnodar.ru / стадионтруд.рф

Главные этапы 12-летней истории «Краснодара» хорошо известны. Неожиданный выход в РПЛ после пятого места, попадание в еврокубки, открытие стадиона, первые бронзовые медали чемпионата и, конечно, долгожданный выход в Лигу чемпионов. Спецкор Sport24 Александр Петров собрал мозаику из историй и фактов времен непосредственного создания нового русского топ-клуба.

Первая попытка создать клуб у Галицкого была в родном городе, но помешали местные власти

«Краснодар», как ни странно, был не первым опытом Сергея Галицкого — на тот момент владельца «Магнита» — в футболе. Первоначально бизнесмен задумал поднять команду в родном Лазаревском — одном из административных районов Сочи.

«Изначальный план был таков: выиграть любительские соревнования, заявиться для участия во втором дивизионе, построив для этих целей стадиончик, и со временем дорасти до первой лиги», — рассказывал заместитель генерального директора Нурбий Хакунов. Тогда же он и познакомился с Галицким.

«В начале нулевых стало известно: некто Галицкий намерен по-взрослому вкладываться в лазаревский футбол, хочет построить здесь свой вариант «Вильярреала». Поржали, конечно <…> Потом стал изучать, смотреть — да, действительно, есть такой человек. Очень это мне показалось интересным. Стал следить, как лазаревский «Авангард» выиграл сначала КФК по краю, потом стыки и вроде бы готов претендовать на профессиональный статус», — вспоминал в материале «Матч ТВ» воспитанник ДЮСШ «Авангарда», а впоследствии известный журналист и функционер Валерий Чумаченко.

Галицкий, кстати, сам был воспитанником этой футбольной школы: «Лет в 13 закончил. Я был высокий, тягучий, а меня еще ставили крайним полузащитником. Скоростные качества не позволяли проявить себя на этой позиции».

В «Авангард» Галицкий вложился прилично. По данным Forbes, он отремонтировал раздевалки, постелил новый газон и поставил пластиковые сидения. «При Галицком совсем по-другому стало! Автобус, форма, зарплата — у него все было исполнено на уровне команды мастеров. Я играл по мастерам, могу ручаться за слова», — рассказал Нарэн Айрапетян, президент «Авангарда» после Галицкого.

На любительском уровне «Авангард» прошелся катком: 45 побед из 46-ти (одна ничья), разница мячей 123:7 — прямая дорога в ПФЛ. Но тут случилось непредвиденное: Галицкого кинули со стадионом.

«Стадион был обязательным условием для профессионального статуса, — рассказал Хакунов Sport24. — Вина во всей этой ситуации полностью на администрации Лазаревского района — они не поняли, кто такой Галицкий, они рассматривали его как бизнесмена, а не как огромного почитателя футбола».

(youtube.com)
youtube.com

Стадион в Лазаревском

«Он хотел купить стадион по-честному, на аукционе. Естественно, проиграл, причем подвинули его внаглую. Стадион до сих пор убитый, ничего здесь нет. Летом в нем машины стоят. Там вопрос-то был не о больших деньгах, просто обманули. Сделали закрытый аукцион на раз-два-три, а ему объявили итоги. Он говорит: «Я же мог больше дать!». Но это уже никому не было интересно. А все из-за его принципиальности», — рассказывал Андрей Сибидаш, друг Галицкого.

Нарэн Айрапетян приводит подробности: «Местные власти пообещали: не переживай, все будет нормально. Стадион принадлежал Лазаревской судоверфи, стартовая цена — 16 миллионов с копейками. И тут вдруг приезжает человек из Москвы, рисует цифру: 33 миллиона 333 тысячи 333 рубля. Ради чистого понта, как показало время. И берет на этих деньгах торги».

