logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Если бы Катя захотела — не уехал бы из России». Луис Адриано — о «Спартаке», Каррере и русской жене

Sport24 поговорил с экс-игроком «Спартака», который зажигает в Бразилии.

ФутболРПЛ
3 февраля 2020, Понедельник, 14:00
instagram.com/luizadrianinho

В январе Луис Адриано должен был встретиться со «Спартаком» в Америке на турнире Florida Cup. Но красно-белые из-за сложностей с визой в США в итоге не поехали. А вот бывший нападающий «Спартака» даже выиграл выставочный кубок со своим «Палмейрасом». И поговорил с корреспондентом Sport24 Максимом Алланазаровым о чемпионском прошлом, русской жене (модель Екатерина Дорожко. — Sport24) и, конечно, конфликтах в команде.

— Луис, после «Спартака» ты вернулся домой. Ты счастлив?
— Да, конечно, ведь сейчас со мной семья, жена. Играю в родном чемпионате, в Бразилии живут все мои друзья. Я девятнадцать лет не был дома, поэтому да, я счастлив.

— Русская жена в Бразилии — это экзотика? Как ее все воспринимают?
— Она всегда много общалась с моими друзьями из Бразилии, когда они приезжали в Москву, так что все хорошо. Это не экзотика, это нормально.

— Катя уже привыкает к жизни в Бразилии?
— Поначалу было немного трудно из-за совершенно другой культуры, другого языка, но сейчас она более-менее адаптировалась. Три раза в неделю занимается португальским с репетитором.

— Если она когда-нибудь скажет, что хочет вернуться в Россию, ты рассмотришь этот вариант?
— Да, конечно. Она моя жена — нужно во всем искать компромисс. Если она захочет — мы обязательно рассмотрим этот вариант.

— Следишь за «Спартаком», за тем, как команда выступает?
— Я стараюсь смотреть игры «Спартака», это моя команда. К сожалению, не всегда получается.

— «Спартак» сейчас на десятом месте. Тебя это расстраивает?
— Конечно. Мы только недавно вместе выигрывали золотые медали, а сейчас команда в середине таблицы. Такой хороший клуб не должен быть так низко. Хочу пожелать удачи «Спартаку» и его болельщикам.

— Ты продолжаешь общаться с Айртоном, с Ещенко. Андрей — самый веселый русский футболист?
— Да! Ещенко был самым веселым. Мы с ним часто переписываемся или общаемся по видеосвязи. Ещенко — топ. До сих пор называет меня покемоном. Ха-ха!

— Вагнер Лав сейчас играет за «Коринтианс», ты — за «Палмейрас». Ваша встреча на Florida Cup — это как дерби ЦСКА — «Спартак»?
— Когда будем играть в чемпионате Бразилии — будет настоящее дерби! Эта самая важная игра для болельщиков, как для России матч между ЦСКА и «Спартаком».

— Если бы тебе поступило предложение от ЦСКА или «Зенита», ты бы рассмотрел его?
— Не знаю. Футбол — это моя работа, поэтому если бы меня позвали эти клубы, то я бы, наверное, рассмотрел варианты, поговорил с руководством клуба о планах на меня. Не знаю… Если возвращаться в Россию — хотел бы вернуться именно в «Спартак».

— Расскажи, как ты уходил из «Спартака»: контракт с «Палмейрасом» был подписан в последний момент, когда до закрытия трансферного окна в Бразилии осталось несколько часов.
— Поступило хорошее предложение. Мы с агентом решили, что это будет правильное решение, тем более зовет сильный клуб, борющийся за высокие места. Потом поговорил с женой, она сказала, что было бы здорово сменить обстановку.

— То есть мнение жены тоже было важным для тебя? Если бы она хотела остаться, ты бы с ней согласился?
— Да, если бы она хотела, то мы бы остались в России.

— По чему российскому больше всего скучаешь?
— По холоду! Скучаю по всей Москве, там очень красиво. Остались приятные воспоминания за два с половиной года о городе, о достижениях со «Спартаком», которых мы добились.

— Есть мнение, что Олег Кононов не заступился за игроков, которые собирались уйти: не разговаривал с руководством клуба о том, что эти игроки ему нужны, что они должны остаться. Как повел Кононов в ситуации с тобой?
— Да, такое действительно было. Я подходил к тренеру, когда собирался уйти, он говорил, что не знает, что делать. Предложил обсудить этот вопрос с директором клуба.

