logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

Футбольный фанат умер в ходе протестов в Белоруссии. Почему близкие не верят в самоубийство

Рассказывает его близкий друг.

ФутболВысшая лига
26 августа 2020, Среда, 12:00

Вечером 22 августа в Минске нашли повешенным футбольного фаната Никиту Кривцова. Он был последним в списке пропавших в ходе протеста, который составило белорусское медиа TUT.by. СК утверждает, что Никита мог покончить с собой из-за развода с женой, но она в это не верит.

Корреспондент Sport24 поговорили с другом Кривцова, чтобы выяснить правду.

— Ты сам обратился к нам, чтобы рассказать эту историю. Давай объясним, почему ты скрываешь лицо.
— Я скрываю лицо, потому что занимаюсь ведением группы ВКонтакте OFNEWS. Я не скрываюсь от органов Белоруссии, потому что меня и так представители фанатского движения знают. Я не хочу пиариться своим лицом во время такой трагедии. Решил, что лучше буду в маске давать это интервью.

Я из города Ситовичи, вторая лига. Не так давно, перед моим отъездом, мы поднимались в первую лигу. Команда не спонсируется. Я начал болеть за нее с 2007 года, а в 2008-м уже начал представлять свой костяк как один из лидеров.

Сам не раз ездил в Молодечно отдыхать. Вместе с парнями мы ездили поддерживать «Молодечно», парни из «Молодечно» приезжали нас поддерживать, потому что у нас, бывало, и дороги пересекались. На всякие мутки мы вместе ездили. Такая движуха у нас была.

— Ты сам белорус, но живешь в Москве.
— В Москве, в России-матушке я живу. Я уехал из Белоруссии пять лет назад, потому что гнет КГБ в сторону болельщиков присутствовал с 15 лет, когда я только начал заниматься фанатским движением в нашей стране. Я просто не видел будущего в своей стране в плане возможной для развития молодого человека: заработка и т. п.

— Как ты сейчас поддерживал связь со своими друзьями, с тем же Никитой?
— Мы в последние 5 лет общались с ним онлайн. Он был медийной личностью в Белоруссии. В фанатской субкультуре был одним из лидеров в «Молодечно», его уважали. Наша встреча должна была состояться перед тем, как он уедет в Польшу этим летом, потому что у нас были некоторые договоренности по поводу одежды. Мы хотели заниматься вместе с ним. Он из Польши мог поставлять моим людям в Белоруссию, а реализацией должны были заниматься мы.

— Вспомним хронологию происходящего. Об этой ситуации практически все в России узнали из группы OFNEWS. Что происходило на месте? Как развивались события, когда твой друг пропал, и что было дальше?
— Сперва Никита со своими друзьями, фанатами «Молодечно» и представителями разных культур вышли в своем городе на площадь, чтобы поддержать протесты несогласия с тем, что происходит в нашей стране. После того, как все это произошло на площади, он поехал в Минск к своим друзьям. Как друзья рассказывают, он отдыхал в баре. После этого его друг позвал поехать с ним, но Никита сказал, что останется в баре.

Он познакомился в этом баре с неким человеком, и они оттуда поехали к этому человеку якобы ночевать. Он у этого человека якобы переночевал, утром отключил телефон, рассказав о том, что ему хотят предъявить, что он поднял людей в Молодечно, настроил их против власти. Ему хотят «припаять» статью какую-то.
Он отключил телефон. Не захотел никому звонить из своих близких и родных. Он просто ушел и пропал.

— Какого числа его нашли? При каких обстоятельствах? В каком состоянии? Кто это сделал?
— Его нашли 22-го числа этого месяца. Не рассказывается, кто именно. Родителям даже не сообщили, как его нашли. Люди передали, что он был в ужасном состоянии: лицо было все «в кашу», висел на какой-то ветке. Висел невысоко, колени были подогнуты. Милиция не сообщает, кто его нашел. Родителям позвонили из милиции, сообщили, что его нашли в Минске. Это вся информация, которую знают его жена, родители, брат и друзья.

— Какова версия органов правопорядка по поводу произошедшего?
— Следственный комитет довольно быстро провел проверку. Они написали, что это суицид. Никакого влияния других людей не было замечено. В самых первых статьях, которые начали появляться в интернете, писали, что он совершил суицид потому, что развелся с супругой. Мы выяснили, что он этого не делал: они все так же состояли в браке.

— Откуда информация, что он был найден избитым?
— Люди, которые не захотели раскрывать свои имена. Я вам скидывал скриншот. У нас страна маленькая, информация распространяется быстро. Я понимаю, что слухам верить нельзя, но в Минске очень много чатов, люди начали общаться, и кто-то скинул такую информацию, что мой знакомый нашел Никиту. То, что он избит, через какой-то телеграм-канал сообщили люди, которые его нашли.

— Мы не можем на 100% доверять слухам из телеграм-каналов, потому что, если ты живешь в России, ты знаешь, как у нас по этому поводу шутят.
— Я с вами полностью согласен: нельзя доверять слухам в телеграм-каналах, потому что сейчас каждый, кому как выгодно, тянет одеяло на себя. Но я, как и вы, просто хочу разобраться. Вы отозвались, согласились помочь. Хочу правду для родителей, для матери в первую очередь. Я не верю слухам, я не доверяю на 100% органам.

— У него, как ты говоришь, были планы поехать в Польшу. По твоей версии и по версии супруги, ничего не предвещало самоубийства?
— Конечно, не предвещало. Я с супругой его поговорил. Я не хотел ее тревожить, я понимаю все, но на протяжении уже не одного месяца они живут для дочери, не для своих личных отношений, а именно для дочери, чтобы дать ей первоначальный упор, чтобы она была уверена. Ссоры Никиты и супруги не могли довести его до суицида. Она сама в это не верит, потому что он был харизматичным, целеустремленным парнем, у него были планы.

— Да, я знаю, что бывает так, что люди строят планы, а потом могут с собой что-то сделать.
— Конечно, в судебной практике, практике органов правопорядка в любой стране случаются такие вещи, что никто не ожидал от человека, а он вдруг покончил с собой. Такое бывает. У меня есть друзья, которые служат в следственных органах, они говорят, что встречались с таким. Разговариваешь с родными — никто не ожидал.

— Что было после смерти? Было прощание на стадионе, была церемония, когда принесли его фотографию. Что это было?
— Это были его друзья с 12-го сектора, парни из Green-White Boys, футболисты самого «Молодечно» там присутствовали. Они его знали, отзывались о нем очень хорошо, потому что этого человека многие любили и уважали. Люди хотели проявить свою солидарность, некую поддержку его душе и его родственникам. Он был важным человеком для этого движения, для этого города.

В Белоруссии небольшой костяк фанатства остался. Но те, что остались, очень верны. Я с ними солидарен. Они сделали что смогли: устроили хоть какое-то негласное прощание и собрали немного денег для родителей.

— Когда родители пришли забирать тело, им не показали его?
— Да, именно не показали. Это было 23 августа, в воскресенье, тогда отца пригласили на опознание. Отец приехал, но ему отказали, предложили опознание провести по фотографиям. Это все сводилось к Никите, потому что вся одежда принадлежала Никите, паспорт на его имя. Также совпадало и описание татуировок. Тело было Никиты, но его отказались показать отцу.

— Чем они обосновывали это?
— Тем, что тело в ужасном состоянии. Больше ничем не обосновывали. Так как не пустили сразу посмотреть на тело, супруга и родители подали заявление в следственный комитет о том, чтобы досконально проверить всю хронологию событий: почему был отключен телефон, почему там нашли и подобное.

— Ни ты, ни кто-либо из его родственников, никто из его окружения не верит, что это суицид?
— Совершенно верно, на 100% мы уверены. Мы не говорим, что это какие-то структуры, высшие силы, мы просим и требуем разобраться, чтобы понять полностью хронологию событий. Откуда появился в баре третий человек? Это легко понять по камерам, в Минске полно камер. Почему его тело появилось между больницей и милицией, которая в 150 метрах от этого места? Мы хотим знать всю хронологию событий.

Если виновато какое-то третье лицо, непричастное ни к органам, ни к какому-либо движению, тогда мы требуем его в первую очередь найти и наказать. Чтобы этот человек рассказал, как все было.

— Вы не рассматриваете, что он действительно мог остаться в баре, продолжить выпивать, познакомиться с неким человеком. Дальше у них происходит бытовой конфликт, и этот человек, например, по неосторожности, его убивает. Вы рассматриваете такую версию?
— Уже приходится рассматривать, потому что появляются новые люди, появляются какие-то новые свидетельства.

— Вы сами не думали, что это выглядит как намеренная провокация, чтобы еще больше натравить друг на друга протестующих, бойцов ОМОНа, органы правопорядка, чтобы еще более жесткими стали столкновения на улицах?
— Конечно, я об этом в первую очередь думаю, потому что я знаю, как было на Украине. Настраивать людей против своего же народа, стравливать, давать ту или иную информацию, чтобы люди между собой грызлись как последние псы. Я абсолютно поддерживаю то, что так не должно быть, и надо разбираться полностью, чтобы искоренить такое. А не записывать это против одних так, чтобы это было выгодно другим. Надо полностью и досконально изучать всю информацию. Но, чтобы быть уверенным и в его суициде, тоже недостаточно фактов: и там нет железных доказательств, и там нет. Надо разбираться.

В нашей стране конституция и человеческие жизненные правила не работают в пользу людей. В нашей стране это делается очень тяжело, нет независимых адвокатов, экспертов, которые готовы идти против нашей системы правопорядка и тому подобного, потому что все работает только в одну сторону. Связываться с нашим государством или приезжать в наше государство тоже никто не хочет, потому что это чревато проблемами.

Мы просто хотим узнать правду. Есть международный суд, есть независимые адвокаты хотя бы с российской стороны, которые готовы разбираться или хотя бы помогать разбираться в этом деле, подсказывать, направлять. Я хочу, чтобы люди откликнулись на эту беду, если они могут чем-то помочь в этом плане. Подсказать, в какую сторону нам идти. В Белоруссии система в большинстве случаев работает против людей.

— Протесты, которые сейчас происходят в твоей стране. Как ты думаешь, чем сейчас все закончится? Это длится уже не один день, выходит огромное количество людей, которые выражают свое мнение. У них должна быть конечная цель. Очень многие в России слышат «Давайте уберем Лукашенко», но не слышат, что люди предлагают взамен.
— Люди устали, они наелись уже настолько, что они хотят каких-то перемен в лучшую сторону. Конституция уже давно работает в пользу президента, ее поменяли давно. Всех, кто был готовы его заменить, он посадил. В этом году он посадил только пару кандидатов. Других людей он либо выдворил, либо посадил уже давно.

Люди устали от правительства, от такой наглости. У вас по телевизору не показывают, как он может оскорблять людей, называть людей «идиотами», «придурками» и т. п. В последнем его интервью перед выборами, когда люди говорили, что выйдут на площадь, он называл людей «шлюхами» и «проститутками». Это показывали по телевизору, который смотрят старики и многие другие люди. Если раньше старики и пенсионеры верили ему и шли осознанно за него голосовать, то сейчас не верят. Это происходит потому, что они не видят будущего для своих детей, внуков и правнуков. Нет того толчка, который нужен детям: нет развития, целей — ничего.

— Кто-то из твоих друзей был задержан во время этих протестов? Рассказывают довольно страшные вещи, которые творятся в этих изоляторах.
— Да, в Минске 2 человека были задержаны, мы их 4 дня не могли найти. Один был полностью синий, его фотографии в интернете есть. У него были именно побои от дубинок, след от берцев был на ноге, попа вся синяя была, фиолетовая как баклажан.

(Getty Images)
Getty Images

— В таком городе сотрудники правоохранительных органов хорошо знакомы с теми, кто вышел.
— Конечно. Но сейчас фанаты начинают больше в это влезать, потому что раньше они были более скованы, боялись репрессий. У нас пугают статьями не от, а до максимума, который могут «впаять», если ты будешь плохо себя вести. Сейчас в каждом отдельном городе фанаты начинают выходить на площади, поддерживать свой город, свое движение.

— Много размышлений о флаге, под которым идут протесты. Многие видят в этом антироссийские настроения.
— У меня есть родственники на Украине, в Киеве, есть родственники в Москве. Мы братья-славяне, мы были одним государством. Названия Украина и Белоруссия появились после распада царской Руси. Это просто знак свободы для нас, чтобы нас слышали, чтобы у нас была символика.

Наш президент Александр Лукашенко присягал своему народу именно под этим флагом, именно он изменил его. Я уважаю наш народ, я люблю его, я не хочу, чтобы нас стравливали. Я люблю Россию. В Европе мы никому не нужны и не будем нужны. Боже упаси, я не хочу в это лезть.

Я за честность, для нас этот флаг — знак свободы негласной. Мы хотим верить в эту свободу, ничего большего. Вы сами могли видеть, потому что давно появлялись видео, как скакали по Белоруссии с этими флагами, орали про москалей. Я это не поддерживаю, поэтому надо знать точно: сейчас в Белоруссии такого нет. Все люди выходят мирно, никаких антироссийских выкриков, ничего, не надо кидаться из одной крайности в другую.

— В интернете появляются видео, на которых Александр Лукашенко ходит с автоматом, летает над городом на вертолете. Что это?
— Для меня это такой же вопрос, как и для вас. Я вообще не знаю, зачем он вышел с автоматом, если оружие было помповое только у милиции. Он вышел с автоматом для кого? Он одел в спецформу своего несовершеннолетнего сына Николая и дал ему оружие. Закон, как вы можете наблюдать, для кого-то работает, а для кого-то не работает в нашей стране. В общей картине он абсолютно не работает. Вот это показуха, я не знаю, для кого она: для Запада, для кого-то еще, возможно, он так запугивает своих людей.

— Чем все это закончится? Лукашенко дал понять, что перевыборов не будет. Он сказал бойцам ОМОНа: «Мы со всеми разберемся». Они ответили, что будут с ним до конца. Понятно, что у них присяга, хотя некоторые нарушают эту присягу и отказываются от военных заслуг, формы и прочего.
— В первую очередь я хочу, чтобы президент пошел на диалог со своим народом, который возмущается. Пусть не напрямую, пусть через людей. Я хочу, чтобы все закончилось мирно. Майдан лично мне показал, что ни к чему хорошему это не приводит. Бизнесмены играют людьми как пешками. На этом отмываются большие деньги, а люди опять страдают. Я не хочу такой участи для своего народа. У нас даже гимн начинается: «Мы белорусы, мирные люди…» Так оно и есть. Мы мирный народ, мы хотим диалога, мы хотим, чтобы нас услышали.

Много говорят, что очень странно: такой стихийный протест, все вышли, эти огромные красно-белые полотнища должны быть заготовлены заранее. У нас здесь так говорят и пишут. Я тоже такое слышал, но я также слышал, что люди и покупали в разных магазинах целыми битками белые и красные [лоскуты] и отдавали в подпольные какие-то мастерские, где их сшивали.

— Если в твоей стране сменится власть, ты вернешься туда?
— У меня жена русская, сын и дочь русские, с паспортом российским. У меня есть мама, бабушка, я люблю своих родственников. Нет, я туда не буду ездить митинговать, потому что у меня есть обязанности перед своей семьей, перед своими детьми и супругой. Но если в будущем что-то поменяется, то почему бы не уехать к себе домой, жить в маленьком городе и как-то стремиться к новым открытиями для себя.

Подписывайтесь на телеграм-канал Sport24!

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0