Александр
Муйжнек

«На стене Цоя запрещено писать текст из песни Цоя?» Кто стоит за скандальной акцией «Динамо»

Клуб обвинили в вандализме, возмутился даже Губерниев.

ФутболРПЛ
15 апреля 2019, Понедельник, 11:10

На неделе болельщики «Динамо» нанесли надпись на стену Виктора Цоя на Арбате — цитату из песни «Перемен» группы «Кино». Буква «Д» в слове «сердца» была заменена на динамовскую литеру. Над ней — подпись: «Фанаты «Динамо».

(t.me/derunets)
t.me/derunets

Фанатский актив «Динамо» давно протестует против хаоса в руководстве клуба — например, проводит акцию «10 лет ожидания, 10 минут молчания». Первая десятиминутка каждого матча «Динамо» начинается с тишины — так болельщики выражают недовольство тем, что клуб так и не вернулся на домашний стадион в Петровском парке, а играет в Химках.

С помощью граффити на стене Цоя «Динамо» решило привлечь зрителей на игру с «Краснодаром». За пару часов до матча клуб предложил два билета первому, кто выложит в инстаграм фото у стены с хэштегами #твоякоманда и #стенацоя — по примеру ведущего «Динамо ТВ» Дмитрия Дерунца.

Радикальность месседжа SMM-служба «Динамо» переиначила: «Перемены в результатах нам очень нужны».

В комментариях под постом собралось столько хейта, что самые жесткие отзывы «Динамо» периодически удаляет. Все — и не только поклонники Цоя — сочли акцию вандализмом и оскорблением исторического места в центре города и памяти Цоя. Сведений о том, что музыкант болел за «Динамо» или еще за какой-то клуб, Sport24 не обнаружил.

(instagram.com/p/BwOnr74labR)
instagram.com/p/BwOnr74labR

В гневе даже комментатор и ведущий «Матч ТВ» Дмитрий Губерниев.

(instagram.com/fcdm_official/)
instagram.com/fcdm_official/

Фан-актив «Динамо» дистанцировался от «конкурсов ФК в соцсетях». «Наши действия не были направлены на оскорбление памяти В. Цоя, — говорится в заявлении. — Мы использовали строчку из его песни, которая для нас имеет актуальность как никогда, сделали это красиво, тем самым мы отдали дань уважения его творчеству».

В акции успел поучаствовать ровно один болельщик — актер Сергей Белов. Ненависти много и здесь: Белова называют «животным», «уродом» и «быдлом».

Белов окончил ВГИК в 2007-м и снимается, в основном, в сериалах. Самые известные — «Школа» Валерии Гай Германики, «Метод» Юрия Быкова, «Универ» и «Восьмидесятые» (а еще — фильм «Притяжение» Федора Бондарчука), последний из вышедших проектов — «Улетный экипаж» на СТС. Белов давно болеет за «Динамо» и рассказал корреспонденту Sport24 Александру Муйжнеку, как поучаствовал в акции со стеной Цоя.

— С утреца проснулся, зашел в инстаграм. Вижу пост Димы Дерунца о том, какую акцию сделали динамовские акционеры. Сразу оценил. Все болельщики «Динамо» понимают, что происходит в клубе, как долго мы ждем этих перемен, как мы изголодались по тому, чтобы нам хоть кто-то хоть что-то объяснил, чтобы успокоиться и двигаться дальше. Стадион откроется тогда-то, агроном посажен и наказан (открытие стадиона «Динамо» сорвалось из-за плохого состояния газона. — Sport24).

Не мог упустить шанса сфоткаться, когда клуб запустил эту акцию. Под мышку взял дочку (воскресенье же, надо погулять), приехали, я достал шарф, случайного прохожего попросил снять. Хотел файеры еще пожечь, но побоялся, что не попаду на матч.

— А у вас были с собой?
— Они всегда со мной. Планировал пустить в ход, но у нас в стране все странно обстоит с этим делом. Хотя не понимаю, что страшного.

— Файеры вы жгли в рэп-клипе на мотив «В Петровском парке есть маяк». Как пришла в голову эта идея?
— После матча с «Анжи». Команда расстроилась, к гостевому сектору даже подошло мало футболистов на финальный заряд. А сейчас как никогда нужно объединяться. Я и сам стал активно болеть после вылета в ФНЛ. В такие времена и познаются друзья. Клуб нельзя бросать.

Думал, как переложить это стихотворение, записать в современном стиле. Нашел друга, который все снял. Нашел микрофон, прямо в машине сделал себе студию, записал фонограмму. У стадиона выбрали хорошую локацию, сняли, почитал. Когда достали пиро, к нам подошли охранники, попросили убрать: «Может приехать полиция».

— Вы ведь и так собирались на игру?
— У меня абонемент. Как только выложил фото, мне позвонили из клуба: «Ты первый, огонь. Пойдешь на А?» Ответил: «Ребят, простите, но А мне неинтересна, с удовольствием пойду на D. Можете отдать следующему или кому будет нужно». В итоге отдали — мне сообщили, что варик есть, и билет найдет своего владельца.

— Вы единственный, кто поучаствовал в акции.
— По-моему, я да Дерунец. До игры оставалось мало времени. Пока я на Арбате парковался, да еще и с ребенком… Потом вернулся домой и погнал в Химки.

— Там вы вместе с сектором молчали первые десять минут?
— Это тоже про перемены. Люди вроде как пришли в клуб, а вроде как и нет. Ни за что не отвечают. Если бы в управляющей компании работали адекватные люди, собрали бы какую-то пресс-конференцию и объявили: «Теперь владельцы мы. Вектор развития вот такой. Стадион откроем когда-то». Это же самое страшное — жить без информации. Что ждет «Динамо», может, судьба «Торпедо»?

Сегодня я на стадионе порадовался. На секторе, наконец, было клевое единение. Даже в такую поганую погоду все пришли, поддержали команду. Хорошо сыграли против «Краснодара», команды из первой тройки (матч закончился вничью 1:1). И наконец-то Марков забил.

— Видели комментарии в инстаграме «Динамо»? Акцию называют вандализмом и оскорблением памяти Цоя.
— Вообще не понимаю, как можно это не поддержать и в чем проблема. Акция настолько мегакрутая вообще, настолько тонкая и аккуратная, что я удивляюсь такой реакции. На стене Цоя запрещено писать текст из песни Цоя?

Ну да, там литера «Д». Но кому какая разница? На этой стене пишут абы что. Точнее, высказывают свою позицию, как в свое время это делал сам Цой. Он ведь занимался творчеством, не чтобы кому-то доказать.

(instagram.com/grafbelov)
instagram.com/grafbelov

Болельщики смогли поддержать родной клуб. Это разве не классно? Пройдет время, и эта надпись закрасится другими.

— Например, фанатами других клубов. Что если они напишут что-то про «Динамо»?
— Это не должно быть что-то оскорбительное. Но если мозгов на большее не хватит — ничего страшного.

В этом и есть фишка стены: туда может прийти кто угодно и написать что хочет. Будь у нас в стране художник уровня Бэнкси, он бы давно написал там что-то оппозиционное. Во времена Цоя перемен требовали именно в свободе слова. Стена — символ этой свободы.

— Если бы вы были граффитчиком, сами бы сделали такую надпись?
— Будь у меня умения — конечно.

(instagram.com/grafbelov)
instagram.com/grafbelov

— Акции дало ход само «Динамо». Правильно?
— Так клуб тоже заложник ситуации. Он ничего не решает. Это всего лишь футболисты и Дмитрий Валерьевич [Хохлов] со своим штабом. А еще есть непонятная управляющая компания, которая, насколько я знаю, не может провести аудит и разобраться с документами (футбольный клуб переходит от общества «Динамо» к УК «Динамо», владеющей новым стадионом и принадлежащей банку. — Sport24).

В клубе полное безвременье, никто ни за что не отвечает. Кто должен быть на стадионе? [По мнению руководства,] точно не клуб. 11 человек на поле, запасные, штаб хотят побеждать. А с кем они, и сами не понимают. Как и мы.

— Вы каких перемен требуете?
— Определенности. Чтобы кто-то, наконец, встал у руля и повел команду вперед. Настоящий хозяин клуба. Тот, кто будет за все отвечать. За то, что нет стадиона, что не складывается там, сям.

ВТБ как руководители должны быть похожи на Галицкого, Гинера. Вкладывать деньги в клуб не чтобы пилить и отмывать, а чтобы достигать результатов.

— Когда «Динамо» снова сыграет в Петровском парке?
— Надеюсь, с «Арсеналом». Чтобы избежать дальнейших проблем. Да, могут быть стыки, потом — Кубок, Суперкубок, что угодно. Но открыть стадион должно «Динамо».

— Как стали болеть за «Динамо»?
— Родом я из Александрова, в Москву приехал поступать. Еще когда учился в пятом классе, мы с бабулей как-то пошли на рынок. А тогда стало модно ходить с шарфами. Мне очень понравился динамовский.

— Самый крутой матч «Динамо», на котором бывали?
— Свеженький, с «Торпедо» в Кубке. Очень аутентичная штука, будто в 90-е попал. Нас было всего 900 человек — дикий ажиотаж, все хотели попасть на стадион Стрельцова. И оппоненты шизили, и мы старались, и правоохранительные органы проявили внимание. Вот это успех.