logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«В любой момент могут посадить». Футбольные фанаты из Белоруссии: отношения с КГБ, тюрьма, бойкоты

Выезд «В Движе» в соседнюю страну.

Футбол
3 декабря 2019, Вторник, 16:45

В новом выпуске «В Движе» о фанатах минского «Динамо» Антон Дорофеев отправился в Борисов, чтобы своими глазами увидеть атмосферу белорусского класико. Как живется фанатам в стране, где за порядком следит милиция и даже КГБ? Почему выездные сектора минчан качественнее, чем домашние на новом стадионе? О самом ярком фанатском противостоянии в Белоруссии рассказали лидеры динамовского фан-движа.

Почему фанаты ненавидят Станислава Драгуна

Иван Кононович, фанат «Динамо» Минск:

— Есть такая движуха у нас в Минске, когда перед главными матчами могут приехать домой, забрать, придумать что-нибудь, чтобы ты именно в этот день был у них в отделении, а не на матче.

— С каких пор матч с БАТЭ стал таким принципиальным?

— Он всегда был белорусской классикой. Последние 10-15 лет минское «Динамо» и БАТЭ постоянно соперничают — и БАТЭ всегда занимает первое место. Раньше у нас были хорошие отношения с брестским «Динамо» и БАТЭ, но года два назад союзу с БАТЭ пришел конец. Нам надоело с ними общаться. Им вечно что-то положено, они постоянно оказываются на первом месте в турнирной таблице, их футболисты руками забивают голы — это засчитывает наша федерация. Их фанатам можно устраивать движ, нам все это запрещено.

— Неужели это единственное, что вызывает такой хейт?

— Самое интересное: у нас был один футболист, который раньше катал за минское «Динамо». [Станислав Драгун] во всех интервью говорил, что в БАТЭ не пойдет. Он приезжал к бабушке в Борисов, видел желто-синий забор, сразу перекрашивал его в бело-синий. Два года назад ему поступило два предложения: от минского «Динамо» и футбольного клуба БАТЭ. Из-за финансового фактора он выбрал второе — в итоге каждое его касание мяча освистывали. Человек выбрал деньги, нормальное явление в работе. Но он клялся и бил себя в грудь, что он — динамовец и капитан. Конечно, неприятно это все…

— Фанаты минского «Динамо» два года бойкотировали походы на домашний фан-сектор. Почему?

— Целое поколение потеряли за это время. Нашего лидера Виталика «Пуму» взяли и посадили в тюрьму. Придумали статью — распространение порнографии.

За что на самом деле посадили Виталия «Пуму»

Мы встретились с самим Виталием «Пумой», чтобы узнать подробности истории с уголовным преследованием. Фанат просидел в тюрьме более двух лет: все это время бело-голубые бойкотировали футбол, а акция в поддержку Виталия #freepuma стала международной.

Виталий «Пума»:

— Фанатам, которые каким-то образом попадают в руки милиции за какие-то правонарушения, обязательно довешиваются две статьи: распространение порнографии или разжигание расовой и национальной вражды. Так закрыть можно половину Белоруссии. Видно, так нужно было, чтобы меня оградить. Пришли, обыскали всю квартиру, забрали все подозрительные вещи: мои майки, всю оргтехнику. В итоге где-то в ноябре, через два месяца, оказалось, что у меня на странице Вконтакте есть видео «Каннских львов» и другие смешные ролики, которые попали под определенные статьи УК РБ. Один из них — про призера «Каннских львов» в рекламе презервативов. Второй ролик попал под статью о разжигании расовой и национальной вражды: там человек с темными волосами неславянской наружности продает грамм героина, и какие-то люди крепкие и бритые ему дают по голове. Полных восемь месяцев я был в тюрьме Минска, а остальной срок отбывал на зоне общего режима в Могилеве. У нас для фанатов сейчас выделена особая группа в системе. Есть группа профучета — профилактического учета. Когда на нем находишься, к тебе повышенное внимание внутри места, в котором ты отбываешь наказание.

Был момент, когда меня поздравляли с днем рождения: мне писали люди, которых я не знал. Приходило около ста писем, я видел хэштег #freepuma. Я понимал, что на воле какой-то процесс пошел. Для меня это стало огромной мотивацией — для того, чтобы хотя бы оставаться в себе, чтобы немного маргарин не потек, так сказать.

В последнее время перед матчем с БАТЭ, когда шла тотальная мобилизация фанатов, мне очень много людей предлагали поехать с ними. Есть определенные причины, из-за которых я понимаю, что пока на стадионе мне не место. За себя-то я не переживаю — я очень переживаю за своих родных, потому что они болезненно на это реагируют. Естественно, это мама. Не знаю, как это объяснить это другим фанатам, чтобы они искренне понимали: тебя в любой момент могут лишить свободы. Готовы ли они к этому?

«Брестское «Динамо» все делает для фанатов — они даже женщин просят»

Иван Кононович:

— В Бресте очень хороший владелец команды. Александр Зайцев пришел в клуб и позволяет делать такие дела, о которых нам только мечтать приходится. У них доходит до того, что фанаты просят женщин. Он говорит, что все сделает, со всем разберется. Там крутой чувак, который управляет клубом. У нас такого, к сожалению, нет.

— Новый стадион должен был увеличить посещаемость. В итоге получился обратный эффект. В чем причина?

— Мы ждали открытия своего стадиона. Его строили семь лет, реконструировали, закрыли на два года, вообще ничего не сделали, потом загнали туда солдат. Первые, кто работал на этом стадионе, — это солдаты. Все снимали, ремонтировали. Потом они очень долго согласовывали один проект, покупали его, решили отказаться, потому что дорогой был. Делали тяп-ляп. Зная, сколько денег потрачено на стадион, в Италии два таких можно было построить. А наши за эти бабки только реконструировали.

— С кем из российских фанатских группировок у вас хорошие отношения?

— Мы очень плотно общаемся с фанатами московского ЦСКА. Это наши братья, друзья. Официальных контактов с московским «Динамо» нет, где-то есть личные. Чтобы прямо дружить, такого нет.

— Что за символ изображен на вашей перчатке?

— Исторический герб нашей родины — погоня. Так сложилось, что сейчас он запрещен в нашей стране. Руководитель нашей федерации отослал письма в Федерацию футбола Германии о том, что это запрещенный символ, с которым нельзя пускать. Наше государство думает, что погоню используют люди, которым не нравится власть. Это символ свободы. В реестре она занесена как историческая ценность. Но для сотрудников милиции это как красная карточка для футболистов.

— У вас есть фанатская мечта?

У нас есть город Бобруйск. Если приезжаешь туда на машине, сотрудники милиции встречают и спрашивают: «Откуда ты?» Отвечаешь: «Из Минска, приезжая команда». Они открывают ворота, и ты заезжаешь прямо на стадион, едешь по кругу, ставишь за трибуны свою машину и идешь на арену. У меня есть мечта: прицепить баню, приехать на стадион и в перерыве пойти попариться. А потом с полотенцем и вениками зайти на второй тайм! Было бы круто.