Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

Скончался известный фанат «Спартака» Бахыт. Его последнее интервью — об ОМОНе в Ростове

Драки на трибунах — глазами болельщиков и силовиков.

ФутболРПЛ
14 августа 2019, Среда, 15:25

В 1990-е драки с ОМОНом на трибунах были заурядным явлением и происходили чуть ли не на каждом матче с участием команд с организованным фан-движением. Прошли годы, появились качественные средства слежения и видеофиксации. В России построены современные стадионы и проведен чемпионат мира по футболу, который многими признается лучшим в истории. Изменились и сами люди — как фанаты, так и силовики. Поэтому драки между полицией и болельщиками на футболе — событие громкое и резонансное.

В новом выпуске «В движе» на Sport24 очевидцы и бывшие сотрудники ОМОНа обсудили стычки силовиков и фанатов в матчах в Ростове-на-Дону и Санкт-Петербурге.

О том, что произошло в подтрибунном помещении «Ростов Арены», Sport24 рассказали двое представителей красно-белых — болельщик Петр Доновский и известный выездной фанат «Спартака», автор ютьюб-канала «Заметки поехавшего подъедалы».

Это последнее интервью Бахыта: Алексей попал в автомобильную аварию и умер сегодня утром.

***

Петр Доновский, фанат «Спартака»: «Началось все на 87-й минуте, когда перекрыли единственный выход. Товарищ, представлявший власть, сказал, что так нужно по регламенту. Мы их уговаривали, просили, чтобы они выпустили хотя бы женщин и детей, которые стояли. Был получен категорический отказ. Более того, стюарды заявляли, что мы их провоцируем».

Алексей «Бахыт», фанат «Спартака» и блогер: «На самом деле, ничего экстраординарного не было. На весенней игре в «Ростове», когда мы впервые играли на их новом стадионе, местные правоохранительные органы вели себя достаточно дерзко по отношению к приезжим болельщикам, заставляли их раздеваться. Был плотный необоснованный досмотр».

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

Выход с трибуны обычно перекрывают в трех случаях:

1. Враждебные отношения между болельщиками домашней и гостевой команд.

Петр Доновский: «Ростов — гостеприимный город, поэтому никаких традиционных столкновений с болельщиками соперников не было и нет».

Алексей «Бахыт»: «У нас дружеские отношения на уровне движей, коллективов».

2. Чтобы не допустить смешения потоков зрителей и переполнения общественного транспорта. Но еще год назад болельщики беспрепятственно покидали «Ростов Арену» все сразу.

Алексей «Бахыт»: «Дело в том, что чемпионат мира — это большая показуха, чтобы западный мир увидел, как у нас в России все хорошо. Сейчас нас догнали наши суровые российские реалии».

3. Чтобы выявить правонарушителей. Факт: на матче «Ростов» — «Спартак» был зажжен всего один файер.

Петр Доновский: «Как говорили представители правоохранительных органов, они пытались задержать лиц, которые связаны с пиротехникой на трибунах. Но тут возникает закономерный вопрос: как вообще эти лица эту пиротехнику пронесли? Наверное, его лучше адресовать к организующей стороне и службе безопасности. Почему должны страдать две тысячи человек, которые оказались на секторе, совершенно непонятно.

Когда через пять-семь минут собралась толпа, начались вопросы. На них нам никто не ответил. В это время болельщики не занимались какими-то провокациями. Да, были скандирования: «Выпускай! Выпускай!» Обстановка потихоньку накалялась, потому что народ держали. Лично я не видел никого из фанатов, которые бы проявляли какую-то агрессию. Более того, очень многие, кто стоял в первых рядах, успокаивали народ. Давление постепенно повышалось, потому что люди, которые стояли совсем далеко, вообще не понимали, что происходит впереди. Поэтому все время пытались пройти вперед, напирали, давили.

Потом мне показалось, что у стюардов, стоявших в первых рядах, случилась рокировка, и на их место пришли более накаченные. Они начали отталкивать решетку от входа. Таким образом, с одной стороны на толпу напирала решетка со стюардами, а с другой — поддавливали свои же болельщики, стоявшие позади. Женщины, дети, старики оказались зажатыми в середине толпы.

В это время я увидел, как откуда-то сбоку врывается ОМОН — оттуда, где стояли и ждали люди, которые чисто физически не могли провоцировать стюардов, поскольку они были далеко друг от друга. ОМОН прошел сквозь них, как сквозь масло, раздавая направо и налево тычки и удары дубинками, не давая поднимать тех, кто уже упал.

Где-то минут через пять-семь после того, как ворвался ОМОН, нас начали выпускать. По одному, по двое. Стюарды, которые были за решетками, вдруг оказались в балаклавах. Откуда они их взяли и зачем — совершенно непонятно.

На выезде в Туле было совершенно по-другому. Нам объясняли, почему нас держат. Хотя бы было понятно, что происходит. В Ростове же ничего подобного не было».

Алексей «Бахыт»: «Если бы не женщины и дети в первых рядах, то толпа, поскольку была очень зла, могла бы просто снести ограждения еще до прихода ОМОНа.

Из источников, имеющих отношение к «Ростову», я узнал, что так называемые стюарды были не их стюарды, а переодетые сотрудники СОБРа. Даже указания им давало не обычное начальство стюардов, а какие-то другие непонятные люди».

***

Мнение по поводу произошедшего в Ростове-на-Дону также высказали бывшие сотрудники ОМОНа, неоднократно принимавшие участие в обеспечении безопасности массовых мероприятий. Один из них — болельщик московского «Динамо» Павел Мирлян.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

Павел Мирлян, сотрудник ОМОНа, боец-высотник (2008-2016): «В последнее время сотрудники ОМОНа вообще не присутствуют на стадионе. Возле стадиона — да. Нет такого, чтобы сотрудники просто так пришли на стадион. Из того, что было видно, ясно, что болельщики толкались со стюардами. Другой вопрос — почему их не выпускали все это время? Ведь есть штаб, который отвечает за проведение массового мероприятия. Какая команда была дана этим бойцам ОМОНа и какую информацию они получили — никто не знает. У нас обычно показывают только концовку мероприятия.

Они врывались так, как учат, по сути. Произошел эффект неожиданности. Они же не будут к каждому по отдельности подходить и просить пододвинуться. Так и надо работать. Жестче. Да, я согласен, что за впереди стоящим человеком может быть кто угодно. И женщина, и ребенок. Но адреналин нам никогда свежих мыслей в голову не дает. То же самое эти околофутбольные драки. Ты же ни о чем не думаешь, когда врываешься в толпу.

Бойцы всегда смотрят на тех бойцов, кто с ними рядом. Чтобы никто не выпал, никто не остался один. Это же боевое братство — один за всех и все за одного. Спина к спине, плечо к плечу. Строй, как в Древнем Риме.

Да, у нас есть спецсредства для защиты сотрудников, но так положено. Да, согласен, некоторые применяют спецсредства, когда не нужно. Но есть закон о полиции, где четко прописано, когда и против кого ты можешь применять спецсредства. Если ты правильно их применяешь, то все вполне правильно.

(Из личного архива Павла Мирляна)
Из личного архива Павла Мирляна

Когда лежащего болельщика бьют дубинкой, скорее всего, в этом нет необходимости. Это избыток адреналина, злости. У меня как-то товарищ так остался один. Болельщики выходят, человек стоит мегафоном, объявляет, куда кому идти. Выходит толпа болельщиков «Спартака» — один заходит со спины и бьет его в спину. Тот летит вперед. Начинает подниматься, но вся эта толпа начинает его запинывать. Зачем? Одного. Толпой. Какое у него будет отношение к болельщикам «Спартака»?

Из-за чего уволился я? По личным соображениям. Не захотел переходить в Росгвардию — и уволился».

Алексей Черняков, начальник штаба 3-го оперативного батальона ОМОНа Москвы (1994-2010): «Скорее всего, бойцам была дана команда оттеснить ту группу болельщиков, которая стояла перед стюардами. Задачу они выполнили, но с чрезмерным усердием, что видно на последующих кадрах. Можно было обойтись без применения специальных средств. Максимум, что можно было использовать, — отталкивание. А тут уже было применение дубинок по отношению к лежачим. Конечно же, это все было необоснованно.

Может быть, начальнику по безопасности просто не было видно, что никаких провокаций со стороны болельщиков не было. Только словесные перепалки и жестикуляция. ОМОН используется только тогда, когда происходит активное неподчинение требованиям. В данном случае я этого не видел. Просто люди высказывали свое недовольство тем, что их держат в подтрибунке. А полиция в свою очередь ничего не предпринимала. Никаких громкоговорителей не было, людям не объясняли, почему их не выпускают».

В чем принципиальное отличие ОМОНа и Росгвардии?

Алексей Черняков: «Основной костяк Росгвардии — внутренние войска, состоящие из солдат. В ОМОНе служат сотрудники полиции.

Отсюда и отношение: сотрудник — самостоятельно мыслящий человек. Он адекватен и может принимать самостоятельные решения. А солдат выполняет все по команде: круглое — катаем, квадратное — носим. Сейчас в Росгвардии командуют военнослужащие, офицеры внутренних войск».

***

Алексей «Бахыт»: «Инциденты, недавно произошедшие у нас в Ростове и в Питере, — чистой воды провокация для того, чтобы расшатать болельщицкую систему. Может, чтобы кто-то перестал ходить на стадион. Все, что делается у нас в стране, делается не просто так».

***

Уже после записи интервью Алексей «Бахыт» попал в ДТП. Авария произошла на 1028-м км трассы М-4 «Дон», возле поворота на аэропорт Платов. Водитель грузового автомобиля столкнулся с легковушкой, в которой находился Алексей. Он и еще два человека, находившиеся в автомобиле, получили травмы.

Бахыт попал в реанимацию в тяжелом состоянии и впал в кому. Утром 14 августа Алексей скончался.

Похороны Алексея пройдут в эту пятницу, 16 августа на Николо-Архангельском кладбище в Балашихе.