logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«У Палыча больше мозгов. И он знает, что такое честь». Бывший помощник Семина Батуренко раскритиковал Кикнадзе

Масштабное интервью Юрия Батуренко.

Футбол
12 сентября 2020, Суббота, 07:30
Александр Мысякин и Евгений Семенов, Sport24 / РИА Новости

Юрий Батуренко не входит в число российских футбольных селебрити. Не все даже знают его фамилию, а зря. 55-летний Батуренко долгие годы помогает Семину — в России, Азербайджане, Таджикистане, да где угодно. Но главный клуб в карьере Юрия Михайловича — конечно, «Локомотив». Батуренко и играл в «Локо», и очень много работал в клубе тренером — молодежки и главной команды. Конечно же, в роли ассистента Семина.

Батуренко — совершенно непубличная личность. За десятки лет в футболе он не давал ни одного серьезного интервью — лишь мини-комментарии после матчей. Но для Sport24 Батуренко сделал исключение. И рассказал кучу крутых историй про Палыча и не только Палыча.

— Вы очень давно работаете на высоком уровне. Почему никому ни разу не давали интервью?
— Я просто не люблю. Запросы были часто, но я отказывал. Да и работа у меня в другом заключается. А может, я разговаривать не умею, потому и отказывал.

— Чем сейчас занимаетесь?
— Личными делами. Пока работал — накопилось очень много всего, семейного. Тем более у меня жена ногу сломала, мне пока не до возвращения в футбол.

— С Юрием Палычем поддерживаете контакт?
— Да, все время на связи с ним. Палыч — человек энергичный, живет очень интересной и полноценной жизнью, ездит по Москве и России. Много читаю, что Палыч уже старый, но возраст — это не к нему. Как и завершение карьеры — думаю, он еще хочет работать.

— Как Вы познакомились с Семиным?
— Палыч пришел тренировать «Памир», в котором я и играл. Это был 1983 год, прошлый век… При Палыче я заиграл в основе. До Семина был опорником, но он перевел меня на фланг.

Был и в «Локомотиве» у него после ЦСКА, но только полтора месяца. Считаю, ошибку сделал, но об этом уже не жалею. А потом, когда развалился СССР, снова поехал к Палычу. Больше не хотел оставаться в Таджикистане ни при каких условиях. Были предложения из Украины, но я попросился в «Локомотив».

— Семин рассказывал, что после игры с ЦСКА нескольких игроков «Памира» отправили в армию за победу над армейцами…
— Да. Мы тогда могли реально подняться в Высшую лигу. Это был 1984-й или 1985-й, точно не помню. У нас служба была липовая: числились в Вооруженных Силах, но при этом играли в футбол. ЦСКА не хотел, чтобы против них «Памир» вышел сильным составом.

Они планировали спокойно взять очки. А за «Памир» отвечал какой-то большой начальник, генерал. Он спросил: «Играть будете?» — «Будем». Вышли на игру. Мананников, Рахимов, я… Мы тем более были из Пограничной службы, никакого отношения к Советской Армии не имели. А Ширинбеков, Воловоденко, Ибадуллаев служили. Они на матч не вышли.

Мы обыграли ЦСКА, а утром под конвоем уже летели в самолете. Провели целый месяц в Ашхабаде. Абсолютно ничего не делали, дурака валяли. А потом меня с Мананниковым забрали в ЦСКА, там пробыли год.

— Сергей Овчинников говорил, что Юрий Палыч хорошо относился, когда игроки вместе собирались и шли бар. Но подчеркивал, чтобы обязательно вместе.
— Так и есть, это правильно. Мы почти всегда были вместе, очень дружный коллектив. Не скажу, что мы хорошо играли в футбол. Но дрались, бились на поле и вне его. В прямом и переносном смысле. Было несколько раз, что дрались в рукопашную. До крови.

Помню, матч с «Динамо» — очень напряженный, грубый. Мы выиграли. Но тогда, чтобы попасть с поля в раздевалку, нужно было пройти через подземный переход. Ну вот там и случилась серьезная драка… Команда на команду.

Ничего, мы с ними дружили со всеми. Просто напряжение вылилось в драку. Тогда это не было что-то сверхъестественное. Уже после нас в «Локомотив» пришли люди, которые могли играть в более качественный футбол. Харлачев, Лоськов… Это уже другое поколение, которое действительно играло красиво и хорошо.

— Семин осуждал эти драки?
— Публично да.

— А внутри команды?
— Внутри он больше осуждал, если кто-то не полез в драку!

Измайлов, Билялетдинов, тандем Семин-Филатов

— Почему ушли из той команды Семина?
— Я попросил Палыча отпустить меня, проиграл конкуренцию Харлачеву. Хотелось попылить еще, а сидеть просто так неинтересно. Решил, что поеду в «Тюмень». Палыч говорил: «Зачем тебе это нужно?»

Мы летели с первых сборов из Германии, я подошел к нему в аэропорту. Он попытался не то чтобы уговорить, просто сказал мне подумать. Ну я посчитал, что до конца карьеры еще могу несколько лет поиграть.

— Сразу знали, что станете тренером?
— Нет, это был вынужденный шаг. Нулевые, тяжелое время — каждый зарабатывал на хлеб как мог. Я снова пришел к Палычу, попросил, и он мне помог. Взяли в «Локомотив» тренировать детей.

— С кем из знаковых игроков «Локо» успели поработать в молодежке?
— С Измайловым, Пименовым, Билялетдиновым. Это те, которых мы отдали в основной состав. Мы говорили Палычу, что есть такие-то игроки, перспективные. У нас дубль был интересный, боевой. Такие ребята, как Измайлов…

Марат пришел к нам из «Торпедо», побыл год. Когда он начинал в дубле «Локо», я первый раз в жизни видел такое: во второй лиге собирался полный стадион, чтобы посмотреть на одного игрока. Ходили именно на Марата. Сначала он играл 35 минут, но за это время успевал обыграть всю команду противника. И своих тоже, ха-ха!

В итоге на вторые сборы он уже поехал с основой «Локомотива». Кстати, если бы Измайлов попал на первые — не выдержал бы. Они у Палыча в Италии всегда были экстремальные. Либо выживешь — либо нет.

(Getty Images)
Getty Images

Хорошо, что Марат к нам попал, нашел свою команду. Тут и окружение хорошее было: Маминов, Лоськов, Хохлов. Все игроки отличные, они ему помогали раскрыться. Вы знаете, талант не может развиваться сам по себе. Ему нужен толчок в лице какого-нибудь футболиста. Я не думаю, что Миранчуки сами по себе такие. Они же смотрели, брали все самое лучшее у мировых звезд.

— Обидно за Марата, что так все вышло?
— Да нет. А что он?

— Все эти травмы…
— Всякое бывает. Он же немало сделал.

— Но мог бы больше.
— Мог; наверное, он не до конца раскрылся. Это уже как судьба распорядится. Он же был в «Габале» тоже. И там собирал стадионы, что самое интересное. Марат играл просто прекрасно.

— Правда, что Измайлов морально просел после травм?
— Юрий Палыч очень поддерживал его в то время. У Марата характер интересный: с одной стороны, он ему помог играть на таком уровне. С другой, Измайлов в себе очень часто замыкался. Это где-то и помешало сыграть немножко больше и лучше.

— Семин говорил, если бы «Локомотив» состоял из 11 Билялетдиновых, это было бы прекрасно.
— Он, наверное, самый талантливый игрок всего нашего интерната. У Динияра — ведение мяча на сумасшедшей скорости. Ни у кого такого не было в России. Удар поставленный, и он видел поле на этой скорости. Если бы таких одиннадцать было…

Отец сделал из него человека и футболиста. Конечно, не только он, но главную роль Ринат Саярыч сыграл. Следил за ним и, наверное, привил такую любовь к футболу. Плюс у Динияра боевой характер. Он мог постоять за себя в любой ситуации в любом районе Москвы. И оставался всегда спокойным — его огромный плюс.

(Getty Images)
Getty Images

— Как Филатову и Семину удалось создать такой шикарный тандем?
— Они очень много сделали: собрали команду, построили стадион, повернули к себе лицом министров. Филатов и Семин притягивали людей, которые всегда и во всем помогали им. Мы все были как одна семья.

Сначала в «Локомотиве» работало человек 20. Все дружили, шутили, улыбались, но при этом вкалывали. А сейчас работает очень много людей, и они друг друга в глаза-то почти не видят.

Джикия, Миранчуки, копеечный трансфер в «Аталанту»

— Вы же успели застать Джикию в молодежке «Локо»? Когда вернулись в клуб.
— Да, я работал с Георгием в «Локо-2». По непонятной мне причине его не взяли в дубль, и он играл у нас в Перово. Было видно, что у парня есть задатки. Как так случилось, что он не попал в дубль, не понимаю.

На тот момент у него было отличное здоровье и желание играть. Может, многого не умел, но ребята из Перово не могли играть так же, как ребята из Академии. «Локомотиву» нужно было просто поверить в Джикию, и время сыграло бы на клуб. А получилось так, как получилось. Реальное несчастье для «Локомотива».

— Он же капитаном был?
— Да. У него были лидерские качества уже тогда. Он всегда не любил проигрывать, плакал после поражений.

— В чем главное отличие Миранчуков друг от друга? Как футболистов.
— Антон больше завершитель, взрывной футболист, а его брат создает моменты для других, может дать четкий последний пас. Хотя в этом году и Леша часто забивал сам. Тем не менее он более тонкий, хитрый игрок, чем Антон.

— Рады, что Леша уехал в Европу?
— Нет. Если бы я сейчас работал в «Локомотиве» — очень бы огорчился уходу Миранчука. Я считаю, что, если мы хотим создать конкурентоспособный чемпионат, мы должны сохранять таких игроков. Не надо говорить: «Пусть едут»… Кто тогда в РПЛ-то будет играть?!

Мы как ферма для других стран. Я еще по-другому мыслю: а почему в России Крыховяк играет? Его же купили за приличные деньги, это сильный футболист из Европы. Как и Жоау Мариу, Эдер, Фернандеш, Фарфан… А своего лучшего игрока «Локо» почему-то должен отдавать. Для меня это непонятно. Покупать за огромную сумму одних игроков и продавать своих.

— Леша же мечтал уехать в Европу.
— Я же не спорю с этим. Если хочет — пусть едет. Я говорю, что логики для меня в этом нет.

Лешу же продали за копейки. Возьмите такой талант в Европе и сюда привезите — во сколько он обойдется? Явно не в такие копейки. Вернусь к тому, что я сказал: мы берем за 17-18 миллионов Мариу или Крыховяка, и продаем свою звезду гораздо дешевле. Это как вообще?

— Еще у него в контракте был пункт об отступных — 8 миллионов, если не ошибаюсь. Прошла информация, что Леша только из уважения к «Локо» не стал активировать эту функцию. То есть его могли взять за меньшую сумму.
— Вот и все. Вы сами ответили на свой вопрос.

— Писали, что Кикнадзе хотел за него 30-40 миллионов. А продали в итоге за 14.
— Василий Александрович, конечно, «большой футбольный знаток». Может быть, слышали про Бассогога. Мы его очень хотели, когда он стоил вообще копейки. Не взяли, не получилось. Он был лучшим игроком кубка Африки, но «Локомотив» не смог вовремя договориться о его трансфере.

А сейчас Кикнадзе предложил за Басогога, играющего в Китае, условно 500 тысяч евро — сумму, смешную для лучшего игрока Африки.

— Как думаете, получится у Миранчука в Серии А?
— Конечно. Даже не сомневаюсь. «Аталанта» дошла до полуфинала Лиги чемпионов, могла у ПСЖ выиграть. Поэтому не знаю, чего тут вообще обсуждать. Очень хороший вариант для Алексея.

— Как теперь Антону быть без брата?
— Я думаю, что Антону тоже надо стремиться в «Аталанту». А в «Локо» он и сейчас лидер. Просто Антону нужно выйти на уровень, который у него есть. Когда он играет — я получаю удовольствие. Сейчас просто приходит в себя после травмы.

«Габала», «Мордовия», «Анжи»

— После возвращения Семина из Киева вы вдвоем поехали тренировать «Габалу». Что это был за этап?
— Ой, Габала — это такой курорт… В небольшом поселке есть несколько отелей, тут же подъемник, горнолыжная трасса, великолепная природа, поля. В России таких полей не было. Там их англичанин делал и следил за ними.

Работники были азербайджанцы, а он контролировал. Выискивал в горах какую-то травку, приезжал, сажал. Плюс огромная академия была. В ней все дети — из горных сел, из бедных семей, но все одеты, обуты. Я могу только восхищаться тем, что увидел.

— С колоритом местных болельщиков познакомились?
— Они ругались весь матч, и, если «Габала» проигрывала, звали Семина на разговор. Ну Палыч с ними и общался — к концу беседы фанаты всегда принимали его сторону, ха-ха. Вообще в Габале всегда ходило много народу на футбол. Больше, чем на «Нефтчи» и «Карабах».

— Почему после хорошего сезона в «Габале» вы не продолжили там работать?
— После поражения в финале Кубка мы в тот же день с Палычем сели в самолет и улетели в Москву. Вроде и вели переговоры до этого по новому контракту. Но те плохие эмоции перевесили все положительные в целом от сезона. Когда я садился в самолет — знал, что мы с Палычем уже не вернемся обратно.

— После была «Мордовия». Семин говорил, что в Саранске тренировались на сгоревшей базе.
— Она была сильно разрушена. Это сейчас в Саранске идеальные условия создали, но футбола нет. Раньше все было наоборот.

(fc-mordovia.ru)
fc-mordovia.ru

Кстати, прочитал интервью Щербаченко с обвинениями в адрес Палыча. Мол, якобы он виноват в финансовых трудностях клуба. Прежде чем такие слова говорить — нужно их чем-то подтверждать. Нам все футболисты в том сезоне достались бесплатно, а Щербаченко что-то свое надумал.

И вот как раз когда там не было условий — футбол был. Губернатор ходил на матчи, помогал клубу. Это одна из составляющих успеха. В Саранске можно было еще многое сделать — тем более такой стадион построили, базу. Все есть, а футбола — нет.

— В «Мордовии» играл Луценко, который сейчас отжигает по полной. Но в том сезоне он забил всего два гола — почему?
— Женя — своеобразный человек. Он считает, что все делает правильно, очень трудно воспринимает советы. Я его знаю еще с «Торпедо» — там Луценко был самым талантливым среди молодежи. Футболист он шикарный.

Но в «Мордовии» ему не нравилось, что Палыч дает большие физические нагрузки. Поэтому сначала у него не пошло, но он старался, упирался. Позже влился и начал выдавать хорошие игры.

(Getty Images)
Getty Images

— Почему в «Мордовии» повторилась история «Габалы» — неплохой сезон, но вы с Семиным уходите из клуба?
— С нами бы продлили контракты, если бы мы решили остаться. Просто Палыч хотел попасть в более амбициозный проект. И «Анжи» был очень неплохим вариантом. Ну вот пошли туда — и не получилось. В Махачкале очень сложный микроклимат для футболистов.

— В каком плане?
— Им в городе некомфортно, нужно было больше свободы. Игроки «Анжи» в Махачкале — как на сборах. Все их знают в лицо — ребятам не сунуться ни туда, ни сюда. Все они были под присмотром всей республики, так сказать. Даже в ресторан спокойно не сходить.

— «Анжи» — самый большой провал в вашей карьере и вообще тренерского штаба Семина? Увольнение после 10 туров…
— Семин сам ушел. Там вообще был какой-то злой рок… Помню, играем против «Уфы» — просто в одни ворота. Куча моментов, а толку ноль — и так почти в каждом матче. Не летело — и все.

Мы не реализуем отличные шансы, а в наши ворота ерунда залетает. Ещенко тот же вообще в свои забивал… И таких непонятных эпизодов было полно. Но «Анжи» не играл уж очень плохо.

И все же после «Уфы» мы прилетели в Москву, два дня выходных. На следующий день Палыч сообщил, что больше не будет тренировать «Анжи». Поговорил с владельцем команды — тот его уговаривал остаться. Как и генеральный директор Кораблев. Но Семин все для себя окончательно решил.

Чемпионство с «Локо», сильный Денисов, удивительный Фарфан

— Помните звонок Семина, когда он сказал про возвращение в «Локомотив»?
— Это был конец августа 2016-го. Позвонил и сообщил, что с сентября приступаем. Я приехал на базу — начали работать.

— Обрадовались возвращению?
— Еще как! Я воспринял это как вызов. В «Локо» собралось столько футболистов высокого уровня, с которыми можно было работать и добиваться результата. Я знаю, что и Семин был уверен в успехе.

Но результаты пошли не сразу, плюс было несколько футболистов, которые не могли воспринять информацию от Семина. Не понимали или не хотели понимать, что он хочет от них. Требования у Семина всегда были не то чтобы завышенными — они были современными. Геркус — молодец, терпел все, верил в нас.

(РИА Новости)
РИА Новости

— Что за футболисты?
— Зачем про это говорить… Я приведу обратный пример: Мануэль Фернандеш, который работал как трактор, лучшим был и на тренировках, и в играх. Сначала не выходил, долго просидел без дела, а потом начал играть. Провел свой, наверное, лучший сезон в России.

Взяли Кубок России, а в чемпионате не особо выступили. Но на следующий сезон — про «Локо» все забыли как про претендента на золото. Это сыграло нам на руку.

Вообще в «Локомотиве» собрались такие игроки, что, если бы они не взяли золото в тот сезон… Наверное, нас бы с Семиным выгнали. Палыч все время говорил парням: «Вы что, много в своей карьере выиграли? Кто из вас что выиграл?»

Ну а после победы над «Зенитом» 3:0… В самолете никто не праздновал. Но мужики четко поняли: упустить первое место мы не имеем права.

— Что за особая любовь у Семина была с Фарфаном? Он же не хотел его сначала в команду брать.
— Ну о чем говорить, если он приехал к нам шире, чем этот стол? А после первой тренировки Фарфан еще и сломался. А потом неожиданно начал работать… Начал играть, и его понесло.

— Весь тренерский штаб не верил в Фарфана?
— Да, и я тоже. Никто не верил — кроме Семина. Если кто-то из «Локо» скажет, что верил в Фарфана, я не поверю. Но Палыч доверился Джефу. И, когда тот набрал форму, сразу все увидели, что это топ-уровень. Я вообще не понимаю, почему его не продлили. Для меня это прострация… Уверен, Фарфан бы принес еще огромную пользу.

— Что можете сказать про Геркуса? — Я не особо с ним хорошо общаюсь, но было видно, что он работал на команду. У нас не было проблем с игроками. Да, случались разногласия — Семин хочет какого-то игрока, а президент — нет. Но все равно принимали общее решение. Ну и как бы во времена Геркуса пришил Крыховяк, Хеведес, Фарфан, Смолов — игроки топ уровня.

— Писали, что у Семина был конфликт с Геркусом: тренер хотел одних игроков, президент покупал других. Есть конкретные примеры?
— Очень хотели приобрести Бассогога, но затянули с ним. Он поехал на Кубок Африки, стал лучшим игроком — цена поднялась. Но это не конфликт, а рабочая ситуация, которая решалась спокойно.

— Вокруг ухода Игоря Денисова много разговоров, и непонятно, где правда, а где нет.
— Изначально у Игоря была ангина — так сказал врач «Локо». Дня через три мы спросили у него: «Что там с Денисовым?» А он такой: «Игорь перестал отвечать на звонки…»

Потом написал врачу: «Меня не будет, буду разговаривать только с руководством». И все, больше не появлялся. Не знаю, пытался ли Палыч с ним поговорить.

У Денисова — сильный характер. Я не считаю, что он проявил слабость, испугался конкуренции и так далее. Плюс после ухода он ведь мог вынести сор из избы, но не сделал этого. Ушел, и все. Конфликтов с Семиным не было. Просто Игорю принципиально — либо он играет, либо покидает «Локо». Я уважаю такую позицию.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Баринов был лучше Денисова? По сути, он его вытеснил из основы.
— Баринов и начал играть за счет того, что у него сильный конкурент внутри команды был. Денисов — живой пример для Баринова, и Дима стал еще лучше. Он большой молодец. Ученик превзошел учителя, в общем.

— Много потерял «Локомотив» с уходом Денисова?
— Обеднел на какое-то время. Его уход стал неожиданностью для всех. Игорь был лидером и на поле, и в раздевалке.

Всегда стоял на своем до конца во всех спорах. Не важно с кем — одноклубниками, соперниками или судьей. Все вопросы с руководством игроки решали через Игоря. Он с Геркусом был на ты.

— Фернандеш был одним из ключевых игроков того сезона — что случилось потом? Конфликт с Семиным?
— Нет, конфликтов с Палычем у него никогда не было. А вот непонятная ситуация с контрактом — была. С Ману надо разговаривать, но никто не стал этого делать. Фернандеш очень эмоциональный — даже тренироваться не мог из-за подвешенного состояния контракта.

Никто с ним, кроме Семина, не разговаривал. А у Палыча нет такой прерогативы — контракты подписывать… История началась еще при Геркусе, а при Кикнадзе, понятно, все стало еще хуже.

— Окей, но ведь была история, как Фернандеш не пожал Семину руку после замены…
— Ману — человек-эмоция, очень импульсивный. Такой уж характер. Но Палыч сам говорил, что не ждет от футболистов, которых меняет, объятий и поцелуев.

Когда в Европе кто-то руку не пожал — из этого проблему никто не делает. Только у нас в России зачем-то истерят… Мы вот сейчас играем ветеранами — там при замене единственное что до мордобоя не доходит! Эмоции, когда тебя меняют, — это нормально.

— Нужно было продлевать Фернандеша?
— Мое мнение — да. Сколько футболистов научилось у него финтам, манере ведения мяча! Тот же Леша Миранчук многое взял от Ману. Когда такие футболисты играют рядом — ты всегда от них что-то берешь. По мелочам, но так и складывается мастерство.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

«Поломанный» после ЧМ Смолов, странная травма Кверквелии, шумный Крыховяк

— О Смолове: почему он так неудачно играл в первом сезоне?
— Много читал, что Смолов якобы получал от Семина неправильные задания… Что это вообще значит?! Какие еще «неправильные задания»? Выходи и играй — бегай вперед, бегай назад. Футбол не самая сложная на свете игра.

Смолова никто не ограничивал, он прекрасно понимал свою роль на поле. Кстати, в Испании Федя удивлялся, что в Ла Лиге нападающему надо отрабатывать в обороне. Мы вообще-то ему то же самое говорили…

Но почему-то на русском языке Смолов это не воспринимал. И не отрабатывал. Может, хоть сейчас заиграет, потому что «Локомотив» играет в удобный для него футбол. Они держат мяч сзади, все возле Гильерме стоят, зон много. Не исключено, Федя вспомнит, как играл в «Урале», — много убегал в свободные зоны, скорость у него есть.

— На Смолова давило случившееся в серии пенальти с Хорватией на ЧМ?
— Да. Это очень сильно поломало его. Притом Федя ни в чем не виноват, он хороший парень. Просто этот период надо было пережить.

— Он сейчас справился с этим?
— Думаю, время пришло. У него умений — вагон. Поехал в Испанию, там побыл, сменил обстановку. Дай бог, чтобы у него все получилось. Мне всегда нравилось, как он играет.

Другое дело, что не получалось. Я реально до сих пор помню, что он творил с «Байером»… А потом Федя травмировался. А травма тем опасна, что возвращаешься мыслями на ЧМ. Он только забыл про него — и опять двадцать пять…

— Переезд Смолова в Испанию стал неожиданностью?
— Да. Мы были на сборах, как раз в Испании. Все полетели домой, а Федя вдруг остался. Тогда уже, видимо, поехал подписывать контракт. С командой он по телефону прощался.

(atleticodemadrid.com)
atleticodemadrid.com

— Сказался уход Феди на «Локомотиве»?
— Конечно, на концовку сезона мы остались с одним нападающим — Эдером. Палыч, думаю, этим тоже был недоволен.

— Сами сказали, что одним из лидеров чемпионского «Локо» был Кверквелия. С ним-то что случилось?
— У него травма была серьезная. В последнем матче с «Уфой» сломался. Потом пошли осложнения, мышцы сводила судорога. Он бегать вообще не мог долгое время. Что только ни делали доктора.

— Не мог бегать?
— Да, вот такая травма. Я про подобное никогда не слышал. Вот его вытаскивали из этого состояния очень долго… Саба реально задумывался над тем, чтобы закончить с футболом. Мы с Палычем его отговорили.

(Екатерина Данилова, Sport24)
Екатерина Данилова, Sport24

— Говорят, он ленивый.
— Полная ерунда. Кверквелия ни разу не ленивый. У Соломона есть одно качество — он играет всегда на 100 процентов. Это редкость для футболиста. Да, он много чего не умеет и не может. Но выкладывается и играет на своих сильных качествах.

Сколько голов Соломон в свои ворота забил? Да, это плохо. Но сколько выручил? Есть игроки, которые ни разу в жизни не забивали в свои, но они и ни разу не выручили. На Кверквелии уже несколько слоев кожи содрали. Это футболист сильный.

— После чемпионского сезона слухи ходили, что он мог уехать аж в «Лестер». Заиграл бы?
— Конечно. В АПЛ такие, как Соломон, только и играют. Но Палыч стремился собрать команду конкурентоспособную. И лично хотел оставить Сабу.

— Покупка Крыховяка — суперсделка?
— Мы знали, что игрок хороший и качественный. А потом увидели, что еще и очень компанейский парень. От него шума… В хорошем смысле — тем более Гжегож сразу на русском языке стал говорить. Мы быстро поняли, что Крыховяк — не сбитый летчик. А профи с отличной мотивацией.

— А Хеведес?
— Чисто немец. Футбольная машина.

— Даже в 30 лет?
— Я не задавался вопросом, сколько ему. Хеведес — чемпион мира. И профессионал — следит за своим питанием, мяса не ест, вообще ничего не ест, ха-ха. Ну в разумных пределах.

У него столько травм было, столько пережил… Он с большим уважением относится к футболу. Очень обаятельный человек, культурный — говорю, немец так немец. Думаю, в России ему было сложно — здесь совершенно другой менталитет. Наверное, из-за этого Хеведес и уехал. Плюс у него родился ребенок — он очень хотел быть рядом со своей семьей. А семья, по каким-то причинам, не могла жить в России.

— Реализовал он себя в «Локомотиве»?
— Реализовал. Лучше сыграть он не мог. Человек, который был в «Ювентусе», почему-то перешел на такое питание. С учетом нагрузок, с учетом того, что у нас зимой играешь, летом нет… Восстанавливаться очень трудно. А Хеведес еще и рыбу с мясом не ел. Ему было сложнее.

— Дима Баринов — следующий на выход в Европу из нынешнего состава «Локо»?
— Я думаю, если бы не травма, его продали бы уже сейчас.

— В жизни он спокойнее, чем на поле?
— Ну я бы не сказал, что спокойный. Манера езды у него… Они с Рифатом каждый раз наперегонки гоняли от базы! Соревнования у них. Баринов скорее не спокойный, а культурный. У него хватает мозгов, чтобы вести себя нормально.

— Какая-нибудь показательная история с Димой, которая характеризует его.
— После чемпионского сезона он подошел к Палычу и попросился в аренду в тульский «Арсенал». Семин его отговорил. Хотя Баринов готов был уйти — но перетерпел и выгрыз себе место в основе! Так и надо.

Он мог сказать: «Я хочу играть как Фернандеш или как Леша Миранчук!» Или как нужно для команды. Баринов выбрал второе — играть не в какой-то «футбольчик» и «перепасовочки». А работать на поле, отбирать мячи, страх наводить. И на своих, и на чужих.

— У Мурило действительно такой потенциал, о котором говорил Кикнадзе? Будущий игрок сборной Бразилии, все дела…
— Это одному Богу известно. Вернее, нет — это одному Кикнадзе известно. А вообще Мурило — нормальный игрок. Но мы ему нашли место в составе именно в центре поля. В прошлом году он играл опорника.

В центре обороны, мое мнение, он смотрится не очень. Во всяком случае сейчас. Мурило — молодой — все впереди, ошибок наделает еще много. В центре поля их видно меньше. А сзади что ни ошибка — пропущенный мяч.

— С другой стороны, если бы Мурило не поставили в центр — сейчас бы Стас Магкеев не играл.
— Почему? Стас не из той оперы, что если бы да кабы. Он своей игрой и надежностью нам сразу все доказал. Он тот футболист, которому ты, хочешь или не хочешь, должен найти место. Магкеев — сильный игрок, реально молодец.

— А что есть у Стаса, чего нет у остальных молодых?
— Здесь и сейчас он просто сильнее. А если про молодых в целом… Ну тебе же не отдаст Крыховяк свое место. Ну просто не отдаст. Потому что он выше уровнем.

Тебе не отдаст и Рыбус, и Жоау Мариу, и другие качественные легионеры. Нашему молодому парню место завоевать надо, выцарапать. Но торопиться тоже нельзя — всему свое время. Русский пацан после пары неудачных матчей в РПЛ может психологически сломаться так, что потом вообще никогда не заиграет. Пока не уедет из этой долбанной Москвы.

Здесь напряжение огромное, колоссальное. Надо от всех соблазнов оторваться, чтобы выиграть конкуренцию.

(Евгений Семенов, Sport24)
Евгений Семенов, Sport24

— Кто-то поддается этим соблазнам?
— Да все поддаются. Чего тут скрывать? В Москве, что, мало клубов? С тем же Магкеевым была знаменитая история… Просто на одних это скажется моментально, на других чуть попозже.

— Одно из последних открытий «Локомотива» — Дима Рыбчинский. Неужели Жемалетдинов сильнее его?
— А кто это сказал? Рыбчинский больше сейчас играет.

— Почему тогда ваш тренерский штаб так сильно доверял Рифату, хотя его хорошие игры можно по пальцам пересчитать?
— Не факт, что Рыбчинский бы провел хотя бы часть этих матчей на том же уровне, как Рифат. Жемалетдинов очень много хороших игр сыграл, тут я не согласен с вами. Он может держать дистанцию игровую, способен, скажем, пять матчей подряд провести на хорошем уровне.

Конфликт Семина и Кикнадзе: пустые обещания, лицемерие, неуважение к Тарасову

— После Геркуса в клуб пришел Кикнадзе. Какое он произвел впечатление поначалу?
— Вообще шикарное! Он как начал — обещал, обещал… У него вообще все построено на обещаниях. Он столько знаменитых людей знает. Я прям в шоке был, с открытым ртом его до последнего дня слушал.

— Про каких звезд он говорил?
— С кем он только ни общался! Венгер, Рибери — нам и близко не дают посмотреть на таких людей, а он с ними чуть ли не дружит. Вот так. Вот, пожалуйста.

(fclm.ru)
fclm.ru

— Когда вы поняли, что он за человек?
— Не сразу. Через какое-то время насторожило это общение, куча обещаний. Слова «нет» на наши просьбы я от него никогда не слышал, это точно. Но никто ничего в итоге не делал. Кикнадзе — такой рубаха-парень. А по факту — одно лицемерие.

— Какого мнения изначально был Семин?
— Такого же — хорошего. Кикнадзе очень много проводил времени с нами, на сборах. Это теперь я понимаю: если он все время находился с командой — как он свою основную работу выполнял? Или у него ее не было? Зачем он это делал?

В пандемию закрылся с командой на базе… Это вообще без комментариев. Вот Кикнадзе и не выполнял свои обещания — потому что его не было на рабочем месте.

— Правильно ли Кикнадзе повел себя в истории с Тарасовым?
— Нет. Я даже не беру суды. Элементарно он мог позвать Диму на награждение. В итоге Тарасова пригласил Юрий Палыч. Семин всегда на стороне футболистов — Кикнадзе это заводило.

Дима столько лет провел в «Локо», столько отдал клубу, но даже обычного «спасибо» не услышал. Он разве просил что-то большее? Это потом уже Дима потребовал то, на что имел право. Юрий Палыч его очень уважал и уважает. При этом многие обсуждают медийность Димы — только вот это никак не влияло на его отношение к футболу. Абсолютно.

(Евгений Семенов, Sport24)
Евгений Семенов, Sport24

— С чего начался конфликт Семина с Кикнадзе?
— Посчитайте, сколько лет Семин в футболе и сколько Кикнадзе. Для Палыча было открытием, что клубом руководят люди, ничего не понимающие в футболе. Я узнал о конфликте после Нового года. Но начался он еще раньше.

— Как этот конфликт проявлялся?
— Сначала нам не помогали. А потом просто начали вредить.

Мне интересно, почему тех футболистов из АПЛ, которых предлагал Кикнадзе, которые такие хорошие на его взгляд, «Локо» не подписывает сейчас? Это было неуважением впаривать нам этих игроков. Они неплохие, да, и не виноваты, что их приметил Кикнадзе. Но им глубоко за тридцать.

А Кикнадзе всем в прессе заявлял, что «Локомотив» настроен на омоложение состава, что будут приобретаться футболисты не старше 24 лет. В СМИ я читал одно, на деле видел другое. Мы были предоставлены сами себе. Руководство не было нам ни опорой, ни поддержкой.

Я понимал, что мы долго не протянем. А Кикнадзе был уверен, что мы не протянем и трех туров после рестарта. Он уже тогда все решил, просто ждал, что против «Зенита», «Ростова» и «Ахмата» «Локо» ничего не наберет. Но мы набрали 7 очков из 9. И были уверены, что второе место не отдадим. А при хорошем стечении обстоятельств с Юрием Палычем создали бы проблемы «Зениту». Это точно.

— Игроки чувствовали напряженную атмосферу?
— Это нельзя было не видеть и не чувствовать. Кикнадзе отдельно с ними встречался, обсуждал конфликт с Семиным. Для босса «Локо» не знакомо понятие чести.

Никто бы ничего не сказал, дай он нам доиграть эти восемь туров. Но ты уже в декабре подписываешь контракт с новым тренером. Да-да, именно в декабре! Знающие люди рассказывали об этом.

Мне интересно, как Николич решил подписать контракт, когда у его коллеги он еще не кончился? Получается, Кикнадзе находит себе подобных людей. Ну флаг ему в руки тогда и паровоз навстречу.

— Когда была пройдена точка невозврата?
— В прошлом году, после серии поражений. Человек говорил, что травмы значат неправильную работу. Ну ты хотя бы должен знать, о чем говоришь. Кикнадзе думал, что в будущем избежит этих травм.

Ага. Сейчас — травма у Баринова, у Леши, повреждение у Чарли. Почему он молчит? Сейчас пошло то же самое, что было у нас с Семиным. И так будет из года в год. Если нынешнему тренеру не поможет руководство.

— Кикнадзе — полный ноль в футболе? Ну, вы сами на это намекаете…
— Думаю, так и есть. Ну вот Кикнадзе говорит, что Семин не доверял молодым. Серьезно? Вообще-то у нас молодых больше всех играло. В высказываниях Кикнадзе черт ногу сломит.

(Александр Мысякин, Sport24 / Евгений Семенов, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24 / Евгений Семенов, Sport24

— Правда, что он перестал заходить в раздевалку после той серии поражений?
— Да. В раздевалке его не было с того момента.

— Что сейчас ждет «Локомотив» с Кикнадзе?
— Ничего. Абсолютно. Думаю, если Николич не обеспечит результат до декабря — Кикнадзе уйдет. Я смотрю каждый матч «Локомотива», искренне поддерживаю команду. Но пока мне не нравится, как они играют. Если не купят Николичу хороших исполнителей — все будет плохо. А если будут еще и такие сделки…

— Вы про Райковича?
— Понимаете, футболист ведь не виноват. Ему предложили деньги, хорошую работу — он что, должен отказываться? Плюс пожить в Москве приятно для любого иностранца.

— Семин когда-нибудь пересказывал вам его диалоги с Кикнадзе?
— Нет, никогда. У Юрия Палыча такта больше гораздо — и мозгов. И он знает, что такое честь».

— Справедливости ради Семин ведь тоже не ангел. У него были проблемы и со Смородской, и с Кикнадзе, и с Геркусом. Может, просто и сам Семин — конфликтный человек?
— Нет. Посмотрите — со Смородской после Палыча поработали многие люди. Да, конфликтов ни у кого не было, но и результатов тоже. Иногда надо выбирать — либо соглашаться с политикой руководства и сидеть тихо, мирно. И без результата. Либо гнуть свою линию и давать результат.

С Кикнадзе то же самое. Я вообще впервые вижу руководителя, который ни разу не сказал, что ему нужно первое место. Нам он говорил, что нужно быть в Лиге чемпионов. В прессе говорил, что в еврокубках. Недавно вообще сказал, что в «зоне еврокубков». Ну зона еврокубков — она с 16-го места начинается… Конкретики нет.

А нет ее, потому что Кикнадзе хочет любыми методами избавиться от ответственности. Пусть все пропадет пропадом, но с меня ничего не спрашивайте.

(Евгений Семенов, Sport24)
Евгений Семенов, Sport24

— Продолжая историю с Басогогом…
— Кикнадзе для галочки предложил такую смешную сумму. Мол, «вот, Юрий Палыч, посмотрите, мы предложили, они отказались. Я сделал все, что мог». Кикнадзе просто создавал видимость работы.

— В чем проблема Кикнадзе?
— Он окунулся в эту кухню футбольную, и ему очень понравилось. Ты руководишь топ-клубом, ты всегда на слуху, ты селебрити, зарплата шикарная. И почему-то он решил, что должен руководить всем один.

И каждый должен делать только то, что он хочет. Кикнадзе сидел в совете директоров при Геркусе. Сейчас он хочет отсудить какую-то сумму у Геркуса. Получается, в совете директоров он ничего не делал. Да Кикнадзе сам на себя должен подавать в суд!

— Николич — его человек?
— Я в этом даже не сомневаюсь. Палыч не был человеком Кикнадзе. А Николич полностью под его контролем.

Например, Кикнадзе сказал ставить молодых — серб и ставит. Хотя я убежден, что Николич — тренер с амбициями. А тут он приехал, и ему говорят, кто должен играть.

— Что скажете о жесте Кикнадзе фанатам «Локо»?
— Ты руководишь государственным клубом. Ругаешься с болельщиками. Ладно, я все понимаю. Но когда дело доходит до этих пальцев… Честно говоря, такое вызывает только отвращение. Почему же ты не покажешь это болельщикам другой команды? Ты своим болельщикам показываешь. Для них этот стадион строили, вообще все делали. А он вот так их оскорбляет… Ужас.
— 
p (infographics).

— А болельщики правильно себя ведут сейчас?
— Думаю, что нет. Какая-то агония — очень уж сильно Кикнадзе их задел. Если бы Палыч доработал бы — этого ничего бы не было. Да, может, Кикнадзе и не хлопали бы, но и такой вакханалии не происходило бы. Болельщики чувствуют себя оскорбленными — их ни во что не ставят.

Кикнадзе против армии, опустошение после «Ювентуса», «Локо» Николича

— Представим ситуацию — Николич выигрывает РПЛ. Все обиды забудутся сразу?
— Нет. Болельщики никогда этого не забудут. Конфликт закончится, только если Кикнадзе уйдет из «Локомотива». Он перешел черту, которую нельзя было переходить. Точка невозврата пройдена. Один на один ты можешь с кем-то разобраться, да. Но когда ты идешь против армии — это уже совсем другое.

— Команда Николича сильно отличается от команды Семина?
— Да. Сейчас «Локомотив» вернулся к тому, от чего мы пытались отойти. Большое количество передач без продвижения вперед, очень глубоко играет оборона.

(Евгений Семенов, Sport24)
Евгений Семенов, Sport24

— Есть потенциал у этого «Локомотива»?
— С уходом Леши я потенциала не вижу. С другой стороны, может, сейчас кто-то по-другому раскроется. Все может быть.

— Смогут ли фаны так же полюбить Николича, как Семина?
— Нет. Первое — нужно быть россиянином. Второе — Семина любили вообще все. И свои, и чужие. Это настоящая легенда.

— Если предложат войти в тренерский штаб Николича — согласитесь?
— Нет. Я просто реально никогда не видел, чтобы такое творилось.

— Почему первая Лига чемпионов получилась такой провальной?
— Переоценили свои возможности. И мы, и футболисты. Нельзя было так открыто играть с теми командами.

— А последняя ЛЧ?
— Ой, это замечательная Лига чемпионов! Но банально не хватило народу. Посмотрите, сколько ротации было у наших соперников. У «Атлетико» состав стоит больше 700 миллионов, у «Ювентуса» — 800. У них была ротация и до ЛЧ, и после. Они всегда играли свежими.

(Евгений Семенов, Sport24)
Евгений Семенов, Sport24

— С «Ювентусом» казалось, что «Локо» какое-то время играл на равных.
— Мы очень хотели победить. Но, честно, победить их нереально. Это из области фантастики. Ничью могли бы зацепить, но выиграть — нет.

После игры в Черкизово в раздевалке все молчали. Тупо молчали. Во втором тайме мы уже знали, что проседаем и просядем еще. Но не могли произвести такую ротацию, чтобы не потерять в качестве. Безысходность, по сути.

Эта проблема монотонно нас добивала с силой молота. Она же прибила «Локо» и в чемпионате. После «Ювентуса» как раз пошла серия поражений. Мы были «пустые». Эмоций вообще не было — Лига чемпионов преподала нам отличный урок.

Топовые команды нужно брать количеством, потому что игрока сильнее классом, чем условный Роналду, у «Локомотива» нет. Но и количества у нас тоже не было.

— Гильерме извинялся после ошибки?
— А разве он виноват, что Роналду такой великий?

— Напоследок два простых вопроса: три лучших молодых игрока, которых вы тренировали в «Локо»?
— Измайлов, Леша Миранчук и Бранислав Иванович. С ним я не работал, но видел, как он играет.

— Три лучших игрока, которых вы тренировали в «Локо».
— Кверквелия, Леша Миранчук и Фарфан.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене