logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Дзюба пытается говорить со мной, но его английский ужасен». Ловрен о футболе после войны и вечеринке на «Энфилде»

Большое интервью со звездным новичком «Зенита».

ФутболРПЛ
18 августа 2020, Вторник, 12:01
fc-zenit.ru / Александр Мысякин, Sport24

Деян Ловрен — чемпион АПЛ, победитель Лиги чемпионов и финалист чемпионата мира по футболу. С нового сезона этот парень наводит порядок в обороне «Зенита». Перед матчем с «Ростовом» хорватский защитник дал большое интервью Sport24, в котором рассказал:

  • почему согласился переехать в Россию и с кем перед этим советовался;
  • как добирался на тренировки в другой город в послевоенной Хорватии;
  • чем «Фишт» круче «Энфилда»;
  • как он в обход правил поехал праздновать победу в АПЛ с фанатами;
  • с чего начался его броманс с Мохаммедом Салахом.

Погнали!

— Вы уже почти две недели в Петербурге. Как вам у нас?
— Все отлично, я счастлив. Мне немного не хватает моей семьи. Но ситуация с коронавирусом сейчас не самая лучшая. Я все понимаю. Надеюсь, в ближайшие две-три недели я смогу их сюда перевезти. А вообще Санкт-Петербург очень красивый город. Даже лучше, чем я ожидал.

— Вы до сих пор живете в отеле?
— Да, к сожалению, в отеле. Сейчас ищу квартиру. Это не самое простое занятие, учитывая, сколько у нас матчей. Но надеюсь, что в ближайшее время что-то найду.

— Большинство игроков «Зенита» живет на Крестовском острове возле стадиона. Но, например, Клаудио Маркизио снимал квартиру в центре города. Вам какой вариант ближе?
— Мне везде хорошо. А вот моя жена очень внимательна к деталям: надо чтобы рядом была школа для детей, магазины, где можно купить продукты. Сейчас рассматриваем несколько вариантов. Посмотрим.

(Getty Images)
Getty Images

— Вы переехали из АПЛ в чемпионат России. В чем была ваша мотивация?
— Мотивация — играть в топ-клубе, играть в Лиге чемпионов. И попробовать что-то новое. Как вы знаете, я играл во Франции, Хорватии, в общей сложности семь лет в Англии. И сейчас хочется нового вызова. Последние три года в «Ливерпуле» были для меня невероятными. Моя мечта сбылась. И я рад этому. Но людям свойственно что-то менять, чтобы почувствовать себя немного иначе. Я отдал «Ливерпулю» все что мог. И теперь хочу попробовать себя где-то еще, чтобы люди понимали, что я всё еще хорош. Я всё еще могу играть на серьезном уровне. А «Зенит» в последние годы находится на вершине в России, играет в Лиге чемпионов. Так что у меня не возникло в голове вопроса: ехать или не ехать? У меня, конечно, были и другие предложения. Но предложение «Зенита» было наиболее убедительным. Поэтому я здесь.

— «Зенит» и «Ливерпуль», кстати, похожи. У обоих клубов в гимне есть строчка «ты не будешь один никогда».
— Вот видите. Я всегда говорю, что ничего не происходит просто так. Уверен, что мы сможем сделать здесь что-то по-настоящему большое.

— Все новички «Зенита» проходят через тоннель. У вас он уже был?
— О, да! Это был сложный тоннель. Получил несколько хороших ударов от крепких парней. Было хорошо.

— Зенитовские тоннели известны коронным пинком Дзюбы. Как он вам?
— Меня пять-шесть человек хорошо так приложили. Получил по животу, по спине. Милое приветствие.

— У вас будет шанс отомстить парням в их дни рождения.
— Определенно воспользуюсь такой возможностью!

(fc-zenit.ru)
fc-zenit.ru

— С кем-то уже успели сдружиться в команде?
— Пока слишком рано об этом говорить. Я пока привыкаю к команде, узнаю ребят. Пытаюсь говорить со всеми на всех языках. Кто-то говорит на английском, кто-то на немецком. Также пытаюсь понимать русский. Но это займет время.

— Шутки Дзюбы уже оценили?
— Немного понимаю его. Даже когда Дзюба говорит речь перед началом матча. Он, конечно, пытается еще на английском говорить. Но его английский… ужасен (смеется).

— Вы уже провели два матча — против одного из лидеров и одного из аутсайдеров чемпионата. Можете оценить уровень нашей лиги?
— Понятно, что скорости в России ниже, чем в английской Премьер-лиге. Я много лет провел в АПЛ и прекрасно понимаю, как там сложно играть. Понятно, что и статистика у меня здесь совершенно другая. Но в российской лиге есть сильные футболисты, которые могут изменить ход матча. Всех соперников нужно уважать. Могу сказать, что я готовлюсь к матчам в России так же серьезно, как делал это в Англии. И если сохранять этот менталитет, то можно сказать, что в России играть проще. Но нужно постоянно работать. Думаю, что все футболисты это понимают. Если не будет тяжелой работы на тренировках, не будет никакого успеха на поле. Все просто.

— Избежать гола Чорлуки в Суперкубке было реально?
— Конечно. Мы позволили сопернику заработать угловой. И должны были в этой ситуации лучше обороняться на первом мяче. Мог ли кто-то оказаться в той зоне, где был Чорлука? Да, мог. Но существует примерно пять разных вещей, о которых ты должен думать в это время, чтобы не пропустить. Постараемся в дальнейшем играть лучше на стандартах. Здесь должна быть командная работа. Если была ошибка, то это ошибка всей команды.

— После Суперкубка вы долго общались в подтрибунке с Чорлукой. О чем был разговор, если не секрет?
— Просто хорошо поговорили. Я давно не видел Ведрана. И был рад встретить его в Москве. Вот и все.

— Перед подписанием контракта с «Зенитом» просили у него советы по жизни в России?
— И да, и нет. Мы с ним говорили о России раньше, когда пересекались в сборной Хорватии. Он много рассказывал о вашей стране. Так что я прекрасно знал, чего ожидать. Если честно, много вопросов перед переходом в «Зенит» у меня не было.

— Больше ни с кем по поводу переезда в Россию не консультировались? Например, с вашим «другом» Владимиром Путиным.
— Нет-нет! Хотя, по правде говоря, Путин очень известный, и я знаю, что его любимый город, в котором он родился — Ленинград. Я нашел много информации в интернете о Петербурге. Но одно дело, когда ты смотришь все на экране компьютера, и совершенно другое — когда ты вживую видишь красоту этого города.

(Getty Images)
Getty Images

— В апреле вы запостили в инстаграме фотографию Зеленогорска, где жили со сборной во время чемпионата мира. Могли тогда представить, что спустя несколько месяцев будете жить рядом с этим местом?
— Конечно, нет. Я не смотрю так далеко в будущее. Я всегда сфокусирован на следующем дне, на следующей тренировке, на следующей игре. Но могу сказать, что в 2018 году у меня был очень красивый опыт знакомства с Россией. И Зеленогорск — просто невероятное место. Белые ночи просто восхитительны. Тогда я и сделал этот снимок. И я готов делиться этими воспоминаниями постоянно. У нас был отличный чемпионат мира. Россия очень красивая страна. Я говорил об этом с Анатолием Тимощуком. Он показывал мне фотографии очень красивых мест в России. Но они находятся слишком далеко от Петербурга — семь-восемь часов полета. Они просто невероятные. Мне кажется, что у людей на Западе очень неверные представления о России. У меня никаких предрассудков на эту тему нет. И я очень рад, что оказался здесь.

— По поводу длинных перелетов. При переходе в «Зенит» вас не смутил тот факт, что на матчи нужно добираться по несколько часов на самолете? В Англии расстояния не такие пугающие.
— Конечно, это непросто. Но это не худшее, что может произойти. Тем более что клуб заботится о комфорте футболистов. У нас замечательный самолет, с удобными креслами, где ты можешь расслабиться. Тем более что у других команд те же самые условия. Да, для меня это что-то новое. Но я не могу жаловаться. В жизни есть ситуации и похуже.

— В одном из интервью вы сказали, что в 12 лет написали на обратной стороне стола «Однажды я стану лучшим защитником мира». Какая была предыстория у этого момента?
— Я был еще ребенком. Почему я это написал? В тот момент я таким образом выразил свои эмоции. Возможно, тогда я не мог это сделать в общении с другими людьми. И для этого были причины. Кто-то говорил обо мне гадости за моей спиной. И мне было важно выпустить эти эмоции из себя. Это было то, что я должен был сделать. Я постоянно напоминал себе, что написал это. Я поставил себе цель — всегда быть на топ-уровне. В профессиональном футболе я уже 15-16 лет. Я хочу быть лучшим всегда и во всем. Пытаюсь доказывать это ежедневно на тренировках. Даже если ты достиг пика своей карьеры, ты обязан отдавать футболу все то, что он в свое время дал тебе. Считаю это долгом. Можно сказать, воинской обязанностью. Ты просто должен. Футбол подарил мне много позитивных вещей. И я считаю, что пришло время отплатить ему тем же. Нужно делиться своим опытом и показывать пример подрастающему поколению. Чтобы они понимали реальные ценности. Я вижу, как футболисты меняются. Например, раньше нам нужно было самим таскать бутылки с водой. Сейчас есть люди, которые делают это за тебя. И ты не должен думать ни о чем, кроме футбола. Но иногда нужно возвращаться назад, к истокам. И иногда самим, к примеру, убрать мячи с поля. Это важно. Особенно для молодого поколения.

— Футбол для вас в те годы был единственной возможностью жить нормальной жизнью?
— Я не знал ничего лучше футбола. Конечно, мне нравятся другие виды спорта. Например, теннис. Это мое второе хобби. Я вообще спортивный парень. Но я никогда не думал о том, что будет, если у меня не получится в футболе. Может быть я стал бы продавцом. Не знаю. Конечно, было сложно. Плюс у нас в семье была не самая простая ситуация. Особенно зимой, потому что в этот период мой отец не мог найти много работы, и мы оставались без денег. Он был маляром. А красить стены зимой проблематично. В такой ситуации я чувствовал огромное давление. Но я старался использовать это давление в свою пользу. Да, это сложно. Но я старался все делать с душой. Может это одна из причин, почему мне удалось добиться успеха. Я всегда отдавал всего себя на поле.

(Liverpool TV)
Liverpool TV

— Остаться в футбольной школе в Мюнхене у вас была возможность? (Когда Ловрену было 3 года, его семья была вынуждена переехать из Югославии в Германию из-за боснийской войны. Спустя семь лет она вернулась в Хорватию, так как немецкое правительство не разрешило ей остаться, — Sport24).
— Нет. Мы так и не получили необходимые бумаги для того, чтобы остаться. Особенно сложными были последние два года в Германии. Мои родители подавали запросы на продление нахождения в Германии каждые три месяца, потому что ситуация в Хорватии все еще была не в норме. И у нас всегда наготове были сумки с вещами. Мы не знали, чего ожидать, не знали, когда нас отправят обратно — через три месяца, через год, через два года. И спустя семь лет после нашего приезда в Германию пришло время возвращаться. Конечно, я был расстроен. Я хотел остаться. Мое детство прошло в Германии. И это было прекрасно. Германия — та страна, которая дает тебе возможность нормально жить и нормально работать. Я благодарен за то, что возможность пожить там у меня была. Но я также понимаю, что мы не могли там остаться навсегда.

— Вы ходили в школу «Баварии»?
— Нет, это был «Сендлинг». Маленький клуб, который до сих пор играет в низших лигах Германии. Там было мило. Конечно, «Бавария» была мечтой. Возможно, я приехал в Мюнхен слишком рано. Но как я уже говорил, ничего не происходит просто так. Так что все хорошо.

— Вы в итоге окончили школу в Хорватии? Из вашего интервью на ютуб-канале «Ливерпуля» это не очевидно.
— Да, я закончил, но было сложно. Я жил в Карловаце. Это 50 километров от Загреба. И каждый день я ездил в Загреб на тренировки. То есть 100 километров туда-обратно ежедневно. У моего отца была не самая лучшая машина. Так что по пути нам приходилось часто останавливаться. Но другого выхода не было. А уже в 14 лет я переехал в академию «Динамо Загреб». Мы жили вшестером в маленькой комнатке — где-то 20 квадратных метров. Но это было начало. Через 3-4 года я уже снимал небольшую квартиру в одиночку. Хороший был опыт.

— Вы дебютировали в профессиональном футболе в 16 лет. Помните тот матч?
— Да, «Динамо» играло против «Вартекса» в гостях. Этот день я никогда не забуду. Очень нервничал. Причем я там вышел в полузащите на последние 10-15 минут. Я был очень горд, что уже в 16 лет играю за основную команду. И когда на следующий день я увидел свое имя в газете, сказал себе: «Да! Это очень круто!» Это было начало большого путешествия.

— Давайте теперь о недавних событиях. Мы все видели видео, как футболисты «Ливерпуля» смотрят матч «Челси» — «Манчестер Сити» (после которого «Ливерпуль» впервые за 30 лет стал чемпионом, — Sport24). Расскажите, что там творилось за кадром?

— Мы были в отеле. У нас днем было барбекю. И кто-то из игроков сказал: «Давайте посмотрим матч». Если честно, мы вообще не ожидали, что «Челси» выиграет. Так что просто решили расслабиться и посмотреть футбол все вместе. Тем более у нас был выходной. Но ситуация быстро поменялась. Когда «Челси» забил, все были на взводе. А в последние 10 минут матча началось сумасшествие: «Да, вперед! Мы можем сделать это!» 30 лет — это слишком длительное ожидание. Особенно для меня. Мы с Хендерсоном и Лалланой были с Юргеном Клоппом с самого начала. И мы прекрасно знали, как это тяжело — доходить почти до конца, но в итоге проигрывать. И это многое говорит о характере нашей команды. Мы всегда стремились стать лучше. Даже если проигрывали, на следующий матч выходили с целью победить.

— Это была лучшая вечеринка в вашей жизни?
— Однозначно! Я даже сделал кое-что… о чем почти никто не знает. Вы первый, кому я это расскажу. После матча все наши фанаты пошли к стадиону. Там были массовые гуляния. Футболисты, естественно, туда пойти не могли, потому что у них могли возникнуть проблемы. Наша командная вечеринка уже закончилась. И я сказал себе: «Всего лишь полночь, я не хочу спать. Я поеду на «Энфилд», чтобы прочувствовать этот момент». И я сел в машину и поехал к стадиону. У меня даже есть видео. Я надел маску и отправился. Боже! Десятки тысяч людей празднуют победу. Это было невероятно! Я хотел прочувствовать эти эмоции, потому что у нас не могло быть празднования на стадионе с болельщиками. Так что мне нужно было это сделать. Я счастлив, что решился на этот поступок. Был очень крутой опыт.

(Getty Images)
Getty Images

— И вас никто не узнал?
— Может человека три. Но только потому что я на пару секунд снял маску, чтобы разблокировать телефон. В этот момент болельщики увидели меня. И я сразу же нацепил маску обратно.

— Вы поехали туда один?
— Да. Я сказал только Адриану, что собираюсь поехать. Он ответил: «Нет, ты не можешь! Ты врешь». Я ответил, что поеду в любом случае и пришлю ему видео. И когда сделал это, он был очень удивлен. Не мог поверить, что я решился поехать.

— 30 лет без титулов сильно давили на команду?
— Это было не то чтобы давление. Просто ты чувствуешь огромный груз на плечах, который постоянно должен нести. «Ливерпуль» — большой клуб. И ожидания от него соответствующие. Особенно в последние четыре года. В клубе произошло очень много изменений в лучшую сторону. К тому же у «Ливерпуля» много болельщиков. Даже не знаю, наверное, сотни миллионов ежедневно следят за командой. Наверное, да, это можно назвать давлением. Но если ты топ-футболист и играешь на топ-уровне, ты должен уметь справляться с подобным давлением. Все просто. Это футбол. Если ты не сможешь, значит твое место займет кто-то другой. Я рад, что провел шесть лет в «Ливерпуле». Считаю, что это достаточно долгий срок. И если вначале было сложно, то в конце пути понимаешь, что добился чего-то по-настоящему большого.

— Сразу после перерыва, вызванного коронавирусом, пошли слухи, что результаты сезона могут быть аннулированы и «Ливерпуль» не получит титул. Как в команде к этому отнеслись?
— Мы всегда считали, что чемпионат нужно было доиграть. Неважно, в каком формате, но доиграть необходимо. Не может быть такого, что ты долго и усердно работаешь, а тебе говорят: «Послушай, ты не чемпион». Думаю, в этом случае случилась бы футбольная революция. Мы бы вышли на улицы и сказали, что больше не будем играть в футбол. Думаю, что многие футболисты и тренеры со мной согласятся. Это выбор был бы единственно верным. Считаю, что Лига приняла правильное решение. Нам пришлось немного подождать. Но мы сделали это.

— Доигрывать без болельщиков было тяжело?
— Очень. Ты чувствуешь отсутствие фанатов на сто процентов. Тебе не хватает их энергии. Некоторые могут сказать, что мы эту энергию якобы можем сами выработать на поле. Нет. Это невозможно. Когда ты хорошо стартуешь, толпа заводится, все это передается футболистам. Или когда счет ничейный, допустим, 1:1, болельщики гонят тебя вперед. Ты чувствуешь это. Да, конечно, ты можешь и сам гнать себя вперед. Но это не то. Поддержка болельщиков — это как ветер в спину, который помогает тебе бежать. Невозможно создать это ощущение самостоятельно без болельщиков.

(Getty Images)
Getty Images

— Прошлой осенью вы довольно часто выходили в стартовом составе. Но затем была травма, после который вы на поле почти не появлялись. Этот момент был переломным для вас в прошлом сезоне?
— Можно сказать и так. Понимаете, в футболе, если кто-то играет хорошо и приносит пользу команде, то тренеру нет смысла его менять. Это честно. Нельзя ставить футболиста в состав только из-за его имени или из-за его прошлого. Нужно думать о настоящем. И надо просто ждать шанса. Я своего дождался. Кто-то получил травму, я получил место на поле, сыграл 15 матчей и тоже получил травму. Это нормально. Это футбол. Я полностью понимаю ситуацию.

— Психологически было сложно смотреть за летними победами команды со скамейки?
— Конечно, это тяжело. Если бы я сказал, что был счастлив, я бы соврал. У меня отличный футбольный возраст — 30 лет. Я готов показывать свой лучший футбол. Я отлично готов ментально, физически. Конечно, я хочу помогать своей команде. Могу ли я помогать команде со скамейки запасных? Ты можешь поддерживать парней, давать им какие-то советы. Но когда ты играешь, все иначе. Ты всегда хочешь помогать команде именно на поле. Но я профессионал и принимаю это. Ничего страшного.

— Скучаете по Мо Салаху?
— Да, конечно! Скучаю по нему. Он мой хороший друг. Мы постоянно на связи. Надеюсь, навечно.

— Как начался ваш броманс? Это было что-то особенное?
— Ничего особенного. Все началось естественно. Мы хорошо общались в первые его дни в Ливерпуле. Затем был наш первый кофе. Да, именно все так и началось — с кофе! «Пойдем выпьем кофе», «Давай встретимся перед выездным матчем, поедем в аэропорт вместе». Все начиналось так. Очень просто, но честно. Считаю, что в дружбе всегда нужно быть честным.

(Getty Images)
Getty Images

— Есть шанс, что вы привезете его в Петербург?
— Сначала я попытаюсь вывезти его в Хорватию. Сначала в Хорватию, а уже потом в Петербург!

— Я имел ввиду в «Зенит».
— А, в «Зенит»? Думаю, что он все еще очень молод. У него только начался его лучший возраст. Ему 28, хотя он и выглядит на 36. Он в отличной физической форме. Но через пару лет — почему бы и нет! Он рано или поздно устанет и приедет сюда. Думаю, что это случится скоро.

— Ваше самое яркое нефутбольное воспоминание из лета 2018-го?
— Сложно выделить какое-то одно воспоминание. Для меня это как кино, которое навсегда останется в памяти. Это и игры в пинг-пинг с партнерами по сборной, и наслаждение белыми ночами, когда сидишь на террасе в Зеленогорске в одиночестве. Я просто сидел и смотрел, как небо отражается в реке. Как будто в зеркале. Это просто вау! Нереальная красота! И это уже была полночь. Только посмотрев на часы, осознал, что надо бы уже пойти спать, чтобы отдохнуть перед тренировкой. Постоянно вспоминаю матчи. Особенно финал. Полуфинал против англичан был великолепен. Каждая игра — это отдельное особое воспоминание для меня. Каждый раз, когда вспоминаю чемпионат мира в России, на моем лице появляется улыбка. Было круто!

— Почему в четвертьфинале вы не позволили сборной России забить еще и выиграть?
— Ха! Вообще, сборная России удивила меня. Очень качественная команда. Плюс болельщики ее так поддерживали, что у меня закладывало уши. Я думал: «Боже, что вообще происходит?» В Сочи было очень жарко. Но игра получилась хорошей. Было сложно до самого конца. В серии пенальти мы просто оказались более удачливыми. Так что считаю, что все было честно. Думаю, что русские могут гордиться своей командой. Они смогли обыграть Испанию. Когда мы узнали результат, мы, мягко говоря, удивились: как такое возможно? Мы готовились играть с Испанией. Понимали, что будет тяжело. А когда узнали реального соперника: «Уффф, Россия? Ну, окей! Будет интересно!» Так что отдаю должное и футболистам, и всем жителям России. И особенно организаторам чемпионата мира. Я не видел турнира, который был организован лучше.

— Вы сказали, что от поддержки в матче Россия — Хорватия у вас заложило уши. Разве после «Энфилда» кого-нибудь можно удивить поддержкой трибун?
— Серьезно. В матче с Россией даже обычный пас на фланг в исполнении ваших футболистов встречался болельщиками так, будто это гол. Я думал про себя: «это странно». Каждый пас — «АААА! Давай!!!» Это было невероятно.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Вернемся к клубному футболу. Вы знаете, как обыгрывать «Спартак» 7:0. Уже поделились секретом со своими новыми партнерами по команде?
— 7:0?

— 7:0. «Ливерпуль» — «Спартак». Лига чемпионов. Вы играли в старте.
— А, может по сумме двух матчей было 7:0, нет?

— Нет, в одном матче. В декабре.
— В одном матче мы выиграли 7:0?

— Вы были на поле.
— 7:0 мы выиграли? Да ну?

— 7:0. «Ливерпуль» — «Спартак». Лига чемпионов. Да.
— Правда?

— Да.
— Хорошо. Я правда не могу вспомнить. Я помню, что играл против «Спартака» за «Ливерпуль». Но я не уверен, что мы выиграли так крупно. Собственно, это то, чего я жду от нашей команды. Нужно обыгрывать каждого соперника, вне зависимости на каком месте он находится — на первом или на последнем. Нужно постоянно доказывать, что мы на топ-уровне. Очень важно иметь менталитет победителей. Если у тебя он есть, никто и ничто тебя не удивит. Я знаю, что «Спартак» и «Зенит» — большое противостояние.

— Почти как «Ливерпуль» — «Манчестер Юнайтед».
— А я часто играл против «Ман Юнайтед». Так что с теперь с нетерпением жду матчи против «Спартака».

— Других основных соперников «Зенита» знаете?
— Не уверен. А кто они?

— ЦСКА, «Локомотив», плюс для болельщиков очень принципиальны матчи с «Динамо».
— О как. Теперь буду знать!

— Ваше первое впечатление о Сергее Семаке?
— Он мне понравился. Он прекрасный тренер, который знает, чего он хочет от игроков. Мы с ним хорошо поговорили несколько раз. Он всегда все говорит от чистого сердца. Было видно, что он во мне заинтересован. И это для меня было одним из решающих факторов. Мне важно чувствовать связь с тренером. Если я не чувствую тренера, ничего хорошего из этого не выйдет. Но с Семаком, повторюсь, мы отлично поговорили. Он все еще молод. Но в этом сезоне он выиграл с командой три трофея. И я понимаю, что для него важно выступление в Лиге чемпионов. Я понимаю, чего он хочет и постараюсь ему в этом помочь. Нужно оказать ему максимальную поддержку. И мы должны в наших выступлениях к 100 процентам добавить еще один для нашего тренера.