В конце 2004 года Галицкий свернул проект. Несколько источников, в том числе обозреватель «Матч ТВ» Константин Столбовский, в качестве еще одной причины ухода Сергея Николаевича из «Авангарда» называли то, что его обманывали и внутри клуба: «Не все деньги, отданные команде, доходят по назначению. Эта печаль и стала, на самом деле, окончательным приговором проекту. С кидалами Галицкий в жизни дел не имел, ни тогда, ни после».

Идею нового клуба обсуждали на матчах «Кубани», позднее Галицкий выкупил базу желто-зеленых и сделал из нее конфетку

После этого Галицкий решил создать клуб в столице Кубани. «В течение двух лет после «Авангарда» мы встречались с ним на матчах «Кубани» и проговаривали все вопросы по созданию нового футбольного клуба», — говорит Хакунов.

К слову, медиа связывали Галицкого с желто-зелеными. «Я слышал разговоры, что Галицкому отказали в приобретении «Кубани». Так это или нет, не знаю, мы никогда не разговаривали с ним на эту тему».

— Когда вы услышали от Галицкого об идее создания второго клуба в Краснодаре?

— Даже не услышал, это было прямое поручение заняться делами, связанными с созданием ФК. Все эти вопросы мы решали в течение 2005–2006 годов. Я приезжал на матчи «Кубани», мы смотрели вместе матчи. В 2007 году в августе он позвал нас, чтобы объявить: давайте, ребята, готовить документы для заявки в ПФЛ на следующий год.

Галицкий — перфекционист. Он либо делает что-то очень хорошо, либо не делает вообще. Поэтому он с самого начала поставил задачу (о ней мы говорили еще в Лазаревском): сколько лет мы будем играть во второй лиге, сколько в первой, когда выйдем в РПЛ.

— И каков был план?

— Мы все планы эти нарушили, прошли быстрее. Как мне кажется, Галицкий полагал, что пару лет надо поиграть на каждой из ступеней, чтобы более подготовленными выйти в Премьер-лигу.

Сергей Николаевич хотел подойти к моменту создания клуба абсолютно готовым, не опростоволоситься. Ввязаться и быть неконкурентоспособным — это не для Галицкого».

Подготовка действительно шла основательно. В 2006-м Галицкий купил базу «Кубани» «Четук» и сделал там модерновый тренировочный комплекс. За три года реконструкции там появились пять полноразмерных полей с естественным травяным покрытием, одно травяное поле уменьшенного размера, еще одно полноразмерное поле с синтетическим газоном и электрическим освещением, а также площадки для тренировок на песке и для игры в баскетбол. Медико-восстановительный центр с бассейнами, саунами, барокамерами прилагается.

Сам Галицкий, правда, о своей базе говорил с подчеркнутой скромностью: «Не база в футбол играет. То, что в России плохие материальные условия, это глупость. Зачем иметь бюджет первой лиги и плохую базу, лучше играть во второй лиге, но сделать сначала базу. А то, что у нас хорошая база, так она не хорошая, а обычная. Других баз и не должно быть. Просто мы в России привыкли, что у нас все должно быть разорвано и разодрано».

Репортаж «Футбольного клуба» с экскурсией по базе «Краснодара»

Айдентику клуба сразу решили делать в зелено-черных цветах. Подробнее об этом рассказывали первый тренер Владимир Волчек и гендиректор Владимир Хашиг в интервью «СЭ»:

Волчек: «Дизайнеры предлагали нам разные варианты эмблемы клуба в черно-зеленых тонах. Остановились на том гербе, который и сейчас существует. Каждый элемент на нем что-то означает. Например, шахматная доска — символ логики и тактики. Галицкий очень любит шахматы и считает, что логика первостепенна в бизнесе и футболе. Горны — призыв к атаке, бык — благородное животное, которое водится в Краснодарском крае. Подкова — символ удачи».

«Почему выбрали быка? Могли бы, конечно, крокодила изобразить, — шутил Хашиг. — Бык одновременно символизирует и агрессивность, и тяжелую работу. Вот и мы хотим играть агрессивно, при этом выкладываясь на поле без остатка».

О цифрах бюджета клуба на тот момент в клубе не говорят. «У нас не принято задумываться о бюджете и о том, хватит ли нам на что-то или нет. Вернее, Галицкий не давал нам задумываться об этом, за что ему огромное спасибо», — отвечает на вопрос Хакунов.

— Как вы собирали команду под ПФЛ?

Хакунов: «Собирали с нуля, потому что регламент того времени этого требовал. Это были в основном местные ребята: мы участвовали в Кубке ЮФО (там необязательно было выиграть, достаточно было просто попасть в тройку, мы это выполнили). После того как мы получили результат, сразу начали готовить документы для ПФЛ.

Собрали команду мы, честно говоря, не очень удачно. По ходу первых матчей ПФЛ мы принимали решения о том, кто пойдет с нами дальше.

— Много игроков отсеяли?

— Много. По итогам первого сезона практически всех. Первая и вторая лига отличаются значительно сильнее, чем РПЛ и ФНЛ. Поэтому из второй лиги нам практически никого по итогу не удалось сохранить».

(РИА Новости)
РИА Новости

Нурбий Хакунов (справа) вместе со Славолюбом Муслиным

Первым тренером команды стал Владимир Волчек, который тогда работал в ФШМ «Торпедо». На вопрос, почему именно он, Хакунов отвечает так: «Честно не знаю, но возможно, это была идея Игоря Шалимова, он же дружит с Галицким. Волчек ведь не был особенно известен».

У Волчека в разговоре со спецкором Sport24 другая версия событий: «Меня мог порекомендовать скорее не Шалимов, в Любомир Кантонистов, он долго играл в «Кубани» и тоже приятельствовал с Галицким. В тот момент он как раз выступал за «Торпедо», где я тренировал.

Я так понял, что было несколько кандидатов, включая Шалимова, но Игорю не хотелось начинать с самого низа. Искали тренера, который был готов взяться за проект на этой стадии, просмотреть молодежь, я в итоге объездил практически весь Краснодарский край. Там даже чемпионат любительских команд на очень хорошем уровне. Ребята, в основном, были от 18 до 20 лет, такую команду мы и собрали.

На момент приглашения я работал в «Торпедо» с дублем. Из той команды много ребят вышло в большой футбол: Смольников, Мамаев, Луценко, Коломейцев. До «Краснодара», видимо, дошла информация, что есть такой тренер, который хорошо работает с молодежью. В общем, меня пригласили на встречу. Я слетал, пообщались, мне показали базу — в общем, я согласился.

— С кем общались?

— И с Хашигом, и с Сергеем Николаевичем. После того, как просмотрел базу, меня пригласили в офис, там пообщался с Галицким. Он решил пригласить на пост тренера меня.

— В каком состоянии тогда была база?

— База, конечно, была еще не в том виде, как сейчас: еще стояли старые корпуса, но уже построили новые поля. Одно поле было синтетическое, другое — травяное. Уже виден был масштаб проекта, который воплощался буквально на моих глазах. Если вначале мы могли приезжать на базу только заниматься на полях, то потом появились два корпуса, в которых уже непосредственно жили ребята.

Плюс рядом с полем был тренажерный зал под навесом, временная такая конструкция. Ребята до и после тренировок могли позаниматься там.

— По каким принципам подбирали состав?

— Это должна была быть молодежь. Желательно, местная. Краснодарский край по территории сопоставим с Голландией, где огромное количество футболистов, поэтому мы хотели сосредоточиться на ребятах отсюда. Были ребята из Волгограда — тот же Денис Дорожкин, который со второй лиги с «Краснодаром» дошел до РПЛ, если не ошибаюсь. Его отобрали чисто по тестам: приехал парень с хорошими данными, пробежал, мы увидели скорость, огромное желание — взяли его в команду.

Сергей Николаевич хотел, чтобы мы поднимались из второй лиги не за счет опытных игроков, которые прямо сейчас могут решить задачу, а за счет молодых ребят с потенциалом, которые в дальнейшем играли бы и в первой, и в высшей лиге. Нам это в какой-то степени удалось: тот же Володя Татарчук поиграл во всех лигах с клубом. Он был единственным, кстати, кого мы пригласили из топ-клуба: он играл за дубль ЦСКА.

(fcvityaz.ru)
fcvityaz.ru

Владимир Волчек

— Сколько примерно человек вы просмотрели?

— Была два селекционных сбора. На каждом было по 30 человек где-то. Но до этого мы провели работу: этих 60 ребят мы не набирали по объявлению, мы их отбирали. Я с августа по октябрь колесил по станицам, смотрел матчи первенства края и просматривал ребят. Кого-то рекомендовали селекционеры, они связывались с тренерами, которые рекомендовали футболистов, мы наводили справки и потом приглашали их на сбор.

— Какие-то истории со сборов помните?

— Была одна смешная ситуация. Играл на одном из сборов вратарь невысокого роста, честно говоря, уже не помню из какого городка. Была двухсторонняя игра на заключительном дне сбора. При равном счете на последних минутах назначили пенальти в ворота этого парня.

Мы вообще склонялись к тому, чтобы этого вратаря не брать, но на игре был Сергей Николаевич, который спросил: «Если возьмет пенальти, берете его?» И я сказал, что да. Парень взял пенальти — оказался в команде.

— Как его звали?

— Уже не помню, много времени прошло. Но он был в обойме во второй лиге, прошел все сборы с нами.

— Насколько Галицкий был вовлечен в какие-то оперативные дела клуба?

— В организации условий для тренировочного процесса, в строительстве базы самое непосредственное участие принимал. Он приезжал смотреть, какой сорт травы нам посеяли, или, например, какое поле нам еще надо. Хотя, конечно, бизнес занимал намного больше времени.

— А на выезды ездил?

— Да, на все. Ну, может быть, за исключением каких-то совсем дальних, типа Махачкалы, Астрахани».

Еще пара интересных историй со сборов из материала «СЭ»:

«Помню, один матч играли в Дагомысе, и в этот день там неожиданно выпал снег, — рассказывает Волчек. — Приезжаем — стадион весь белый, но отменять игру было нельзя. Команды сами пытались очистить поле от снега, но его было очень много. Так и играли прямо на снегу, причем Сергей Николаевич наблюдал за этим с бровки все 90 минут, а после матча мы вместе с ним обсуждали, кто из футболистов проявил себя, а кто нет.

Селекционный сбор специфичен. Игроки часто проводят матчи не только на снегу, при этом количество футболистов зашкаливает. Даже в автобусе «Краснодара» всем не хватало места».

«Меня на сборы позвал друг, Алексей Гайденко, — вспоминает один из лучших бомбардиров в истории «Краснодара» Денис Дорожкин. — Мне тогда было всего 20 лет, так что я хотел попробовать себя в большом футболе. Первое, что меня поразило — клубный автобус, весь разрисованный, в эмблемах. Правда, все кандидаты в команду (человек 50-60) с трудом в него помещались: если не успел сесть, приходилось стоять в проходе.

(fcnsk.com)
fcnsk.com

Денис Дорожкин

На автобусе команда тогда ездила не только на матчи, но и на тренировки. И на обратном пути в автобусе было тяжеловато дышать, потому что на базе «Краснодара» не было даже душевых, все мылись в гостинице. То есть игроки ездили в Четук (30 километров от города), там на единственном синтетическом поле проводили тренировки, а затем сразу же грузились в автобус. И кому-то приходилось по 30-40 минут стоя трястись в автобусе».

Первый гол в истории спас «Краснодар» от покупки новых билетов на самолет, его автор получил мяч с автографом Ширера

Первый официальный матч «Краснодар» провел 12 апреля 2008 года в Таганроге против «Ники» из Красного Сулина — сыграли 0:0.

Особых воспоминаний об игре у Хакунова нет: «Ну поехали, ну сыграли, ну не пропустили, — смеясь рассказывает Хакунов о первой игре для «Краснодара. — Точно помню, что в автобусе поздравил ребят с тем, что набрали историческое очко. Хотя для нас тогда каждый матч был историческим. Первый гол команды, когда Дорожкин забил в Сочи, — я Денису тогда подарил мяч с автографом Алана Ширера».

— Откуда он у вас?

— Мне его подарил мой друг, хороший известный тренер».

Кто конкретно, Хакунов рассказывать не стал.

Волчек: «Мы тренировались на хороших, я бы даже сказал, идеальных полях, а играть приходилось на корявых. Против «Ники» мы играли в Таганроге, они там играли, хотя команда из Красного Сулина. Поле было убитое, просто убитое. Из-за этого мы не могли проявить свои качества, больше было борьбы, чем футбола. В этом была сложность.

С тем матчем с «Сочи» была забавная история. У нас билеты обратные билеты на самолет на такое время, что нам нельзя было играть дополнительное время. Не так много рейсов было, даже самый поздний не позволял нам перейти в экстра-таймы, не говорю о пенальти.

Денис тогда уже минуте на 20-й задохнулся и попросил замену: жарко, тяжело. Пришлось серьезно настоять на том, что он должен играть. Сказал, что ни при каких обстоятельствах я менять его не буду, только с соответствующим лексиконом. На 76-й минуте он забил, помог команде и победить, и успеть на самолет».

–Домашние матчи играли на стадионе «Кубань»?

— Нет, там играть начали только, когда клуб вышел в первую лигу. В ПФЛ играли на «Труде», там неплохая поляна была.

(стадионтруд.рф)
стадионтруд.рф

Стадион «Труд»

— Какие сложности были на первом году?

Хакунов: «Скорее чисто игровые, играли в такой футбол, который не соответствовал видению Сергея Николаевича. Дальние удары, борьба на втором этаже, это был не тот футбол, который его устраивал. Собственно, причина ухода Волчека была, наверное, в этом. А в остальном все было нормально. Когда клуб работает лучше, чем команда, проблем никогда не будет, а вот когда команда опережает клуб, тогда появляются сложности. Мне кажется, что клуб у нас все время был лучше, чем команда».

Волчек ответил на это: «Объективно на тот момент Сергей Николаевич только выстраивал стиль команды, он сам еще не до конца мог конкретизировать, что бы хотел видеть на футбольном поле. Это был еще поиск.

То, что мы играли только длинными передачами, такого не было. Другой момент — качество полей. Мы приезжаем в Астрахань, там болото на поле. В какой футбол мы должны были играть, тем более в три нападающих? Естественно, комбинационную игру там не покажешь, приходилось играть в более простой футбол.

Первый сезон ребята были молодые и не совсем стабильно играли. Тот же Татарчук — с дублем ЦСКА становился чемпионом, но игра во второй лиге против мужиков в какой-то момент создавала ему сложности. Нужно было время для адаптации.

Так что для дебюта у нас был хороший состав. В июле–августе мы семь побед подряд одержали. Но старт мы немного провалили, поэтому от лидера — это был «Волгарь» — довольно прилично отстали. Тем не менее этот состав вышел в первую лигу.

— А задача выйти в ФНЛ вообще стояла в том сезоне?

— Конкретно такой задачи не было, но мы понимали, что с теми амбициями, которые были у клуба, кроме первого места ничего не может быть. Сергей Николаевич говорил, что ему важен процесс и, если мы в этом сезоне задачу не решим, ничего страшного не будет. Но все понимали, что хорошая игра — это хорошо, но нужно ее подкреплять результатом.

— Ваша версия, почему вторая часть чемпионата была уже без вас?

— После семиматчевой победной серии у меня состоялся разговор, и наши дорожки разошлись.

— Общение с кем?

— С Хашигом. Были определенные моменты, по которым мы не сходились».

К слову, Волчек на руководство «Краснодара» совсем не в обиде: «Я очень рад, что команда из второй лиги вышла в Лигу чемпионов. Обиды вообще нет, я наоборот рад, что мой воспитанник Игорь Смольников оказался в команде, что все равно я к ней имею хоть какое-то опосредованное отношение даже сейчас».

С Волчеком команда закончила первый круг ПФЛ на пятом месте. После чего тренера поменяли. Как написано на сайте «Краснодара», «его сменил тандем, состоящий из спортивного директора Сергея Вахрушева и начальника команды Нурбия Хакунова». Последний стал параллельно исполнять обязанности главного тренера ФК «Краснодар».
Хакунов: «За тренировочный процесс полностью отвечал Сергей. То, что я числился тренером, — вопрос лицензии, бюрократии, если хотите».

Нурбий Хасанбиевич до начала нулевых был тренером и весьма неплохим, с майкопской «Дружбой» он даже дошел до полуфинала Кубка России в 1993-м, но в 2002 году перенес инфаркт и как тренер больше не работал: «Мне мой врач в Майкопе сказал простую вещь: хочешь умереть на поле и подвести семью, команду — иди и тренируй. Потому и закончил».

Хакунов: «В общем, я не руководил командой, а пытался помочь Вахрушеву. Надеюсь, что смог. Как распределялись обязанности? Я ходил на пресс-конференции. Как я шутил, «Серега за меня работает, а я за него говорю».

(fckrasnodar.ru)
fckrasnodar.ru

Сергей Вахрушев

На финише дебютного сезона в ПФЛ «Краснодар» выиграл девять из последних 10 матчей и ворвался в тройку по итогам сезона: «Мы с Сергеем решили, что дальше нельзя играть так, как мы это делали. Уходить от стиля «бум-бум» — дальние передачи, дальние удары. Надо начинать играть в разумный футбол. Чуть поменяли состав. Сработало».

В ФНЛ выходили только победители своих зон, но случился форс-мажор: сразу несколько команд ПФЛ отказались подниматься в дивизион выше. В «Краснодар» пришло письмо от ПФЛ с предложением занять место отказников.

— Долго думали, соглашаться или нет?

— Не знаю, как у Сергея Николаевича, но мои мысли были простые: чем быстрее унесем ноги из этого болота — тем лучше.

— От чего в первую очередь уносили ноги?

— От низкого качества игры. В ФНЛ футбол совершенно иного уровня. Больше сомнений было через два года, когда нас позвали в Премьер-лигу с пятого места. Тот сезон должен был быть полуторагодичным, и я был за то, чтобы пойти в РПЛ, потому что понимал, что будут два зимних трансферных окна и Сергей Николаевич сделает все, чтобы мы не вылетели. Тогда речь шла именно об этом. Галицкий наши доводы принял. Не знаю, долго ли он сомневался, но сомневался точно. Вылетать не его уровень.

— Были ли те, кто были против резкого повышения?

— На этот вопрос может только Галицкий ответить. Но думаю, что скептики были.

В ФНЛ «Краснодар» стартовал вполне неплохо для дебюта: 9-е место, 5:1 над сильной тогда «Аланией», но по окончании сезона тренером стал Сергей Ташуев.

Хакунов: «Наш тандем изначально был временным решением. Смена тренера была решением президента клуба, видимо, он иначе видел развитие команды.

— Вахрушев расстроился?

Сергей был готов служить клубу, как только мог. Он не мог расстроиться, потому что это его был клуб. Сергей многому научился за это время, но, к сожалению, очень рано ушел из жизни (Вахрушев умер в 2014 году в возрасте 46 лет).

— Кто до сих пор остался в клубе с момента его создания?

— Галицкий, Хашиг, я, еще Миша Асланов — администратор команды. А, еще водители (смеется).