logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

Почему Хвича ушел из «Локо» в «Рубин»? Объясняет он сам

Сегодня Кварацхелия не отмечал гол в ворота «железнодорожников».

ФутболРПЛ
15 июля 2019, Понедельник, 18:55
rubin-kazan.ru

Юрий Семин вел Хвичу Кварацхелию еще при Илье Геркусе, но «Локо» арендовал его только зимой. Когда через полгода клуб договаривался о полноценном трансфере, вундеркинд из Грузии перешел в «Рубин». Гендиректор «Локо» Василий Кикнадзе обвинил в срыве сделки агентов а Семин признался, что «из-за ухода Хвичи потекли слезы».

Sport24 встретился с Кварацхелией в Казани и расспросил о детстве в Грузии, мечтах о «Реале» и том, почему на самом деле он перешел в «Рубин» из «Локо».

— Вы и футбол — как так получилось?
— Заниматься начал в 9 лет. В секцию привел папа. Он играл за тбилисское «Динамо», «Рустави» — откуда я, кстати, в «Локо» перешел. Смотрел на него и тоже захотел стать футболистом.

— Кто был кумиром?
— Роналдо. Ой, то есть Роналду — Криштиану который! Хотя — пусть будут оба.

— Тяжело, когда отец — профессиональный футболист?
— Нет, вообще несложно! Знаю, что некоторые постоянно учат детей, как нужно правильно играть — из-за этого случаются споры, конфликты. Но у нас такого не было. У меня вообще вся семья футбольная. Братья тоже играют. Мы с ними постоянно обсуждаем футбол, смотрим мои игры. Это мне помогает, они указывают на ошибки. Но все спокойно — до крика ни разу не доходило.

— В Грузии всегда были талантливые футболисты. В чем особенность местных академий?
— На самом деле, футбол уже давно стал национальным видом спорта в Грузии. А особенность… У нас сильный упор на технику, почти нет упражнений без мяча. В российских академиях, мне кажется, очень большое внимание уделяется не столько технике, сколько физическому состоянию игроков.

— В РПЛ вы приехали из грузинского чемпионата. Разница почувствовалась сразу?
— Да, на первой же тренировке. Здесь очень быстрые игроки. Я даже говорю не про их скорость, а про быстроту принятия решений. Здесь игроки все видят на несколько шагов вперед, поэтому и темп игры намного выше.

— В какой момент вышел «Локомотив»?
— Мой агент — Мамука Джугели — близкий друг моей семьи. Мне было 17 лет, когда «Локомотив» начал интересоваться мной. Мамука пришел к нам домой, мы всей семьей сели за стол и единогласно решили, что «Локо» будет лучшим вариантом. При том, что были предложения из Европы.

— Что-то знали о «Локо» до перехода?
— То, что там всегда играло очень много грузин. И большинство из них — очень успешно. Взять того же Зазу Джанашию. Или Малхаза Асатиани.

— А с Соломоном Кверквелией до «Локо» были знакомы?
— Да. Мы общались, но по-настоящему сдружились уже в «Локомотиве». Саба мне очень помогал, когда я только пришел. Он познакомил меня с командой, помогал с переводом. Часто брал меня с собой в центр Москвы, показывал город.

— Самое красивое место в Москве?
— Мне очень понравился Кремль, Красная площадь. Но вообще для меня главными были две вещи — мяч и футбольное поле. Город, все остальное — на втором плане. Я даже ни с одной московской девушкой не познакомился.

— Как у вас с русским?
— Я знаю язык, но на самом простом уровне. То есть я могу понять, о чем меня спрашивают, но отвечу на русском так, что не смогу донести то, что реально хотел сказать. Еще знаю матерные слова, около шести, ха-ха! Кстати, в «Локо» за мат штрафовали. Но у меня — ни одного штрафа.

— Первое, что вас поразило после перехода из «Рустави» в «Локо»?
— Болельщики. Сначала было непривычно видеть полный стадион и таких шумных фанатов, но потом я полюбил наших болельщиков. Когда после гола «Рубину» они скандировали мое имя, я поначалу даже не понял, что они кричат. Думал, что-то на русском. Но после игры мне объяснили, что они кричали про меня. Мне было дико приятно.

— Где вы жили в Москве?
— В основном, на базе. Там было комфортно, ничего не мешало. Пару раз оставался ночевать у Сабы [Кверквелии].

— Для вас стало неожиданностью, что вы сразу начали проходить в состав, играть?
— Нет, это не стало сюрпризом. На тренировках я делал для этого все, и тренеры прекрасно видели это. Мы довольно часто разговаривали с Юрием Палычем, начиная с самого моего приезда. Правда, не один на один, потому что переводчиком выступал Саба, ха-ха! Но еще до прихода «Локо» я знал, что Семин — легенда российского футбола.

(Евгений Семенов, Sport24)
Евгений Семенов, Sport24

— В «Локо» вы полгода были в аренде. Когда начались переговоры о полноценном контракте?
— С того самого момента, как я пришел в команду. То есть зимой. Понятно, что аренда была, скорее всего, временной мерой. Они хотели заключить со мной полноценный контракт, поэтому все эти месяцы ходили разговоры. Спустя некоторое время, после рестарта чемпионата, «Локомотив» предложил мне контракт по схеме «1+3», но такое предложение меня не устраивало. Я, не дай бог, мог бы получить травму, и клуб имел бы право не продлевать со мной контракт еще на три года. То есть я бы остался с травмой и без клуба. Такие контракты обычно заключают, когда игрок находится на просмотре, если можно так сказать. Но я не был на просмотре.

— «Рубин» предложил контракт одновременно с «Локомотивом»?
— Нет, чуть позже. «Рубин» сразу предложил контракт на пять лет. То есть что бы ни случилось, я буду играть здесь ровно столько, сколько мне положено по контракту, и любая неопределенность просто исключена. Поэтому я вместе с Мамукой и семьей принял решение, что перейти в «Рубин» будет лучше для меня и для моей карьеры, чем остаться в «Локо».

— Кроме «Рубина» были предложения?
— Да, в том числе из Европы. Но я пока хочу поиграть в России.

— Кверквелия не пытался вас уговорить остаться?
— Сабе было очень обидно, что я ухожу. Но он сказал, что это мое решение и я вправе делать так, как мне будет лучше.

— Понимаете, что лишились шанса сыграть в Лиге чемпионов?
— Не хочу отвечать на этот вопрос.

— Тогда расскажите, как вы расстались с командой?
— С ребятами и Юрием Палычем остались очень хорошие отношения. Я вообще благодарен каждому из них, что мне выпал шанс поиграть в такой великой команде, как «Локомотив».

— В первом туре вы сыграете против них. Будете праздновать, если забьете?
— Конечно, нет.

— Вы говорили, что у вас уже были предложения из Европы. Хотели бы там однажды поиграть?
— Это мечта! Но никто не может знать, как все сложится. Но если хорошо, то хотел бы поиграть в «Реале».

— Видел, что после тренировки только вы с Зурико Давиташвили остались потренировать штрафные удары.
— Не знаю, почему остальные не захотели задержаться. Мы с Зурико остаемся после каждой тренировки и отрабатываем то, в чем нам нужно прибавить. Это могут быть не только штрафные удары, но и пенальти, например, или удары с лета. Стараемся поступать так, как поступают настоящие профессионалы.

— В «Рубине» исторически было много игроков из Грузии. Знакомы с Лашой Салуквадзе?
— Конечно. Я, кстати, разговаривал со многими грузинами, которые были в «Рубине», прежде чем перейти в эту команду. И Лаша, и Дато Квирквелия очень хвалили клуб, инфраструктуру. Про Рустема Фидаича [Сайманова] (генеральный директор «Рубина». — Sport24) многое рассказывали. Говорили, что он очень хороший человек. Я и сам лично в этом убедился.

— Победу «Рубина» над «Барсой» в Лиге чемпионов вы застали?
— Конечно. Это было очень давно, но я все равно помню. «Рубин» победил 2:1, а забили, кажется, Карадениз и Рязанцев. Я еще тогда сильно радовался поражению «Барсы», потому что болею за «Реал».

— В обороне тогда играл Шаронов, который теперь вас тренирует.
— Серьезно? Я даже не знал.

(Getty Images)
Getty Images

— Как тренер Шаронов похож на Семина?
— Юрий Палыч во время тренировок персонально очень много разговаривал с футболистами, объясняя, что и как нужно делать в тот или иной момент игры. Роман Сергеевич — то же самое. Они оба уделяют огромное внимание мелочам.

— Вы говорили, что советовались с бывшими игроками «Рубина» из Грузии. Но у вас и сейчас собралась тусовка — вы, Зурико Давиташвили, Бека Микелтадзе.
— Легче, когда рядом соотечественники. Мы даже в самолете всегда сидим рядом. Русский все не очень знают, но я лучше всех, ха-ха!

— Вся ваша семья ведь осталась в Грузии?
— Да. Но в скором времени, надеюсь, переедет сюда.

— Вы ведь в курсе, какие сейчас отношения между странами?
— Если честно, я бы не хотел отвечать на вопросы об отношениях между Грузией и Россией. Я вне политики.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене