Данила
Игнатов

«Один парень плакал — не хотел уходить в «Спартак». Этот тренер воспитывал будущих звезд «Рубина»

Зимой он отказался от предложения «Зенита» и растит в школе ЦСКА сыновей Игнашевича и Рахимича.

ФутболРПЛ
9 марта 2019, Суббота, 09:00
РИА Новости / Из личного архива Дмитрия Игдисамова

Этой зимой «Рубин» отпустил почти всех своих лидеров: Сердар Азмун укатил в «Зенит», Федор Кудряшов — в Турцию, Сезар Навас закончил карьеру, а Чико Флорес разругался с тренерами и разорвал контракт. Курбан Бердыев увидел усиление в дубле, а против «Ахмата» впервые в истории клуба выпустил на поле 11 россиян.

Главного тренера, который провел в «Рубине» почти 15 лет, как и отвечавшего за академию Ивана Данильянца, ругали за непродуктивную школу и отсутствие в составе местных футболистов. Единственным до этого сезона заигравшим в Казани воспитанником был Эльмир Набиуллин — левый защитник бился за родной клуб и даже вызывался в сборную, но стух после переезда в Питер.

(РИА Новости)
РИА Новости

Сейчас «Рубин» представляют сразу три воспитанника, все 2000 года рождения: форвард Артур Сагитов и защитники Данил Степанов и Раиль Абдуллин. Сагитов уже принес казанцам важнейшую победу в РПЛ, забив единственный гол «Ахмату» в добавленное время на прошлой неделе. Степанов и Абдуллин успели обыграть «Зенит» в Питере в последнем туре 2018-го (2:1), а в среду впервые провели по 90 минут в Кубке, но менее удачно — минимальное поражение от «Локо».

Корреспондент Sport24 Данила Игнатов нашел тренера, который воспитывал будущих звезд «Рубина» в казанской академии. Дмитрий Игдисамов тоже молод — всего 32 года. Он быстро прошел путь от физрука до старшего тренера футбольной школы, поработал с испанскими коучами, а зимой выбирал между предложениями от ЦСКА и «Зенита».

(Из личного архива Дмитрия Игдисамова)
Из личного архива Дмитрия Игдисамова

Из интервью Игдисамова вы узнаете:

  • как Бердыев развивал академию «Рубина» и что изменилось при Грасии;
  • правда ли Сагитов может нагрубить тренеру и почему в детстве в него не верили;
  • Абдуллин и Степанов — кто эти парни и почему они заиграли в Казани;
  • на что готовы клубы из Москвы и Питера, чтобы переманить молодого таланта;
  • в чем проблемы детского футбола в России и как их исправить;
  • чем еще круты скауты ЦСКА;
  • похожи ли сыновья Игнашевича и Рахимича на своих отцов.

«За работу в обычной школе получал 7 тысяч рублей»

— Почему решили стать тренером? Не сложилась карьера?
— Я играл за казанский «Приволжанин» в мини-футбольной Суперлиге. В 2005-м финансирование прекратилось, команда исчезла, а я остался в республиканском футболе Татарстана. Но потом пошли травмы — одна, вторая. В 22 года решил завязать и начать учебу. Закончил Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет по специальности учитель физкультуры.

И сразу же пошел работать в обычную школу. Был тренером в клубе дополнительного образования — летом футбол, зимой хоккей. Возился с детьми от 10 до 13 и от 14 до 17 лет. Вел две группы, зарабатывал семь тысяч рублей в месяц. Это было в 2008 году, но на жизнь мне хватало — оставались сбережения после мини-футбольной карьеры.

— А в «Рубин» как попали?
— Через год-два, когда супруга забеременела, понял: надо идти дальше, развиваться как специалисту. Приехал в «Рубин», попросился на собеседование. Поговорили с тогдашним главой академии Иваном Альбертовичем Данильянцем, он взял на низшую должность — тренер-селекционер в детском саде.

(Из личного архива Дмитрий Игдисамова)
Из личного архива Дмитрий Игдисамова

— Это что за должность?
— В «Рубине» на тот момент был отличный проект, который решал две задачи: селекция и пропаганда здорового образа жизни. Лично я отвечал за 20 детских садов, еще 12 селекционеров охватывали почти 300. В каждом из них я должен был провести тренировку с подготовительной группой, которых могло быть по 2-3 на садик. И отсматривать самых шустрых мальчишек.

Плюс привлекали болельщиков на трибуны — за детьми на стадион шли их родители. К тому же школа хоккейного «Ак Барса» постоянно нас обгоняла: там отбор детей начинался с 6 лет, а не с 7, как в футболе.

— Разве что-то можно увидеть в шестилетнем ребенке?
— Конечно! Те, что были нам нужны — всегда на мяче, самые активные, в игре. Из пяти тысяч детей мы приглашали на субботние фестивали две. Из двух тысяч в итоге оставалось всего девяносто. Потом они делились на три группы в зависимости от уровня развития. После трех лет занятий остаются лучшие — сорок детей.

— Как вы стали полноценным тренером?
— Случайно, на самом деле. В 2012-м Курбан Бердыев пригласил в клуб испанских методистов, которые должны были наладить работу академии «Рубина».

Один из них отвечал за наш этап — самую раннюю селекцию. Как-то переводчик опаздывал на тренировку и, так как я знал английский, руководитель подразделения отправил меня общаться с испанцем. С того момента я помогал им, они — мне, я почерпнул кучу полезных знаний. И в скором времени испанцы посоветовали перевести меня на позицию тренера.

(dinamo-minsk.by)
dinamo-minsk.by

Эдуардо Докампо, испанский тренер-методист

В академии «Рубина» было четыре подразделения: одни работали с детьми от 7 до 9 лет, другие — до 11, третьи — до 14, последние — от 15 и до выпускного года. Несколько месяцев я провел в таком режиме: утром работал в детских садах, днем помогал с детьми постарше тренерам второго подразделения, вечером ехал в интернат и трудился еще и там. Но даже не уставал — все это было жутко интересно.

Таким образом меня проверяли. А в итоге спустя полтора года работы доверили вести команду 2000 года. До меня так быстро путь от селекционера в садике до тренера никто не проходил.

— Что в «Рубине» поменяли испанцы?
— Раньше команда каждого года играла по-своему — так, как видит тренер. Методисты из Испании выработали единую систему, подготовили философию клуба в целом и академии в частности. Все стали играть по схеме 4-3-3 — высокая линия обороны, постоянный прессинг, борьба за инициативу.

Но главное — они старались поменять тренеров ментально. Игра — это взаимодействия, череда принятий решений на поле в условиях сотрудничества и соперничества. Причем контекст — то есть условия этих взаимодействий — постоянно меняется. И нашей главной задачей было научить этому наших футболистов.

Через несколько лет все это начало давать свои плоды.

(Из личного архива Дмитрия Игдисамова)
Из личного архива Дмитрия Игдисамова

«Данильянц говорил: «Что ты возишься с Сагитовым? Он не будет футболистом»

— «Рубин» и Бердыева всегда ругал за то, что в Казани заиграл всего один воспитанник — Эльмир Набиуллин.
— На самом деле все зародилось именно при Курбане Бекиевиче. Построили интернат, что позволило приглашать талантливых ребят со всей России.

После смены тренера на Грасию испанцы остались — новое руководство не стало ничего ломать. Но со своими нюансами: полномочий у методистов поубавилось.

— Сейчас в «Рубине» заиграли сразу три воспитанника 2000 года, который вы вели.
— Команда 2000-го вообще была уникальной. 13 из 20 игроков — местные ребята из Казани, еще трое — из Татарстана. Я усиливал ее только точечно: нападающий из Воронежа, полузащитник из Перми и защитник Саня Смелов из Чебоксар.

У себя в Поволжье мы выигрывали вообще все. На международных соревнованиях были разные результаты: обыгрывали «Милан» и ПСВ, проигрывали «Хетафе». В России выиграли одно из четырех первенств, остальные взяла школа «Чертаново».

— Давайте о каждом из дебютировавших воспитанников по порядку. Нападающий Артур Сагитов?
— Про него сейчас много говорят, наверное, из-за гола [«Ахмату»]. Яркий парень. Да и Курбан Бекиевич доверяет больше молодым нападающим, которые находятся подальше от своих ворот. Защитников вводить в состав намного рискованнее.

В Сагитова в академии «Рубина» поначалу не верили. Данильянц говорил мне: «Что ты с ним возишься? Он не будет футболистом». Мы поспорили, что будет. После этого разговора подхожу к Артуру: «Давай докажем, что ты можешь». Парень заиграл втрое старательней.

На Артура в 13 лет и правда без слез было не взглянуть. Очень высокий, но дико худой — мышцы не успевали за ростом скелета. Координации никакой, ноги кривые, бежал кое-как… Зато всегда отдавался команде и результату, глаза горели.

— Говорят, что Сагитов — дерзкий. Бердыев запрещает давать ему интервью, а еще на одном из зимних сборов сослал обратно в дубль.
— Мне всегда было легко с Артуром. И он говорит, что научился отстаивать свое мнение у меня. Всегда убеждаю ребят: «Если есть, что сказать, — говорите. Иначе за вас будут решать остальные».

Да, иногда Сагитов может взболтнуть лишнего. Но эта тема слишком утрируется — он не дерзкий хам. Просто со своим мнением и характером. Артур не признает никаких авторитетов — и это помогает ему быть там, где он есть сейчас.

(РИА Новости)
РИА Новости

— С Сагитовым понятно. Раиль Абдуллин?
— Всегда выделялся своими физическими данными — его отец Раис тоже крепкий — и техникой, для защитника вообще выдающейся. Одно время Абдуллин играл в центре, но перспективы на этой позиции у него не было из-за низкого роста (173 см). Перевели его на фланг, где он, считаю, стал лучшим правым защитником в России 2000 года рождения. Пахал невероятно!

Единственное, нужно добавить в спортивной дерзости. Раиль не всегда проявляет на поле все свои качества из-за стеснительности. Может, и пенальти с «Зенитом» — следствие этого. Хотя за несколько минут до эпизода Абдуллин попросил замену — сводило ноги.

После игры набрал Раилю. «Не поверите, Дмитрий Игоревич, только в PlayStation такие стадионы видел, а сегодня впервые вживую на нем сыграл. Все кричат, меня трясло — чуть сознание не потерял. Но все прошло со свистком».

(РИА Новости)
РИА Новости

— Данил Степанов?
— Особенный парень, фанат «Рубина» до мозга костей. Спит и видит себя в основе в Казани, ему не нужны ни «Реалы», ни Мадриды. Параллельно Данил болеет за «Ливерпуль», да, но «Рубин» — это для него все.

Я вообще наблюдал за Степановым с удивлением. В быту — простой парень, скромный, культурный, не видно и не слышно. На поле превращался в зверя. Ну или трактор, который вспахивал левый фланг — и в атаку, и в обороне. Никогда не уберет ногу из стыка, доползет до конца, как бы ни было тяжело. Может, в технике Данил и уступал Абдуллину, но за счет бойцовских качеств, уверен, его ждет хорошее будущее.

(РИА Новости)
РИА Новости

— Степанов забил невероятный гол за основу на сборах (на видео — с 3:39) и поцеловал эмблему «Рубина».
— Причем правой ногой! А она у него для ходьбы. Звоню Данилу: «Ты как вообще это сделать умудрился?» А то, что поцеловал эмблему — никакая не показуха. «Рубин» для парня очень важен.

Я невероятно рад успехам этих ребят, за каждым слежу. В команде еще были футболисты, которые соответствовали бы уровню первой команды. В дубле еще есть Никита Сапрунов, Саня Циберкин, Саша Смелов, Денис Федорочев. Но у кого-то не сложилось — Тимур Лобанов, к примеру. Все был в «Локо», сейчас пытается устроиться в Туле.

— Степанов сказал, что «чуть не обосрался», когда Бердыев решил выпустить его на замену. Что делать в такой ситуации?
— Я много времени уделяю психологической подготовке. Убеждаю парней, что ради этого мы и играем в футбол. Но предстартовый мандраж есть у всех. Пер Мертезакер — а человек в «Арсенале» и сборной Германии играл — рассказывал, что перед каждой игрой у него головокружение и диарея от нервов.

Кого-то нужно успокоить, кого-то завести. Вот Артуру Сагитову вообще по барабану, против кого играть.

«По Сагитову работал «Локомотив», еще одного игрока хотел забрать «Зенит»

— В России детско-юношеский футбол в кризисе?
— Я бы так не сказал, талантливые ребята-то есть. В первую очередь нужно задуматься нам, тренерам. Испанцы в «Рубине» говорили, что мы даем ребятам слишком много готовых ответов. Нужно лишь подталкивать их к правильным ответам наводящими вопросами.

К примеру, расположение на поле. Не нужно говорить ребенку, где он должен играть. Нужно спросить, как он думает. Чтобы благодаря своим размышлениям парень осознал все сам. В следующий раз позиционную ошибку он уже не допустит.

Мы даем футболисту четыре ориентира: ворота, соперники, партнеры и мяч. При этом в России игроки плохо играют без мяча, засматриваются на него. А должны обращать внимание на позиционирование соперника, наличие свободного пространства, перекрывание передач и так далее. Даже самый топовый игрок — Месси, например — из девяноста минут с мячом находится максимум две. Все остальное — без мяча.

— Нацеленность на результат — тоже проблема?
— Да, но здесь мы все заложники системы. С тренера результат требует директор, задача которого — отчитаться перед спонсорами, и так далее. Немногие руководители академий видят работу тренера в воспитании футболистов. К счастью, Иван Альбертович Данильянц видел.

(РИА Новости)
РИА Новости

Но и совсем без результатов нельзя, мы играем, чтобы выигрывать. Просто важна не сама победа, а то, каким способом мы ее добились. Если закрылись в обороне и выбиваем на авось — ценности нет. Другое дело — если играем в контроль.

— Часто клубы из Москвы и Питера пытались перехватить игроков?
— Постоянно, чаще всех — «Спартак». Увели одного из наших нападающих, Даню Лопатина, и, считаю, загубили. Ему нужен особый подход — держать в рамках, заставлять работать, как Сагитова. А у Лопатина в «Спартаке» была полная свобода, поначалу показывал результат, но потом становилось все хуже и хуже. Причем парень-то талантливый, мог бы заиграть. Но сейчас Даня завис между дублем и «Спартаком-2» — и не нужен ни там, ни здесь.

Клубы всегда стараются действовать через родителей. Перед его отъездом мы встречались вчетвером: я, директор академии, мама и сам пацан. Данька сидел и плакал: «Не хочу уходить». А родители говорили: «Вы что?! Это же «Спартак»! Туда раз в жизни зовут».

Очевидно, это уловка «Спартака» — мол, не позовем больше. Плюс есть финансовая стимуляция родителей. Но нельзя не признать: у клуба мощная скаутская служба, все лучшие едут в Москву.

— Кто еще мог уйти?
— По Сагитову работал «Локомотив». Лобанова пытался увести «Зенит», и нам с Игорем Николаевичем Родькиным (работал старшим тренером команды 2000 года после смены руководства «Рубина», а я остался ему помогать) стоило колоссальных усилий его удержать. Еще одна уловка скаутов — говорить парню, что «с этой командой ты ничего не выиграешь».

Но я убеждал ребят, что главное — не медальки из детского футбола, а образование. А оно в Казани одно из лучших.

«Сын Игнашевича — фланговый защитник, Рахимич-младший креативнее отца»

— Как оказались в ЦСКА?
— Все началось еще два года назад. У ЦСКА тоже мощная селекция, причем ищут скауты не только игроков, но и тренеров. Мы познакомились с Андреем Мовсесьяном и Гришей Кватанией (скауты ЦСКА. — Sport24). Они смотрели за «Рубином» и, думаю, пригласить меня было их инициативой.

Олег Яровинский провел со мной собеседования в Москве. Договорились об условиях, но тогда что-то не сложилось. Мне говорили: «Давай завтра, послезавтра». Но мне нужна была определенность, остался в Казани.

Мы остались на связи с Андреем. Летом прошлого года он позвонил: «Еще актуально? Понимаю, что тогда не получилось». Ответил, что да, но нужна конкретика — у меня семья, четверо детей.

— Получается мини-футбольная команда.
— Три дочери и шестилетний сын. Вся семья вот-вот переедет в Москву, отдам сына в школу ЦСКА.

— Договорились уже с новым руководством академии?
— Осенью. С Олегом Корнауховым тоже были знакомы. Теперь он глава академии, но мы встречались и раньше, когда Олег Дмитриевич тренировал команду ЦСКА 2000 года. Оба раза «Рубин» выиграл — 3:1 и 2:1.

В декабре приехал сдавать экзамены в ВШТ на лицензию УЕФА категории B, ударили по рукам. Был также интерес со стороны «Зенита», но я договорился с ЦСКА и дал Питеру отбой.

— Что скажете об академии ЦСКА?
— Недавно был тренерский совет. Поймал себя на мысли, что сижу за одним столом с Корнауховым, Олегом Васильевичем Долматовым, Максимом Эдуардовичем Боковым, Валерием Викеньтевичем Минько, Роланом Гусевым, Элвером Рахимичем.

Ощущение, как у футболиста дубля в первый день в основе — раньше смотрел на легенд по телевизору, а теперь рядом работаешь. И в то же время понимаю, что это — результат большого труда. Я посвятил себя учебе, был жаден до знаний, что теперь позволило мне находиться в кругу этих людей абсолютно заслуженно.

(РИА Новости)
РИА Новости

Очень благодарен методисту Эдуардо Докампо, у которого я учился. Ездил и на стажировки в Испанию — в Бильбао и к мадридскому «Реалу».

— В ЦСКА вы работаете с выпускным годом. Кто уже скоро может попасть в дубль?
— Пять игроков — Тигран Аванесян, Вадим Карпов, Вадим Конюхов, Андрей Савинов и Егор Шаповалов — уже на постоянной основе работают с молодежной командой. Мы всегда на связи с тренером Андреем Аксеновым.

Выделять отдельно кого-либо не хотел бы, все ребята хорошо обучены. Есть талантливые, умные футболисты — это я люблю. Из тех, кто остался, есть достойные игроки, которые могут пополнить молодежку ЦСКА. А если не армейскую, то чью-то другую — мы ведь должны давать ребятам путевку в жизнь.

(academy.pfc-cska.com/)
academy.pfc-cska.com/

— Элвер Рахимич — ваш помощник?
— Мы два полноценных тренера команды. Элвер — опытнейший игрок, поэтому его идеи всегда помогают. Причем на Рахимича-игрока Рахимич-тренер не похож — из нас двоих «плохой полицейский» скорее я. У Элвера европейский менталитет, ребятам он как второй отец.

— Дмитрий Игнашевич, Амар Рахимич, Данила Боков — все похожи на отцов?
— Диму Игнашевича я вижу фланговым защитником. В центре вряд ли получится сыграть из-за роста. В единоборствах он жестокий, никогда не убирает ноги.

Даня Боков — вратарь, в отличие от отца, который был защитником. Амар — не такой цепкий в отборе, как Элвер, зато креатив развит лучше. Хорошо двигает мяч, видит партнеров. Я бы назвал его глубинным плеймейкером.