— Как человек, который Лигу чемпионов выигрывал, скажите, нынешний «Зенит» — конкурентоспособная команда для этого турнира?
— Лига чемпионов — сложный турнир, в котором собраны лучшие команды. И «Зенит» — среди лучших. Да, уровень игры, скорости в разных чемпионатах разные, как я уже говорил. Но нет ни одной команды, в матче с которой ты не можешь победить. В футболе все возможно. И я хочу, чтобы мои партнеры по команде разделили эту уверенность. Нужно оставить себя всего на поле. И даже если у тебя не получится, ты как минимум можешь сказать: мы сделали все, что могли. И уйти с высоко поднятой головой. Не должно быть такого, чтобы после матча у тебя еще оставались силы. Реально ли выйти из группы? Конечно, это возможно. Я потому и приехал сюда, чтобы сделать мою команду более опытной, чтобы биться за команду и показать, что мы можем это сделать. Нам нужно работать всем вместе и все у нас получится. Может для российской лиги достаточно выложиться на 95-98 процентов. Но поверьте, в Лиге чемпионов нужно, чтобы все 11 футболистов выкладывались по полной на протяжении 95 минут. Все просто. Если хотя бы один футболист не выложится, ты проиграл.

— Семак сильно отличается от Юргена Клоппа?
— Да, возможно, он не такой эмоциональный на публике. Но поверьте, эти эмоции мы видим в перерыве и до матча в раздевалке. Видно, что он живет командой, он поддерживает команду, гонит ее вперед. Все тренеры разные. Но Семак мне очень нравится.

(fc-zenit.ru)
fc-zenit.ru

— Если смотреть на Клоппа по телевизору, складывается впечатление, что он сумасшедший. В повседневной жизни он такой же эмоциональный?
— Он разный. Он всегда требует от футболистов, чтобы они были лучшими. На каждой тренировке. У нас была одна цель — стать еще лучше, еще сильнее. Да, иногда во время матчей, в раздевалке или на тренировке он взрывается. Но этому всегда есть причина. Он всегда пытается разобраться в том, что происходит в команде. Если мы шли прямо, но почему-то начали отклоняться в сторону, он просто «хлопал» нас и мы снова вставали на правильный путь. Это очень важно. Если ты отклоняешься от своего пути во время матча, ты просто теряешь три очка. И все, чао! У меня теперь есть подобный менталитет. Я многому у него научился. И нам нужен этот менталитет победителей. Нужно всегда стремиться к лучшему. В каждом матче.

— Ваши цели в «Зените» на ближайшие три года?
— Быть лучшим со своей командой. Выиграть как можно больше трофеев. И оставить свой след в истории «Зенита». Чтобы люди меня помнили и говорили: «Ловрен отдавал себя всего команде, городу и болельщикам». И конечно, я хочу добиться чего-то серьезного в Лиге чемпионов вместе с «Зенитом». Я знаю и я чувствую, что у нас достаточно качественная команда для этого. Конечно, должно сойтись много факторов: работа, удача… Но я чувствую, что мы близки к этому. Именно поэтому я и пришел.

— Худшее правило в истории футбола?
— Красная карточка.

— Второй лучший футболист в Египте?
— Пусть будет Мо Салах еще раз.

— В чем основное отличие Ракитича от Ракицкого?
— Разные позиции.

— Кто сильнее — Бэтмен или Супермен?
— Супермен.

— Кто сильнее — Дзюба или Супермен?
— Дзюба.

— Опишите Россию одним словом.
— Любовь.

— Ваш секретный талант?
— Читаю людей.

— Первое, что вы говорите, когда просыпаетесь?
— Я стал еще старее.

— Если бы вы были рэпером, как бы вас звали?
— Скала Ловрен.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене