Ярослав
Кулемин

«Я обижен на Аленичева». Серб, который видел в русском футболе все

Раде Дугалич работал с Карпиным, прощал долги «Тосно» и получал предложения от Стивена Джеррарда.

ФутболРПЛ
1 апреля 2019, Понедельник, 15:00
Александр Мысякин, Sport24

Защитнику Раде Дугаличу в российском футболе удалось невероятное — он вылетал из ФНЛ с Армавиром, вылетал из Премьер-лиги с «Тосно» и мог вылететь с «Енисеем». Но зимой серб неожиданно ушел, чтобы побороться за чемпионство с «Кайратом».

Спецкор Sport24 Ярослав Кулемин навестил Дугалича в Алма-Ате и расспросил о Карпине и Аленичеве, долгах «Тосно» и приглашении от Стивена Джеррарда.

— В Казахстане я сыграл две игры — точнее, три, если считать Суперкубок. На сто процентов с чемпионатом еще не познакомился. Но понял, что все команды играют от обороны, стараются контратаковать. Матчи с такими соперниками всегда тяжелые, — начал Раде.

— Совсем недавно в «Кайрате» играл Андрей Аршавин. Жалеете, что не пересеклись с ним?
— Он, конечно, звезда мирового футбола. И тем более российского. Аршавин играл здесь три года, весь Казахстан его любит. Он много забивал, много отдавал. Конечно, хотел бы с ним познакомиться, посмотреть, как он тренируется. Ребята говорят, что Андрей максимально выкладывался.

— Серьезно? Арсен Венгер вспоминал, что в «Арсенале» он откровенно ленился.
— В «Арсенале» все немного по-другому. Может быть, сами тренировки другие. Здесь ребята рассказывали, что, если кто-то промахивался или отдавал неточный пас, он сразу «пихал». Хотел, чтобы все делали точно, быстро и вовремя. Понимал: здесь он топ и должен поднять ребят на новый уровень. В любой момент мог подхватить мяч, обыграть трех-четырех соперников и забить гол.

(РИА Новости)
РИА Новости

— А еще, проиграв «Астане», Аршавин швырнул на трибуну медаль финалиста Кубка. Сказал, что награды за второе место ему не нужны.
— Не знал эту историю. Конечно, дерби хочется выигрывать. Наверное, он может себе такое позволить.

— Матчи «Кайрата» с «Астаной» похожи чем-то на белградское дерби?
— Нет, это другой мир. Но тоже было хорошо и красиво. Столько фанатов — я ощутил атмосферу. К сожалению, выиграть не получилось, но это лишь первая игра. Двигаемся дальше.

***

— Казахстан — уже третья страна на постсоветском пространстве, в которой вы играли. В Армению вас привез Валерий Оганесян?
— Да, я вообще ничего не знал. Приехал в «Локомотив» Пловдив, подписал контракт. Это было в субботу. А в воскресенье фанаты убирают президента команды и сжигают его автомобиль. В понедельник все контракты, которые были подписаны в субботу, аннулируются. Приходит новый президент и новый тренер, а я остаюсь без команды.

Оганесян звонит моему бывшему агенту и говорит: «Улиссу» нужно два центральных защитника из Сербии. Я вообще не знал, что это за команда такая. Слышал только про «Ширак» — он играл с «Партизаном».

— Согласились, потому что это был вариант поиграть в еврокубках?
— Да-да. В 18-19 лет я вообще не играл в футбол из-за травм. Хотелось уже где-то побегать. Получал в «Улиссе» тысячу долларов — в 21 год-то! Думаю, в России ребята намного больше сейчас зарабатывают. Просто хотел играть в футбол, правда. И так получилось, что мы попали в Лигу Европы. А через год сделали «Торпедо» Армавир, у Оганесяна тогда были хорошие отношения с Карпиным. Армавир вылетел, но я стал лучшим центральным защитником ФНЛ. И появилось два варианта — «Тосно» и «Оренбург».

— Почему выбрали «Тосно»?
— Я так хотел в «Оренбург» — не представляете! Говорил агенту: хочу в Премьер-лигу, в ФНЛ не хочу. Тем более в центре у них играл старый Дмитрий Андреев, ему тогда 33 или 34 было. Шесть месяцев я думал, что стопроцентно уйду в «Оренбург».

Приходит лето, я свободный игрок — и тут мне говорят: приезжай на просмотр. Ну как так? Вы же сами меня звали! В итоге подписал контракт с «Тосно». Они сразу вышли в Премьер-лигу, а «Оренбург», наоборот, вылетел. Мы жили в Петербурге — красивом городе с хорошими людьми. Собралась такая банда, что взяли Кубок!

— Но потом этого клуба не стало.
— Да, летом я опять остался без команды. Было два варианта — «Урал» Парфенова и «Енисей». Честно говоря, хотел в Красноярск из-за Аленичева.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Хотелось пополнить коллекцию спартаковских тренеров? Карпин в Армавире, Парфенов в «Тосно», Аленичев в «Енисее»…
— Ха-ха! На самом деле, у них есть что-то общее. Самая жесткая дисциплина — у Карпина, он даже на тренировках хотел, чтобы мы выкладывались на все сто. Карпина можно сравнить с нашим тренером в «Кайрате» — Шпилевским. Представьте только: штрафы за лишний вес в Армавире были по 100-200 долларов! На тренировки не ходишь — а все равно платишь.

— Всю зарплату оставляли?
— Я — нет, у меня с этим порядок. По игре у Карпина было простое требование: принять мяч в центре обороны и сделать длинную передачу на нападающего. Ничего не выдумывать.

— Как-то не очень по-спартаковски.
— Он говорил, что для другой игры у нас еще нет мастерства. У Парфенова наоборот — все через пас. Но центральные защитники должны были перебивать опорников, играть через «красную» зону. А в «Енисее» даешь пас ближнему игроку, обыгрываешься с ним.

— Сколько раз слышали от Карпина «Ну и?»
— Много. Если давал пас ближайшему игроку и делал обрез — вообще ругался.

(afc-torpedo.ru)
afc-torpedo.ru

— Чему еще вас научил каждый из тренеров?
— Карпин — дисциплине. Парфенов — отношениям тренера и игрока. Он хорошо к нам относился, мог сказать все в лицо. Как отец был. С Аленичевым я поработал только шесть месяцев. Мне непонятно, почему я уехал из России. Можно сказать, я обижен. А как тренер он хороший — мог показать, что надо делать. Тем более сам был техничным. У Аленичева я научился играть в пас, он разрешал центральному защитнику буквально все.

— Даже финтить в штрафной?
— Все разрешал! Только просил возвращаться и отрабатывать всей командой.

— Хорошо, но какой-то прощальный разговор у вас был?
— Нет, я был на Маврикии с женой. Позвонил директор клуба Рубцов: «Ты поговорил со своим агентом? Тренер больше не хочет видеть тебя в команде». Я отвечаю: «В смысле? Мне никто ничего не говорил!» Я все матчи сыграл, кроме одного — и тот пропустил из-за перебора карточек.

Когда «Енисей» брал меня, они пошли на все условия. Я был самым высокооплачиваемым игроком в команде — можете представить такое? Мне дали все, чтобы я пришел. А через пять месяцев я оказался не нужен. Мне сказали: если что, тренер тебе позвонит. Я ждал, но никто не позвонил.

— Что дальше?
— Я должен был стать свободным агентом. Наступает Новый год, и третьего января в клуб приходит предложение от «Маккаби» Хайфа. Не мне, не агенту, а именно в клуб. «Енисей» понял, что ко мне есть интерес. А дальше позвонил «Кайрат» — и они договорились. Я обижен на «Енисей», на Рубцова, на Аленичева. На людей, которые так некрасиво сделали. Не по-человечески. Но мне жалко ребят, переживаю за них.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Зная уровень команды — «Енисею» реально остаться в Премьер-лиге? По-моему, не очень…
— Игроки там на самом деле хорошие, лучшие из своих команд. Но, видите, когда что-то красиво не делается, бог сразу наказывает. Посмотрите, сколько нам не фартило в этом сезоне. Один матч с «Ростовом» чего стоит: штанга, перекладина — а результат 0:4. Это что-то сверху, карма.

— Может быть, слишком много парней из «Амкара»?
— Да нет, всех кого можно было взять, они забрали. И ребята действительно помогли. Фанаты пишут, что это амкаровские игроки. Но это не «Амкар», а «Енисей». Хотя мы и в раздевалке так шутили — чтобы они отдельно сидели и все такое.

— В ноябре был момент, когда Аленичева уволили, а потом он вернулся. Можете вспомнить тот выезд к «Анжи»?
— Я не знаю, как принималось это решение. Мы просто поехали с другим тренером, который сейчас работает с молодежкой «Енисея». Все было нормально, думали только об игре. Получилось, что проиграли, а на следующей неделе Аленичева вернули. Но причины нам никто не объяснил.

— Можете выделить три плюса и три минуса Аленичева как тренера? Мы до сих пор так и не поняли.
— В «Тосно» я играл с Младеном Кашчеланом, который работал с Аленичевым в Туле. Он говорил о нем только хорошее. Кашчелан выходил с Аленичевым в Премьер-лигу. И первые три месяца, когда я пришел в «Енисей», было многое из того, о чем говорил Младен. Реально одни плюсы. Он мог поговорить, показать, научить.

Когда все пошло плохо, отношение ко мне не поменялось. Но я обижен, что так и не узнал причины, почему меня убрали из команды. Сам я ничего не выяснял, просто собрался и уехал. Честно говоря, когда увидел базу «Кайрата», был в шоке. В хорошем смысле.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

***

— После многолетней борьбы за выживание в Казахстане вы получили возможность что-то выиграть. Как ощущения?
— Я сам захотел, уже стыдно было столько играть в футбол и доказывать всему миру, что ты можешь. Никто на это не смотрит. Говорят: ты с одной командой вылетел, с другой, с третьей. В прошлом году мы выиграли с «Тосно» Кубок России, я вошел в одиннадцать лучших игроков Премьер-лиги. И что? Два-три предложения! Обиделся на это и ушел в команду, которая борется за чемпионство. Сейчас хочу выиграть все что можно, особенно чемпионство. Его с 2004-го ждут!

— Но к российскому футболу у вас нет отвращения? Мало того, что все время внизу, так еще и в «Тосно» за бесплатно играли.
— Первые шесть месяцев все было вовремя. Кроме премиальных — они приходили через 2-3 месяца. Мы набрали больше 20 очков, нормально играли. Поехали на сбор — а зарплаты нет. Идет январь, февраль, в марте начинается чемпионат. Выигрываем в Хабаровске, прилетаем домой — там встреча с губернатором. Он говорит: «Ребята, не опускайте руки, играйте в футбол, через неделю все получите — и зарплату, и премиальные. Нам нужен Кубок России».

— То есть задачу уже тогда поставили?
— Да-да. Проходит неделя — никто ничего не слышит. Заканчивается март, мы три месяца без зарплаты. Уже можно разрывать контракт. Дают половину суммы за январь — чтобы игроки не уходили. Премиальных нет вообще. До конца мая играли без денег.

(vk.com/fctosno)
vk.com/fctosno

— И как это было?
— Каждый бился за себя. Знали, что летом станем свободными. Парфенов нас так и настраивал. В итоге все где-то играют. Заболотный с Марковым раньше всех ушли — но они нападающие, столько голов забили!

— Самая сложная бытовая ситуация, которую вам приходилось решать?
— Родной брат у меня занимается кикбоксингом. Звонил из Сербии, просил перевести тысячу или две евро на экипировку команды. А я сам без денег. Если переведу, жить не на что будет.

— Победу над «Спартаком» в полуфинале Кубка и сам титул как-то праздновали?
— После финала у нас был последний тур чемпионата. Если честно, мы не думали, что со «Спартаком» так получится. Ехали просто сыграть в футбол. «Спартак» забил, Вагиз Галиулин быстро ответил. 1:1, мы 120 минут отоборонялись. Дальше — серия пенальти. Я промахиваюсь, у них промахивается Фернандо. Забиваем последний пенальти, все радуются. Но никто не знает, куда бежать и что делать.

— Не привыкли к такому.
— Да, если честно, даже порадоваться не успели — через три дня следующая игра. Тем более денег не было. Приходил президент, обещал на финал два чартера для родственников. Ничего это не сделали. На чартере летели только мы, никого из семей не было.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Почему вы простили «Тосно» долги?
— Хотел побыстрее стать свободным игроком. Была история: Стивен Джеррард звал в «Рейнджерс». Его агент — Йорн Арне Риисе. Позвонил: разрывай контракт, Стивен тебя ждет. Он хотел игрока, которого никто не знает. Серьезно, сейчас покажу в телефоне.

Это была середина мая, у нас оставалась игра с «Уфой». А Джеррард начинал работу 1 июня. Я сказал: подождите, сыграю — и в любом случае буду свободным агентом. В «Тосно» мне должны были большую сумму, я все простил.

— Так почему вы не в «Рейнджерс»?
— Они говорили: позвоним во вторник, потом в четверг. Просто у них 11 скаутов, и чтобы ты пришел в команду, все 11 должны согласиться. В моем случае десять были за, а один захотел другого футболиста. Этот футболист — Никола Катич, хорват. Его агент хорошо поработал — больше, чем мои, наверное. Его взяли за 2 или 2,5 млн евро. Тоже неизвестный футболист.

(Getty Images)
Getty Images

— После всего этого в Россию еще заехали бы?
— Только в хорошую команду. Но никогда не знаешь, как будет.

***

— 24 марта исполнилось 20 лет с момента бомбардировки Югославии…
— Страшный момент. Мне было 7 лет, я жил на десятом этаже, последнем. И бомбили именно мой район — больницы и другие государственные учреждения.

Вообще, Ниш, где я вырос, находится на юге Сербии. Он 600 лет был под турками, это самый старый город страны. Полмиллиона людей, летом красиво, зимой не очень холодно. Как в Алма-Ате. Местная команда «Раднички» идет на втором месте — впервые за 30 лет! У них на 17 очков больше, чем у «Партизана».

— Вы, кстати, занимались в школе «Партизана». Это осознанный выбор?
— Нет, просто так случилось. Я всю жизнь фанат «Црвены Звезды». А что такого? Много футболистов играют за один клуб, а болеют за другой. Просто не рассказывают всем. Если в каком-то интервью что-то было, фанаты, конечно, узнают. Но если нормально себя ведешь, никто не оскорбляет.

Я тогда был маленький, нас пятерых из «Радничков» взяли. Мы прошли школу «Партизана», стали взрослыми и через два года вернулись домой. Стали играть в первой лиге. Но потом — травмы, вы уже знаете.

— Ваш любимый игрок — Неманья Видич, но в Англии вы болеете за «Челси». Почему?
— Я болел за Видича, еще когда он был в «Спартаке». Неманья играл под 26-м номером, как и Терри в «Челси». А «Челси» у меня — любимая команда с детства. Я смотрел игры, знал, что Терри станет моим идолом.

— Как началась ваша дружба с Бранисловом Ивановичем?
— Ну не прямо дружба! Познакомился с ним через Младена Кашчелана. И когда мы играли с «Зенитом» в Питере, поменялись майками. Договорились увидеться. Иванович — нормальный человек, не звезда, как другие. Постоянно общается.