logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Футбол
22 апреля 2019, Понедельник, 16:49

Свидетельница: «Спросила у Соловчука, водитель ли он Кокорина. Его ответ: «Этого петуха я не повезу»

22 апреля в Пресненском суде Москвы проходит очередное заседание по делу нападающего «Зенита» Александра Кокорина и полузащитника «Краснодара» Павла Мамаева. Мамаев, Кокорин, младший брат Кокорина Кирилл и их друг Александр Протасовицкий стали участниками двух драк в центре Москвы в октябре 2018 года. С тех пор фигуранты дела находятся в СИЗО. Во время заседания суда 22 апреля произошло оглашение показаний и очной ставки свидетеля Александры Поздняковиене с потерпевшим Виталием Соловчуком. Поздняковиене — одна из девушек, которые вышли с Кокориным и полузащитником «Краснодара» Павлом Мамаевым из клуба «Эгоист» и стали искать на дороге такси. Именно она села в «Мерседес» Виталия Соловчука, после чего между ним и футболистами случился конфликт.

«Прилетела в Москву, так как со мной связался Барик. Просто явиться в Москву дать показания. Я временно проживала в этом городе в гостинице «Будапешт». В России проживают друзья, в том числе — Мамаев и Кокорин. Поддерживаю с ними дружеские отношения.

Позвонил Кирилл, позвал встречать Мамаева и Кокорина на вокзале из Питера. Вместе с ними был ранее незнакомый мне Куропаткин. С вокзала поехали в клуб «Secret Room». Там я выпила один бокал вина, заказывала его лично. Приехал Протасовицкий. За тем, что он пил, я не следила. Все вели себя нормально, просто веселились.

Оттуда поехали в «Эгоист». Я поехала с Мамаевым на такси. Остальные поехали на автомобиле Кирилла. Примерно в три мы прибыли в клуб. К нам присоединился ранее незнакомый Григорян. Так же с нами было около пяти девушек, которых я не знаю. Заказала себе один бокал вина. Мамаев употреблял пиво, но сколько — сказать не могу. Что пили остальные, не видела.

Все были в нормальном, трезвом состоянии, запах алкоголя не чувствовался. Около семи-восьми утра мы и несколько девушек вышли на улицу. Кто именно — не знаю. Выйдя из клуба, я увидела мерседес. Решила, что его вызывал кто-то из ребят. Я села. Внутри сидел незнакомый мужчина. Я спросила, водитель ли он Кокорина. Он ответил: «Этого петуха я не повезу». Я начала возмущаться и спрашивать, почему он так выражается. Он мне ничего не ответил. Я повторила свой вопрос, за что он оскорбил [Кокорина]. В это время двери открыл Мамаев и сказал, что это не наш автомобиль. Я пересела в автомобиль Кирилла, об оскорблениях Соловчука не стала говорить. Но потом подошел Мамаев и спросил, почему я возмущалась. Он поставил условие: если я не расскажу, мы поссоримся. Я рассказала.
Мамаев отошел от авто, я закрыла дверь и просматривала телефон. Ничего не слышала, двери машины были закрыты. Затем подняла глаза, увидела, что бегут несколько человек. Бежал Мамаев, споткнулся и упал. Поднялся, взял телефон и побежал дальше. Увидела, что происходит потасовка, в которой участвовали подсудимые и какие-то девушки.

Я не видела, чтобы кто-то наносил удары. Из машины не выходила. Как закончилось все — не видела. Через какое-то время сел Мамаев, и мы уехали в кафе. Парни обсуждали произошедшее и то, что Соловчук подтвердил Мамаеву, что тот назвал Кокорина петухом. По поводу избиения Соловчука могу сказать, что лично этого не видела. Только по видео в интернете.

В кофейню приехали не все одновременно. Во время заказа я отходила в туалет, помню, что заказали только пельмени и пиво. Я была уставшая и хотела спать, поэтому иногда ложилась на диван и дремала. Парни громко обсуждали конфликт и были возбуждены. Девушки разговаривали между собой, противоправных действий не предпринимали. Половых актов, борьбы и прочего я не видела. Танцев тоже не видела. Я могла не обращать на это внимания, так как либо дремала, либо сидела в телефоне.

Затем я увидела, как кто-то общается с Паком. Потом подошли Кирилл и Александр. Кокорин замахнулся стулом на потерпевшего, а он пытался защититься. Почему это случилось, я не знаю. Из-за шума было сложно понять, о чем они говорили. Сбежались сотрудники кафе и пытались всех успокоить.

Как Мамаев наносил удар Гайсину, я не видела. Не слышала, чтобы кто-либо кому-либо угрожал. Потасовка происходила в течение 5-10 минут, после чего все разошлись. Я спросила у Мамаева о причинах, Павел сказал, что тот [Пак] назвал их ######## (уродами). Видела, как пожали руки», — передает слова Поздняковиене корреспондент Sport24.ru Алина Матинян.