— Летом на сборах в Австрии ты говорил, что хочешь стать лучшим бомбардиром, лидером команды. Как это сочеталось с последующим решением об уходе из клуба?
— На тот момент у меня не было никаких планов [об уходе из «Спартака”]. Но потом стартовал чемпионат, после поражений начался сложный период в команде. Много старых игроков ушло. Команда во многом поменялась. Старое руководство тоже ушло.

— С Леонидом Федуном ты когда-нибудь общался напрямую?
— Пару раз.

— Какой он человек?
— Добрый. Всегда спрашивал, нужно ли мне что-то.

— Почему, как ты думаешь, «Спартак» развалился после чемпионства?
— После победы в чемпионате все поменялось. Игроки и тренер тоже поменяли свое поведение.

— Болельщики критиковали Дениса Глушакова. Ты замечал конфликт между ним и Каррерой?
— Просто в интернете много восхваляли Карреру. А когда узнали про конфликт с Глушаковым, то все подумали, что именно Денис во всем виноват.

(РИА Новости)
РИА Новости

— По-твоему, неправильно считать Карреру главным творцом победы?
— Не только Каррера, но и все игроки внесли свой вклад в чемпионство. Но когда Массимо ушел, болельщики все равно продолжали петь про него. Команда проигрывала — болельщики пели про Карреру. Команда выигрывала — все равно продолжали петь про Карреру. Это было неприятно.

— Ты с ним общаешься сейчас?
— Да, конечно. Он топ-тренер.

— То есть конфликтов внутри команды не было?
— Нет, никогда не было.

— Глушаков шутил, что ты был любимчиком Карреры. Это правда?
— Он часто подходил ко мне на тренировках. Шутил со мной. Говорил, что я любимчик. Но это нормально: кто-то нравится больше, кто-то меньше.

— В целом ты доволен российским этапом своей карьеры?
— Да, когда я только приехал, все помогали мне. Хотели сделать так, чтобы мне было комфортно.

(РИА Новости)
РИА Новости

— Ходили разговоры, что после смены гендиректора клуба, игроков, работавших с Марко Трабукки и с Тимуром Гурцкая, стали отодвигать от команды. Такое могло быть?
— Нет. Время прошло, многие игроки постарели, поэтому «Спартак» решил омолодить состав, это нормально.

— Тебе нравится кто-то из молодых игроков «Спартака»?
— Зелимхан Бакаев сильный, Наиль Умяров. Аяз Гулиев мне тоже нравится, он хорошо сыграл в «Ростове» и еще покажет себя в «Спартаке».

— Почему не получилось у Педро Роши?
— Было такое время… Высокая конкуренция, много хороших игроков. Каррера сказал ему: пока нет, после аренды — посмотрим.

— Другого бразильца, Айртона, вызвали в олимпийскую сборную, но «Спартак» не отпустил его. Это ошибка?
— Это плохо, что его не отпустили. Каждый мечтает сыграть за свою сборную, чем он хуже? Айртон может стать топ-футболистом. У него все качества для этого. Думаю, его ждет карьера лучше, чем у меня.

— А в чем ему надо прибавить?
— Нужно научиться делать подачи.

— Вернемся к Кононову: ты согласен, что он слишком мягкий для «Спартака»?
— Да, это было видно по тому, как он разговаривал с командой, по его поведению, он был слишком вежливым для «Спартака».

— Ты понимал, в какой футбол он хочет играть?
— Конечно, понимал. Когда была тренировка, он всегда показывал, как играть в той или иной ситуации. Не понимаю людей, которые говорят обратное.

— Тебе нравился стиль его работы?
— Всей команде нравился его стиль и он сам. Не понимаю, как можно не понимать задумки тренера. Когда он только пришел в «Спартак», все говорили, что он хороший тренер. Мы отрабатывали много комбинаций на тренировках, в играх тоже многое получалось. Просто у «Спартака» тогда было тяжелое время, как и сейчас, и мы старались вылезти из всего этого.

— Как думаешь: если бы его оставили, и всех игроков тоже, то вы бы со временем настроили атакующую игру?
— Думаю, да.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Получается, руководство «Спартака» ошиблось, не дав время на построение игры?
— Да, конечно. Нам нужно было дать время.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене