Редакция
Sport24

Бараки, туалет на 50 человек, «козлы» и алкоголь. Гид по колонии для Кокорина и Мамаева

Инструкция от Фимы Жиганца.

Футбол
8 мая 2019, Среда, 21:30
РИА Новости

В среду в Пресненском районном суде Александру Кокорину и Павлу Мамаеву наконец-то вынесли приговор. Первый осужден на полтора года, второй — на год и пять месяцев. Оба отправятся в исправительную колонию общего режима, если не будет удовлетворена апелляция. Специалист по криминальной тематике, писатель Александр Сидоров, известный под псевдонимом Фима Жиганец, рассказывает, что ждет футболистов в колонии. И в чем ее отличие от СИЗО.

Могут ли Кокорин и Мамаев оказаться в одной колонии?

Сейчас да. Когда находились под следствием — нет. Существовала возможность сговора по показаниям, их держали по разным камерам. Думаю, теперь футболистов отправят в одну. Но могут и по разным. Отдельного закона по этому поводу нет. Но если бы были конфликтные моменты во время суда между подсудимыми — другое дело.

(Евгений Семенов, Sport24)
Евгений Семенов, Sport24

Условия проживания

Условия в СИЗО и в колонии общего режима сильно отличаются. Помните фильм «Джентльмены удачи»? Там осужденные после работы в колонии приходят в камеру. Это глупо, такого в жизни нет, хотя бы потому что там нет камер!

Думаю, в СИЗО Кокорин и Мамаев сидели в «тройнике», то есть самой маленькой камере, что достаточно удобно. В колонии общего режима осужденные содержатся в общежитиях, обычно двухэтажных. Сами заключенные называют их бараками. Чем-то они похожи на казармы. Внутри — ряды кроватей. Раньше они были двухъярусные, сейчас одиночные. Есть комната отдыха с телевизором, каптерка (небольшое помещение, где могут храниться продукты, вещи), где можно поесть.

Каптерка обычно отдается смотрящим за отрядом. Также есть туалет, он один на этаж. Бывает беседочка, где можно устроить «постирушки». На входе сидит вахтер, чтобы осужденные не ходили из отряда в отряд. Во многих колониях также есть церкви, или хотя бы молебные комнаты. Существует колонистское радио, телевидение.

Само общежитие находится в локальной зоне отряда. Здание отгорожено от общей зоны. В отряде бывает около 100 человек, по 50 на этаж, но численность обычно зависит от колонии. Поэтому Кокорин с Мамаевым будут жить совсем в других условиях.

(РИА Новости)
РИА Новости

Можно ли жить отдельно

Есть некоторые должности, при которых осужденных держат отдельно. Например, библиотекарь. Он живет при комнате с книгами, у него есть отдельное пространство. И так называемые «бесконвойники», которые за примерное поведение переведены на бесконвойное передвижение, в том числе за пределами зоны, и у них отдельный отряд. Также отдельно могут жить и «красные» (те, кто напрямую или тайком сотрудничают с тюремным начальством). Таких еще называют «козлами».

Не знаю, как расположат Кокорина и Мамаева. Может, в общем отряде. Но это не очень удобно, там всякие люди встречаются. Хотя людей, у которых есть «бабки», принимают везде хорошо. Возможно, их будут «фоловить» в спортивную секцию. Но это не почетно.

(Евгений Семенов, Sport24)
Евгений Семенов, Sport24

Парни могут заниматься спортом?

В каждой колонии есть определенные секции — культурно-массовой работы, спортивная, профилактики правонарушений и так далее. Что делают в спортивной секции? Устраивают соревнования для осужденных — между отрядами, между колониями. Там как раз играют в футбол, в волейбол, в баскетбол. Так что Кокорин и Мамаев смогут тренироваться сами, тренировать других осужденных, создавать команды.

Но быть на таких должностях — не очень хорошо, это не приветствуется. Ее называют «козлиной». Это тоже считается помощью администрации и сотрудничеством с ней. Возможно, именно у них проблем не будет. Все же личности знаменитые. Многие захотят «поручкаться», о чем потом будут рассказывать на воле. Но самая лучшая из всех должностей — библиотекарь. Ему обычно доверяют, у него можно проконсультироваться, к нему особое отношение. А остальные — «вязаные», не самые хорошие люди.

(РИА Новости)
РИА Новости

Распорядок дня

Осужденные просыпаются обычно в шесть-семь часов утра. Дальше построение, завтрак. После кто-то работает, кто-то сидит в общежитии. Иногда какие-то общие мероприятия. Но в основном люди предоставлены сами себе.

Как дела с питанием?

В отличие от постхрущевского периода можно свободно приносить передачки. Раньше первая передачка была возможна только после отсидки половины срока. Сейчас все проще, больше. Существует возможность свиданий с родственниками. Любую еду можно достать без вопросов, причем законным образом. Есть даже интернет-магазин для осужденных, где можно заказать продукты и предметы первой необходимости. Как выйти в интернет? Иногда дают доступ. Также заказать могут и родственники. Раньше доставляли и красную икру, и краба. Но сейчас стали построже.

Если говорить не по закону, то можно достать и спиртные напитки. За хорошие деньги, естественно. Есть возможность пронести даже наркотики, проституток. Случаи подобного рода не единичны. Девушек легкого поведения водят даже под видом своих жен. За «бабки» делается все, к сожалению.

(Евгений Семенов, Sport24)
Евгений Семенов, Sport24

Работают ли осужденные в колониях?

Где-то да, где-то нет. Сейчас труд не считается обязательным в колониях. Да, в последнее время не раз возникали скандалы, что осужденных заставляли работать по 10-12 часов. Начальники колоний зачастую плюют на гуманистические идеалы. Хотя во многих колониях уже нет необходимого объема работ для сидящих.

Раньше все было серьезно. Помню, в Ростове заключенные работали на «Ростсельмаш», в Батайске работа с металлом, что-то выплавляли, выпускали кресла для самолетов. Им даже начисляли деньги за работу. Сейчас если и работают, то плетут сетки, шьют костюмы. Но в основном груши околачивают. Им нечем заняться в колонии.

Пустят ли врача «Зенита», чтобы следить за коленом Кокорина?

Там есть свои врачи. Но если что-то случится, то могут пойти на уступки и пустить специалиста со стороны.