logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Редакция
Sport24

«КраСава» с Мхитаряном: обнимашки с Клоппом, конфликт с Моуринью, Златан в армянском ресторане

И возможный трансфер в Россию.
ФутболСерия А
2 марта 2020, Понедельник, 12:30

Герой нового выпуска «КраСавы» — Генрих Мхитарян; человек, который построил самую мощную европейскую карьеру среди игроков на постсоветстком пространстве. Страйкер сборной Армении зажигал в «Боруссии» у Клоппа, покорял АПЛ в «Арсенале» и «МЮ», а теперь тащит «Рому».

Из интервью с Генрихом вы узнаете:

  • почему на него злился Моуринью и как Златан ходил в армянский ресторан;
  • как Клопп уговаривал его перейти в «Боруссию»;
  • сколько он думал над безлимитным контрактом от «Спартака»;
  • какой Генрих дома. Рассказывают мама, дядя и сестра игрока.

Предложения из России

— Правда, что «Спартак» положил перед тобой пустой лист, чтобы ты вписал условия?
— Было такое. Я не отказал «Спартаку». Когда я был в «Шахтере», думал, что играю на тот момент в самой сильной команде СНГ. Не было смысла переходить в «Спартак», потому что хотел играть в Европе.

— Параллельно тобой интересовался «Анжи». От какого кэша ты отказался?
— Обещали сумасшедшие деньги и бонусы. Но у меня была мечта. Ради этого отказался.

— Это’О получал 20 миллионов евро. Сколько предлагали тебе?
— Не было 20, чуть меньше.

Уговор с Клоппом, конфликт с Моуринью

— Правда, что перед разговором с Клоппом он обнял тебя, поднял от земли и сказал: «Не отпущу, пока не подпишешь контракт»?
— Да, было такое. В конце разговора сказал: «Дай обещание, что вернешься в Дортмунд». Он как друг, как отец, как брат. Когда я перешел в Дортмунд, начал реально понимать футбол.

— Моуринью троллили журналисты за то, что ты раньше него приезжал на базу. Он сильно злился, звонил Райоле и говорил: «Мино, почему он приезжает раньше всех? Что он хочет мне доказать?»
— Да, такое было. Однажды он меня увидел на завтраке и сказал: «Из-за тебя меня критикуют в прессе». Говорю: «В смысле, Мистер? Я не делаю это специально, чтобы вас критиковали». Когда я был в «МЮ», там по три дня в неделю стояли папарацци. Они снимали, как ты доходишь до машины и во что ты одет. Приезжаешь на базу — там опять они. Каждый шаг контролировали.

— Моуринью — самый сложный тренер в карьере Мхитаряна?
— Да, так можно сказать. По характеру он — победитель. Ему нужно, чтобы ты выиграл и делал то, что он от тебя требует. Со всеми ему тяжело. Были разногласия и конфликты, но это не повлияло на нашу хорошую работу и три выигранных трофея.

— Правда, что у вас с Моуринью был конфликт после матча? Он тебя поймал и пихал за теорию, что ты должен был отрабатывать.
— Да, это правда. С этого все началось. Я подумал: «Мне больше нечего делать в Манчестере». Я работаю, прессингую, помогаю команде, забиваю, а кто-то недоволен. Не хотел терять время и просто играть в футбол.

Когда был конфликт с Моуринью, Венгер хотел меня видеть в «Арсенале». С детства моя мечта — играть в «Арсенале». Любил «Арсенал», потому что там много французских игроков. С ума сходил. Думал: «Боже мой, попасть в «Арсенал» к Венгеру — сказка».

Ибрагимович в армянском ресторане, жизнь на базе «Шахтера»

— Ибрагимович и Погба — твои друзья. Что общего между тобой и ними?
— Много чего. На поле мы себя хорошо чувствовали. Всегда находили одну тему, на которую общались. Самый шутливый из нас троих — Ибрагимович. Ходили вместе обедать, ужинать. В жизни он совсем другой. Когда с «Арсеналом» были в США на сборах, встретились с ним, посидели, поговорили. Он все время позитивный.

В Манчестере я предложил ему сходить в армянский ресторан. Хорошо посидели, вкусно поели. Ему понравилось. Через два дня, когда играли в Лиге Европы против «Сент-Этьена», он забил три гола. Когда мы встретились с ним в японском ресторане в США, на следующий день он снова забил три гола. Дело в армянских людях.

— Когда Златан и Погба прилетят в Армению?
— Надеюсь, что это возможно. Нужно отправить приглашения.

— Зинченко говорил мне: «Ты не был в «Шахтере». Там на базе озеро, лебеди».
— У «Шахтера» не база, а дворец.

— В «Шахтере» тебя называли «хозяином базы».
— У меня была мечта играть в Европе. Луческу говорил: «Выходи с базы. Чего ты все время на базе?» В «Шахтере» три года жил там. Когда перешел в «Боруссию», сказали: «На базе нет комнат». Там я уже не думал жить на базе. В Европе никто не живет на базе кроме воспитанников. Снял квартиру, жил там.

— Ты приезжаешь на базу за 2-3 часа до тренировки. Что ты тут делаешь?
— Прошу сделать восстановление. Потом завтракаю. Потом работаю в тренажерном зале. И так каждый день. Нужно получать удовольствие от каждого шага.

— Лингард говорил, что ты постоянно танцевал в раздевалке.
— Иногда. В Манчестере всегда была музыка — до тренировки и после тренировки. Кто приходил первым, тот и ставил музыку. Иногда в хорошем настроении двигаешься под нее.

Лень, угрозы от азербайджанцев

— Есть будущее у армянского футбола?
— Самая большая проблема — мы не хотим учиться. Игроки очень ленивые, тренеры очень ленивые. Не хочу никого критиковать. Я не про всех. Как люди работают в Европе и в Армении — совсем разные вещи. Я в 15 лет заработал первые 20 долларов. Потом было 40, 80, 120. Я не жаловался. Работал. Работайте и получайте удовольствие.

— Тебе угрожали азербайджанцы?
— Много раз. Письма в инстаграме, фейсбуке. Не обращаю на это внимания. Горд, что я армянин.

Мама Генриха Мхитаряна — Марина Тащян:

— После смерти отца Генрих поставил цель продолжить его дело и стал заниматься футболом.

[Критических] статей бывает очень много. Когда он приезжает в сборную, всем кажется, что он один должен обыграть всех. Стараюсь меньше читать, чтобы меньше нервничать. Мы с ним разговариваем несколько раз в день.

Генрих любит учить языки. Он самоучка. Сидит, покупает учебники.

Первый раз в 15 лет Генриха пригласили в сборную Армении до 17 лет. Провел сборы с командой и вернулся, когда команда уехала играть за границу. Пришел домой, бросил сумку, лег на ковер и начал плакать: «Меня не забрали». Сказала: «Если тебя не забрали, значит, ты слабый». Жестко.

У меня подруга живет в Риме, она ярая болельщица «Лацио». Всегда говорила: «Смотри, чтобы он не приехал в Рим играть за «Рому». Он меня попросил, чтобы эта подруга провела время с его женой, пока он проходил медосмотр в «Роме». Звоню ей: «Маргарита, ты сидишь или стоишь? Генрих завтра прилетает в Рим играть за «Рому». Говорит: «Только не это. Я же тебя просила». Болеет только за Генриха и «Лацио».

Генрих очень много решает кроссвордов. Как-то летели, во время полета сидел над кроссвордами. Позвонила подруга: «Ну что, решили кроссворды?» Спрашиваю: «А ты откуда знаешь?». Говорит: «А потому что в самолете были болельщики и написали, что Генрих весь полет решал кроссворды».

Сестра Генриха Мхитаряна Моника — про помощь брату, Мино Райолу и возможное предложение «Зенита»:

— Знаю, что ты помогаешь брату за пределами поля. Тебя называют «мясорубкой».
— Есть такое дело. Не мясорубка, но фильтр. Все поступает ко мне. Анализирую, фильтрую, обсуждаю с братом. У нас очень разные характеры.

— Как ты придумала написать Мино Райоле?
— Все началось, когда брат стал лучшим бомбардиром УПЛ. Начались вмешательства разных людей. Начали предлагать клубам без нашего ведома направо и налево. Я позвонила брату: «Так продолжаться не может. Тебе нужен агент». Сказала, что слышала про такого парня, как Мино Райола. Для него невозможных трансферов не существует. Он мне ответил: «Почему вы выбрали меня? Я не работаю со всеми».

Мы встретились в Милане. Сказал, что все знает о моем брате. Он интересовался у самых сильных спортивных директоров европейских клубов и заинтересован в работе с братом. У него голова работает в два раза быстрее, чем у других. Приглашали его в Армению. Обещал, что приедет в гости. Был на свадьбе брата. Обычно он не ходит. Сделал исключение для Генриха.

— Если летом Генриху позвонит «Зенит», что ему посоветуешь?
— Подумать. Мы Россию любим. Мы на четверть русские. В жизни нельзя закрывать двери ни на что.

— Знаю, что к Федерации футбола Армении устраивалась очередь под дверью твоей мамы и представлялась родственниками, друзьями, чтобы попросить в долг.
— Мы люди, которые любим наш народ. Особенно Генрих. Он самый первый выходит из дома. Где-то в 8 утра гуляет по городу. Ему нравится. Говорит, что получает энергию от своих соотечественников.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0