Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

«Джеррард — чумовой мужик, а Манчини очень высокомерный». Человек, от которого в восторге Дзюба

Переводчик Владимир Шарапов живет в Глазго, работает с футбольными селебрити и преподает в Хогвартсе.

Футбол
10 сентября 2019, Вторник, 12:10

Сборная России отлично поработала в шотландской командировке. И дело тут не только в трех очках, но и в заряде позитива, который получила банда Черчесова. Больше всех кайфовал на «Хэмпден Парк» Дзюба — да, ему устроили «рубилово», но Артем любит британский футбол. А еще — английский язык.

На предматчевой пресс-конференции Дзюба тащился от каждого британского слова и устроил себе тест «Пойми как можно больше шотландских фраз». С местным акцентом это почти невыполнимая миссия. Но Дзюба отчасти справился: «Не все, конечно, понял, но специально напрягался, чтобы разобрать вопросы шотландцев».

Зато английский русского переводчика Дзюба понимал без проблем. И респектнул молодому парню: «У вас прямо оксфордский английский! Просто класс».

Корреспондент Sport24, уже на русском, поговорил с переводчиком и услышал крутые истории о футболистах, тренерах и шотландском акценте.

Владимиру Шарапову — 26, он из Питера, но уже четыре года живет в Глазго. Не просто живет — преподает эконометрику в одном из самых престижных университетов Европы — University of Glasgow. Это замок 19 века, в котором снимали многие сцены из «Гарри Поттера». Почти что «Хогвартс». Ну а переводы — просто хобби для человека с оксфордским английским и питерским пониманием футбола.

— Я занимаюсь переводом пресс-конференций уже два года, — говорит товарищ Шарапов. — Случайно вышло — один из моих студентов был знаком с человеком, который раньше занимался этим в Глазго. Он тоже студент, но в 2017-м вернулся к себе домой. Ну вот, ему искали замену. Начал с матча «Селтик» — «Астана» — и пошло-поехало. Переводил «Зенит», «Спартак», вот и сборную России. Здесь, в Шотландии, я единственный, кто занимается русско-английскими переводами для УЕФА.

— Свою первую пресс-конференцию помнишь?

— О да… Это был полный провал! Очень нервничал, очень тяжело. Пусть с английским у меня порядок, но все равно понимать шотландский акцент и тут же его переводить — сложно. Вы когда-нибудь слышали форварда «Селтика» и сборной Шотландии Ли Гриффитса? Это просто мрак! Он говорит даже не с глазгианским, а с эдинбургским акцентом. Говорит очень плохо, очень быстро.

— Сколько слов из его речи ты понял?

— Два, ха-ха! Он пришел, сел, 1,5 минуты говорил, и я реально понял ровно 2 слова! Coach и decide. Все. Больше — ничего… А его спросили про травму, сможет ли он сыграть с «Астаной». Ну, я сделал очень умный вид и придумал классическую историю: мол, я сделал все возможное, чтобы восстановиться, хочу сыграть, но решать тренеру (coach decide!), бла-бла-бла.

Вроде выкрутился, но журналисты в зале могли видеть, как я бледнею, краснею, зеленею… Ох уж этот Гриффитс. Зато после него ничего не страшно. Сейчас даже дикий акцент Гриффитса понимаю на 100 процентов.

— Когда приезжал «Зенит» — ты переводил Манчини?

— О да. Тоже запоминающаяся история. Манчини — очень… Ну, как бы сказать. Arrogant. Высокомерный, на других людей внимания не обращает. Когда нас представили — руку пожимать особо не хотел. Знаете, так с пафосом и недоверием ее протянул. Мол, кто ты такой.

Итальянцу вообще по барабану, что вокруг него происходит, кто что говорит. Очень пренебрежительно отнесся. Не, мне пофиг, просто странно немного. Еще и на самой пресс-конференции была дичь. Манчини же приехал с переводчиком «Зенита» — он переводит с итальянского на русский. Но не с английского. Изначально был план такой: ему задают вопрос на английском, я перевожу на русский, а коллега из «Зенита» Роберто на итальянский. Соответственно, Манчини отвечает на родном языке — и в обратку та же схема.

— Ну и?

— Роберто, не предупредив, сразу стал отвечать на английском! Ну, он же более-менее знает язык, работал в «Манчестер Сити». А ему быстро задают 4-5 вопросов и не дают мне слова. Я параллельно выяснял у пресс-атташе «Зенита», что вообще происходит. Он тоже был в шоке. Короче, когда мне наконец сказали, что надо бы перевести на русский, я половину слов, сказанных Манчини, не то что не понял — не слышал. Из-за всей этой кутерьмы.

— Манчини хоть после прессухи тебе что-то сказал? Поблагодарил за работу?

— Нет, просто встал и ушел. Не хочу никого обидеть, больших фанатов Манчини, но он показался весьма эгоцентричным человеком.

— Ок, давай о позитиве — с кем работать было в кайф?

— Вот с Россией и Шотландией — ноу проблем. Станислав Саламович и Артем Сергеевич — топ. Эндрю Робертсон и Стив Кларк тоже очень хорошо ко мне лично относились и вели себя профессионально. Робертсон, кстати, явно любит почесать языком — на каждый вопрос целой поэмой отвечал. После очередного долгого спича я посмотрел на него и в шутку вздохнул — мол, опять болтаешь без остановки, мне ж тяжело! Эндрю посмеялся, понял свою «вину». Тоже очень милый человек, несмотря на его статус. Никакой звездности.

— Артем Сергеевич теперь твой кумир? Вернее, ты его кумир с оксфордским английским.

— Ха-ха, ну, Дзюба — это фантастика! Очень клево с ним, еще и похвалу слышать. Я сразу после прессухи позвонил папе, который всегда помогал мне с образованием, формировал любовь к языку. Говорю: «Дзюба сказал, что у меня оксфордский английский — представляешь?!» Ну, приятно, чего такого.

— Какое-то развитие получила история с Дзюбой?

— Я его поблагодарил в инстаграме. Он оставил коммент к фотке с ним добрый. Спасибо ему, что так отнесся к моему переводу. Все супер.

— Матч «Рейнджерс» — «Спартак» — что это было для переводчика?

— Это был Стивен Джеррард. Чумовой мужик. Такая легенда, а пафоса — ноль. С ним можно было так же свободно и просто общаться, как с Дзюбой. Он сам поблагодарил меня за работу после прессухи, пожал руку и сфотографировался. Джеррард — очень отзывчивый, приятный человек.

Он еще сам подошел к какому-то пожилому дядьке, пообщался, приобнял. Дополнительно ответил на вопросы журналистов уже после пресс-конференции. Запредельный уровень адекватности у Джеррарда.

— Журналисты тебя часто подводили? Непонятные вопросы, глупые, провокационные? Такие, что прям переводить стыдно.

— Вопросы — ладно. Не мне их оценивать. Но перед матчем с «Зенитом» я приехал в Lenox Town — это база «Селтика», 2 часа от города. Соответственно, переводить для российских СМИ предматчевую пресс-конференцию шотландцев. Все бы ничего, но ни одного вашего журналиста не было!

Ну, я просто посидел, послушал прессуху. А после на меня накинулись шотландские журналисты: «Вы из России? Единственный журналист, который приехал? Можно задать пару вопросов про «Зенит»?» Ну, я объяснил ребятам, что я всего лишь переводчик.

— Люди, перевести которых — мечта?

— Из наших — Семак. Слышал о нем много хорошего. Еще Кержакова. Постоянно бы переводил shoot, shoot, shoot, ха! А из зарубежных — Юргена Клоппа, The Chosen One (Моуринью), Гвардиолу… Они все очень харизматичные мужики. Хотя когда переводил Дзюбу и Джеррарда — уже можно умирать счастливым.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене