logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Государство помогает не в том объеме, в котором бы хотелось, неудивительно, что люди нарушают карантин»

Федор Кудряшов — о Бердыеве, Черчесове и различиях между Россией и Турцией.

Футбол
29 мая 2020, Пятница, 06:00
Александр Мысякин, Sport24

«В Турции полиция относится к гражданам с пониманием»

— Федор, как дела в Турции? Ограничения из-за вируса снимают?
— Да, после праздника Курбан Байрам практически все ограничения снимут. На данный момент торговые центры работают. Единственное — детям и пожилым людям запрещено выходить на улицу. Есть определенные дни и часы, когда они могут гулять. В целом жизнь продолжается.

— А как же цифровые пропуска?
— Нет, такого у нас не было, даже в таких больших городах, как Анкара и Стамбул. Все возвращается к нормальной жизни. За сутки в Турции, по-моему, уже не более 1000 новых случаев заражения.

— Есть штрафы за отсутствие масок и перчаток на улице?
— Нет, штрафов нет. Но нельзя, например, в Анталье находиться у моря. Все оцеплено, пляжи закрыты. На время праздников будет четырехдневный карантин, на улицу нельзя будет выходить. Все магазины закроются. И, думаю, это продлится один-два дня, когда будут развозить бесплатный хлеб жителям города.

— В некоторых регионах России штрафуют за нарушение правил масочного режима. Это правильно?
— Наши люди все понимают. Если по-человечески все объяснить и указывать на ошибки, то граждане в следующий раз будут более ответственно относиться к тому, что требует та или иная область или же само государство. По мне, нужно быть лояльнее к своим людям. Я могу сказать на примере Турции: когда запретили гулять с детьми, тоже ввели штраф. Но полиция с пониманием к этому относится, предупреждают, что лучше не выходить и не попадаться. А так, чтобы сразу штрафовать — здесь такого нет.

— Турция выплачивает деньги гражданам во время пандемии?
— Да. Количество не уточнял, но знаю точно, что такие выплаты существуют.

— В России выплатят одноразово на каждого ребенка до 16 лет 10000 рублей. Остальные выплаты совсем незначительные. Это подстава от нашего государства?
— Государство, может быть, помогает, но не в том объеме, в котором бы хотелось. И после этого для меня не было никакого удивления, что люди стали нарушать режим и пытались найти хоть какой-то заработок. Если у тебя нет денег — штрафуй не штрафуй, от этого ничего не изменится. Всем хочется жить и кушать!

— В Чехии каждому гражданину страны выплатили по 1000$ и отменили все кредиты и ипотеки на время пандемии. В России такого нет. Вам это понятно?
— У каждой страны свои ресурсы и возможности.

— Кто-то говорит, что коронавирус — фейк. Такое мнение имеет право быть?
— Думаю, да. Но я разговаривал со своими друзьями и знакомыми. У кого-то из них заболели родственники, у кого-то даже умерли. Конечно, от коронавируса люди умирают, но в большей степени умирают именно от сопутствующих заболеваний. Может, коронавирус является неким катализатором. По-моему, коронавирус — это одна из разновидностей гриппа. Просто более серьезная, от которой на данный момент нет лекарства.

— У вас есть знакомые, которые лишились работы из-за вируса?
— Да. Они остались без работы, но есть родные, которые в трудный момент помогают. Пока держатся, а дальше… Надеемся, чтобы все скорее вернулось и заработало. Хотя в это тяжело верится.

«Не нужно было штрафовать Фролова, он разумный человек»

— Из-за вируса многие клубы снизили заработную плату. «Антальяспор» не стал исключением?
— В Турции говорили еще в марте, что какие-то клубы хотят сократить выплаты, но после этого больше ничего не слышал. Что же касается моего клуба, то разговоров об этом не было. Честно говоря, я не знаю, сократили или нет, потому что у нас сейчас задержка выплат. У всех, наверное, проблемы с деньгами, мы с пониманием к этому относимся, но разговоров именно о том, что нам сократили зарплату, пока не было.

— Сейчас непростая ситуация во всем мире, но именно в России очень много клубов, которые спонсируются государством. Это правильно?
— Для того чтобы наши клубы стали частными, нужно подготовить площадку для этого. Клубы должны научиться зарабатывать самостоятельно. Например, на трансляциях и т. д. Мне очень нравится в этом плане Америка. Восемь-десять лет назад там никто почти не ходил на футбол, были искусственные поля. А сейчас каждая команда зарабатывает! Американский соккер сейчас на очень хорошем уровне. Народ начинает интересоваться, ходить на стадионы. И повторю, нашим клубам нужна почва для перехода к частному владению. Если это сделать сейчас, то, наверное, у нас останется мало команд, которые смогут выжить.

— Как относитесь к Путину?
— В первую очередь, Владимир Путин — глава государства, я отношусь к нему с уважением. В политике я не силен, мое дело играть.

(РИА Новости)
РИА Новости

— Вы пересекались с Владимиром Владимировичем после чемпионата мира. Какое впечатление он оставил?
— Сильного человека и настоящего лидера. Я не представляю, как это — управлять такой огромной страной, нести ответственность за жизнь каждого и принимать решения, от которых зависят судьбы миллионов людей. Успел ли я с ним поговорить? Нет, не получилось.

— Беленов рассказывал о маленьких пенсиях. Поддерживаете его слова? Без помощи родителей сложно представить жизнь стариков?
— Полностью согласен с ним! Мои же родители еще работают, мама занимается репетиторством, папа работает в университете. Они справляются, но я им помогаю. Однако мои родители живут в Сибири, если бы они жили в Москве, было бы труднее намного. В разных регионах все по-разному.

— Можно сказать, что Россия подсела на нефтяную иглу?
— Не скажу, что это произошло прямо сейчас. Да, у нас есть зависимость от нефти, мы это видим на примере нашего рубля. Но эта зависимость возникла уже давно.

— У вас есть вопросы к государству?
— Не имея специального образования, тяжело об этом рассуждать. Я хотел бы высказать свою точку зрения, если бы был подкован и юридически, и экономически. Я же могу опираться на какие-то статьи, вырезки, программы. Получается, это уже мнение других людей, а фактов как таковых в моем арсенале мало.

— Как относитесь к интервью Фролова? Это норма, когда штрафуют за такое мнение?
— Это решение клуба. Но тут я на стороне Жени, и я его поддерживаю. У нас в контрактах прописана ответственность за наши слова, поведение и поступки. Думаю, клубу нужно было его не штрафовать, а просто провести беседу с ним, он бы все понял. Это разумный и толковый человек.

— Если сравнивать жизнь в России и Турции, где вам комфортнее?
— Мне комфортно там, где моя семья. В данный момент я бы очень хотел быть рядом со своей семьей, которую я не видел очень долго.

— Не хотите после футбольной карьеры переехать в Турцию?
— Нет. Мне вот, например, очень понравилось жить в Сочи, хотя я очень долгое время прожил в Москве. Сейчас же мне импонирует этот курортный город, потому что там солнечно и тепло! Нет сумасшедшего трафика, спокойная жизнь.

— В чем Турция лучше России?
— Так как я русский, то, конечно, мне больше нравится в России. Но в каждой стране есть свои плюсы и минусы. Турция — не исключение. То же самое я могу сказать и о России, поэтому не могу назвать конкретно, в чем Турция лучше нашей страны. В чем-то лучше, в чем-то хуже.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Почему вы покинули «Башакшехир»? Многие не поняли ваш переход в «Сочи».
— Мне предлагали контакт, но в «Башакшехире» играет очень сильный левый защитник — Гаэль Клиши. Я считаю, он лучше меня. Француз до сих пор доказывает, что является одним из лучших. Я просто волновался за свою игровую практику и понимал, что никто не может гарантировать мне место в основном составе. В то же время я хотел быть в сборной России и попасть на чемпионат Европы. Из-за этого я предложил «Башакшехиру» вариант, что если я не играю до зимы, то клуб за определенную сумму мог бы меня продать. Но они отказались, а мне не захотелось рисковать.

— «Башакшехир» неплохо пылит в Лиге Европы. Следите?
— Конечно! Это единственная команда Турции, которая осталась в еврокубках. Из той команды я больше всего общался с Сашей Епуряну, ему позвонил и поздравил. Что касается других, то я больше ни с кем не поддерживаю связь. Но вот когда «Антальяспор» играл с «Фенербахче», я встретился с Эмре Белезоглу, он ранее играл со мной в «Башакшехире», мы немного пообщались после матча.

«В России есть возрастной стереотип, после 30 начинаются вопросы»

— Чем вас подкупил проект «Сочи» после Турции?
— Желанием построить хорошую добротную команду, которая ставит перед собой определенные задачи. Не выживание, а более высокие цели.

— Общались с Ротенбергом?
— При переходе — нет. Но в течение сезона мы разговаривали. Какое впечатление? Он очень амбициозный, его главная задача — чтобы в Сочи была команда, которая борется за еврокубковые места.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Думаете, это получится?
— До вируса я был уверен в этом. Сейчас же я вообще не знаю, что будет дальше в мире и, в частности, какие клубы смогут продолжить существование.

— Каким запомнился Точилин? Многие говорили, что ему не хватало жесткости. Это мешало команде?
— В какой-то степени — да. А в какой-то степени виноваты мы, футболисты. Наверное, не справились с тем, что от нас требовало руководство. Что не получилось? Я много думал об этом, но не могу ответить и разъяснить. Что касается профессиональных навыков Точилина, то мне понравилось с ним работать.

— Почему решили покинуть «Сочи» после такого короткого периода?
— Не могу назвать главный фактор, но он не связан с футболом. Не жалею ли я об уходе? Нет! Я очень рад находиться в «Антальяспоре». Мне очень нравится команда и сам коллектив, да и в общем мне нравится играть в Турции.

— Какие были предложения, кроме «Антальяспора»?
— Конкретных вариантов не было. Были разговоры вокруг других турецких клубов, но конкретика была только от моего нынешнего клуба. Слышал об интересе «Сивасспора» и «Трабзонспора».

— Одним из звездных игроков «Антальяспора» является Подольски. Какое впечатление оставляет немец?
— Это профессионал, как и все немецкие игроки. Видно, что у него огромный опыт, он очень много подсказывает молодежи. Своим примером он показывает, как нужно относиться к работе. У нас есть общая группа в WhatsApp, переписываемся на английском языке, шутки-прибаутки, это все присутствует.

— Вы работали с Черчечовым в «Тереке», «Спартаке» и сборной. Можно сказать, что это главный тренер в вашей карьере?
— В моей карьере три главных тренера. Это Черчесов, Бердыев и Ромащенко.

— Можете с ним созвониться и поговорить о бытовых вопросах?
— Станислав Саламович во время карантина звонил всем игрокам, спрашивал, как дела. Он всегда интересуется такими вещами. Это, конечно, очень приятно. С Черчесовым я могу обсудить не только футбол, но и какие-то бытовые моменты. Это тоже одна из составляющих футбола. Черчесов в этом плане очень хороший психолог. Он понимает, что если у тебя в жизни и семье все хорошо, то и на поле ты будешь думать только о футболе, а не о чем-то другом.

— Вы общались с Рамзаном Кадыровым. Какое у вас сложилось впечатление о нем?
— Мы не часто общались. Он несколько раз приезжал на тренировки, разговаривал с командой, интересовался, как у нас дела. Мне он запомнился очень позитивным и улыбчивым человеком.

— Ни для кого не секрет, что Путин и Кадыров хорошо общаются. В чем их различия?
— Это два сильных лидера, от них действительно исходит мощная энергия. Что касается отличий, то я не могу сказать.

— Вам нравилось жить в Чечне?
— Для меня это было сложное время. Это выливалось в мою агрессию на поле, получал большое количество желтых и красных карточек. Во-первых, я был далеко от семьи. Во-вторых, это республика со своим укладом.

— Могли там расслабиться и выпить кружку пива, например?
— Не всегда. Футболисты могут выпить после игры, но только если знать меру и не перебарщивать с этим!

— У вас были матчи, после которых хотелось напиться?
— Желание было, но потом понимал, что этим проблему не решить. Нужно уметь переживать такие ситуации другими способами, разбираться в себе и собственными силами уходить от плохих мыслей.

— В вашей карьере оставил большой след Курбан Бердыев. Вы под его руководством играли в Лиге чемпионов за «Ростов», но провели блеклый сезон в «Рубине». Чем запомнился тренер?
— Курбан Бекиевич — очень уравновешенный и спокойный человек. Да, бывали моменты, когда он выходил из себя. Он обращал очень много внимания на футбольные мелочи. Я многому научился у него. Для него были важны не только футбольные навыки, но и человеческие качества. Бердыев также обращал внимание на то, что мы делаем в жизни. Мне запомнилось то, как при нем все футболисты работали на тренировках. Не было такого, что ты можешь забить голы и до следующей игры тренироваться спустя рукава. Нужно было на каждой тренировке доказывать, что ты достоин играть. В «Ростове» я видел, как кто-то из нападающих сделал дубль, но в следующем матче не играл из-за плохих тренировок на неделе. Для Бердыева было очень важно видеть то, как футболист работает на тренировке.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Что больше всего запомнилось в той Лиге чемпионов за «Ростов»?
— Самое яркое — победа над «Баварией» и выход в групповой этап, когда была ответная игра с «Аяксом». А так, были моменты, которые поражали. Например, когда мы играли против «Атлетико» — как звезды вроде Гризмана отрабатывали на поле. Вряд ли кто-то знал из них про «Ростов» до того розыгрыша ЛЧ, но они под руководством Симеоне отлично отрабатывали. То, как они профессионально относятся к футболу, — пример для всех российских футболистов.

— Почему решили покинуть Россию в тот момент?
— Я ушел из «Рубина», потому что там были определенные финансовые проблемы.

— А почему выбрали именно Турцию? Были какие-нибудь варианты из европейских стран?
— Нет, ничего не было. В последний день европейского трансферного окна появился вариант с переходом в «Башакшехир». Я прилетел в Стамбул, мы за день договорились и подписали контракт.

— Семья была в шоке?
— Да и я сам был в шоке. Это был первый опыт для меня с иностранным чемпионатом.

— Если бы сейчас появился вариант с переходом в какой-нибудь середняк европейского чемпионата, поехали бы?
— Мне 33 года. Кто меня позовет в Италию или Испанию?

— В Италии много возрастных игроков.
— Сейчас там уже не так, как было раньше, больше молодых. Но если образно представить, то я бы очень хотел поехать в Англию.

— Почему в России игроков вашего возраста начинают закапывать?
— Да, уже в 30 лет начинаются вопросы. Есть такая тенденция. Ошибка ли это? Не знаю даже. Но возрастной стереотип в России действительно существует.

«Кто стал чемпионом мира узнал из сообщений в интернете»

— Как часто вспоминаете чемпионат мира в России?
— Часто. Родные тоже вспоминают, когда по телевизору матчи показывают. Это было круто. Неизвестно, когда в следующий раз у нас пройдет мундиаль, от этого еще больше гордости, что я был частью той команды на домашнем ЧМ.

— Какой был самый яркий момент того турнира?
— Разочарование после того, как мы не смогли пробиться в полуфинал. Я тогда месяца два-три вообще не мог смотреть футбол. Признаюсь, я только из сообщений в интернете узнал, кто стал чемпионом мира. У нас была уверенность, что мы пройдем хорватов, в игре тоже чувствовалось, что они нам по зубам. Но, к сожалению, не получилось.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Не хватило удачи?
— Не считаю, что хорваты были сильнее нас. По игре испанцы были намного сильнее хорватов. Однако с Испанией нам повезло, а с Хорватией — нет.

— До того матча хорватам с пенальти вообще не везло. Верите в футбольного бога?
— Да, верю. Возможно, хорватам тогда воздалось за прошлые неудачи.

— Дзюба говорил, что если бы прошли хорватов, то и обыграли бы в полуфинале тех англичан. Согласны?
— Насчет легко — не знаю, но если бы мы вышли в полуфинал, то это придало бы нам еще больше сил. Думаю, все было возможно.

— Кто из игроков соперников на том ЧМ произвел наибольшее впечатление?
— Мне очень понравился Кавани. Грамотный нападающий, действительно произвел на меня впечатление.

— Можно ли сказать, что это была футбольная сказка в вашей карьере?
— Да. У меня две таких сказки было: домашний чемпионат мира и выступление за «Ростов», когда мы заняли второе место, а потом играли в Лиге чемпионов.

— Чемпионат Европы перенесли. Вы расстроились?
— Конечно. Но это надо принять и идти дальше. Нужно играть так, чтобы через год я смог снова попасть в состав сборной. Я очень этого хочу. Верю, что у меня все получится с этим.

— Реально ли для нас попасть в полуфинал ЧЕ?
— Для начала нужно выполнить задачу минимум и выйти из группы. Нам попалась сложная группа. Но нам она под силу.

— Федор Кудряшов из «Сибиряка» мог представить, что будет играть на родном ЧМ, выбивать испанцев, побеждать за «Ростов» «Баварию»?
— Конечно, нет. Даже когда Россия выиграла право проведения чемпионата мира, папа мне говорил: «Федор, я хочу, чтобы ты сыграл на домашнем чемпионате». А я так саркастически улыбнулся и сказал: «Пап, ну куда мне?» Я даже не думал об этом, мог только мечтать. Думаю, здесь сложились и удача, и труд, и все остальное. Опять же, возможно, футбольный бог наградил меня за упорство и работу.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

«После поражения «Баварии» Бердыев бросал бутылки с водой и кричал»

— В «Спартаке» вас не раз отправляли в аренду в разные клубы. Можете вспомнить самую дикую историю того времени, которая раскрывает проблему нашего футбола?
— Не было такого. В каждом клубе была какая-то своя изюминка, мне это нравилось. Не могу сказать ни об одном клубе, что мне было некомфортно или что-то бесило. Все клубы находились в разных регионах, у каждого была какая-то своя специфика. Например, в Томске все было по-домашнему, уютно, там очень добрые люди. В Краснодаре мне тоже понравился город, погода. Я на тот момент попал в команду, которая строилась, уже многое там было сделано. Мне очень понравился Сергей Николаевич Галицкий в плане того, что он знал о футболистах все. Галицкий приезжал на тренировки, со всеми здоровался, интересовался чем-нибудь. Это очень подкупало. В том же «Спартаке» не было такого, чтобы Леонид Арнольдович (Федун. — Sport24) настолько интересовался жизнью команды.

— Можно ли назвать это одной из главных проблем красно-белых?
— Нет. «Спартак» — народная команда, что касается их проблем, то это для меня темный лес. Тем более я уже давно не в команде, не знаю, что там внутри.

— Следите за «Спартаком»?
— Большой привязанности к клубу нет, но все равно слежу за результатами команды. Последние два года футбольные новости я не читаю, только смотрю матчи.

— Правда ли, что «Спартак» хотел вас вернуть?
— Разговоры были, но я не знаю, насколько это серьезно. Это было после ухода из «Башакшехира», то есть год назад. Если бы срослось, то, думаю, перешел бы.

— Расскажите самую шокирующую историю за всю футбольную карьеру?
— Это было после игры в Мюнхене, когда «Ростов» проиграл 0:5 немцам. Курбан Бекиевич был очень сильно разгневан. Вот это для меня было шоком. Казалось бы, хоть и проиграли, но одной из лучших команд Европы. Однако он был настолько зол, что для меня это было удивлением. Потом в Лиге чемпионов я видел его в таком состоянии после матча в Мадриде, когда мы на последней минуте проиграли матч. Я его в жизни таким не видел, это врезалось в память.

— Что он делал?
— В футболистов ничем не кидался. Просто бросал бутылки с водой и кричал.

— Вы сейчас довольны своей карьерой?
— Да. Были моменты, которые можно было сделать по-другому, но сожалений нет. Что было, то было. В целом я доволен. Когда я начинал играть в футбол, даже не мечтал о таком. И вообще очень трудно выбраться из места, где я родился. Мне об этом Володя Гранат постоянно напоминает.

— Вам 33 года. Не думаете о завершении карьеры?
— Мысли закрадываются где-то, но пока всерьез не думаю об этом. Пока здоровье позволяет и пока я нужен, буду играть.

Блиц

Самый крутой гол за карьеру?
— За сборную в ворота Сан-Марино.

— Самый сильный игрок, против которого вы играли?
— Дуглас Коста.

— Что бы вы изменили, если бы вернулись на 15 лет назад?
— Свое отношение к тренировкам и индивидуальным занятиям.

— Главный клуб?
— «Ростов».

— О чем сейчас мечтает Федор Кудряшов?
— Увидеть свою семью.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене