logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«После рестарта нас ждет игра вслепую». Тедеско — о Гулиеве, своем контракте и целях «Спартака»

Большое интервью коуча красно-белых.

Футбол
16 июня 2020, Вторник, 07:30
Александр Мысякин, Sport24

За пять дней до возобновления Премьер-лиги Доменико Тедеско ответил на главные вопросы. Из интервью тренера «Спартака» вы узнаете:

  • Как Тедеско улетал из России с Шюррле, и почему у Андре не получилось в России;
  • Почему товарищеский матч с «Динамо» был полностью закрытым;
  • В какой форме игроки после карантина;
  • «Спартак» сыграет с «Зенитом» в Санкт-Петербурге. Как к этому отнесся Доменико?
  • Какое будущее в «Спартаке» у Аяза Гулиева и кто принимал решение по Мельгарехо;
  • В Германии Тедеско говорил, что переговоров по контракту еще не было. Какая ситуация сейчас?
  • Уйдет ли Жиго, и почему Тедеско так важен Соболев.

— Как вы выбирались из России, когда начался карантин? Говорят, что вместе с Шюррле нанимали частный самолет.
— Ситуация была такая: «Аэрофлот» и «Люфтганза» отменили все рейсы, и не было возможности вернуться в Германию. Здесь тоже запретили тренировки. Я спросил у Андре, который на тот момент уже улетел в Германию, как он это сделал. Он ответил: «Частный борт». Шюррле дал нам номер телефона, поэтому все было просто.

— Как проводили время в Германии?
— Мы много работали с командой, проводили видеоконференции с помощниками, с тренерами, потому что все сидели по домам. И с командой тоже были видеозанятия, игроки работали дома почти каждый день.

Появилась возможность пересмотреть наши весенние игры. Мы анализировали данные игроков, статистику, подошли к делу детально. Готовили будущие тренировки. Ситуация была сложная, так как никто не знал, когда мы начнем играть. Много раз разговаривал с Томасом [Цорном], узнавал последние новости о возможном рестарте.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Вернувшись в Россию, вы сели на карантин. Как это было?
— Мы прошли много исследований и анализов, в «Спартаке» с этим очень жестко. Это не шутки, мы должны принимать это серьезно. В наше время есть много возможностей и средств связи, позволяющих оставаться на связи с командой даже на расстоянии.

— Вернемся к Шюррле. Как оцените его игру в «Спартаке»?
— Андре был честным, прямым и понятным абсолютно во всех аспектах. Его история ясна. Пару раз мы с ним встречались лично, обсуждали ситуацию. Конец вы знаете: его контракт истекал в конце июня, у него были проблемы с травмами, и клуб принял решение, что нет смысла возвращаться в команду, тренироваться три-четыре недели и сыграть всего пару игр. Но хочу еще раз подчеркнуть — во всех ситуациях Андре вел себя честно и порядочно, никогда не юлил.

— У вас есть понимание, почему Гетце и Шюррле шесть лет назад сделали Германию чемпионом мира, а сейчас фактически заканчивают карьеру, хотя им еще нет и 30?
— По Шюррле я вам ответил, а о Гетце говорить не могу. Никогда с ним не работал и не знаю, что происходит в Дортмунде.

(Евгений Семенов, Sport24)
Евгений Семенов, Sport24

— Вчера «Спартак» провел товарищеский матч с «Динамо». Почему вы решили скрыть подробности от публики, исключая результат?
— Многие товарищеские матчи проходят в закрытом режиме, а это была наша заключительная игра перед началом чемпионата. Было много вопросов, касающихся физподготовки. Это игра-тест, в том числе для молодых игроков. Результат не имел значения.

— Правда ли, что Умярова в этом матче вы пробовали на правом фланге обороны?
— Мы пробовали много вещей. Играли и Маркетесов, и Голосов. А Ещенко у нас играл опорника. Было несколько экспериментов. Нет смысла говорить о таких единичных вещах. Например, мы полностью поменяли состав после первой половины матча.

— Довольны ли вы физическими кондициями игроков? К примеру, того же Бакаева, который переболел коронавирусом.
— Больших разрывов в готовности нет. В случае с Бакаевым есть отставание — он все же пропустил две недели тренировок. Одно дело, когда ты бегаешь на поле с мячом, а другое — крутишь велосипед дома. Понятно, что разница есть, но его состояние не настолько плохое. Мы протестировали всех футболистов, все в «зеленой зоне» и могут играть. Но небольшие различия существуют.

— Вы сказали, что пробовали Ещенко в опорной зоне. Это значит, что проблема опорника до сих пор актуальна?
— Проблема в том, что у нас десять матчей (надеюсь, их будет десять) за короткое время. И никто не знает, что в них произойдет. У нас должен быть план Б, если что-то случится с Алексом Кралом — травма или перебор карточек.

Или с Рассказовым или Айртоном. Поэтому мы и пригласили молодых футболистов. Отработали несколько игровых сценариев. Так что вчерашняя игра была проверкой, на какой альтернативной позиции могут сыграть футболисты.

— Аяз Гулиев точно не сыграет за основную команду до конца сезона? Расскажите, что произошло на самом деле?
— Да, у нас, у «Спартака», с ним были проблемы, сейчас он не в основе. Но что происходит в команде, остается в команде, мы не выносим это на публику. Не планируем, что он вернется прямо сейчас. Но все возможно, двери всегда открыты. Это не проблема, но, повторюсь, на данный момент планов возвращать его нет.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Эсекьель Понсе в интервью Sport24 сказал, что физически будет готов к рестарту, но слишком долго не было командных тренировок. Как считаете, за оставшиеся пять дней вы успеете наладить командные связи?
— Это хороший вопрос. Была проведена большая работа по физической подготовке. Вчера мы играли на фоне усталости, потому что до этого работали очень серьезно. Никто не знает, как будет дальше, потому что подобного никогда не происходило. Был большой перерыв зимой, затем сыграли четыре матча, и снова большой перерыв.

Какие-то команды оставили тренировки, какие-то продолжили работать. Уровень у всех абсолютно разный, но мы стараемся делать все от нас зависящее. При этом я согласен, что нельзя заменить командную работу только индивидуальной. Это невозможно.

— Получается, никто ничего не знает про соперника, и первые туры будет игра вслепую?
— Да, в какой-то степени.

— Изначально РФС хотел не возобновлять Кубок России, но в итоге приняли другое решение. У вас нет желания чемпионат России использовать как поле для эксперимента, а основное внимание уделить Кубку?
— Нет, чемпионат очень важен для нас. Мы хорошо начали весенний отрезок после зимних сборов. Мы видим прогресс команды, даже в проигранном матче «Краснодару». Но и Кубок важен, хотим его выиграть. При этом надо и успешно закончить чемпионат.

— Считаете несправедливым, что полуфинал Кубка пройдет в Петербурге?
— Не знаю, справедливо это или нет, но для меня нет проблемы. Я принимаю это, — последнюю фразу Тедеско произнес по-русски.

— Было ли у вас что-то подобное в других командах, когда по ходу турнира менялся регламент?
— Нет, не помню, такого не было. Удивлен ли я изменению? Немного удивлен, но я не особо переживаю. Мы должны знать, на что мы можем повлиять, а на что нет. Нет времени распыляться на такие темы.

— Томас Цорн в интервью Sport24 говорил, что в случае выхода в еврокубки «Спартак» будет вынужден продавать футболистов из-за ФФП.
— Я не слышал об этом. Этот вопрос лучше задать Томасу.

— Что для вас лучше: отработать сезон без еврокубков текущим составом, не продавая никого, или летом, когда будет идти новый сезон, переделывать команду из-за еврокубков?
— Еврокубки — это всегда хорошо. Если есть возможность играть в еврокубках, надо делать все, чтобы достичь этой цели. В следующем сезоне российским клубам будет еще сложнее. Если мы сможем туда пробиться в этом сезоне через Кубок или через место в чемпионате, мы должны сделать все, чтобы это случилось. Цели остаются те же — мы готовим молодую команду шаг за шагом, это самое важное. А нужно нам продавать игроков или нет, я еще об этом не думал. Но если все будет, как вы сказали, думаю, особых изменений не предвидится. Костяк все равно останется.

— «Спартак» остался без Лоренсо Мельгарехо. Не разговаривали ли вы с руководством, чтобы продлить его хотя бы до конца сезона? И что делать, если Айртон получит травму?
— Мы все находимся в одной лодке — президент, скаутинг, тренеры. И мы принимаем решения вместе. Будет неправильно сказать, что я хотел продлить с ним контракт, но мой директор не захотел. Часто читаю интервью тренеров, которые говорят, что не хотели того или иного игрока, но его в итоге навязали. Мы так не работаем. Мы всегда работаем вместе, выслушиваем все «за» и «против». Решение по Лоренсо мы приняли с президентом, директором, скаутингом. У Мельгарехо заканчивался контракт в конце июня, и ему не было смысла оставаться в команде.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

Сейчас с нами тренируется Илья Голосов из второй команды. Он интересный игрок, талантливый парень. Да, довольно молодой, 2001 года рождения. Но мы верим в работу, которая проводится в академии. Почему не дать шанс молодому футболисту? Ему нужно время, но у него есть потенциал, чтобы закрепиться в основе. И на данный момент он этот шанс использует.

— Стоит ли ждать дальнейшего притока молодых игроков из-за финансового фейр-плей?
— Было бы здорово, если бы причиной прихода к нам молодых игроков из академии был не финансовый фейр-плей. В Германии, например, тоже случались такие ситуации. Имею ввиду «Штутгарт», которому в силу форс-мажорных обстоятельств пришлось укомплектовываться молодыми игроками. Так футбольный мир узнал Сами Хедиру, Андреаса Хинкеля и Кевина Кураньи. Но всегда лучше, когда молодые футболисты привлекаются к основной команде естественным образом. Когда они заслуживают вызов. На данный момент нашу команду уже можно назвать молодой. Если таких игроков станет больше, для нас это не будет проблемой. Мы привлечем их, чтобы они смогли сделать следующий шаг в карьере.

— На каких позициях вы бы хотели усилить конкуренцию?
— Мы потеряли Мельгарехо, но прежде чем кого-то покупать и тратить деньги, мы хотим попробовать на этой позиции Голосова. Если у нас есть молодой игрок, который может играть, почему бы не довериться ему? На позиции опорника могут сыграть Умяров и Зобнин, но они лучше действуют на атакующих позициях. Пока пробовали на месте опорника Бакалюка, он был с нами в Катаре и играл. Он молод, но вопрос в том, чтобы посмотреть на этих ребят и понять, можно ли их привлекать к команде на постоянной основе. Или им еще нужно время и практика в командах, которые ниже по рангу. Если они не смогут работать с нами, нужно будет разработать план, как они смогут показать себя во второй команде. К каждому игроку нужен индивидуальный подход.

— Предыдущие тренерские штабы привлекали к основе Михаила Игнатова, а теперь он исчез.
— Он очень талантливый игрок. Когда он работал с нами, его качество было видно. Но по ряду причин мы отправили его во вторую команду, чтобы он мог там выступать и расти. Мы хотели взять его с собой на сбор в Тарасовку, но из-за некоторых обстоятельств этого не произошло.

— Через полтора года в «Спартак» вернется много игроков из аренд. У них не будет времени проявить себя на предсезонных сборах из-за короткой паузы между этим и следующим сезонами. Вы наблюдаете за ними уже сейчас?
— Мы уже смотрели за этими игроками. Кто-то из них играл больше, кто-то — меньше, кто-то травмирован. Всем видно, что в них есть что-то особенное, иначе бы они не были нашими игроками. Но нам нужно посмотреть, сколько матчей ребята сыграли в своих командах и на каких позициях. Проанализировать, нужны ли они нам сейчас.

Вернуть игроков, чтобы они сидели на скамейке для количества — плохо и для них, и для нас. Я слежу за этими футболистами, смотрел игры с их участиями, но для анализа требуется больше времени.

— Эти восемь матчей могут помочь?
— Думаю, да. У нас сейчас формируется идея, исходя из последних нескольких месяцев работы, в том числе в Тарасовке. Определенные мысли уже есть.

— Гапонов в прошлом сезоне выходил, выглядел уверенно. Почему сейчас он уступил место Маслову?
— Гапонов для нас важен, в аренду мы его не отдадим. Сейчас он тренируется с основой. Касаемо игры в Оренбурге, решение было 50 на 50 и принималось в последний момент. Илья был в хорошей форме. У него есть все, чтобы играть за нас. У него все хорошо и с физической, и с психологической точек зрения. Возможно, Маслов чуть лучше в технике, а Гапонов лучше играет головой. Они не одинаковые — у них разные сильные качества. Нельзя принимать решения сразу, надо смотреть от игры к игре. Что касается «Оренбурга», мы посчитали, что будем больше владеть мячом, а соперник будет обороняться. В этом аспекте Маслов лучше.

— В интервью WAZ вы говорили, что переговоров по контракту еще не было. Сказали, что вам и клубу нужно время. Не переживаете, что если не продлите контракт до зимы, то в прессе начнется давление?
— В прессе — возможно. Я на это повлиять не могу. Вопрос немецкого журналиста был в том, почему я разорвал контракт с «Шальке», если мог сидеть три года дома и зарабатывать легкие деньги, а вместо этого подписал соглашение всего лишь на полтора года со «Спартаком». Я ответил, что это было из-за моего желания работать здесь.

«Спартак» предлагал мне трехлетнее соглашение, но я попросил сократить срок контракта, чтобы дать время нам посмотреть друг на друга. Это мой первый опыт работы за границей с языком, которого я не знаю, с незнакомыми функционерами и игроками. Молодой немец в новой стране — это непросто. Если клуб захочет продлить контракт, то никакого давления не будет. Мы сможем спокойно обсудить всю конкретику, все детали. Сейчас нет никакого давления ни на меня, ни на клуб в этом плане, хотя сезон в этом году невероятный.

— Эта вероятность и множество специфических моментов скажется на продлении контракта?
— Нет, конечно нет. «Спартак» делает все необходимое, и я счастлив здесь. Я всем доволен и не думаю об этих вещах. В России все отлично.

— Один из главных активов «Спартака» — Самюэль Жиго. Как лично вы оцениваете вероятность, что он может покинуть команду?
— Он очень важен для нас. Зачастую нельзя заменить уходящего игрока, просто купив на его место равноценного футболиста. Такой игрок как Жиго важен и на поле, и за его пределами. В «Спартаке» это понимают все, а не только я.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

У нас есть амбиции, и мы не можем терять подобных игроков, независимо от того, Жиго это или кто-то другой. Но в футболе нельзя сказать на сто процентов, кто точно останется, кто продлит контракт. Нужно смотреть от случая к случаю.

— В апреле клуб объявил о сокращении зарплат. В мае что-то изменилось и планируются ли сокращения в июне?
— Нужно спрашивать генерального директора. Я могу говорить только за спортивную часть.

— Вас и тренерский штаб это тоже коснулось?
— Да, это затрагивает всех, но это не проблема.

— С Соболевым был подписан полноценный контракт. Как он вас убедил, не сыграв много матчей?
— Никто не ожидал, что случится такая ситуация с коронавирусом. Мы хотели, чтобы Соболев сыграл больше, но нам нужно было принимать решение. Оно было единодушным. У нас не было прежде такого мощного и высокого игрока в атаке, который способен и хорошо сыграть головой, и уйти за спину.

У нас есть Понсе, но Соболев игрок другого формата. Несмотря на то, что он не забил, у него был хороший момент с «Динамо». Мог делать счет 3:0, но Понсе успел на мяч первым. Соболев подготовил гол с «Оренбургом», Бакаеву — с «Динамо». Он хорошо прессингует, цепляется за мячи.

Соболев стал лучше понимать нашу игру. Если раньше он сваливался на фланг, то теперь больше работает в центре. Думаю, он показывает, что может расти. Соболев — молодой русский игрок, знает чемпионат. Думаю, что наши риски из-за этих фактов не велики, а это самое главное при покупке игрока.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене