logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Все новые арены — под копирку построенное убожество». Фанат ЦСКА — владелец бара и коллекционер стадионов

Философия британского паба, гопники из Лидса и суровая подтрибунка «Миллуолла».

Футбол
2 июня 2020, Вторник, 08:00

Новый гость программы «В движе» — путешественник, граундхоппер и фанат ЦСКА Кирилл Чемберлен. Помимо всего прочего, Кирилл — владелец аутентичного паба в центре Москвы. Пока в стране объявлен режим самоизоляции, бизнес простаивает. Мы встретились с главным героем выпуска, чтобы расспросить его о нынешних делах и поностальгировать о времени, когда можно было свободно кататься по миру в поисках новых фанатских впечатлений.

— Кирилл, ты наверное в самоизоляции больше всех чувствуешь себя ущемленным? Ездить никуда нельзя, бар закрыт…
— Да, наш бар уже два месяца не работает, как и все общепиты в Москве. Это грустно — сказалось это и на финансовом состоянии, да и жизнь немного утратила смысл. Без путешествий очень тяжело. Не припомню, чтобы я два месяца кряду провел в России.

— Что такое граундхоппинг?
— Это хобби, которое заключается в коллекционировании посещений футбольных стадионов по всему миру. Этот термин был введен британцами. Уже больше года существует Russian groundhopping league. Это своеобразный чемпионат России среди граундхопперов. Туда вовлечено 80 человек, и мы соревнуемся, кто за год посетит больше новых для себя стадионов. Там своя система подсчета очков: если ты едешь на другой континент, то получаешь больше очков, а если поехал на стадион в стране, в которой живешь, меньше. Мы выпустили карточки — выглядят как абонемент. У меня первый номер, поскольку я один из создателей организации. Мы просим сфотографировать карточку на фоне проходящего на стадионе матча, это является доказательством посещения. Также мы используем приложение Futbology.

— На каком месте ты в вашем чемпионате и в мировом?
— В мировом не вхожу даже в первую сотню. Там есть люди, которые посетили более 2000 стадионов. Я за свои 36 лет остановился на отметке лишь в 254 стадиона. В нашем чемпионате я тоже не вхожу в первую тройку. Я на 4-5-м месте.

— Чем вы живете? Что позволяет постоянно путешествовать?
— Никто из нас не сын миллионера. Нет особых проблем потратить 5 тысяч рублей, слетать на выходных из Москвы в Будапешт и пробить 3-4 стадиона.

— Все говорят о красивых стадионах. Какие входят в ваш рейтинг?
— Вот старый стадион «Динамо» красивый, стадион «Петровский», стадион на Автозаводской красивый. Все новые стадионы, которые появляются у нас, — это под копирку построенное убожество. Самый красивый стадион, который я видел, — Олимпийский стадион в Берлине. На нем проходил финал ЧМ-2006, его модернизировали, но никак не навредили фасаду. Что мешало так же сделать со стадионом «Динамо», оставив фасад, чтобы он сохранил свой облик? Тогда бы это было красиво.

— Твой паб — это кусочек Англии, который ты стараешься перенести в Москву?
— Это самый британский паб в России — Tweed and Stout Pub. Сюда ходят люди, которые друг друга знают, и все они познакомились здесь. Это такой локальный паб, где свое комьюнити. Человек идет сюда после работы один, он знает, что встретит здесь знакомых, с кем можно поговорить. Здесь нет официантов, как и в Британии. Чтобы заказать пиво, ты должен поднять задницу и подойти к барной стойке. Даже если сюда будут ходить десятки девушек и просить поставить на кран бельгийское вишневое пиво, я скажу им: «Девчонки, вот вы съездите в Британию и найдите традиционный бар, где есть бельгийское вишневое пиво. Сфоткайте мне его, и тогда я поставлю тут вишневое пиво». Пока не будет там, не будет и здесь. Тут все должно быть так, как там.

— Что сейчас представляет собой английский фанатизм?
— Они по-прежнему главные модники. Ты приходишь на стадион, и от количества фанатских брендов у тебя пестрит в глазах. Они все стараются выглядеть так, будто сошли с картинок «Фабрики футбола». Раньше они были самыми злостными хулиганами, но в этом плане многое изменилось. Последний матч, где я был, — стадион «Миллуолла». Я спустился в туалет в середине второго тайма, там пять здоровых мужиков с шрамами на лице, в Stone island, без палева нюхали кокаин. Им всем было за 40. Мое присутствие их никак не смутило, как будто реально попал в фильм «Фабрика футбола».

— Знаменитое «No one like us» — их заряд, кстати.
— Их многие не любят за это. Из моих знакомых, кто следит за английскиим футболом, почти все недолюбливают «Миллуолл» и «Лидс Юнайтед». Бытует шутка, что даже фанаты «Лидса» ненавидят «Лидс». Когда речь идет о «Лидсе», его никак иначе не называют, кроме как Dirty Leeds (грязный Лидс. — Sport24). Считается, что они самые отвратительные и злобные гопники, причем их много, поскольку у клуба большая армия фанатов.

— Ты сказал, что твой второй любимый клуб «Рейнджерс». Как так вышло?
— Это случилось, когда появилась любовь к футболу в целом. У меня был сосед, который болел за «Торпедо». Он подбил меня тоже коллекционировать наклейки Panini Евро — 1996. Первой сборной, которую я решил собрать, была сборная Шотландии. Я обратил внимание, что почти вся сборная состояла из игроков «Рейнджерс». Так сложилось, что я начал симпатизировать этому клубу в одно время с ЦСКА. Для меня это два клуба, которые идут рука об руку.

— Как в Британии контактируют англичане и шотландцы? Как те же фанаты «Рейнджерс» контактируют с английскими клубами?
— Фанаты «Рейнджерс» протестанты, они за то, чтобы Британия оставалась единой. Многие из них отказываются от слова «Шотландия» и называют себя Северной Британией. Никто из них не ходит на матчи сборной Шотландии. Очень многие в Англии называют «Рейнджерс» своим вторым любимым клубом. Я с завидной регулярностью встречаю на матчах кучу совместных баннеров, типа «Вулверхэмптон» — «Рейнджерс». Не говоря уже о том, что у «Рейнджерс» есть клубы-побратимы, это «Миллуол» и «Челси». Существует даже тройственный союз, так называемые Blues brothers — «Челси», «Рейнджерс» и «Линфилд». Как и у этих клубов, у «Рейнджерс» среди фанатов были ультра-правые настроения. До сих пор «Рейнджерс» — оплот белой Британии. Для «Челси» и «Миллуола» «Рейнджерс» — как сборная России для нас, на их матчах нет беспорядков.

— Раньше фанаты в Англии круто одевались, прилично выглядели. Сейчас, когда на них смотришь, вспоминаешь драки в Марселе. Сочетается ли та красота с этим пьяным животным состоянием? Или это разные люди?
— Это больше прерогатива матчей сборной Англии. На матчи сборной Англии, как и на матчи сборной России, собирается, к сожалению, определенный контингент. У нас это люди в кокошниках, у них — обрыганы. Немногие английские фанаты, у которых есть представление о прекрасном, будут участвовать в этом безумии. Я ходил на матчи сборной Англии. Мои друзья, которые тоже ходили, не ведут себя таким образом. Они не ходят голыми по городу и не ссут везде.

— У тебя был пост в инстаграме, где ты говорил, что увлекаешься порнографией. Что это?
— Не вижу в этом ничего плохого. То, о чем ты говоришь, было постановкой «Заводного апельсина» в порноверсии. Я с уважением отношусь к этому фильму, и для меня было интересно посмотреть его ремейк в альтернативной версии. У меня даже вызывают умиление ранние российские порнофильмы.

— У тебя стильные вещи, стильный бар. Из этой эстетики как-то выбивается увлечение группой «Коррозия металла».
— Так это то же самое, что и порнуха — стеб, угар. Раньше Сергей Троицкий обладал потрясающим чувством юмора, близким мне. Кому-то нравится Петросян, кому-то — «Полицейская академия», а мне нравится юмор Троицкого — он мне близок.

— Нравятся девушки у него на подтанцовке?
— Он выступал у меня в пабе, отвечал на вопросы фанатов. Девушки были из его секс-шоу. Из трех одна была очень даже ничего — в милицейском кителе, без лифчика. 33 процента — уже неплохо!

— Твое увлечение — охота. Сейчас много споров, о том, что нельзя убивать животных. Что скажешь?
— Я люблю животных. Я всю жизнь рос с собаками. Также я люблю есть животных. Для меня это честно, когда ты сам добываешь себе животное, которое съешь. Когда человек покупает мясо в магазине, он является заказчиком убийства, а убийца работает на скотобойне. Когда люди говорят, что охота — плохо, но при этом едят мясо, таких я вообще не слушаю. Если человек не ест мясо, то он имеет право на такую точку зрения. Для меня это очень большое хобби, эстетика. На охоте я отдыхаю душой и телом.

— Когда ты пускаешь пулю в живое существо, и оно испускает дух — это не задевает тебя?
— Я спокойно к этому отношусь. Я в ЮАР охотился на антилопу, какой-то чувак мне написал: «Желаю, чтобы в следующей жизни ты стал антилопой». Я такое не комментирую, не отвечаю.

— Чем тебя удивила ЮАР, когда ты туда приехал?
— Как будто на другую планету попал. Границы между черными и белыми людьми там очень четкие. Удивляет, как эти два народа могут там существовать вместе. Там власть в руках черных, а почти вся экономика в руках белых. Правительство всячески пытается усложнить жизнь белых в пользу черных. Сейчас там вообще хотят ввести закон о том, что земля, которая принадлежит белым, перейдет во владение государству. Весь бизнес там ведут белые, потому что если отдать его африканцам, все пойдет под откос, поскольку они плохо образованы. Некоторые из них даже не умеют читать. Там стреляют, режут, грабят, убивают. Мы общались с ребятами из российского посольства. Бывают случаи, что человек стоит в пробке, а у ему в окно стучат дулом пистолета. Отдал часы и телефон — и поехал дальше. В центре города живут только черные, а на окраинах — только белые. У белых не принято ходить по улицам. Браки между белыми и черными очень не приветствуются. Особенно эти браки осуждаются белыми.

Подписывайтесь на страницу Sport24 Вконтакте!