logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Данила
Игнатов

«Судья перепутал меня с черным и показал красную карточку». Он заменил Гранквиста в «Краснодаре»

Sport24 поговорил с Урошем Спайичем о дерби Белграда, коррупции в Бельгии и сорвавшемся трансфере в «Спартак».

ФутболРПЛ
14 февраля 2019, Четверг, 05:00
fckrasnodar.ru

Летом из Краснодара уехал один из лучших центральных защитников РПЛ — Андреас Гранквист. Клуб Галицкого знал о потере еще зимой и серьезно подготовился — забрал Уроша Спайича у «Андерлехта» и Йона Гудни Фьолусона у «Норрчепинга». Исландец пока не вписывается в игру «Краснодара», о чем уже рассказывал Sport24, зато серб отрабатывает заплаченные за него 6 миллионов евро полностью.

Меньше «Краснодара» в Премьер-лиге пропускает только ЦСКА — 13 против 8 мячей (у «Зенита», который потратил 10 миллионов только на Ракицкого — 17). И в этом — огромная заслуга именно 26-летнего Спайича, который пропустил всего два матча в чемпионате и Лиге Европы, а остальные игры провел без замен.

Корреспондент Sport24 Данила Игнатов поговорил с сербским защитником перед матчем с «Байером» в Лиге Европы и узнал:

  • сколько раз он менялся майками с Ибрагимовичем;
  • за что Спайич наорал на Максимовича во время матча;
  • почему он — главный фанат VAR;
  • что думает насчет коррупционного скандала в Бельгии;
  • почему не перешел в «Спартак»;
  • как сборная Сербии попадет на Евро-2020.

— Первый официальный матч в году — против «Байера». Готовы?
— На сборах мы провели отличную работу, тренировались дважды в день. Сыграли достаточно матчей, во всех смотрелись неплохо и должны быть готовы.

Это качественный соперник, к тому же немцы сейчас находятся в отличной форме — обыграли «Баварию» недавно. С новым тренером (Петер Бош возглавил «Байер» 23 декабря 2018 года. — Sport24) команда заиграла только лучше. Главная сила «Байера» — в молодости. Футболисты быстрые, мощные и, как и везде в Германии, отлично обученные. «Краснодару» будет тяжело, но мы приложим все усилия, чтобы пройти дальше.

Getty Images

— «Краснодар» — единственная команда в России, которая весной продолжит играть сразу в трех турнирах. Это проблема?
— Совсем нет. Мы будет делать то же, что и начали в августе. График не изменится, мы к нему полностью готовы. Во всех турнирах мы на хороших позициях, несмотря на сильных соперников в Лиге Европы и Кубке. У «Краснодара» — самые большие амбиции во всех трех соревнованиях.

— Но главный турнир для вас — Премьер-лига?
— Кажется, у «Краснодара» никогда не было таких результатов, как в этом сезоне. В команде шикарная атмосфера, мы настроены на победу. Почему бы не взять титул уже в этом году?

— В команде обсуждали историю с переносом игры против «Ростова»?
— Было бы лучше, конечно, сыграть в Ростове 28 февраля. Понятно, что в первых играх 2019-го мы будем не в той же форме, которую набрали в конце прошлого года. Но уже все решено и мы будем бороться за победу тогда, когда нам поставили матч.

— Мурад Мусаев — какой он тренер?
— Он отличный человек. Всегда открыт для разговоров с футболистами, говорит, что ему нравится и что нет. Я уже рассказывал про атмосферу — так вот, именно Мусаев ответственен за нее в раздевалке. «Краснодар» — единая команда, и это наше сильнейшее качество. Несмотря на то, что наш тренер молод, он знает, чего хочет и как правильно управлять коллективом.

Александр Мысякин, Sport24

Вечное дерби, Максимович, семья

— Вы родились в Белграде и уже в 12 лет попали в «Црвену Звезду». За нее болела вся семья?
— О да, это любовь с детства. Мой отец никогда не занимался футболом, но всегда болел за «Звезду», как и мама, брат — вообще вся семья! Правда, пара дальних родственников поддерживала «Партизан», и мы все время подкалывали друг друга во время дерби.

— Чем занимаются ваши родители?
— Сейчас они не работают — так я решил, когда впервые уехал из дома в Тулузу. Они занимаются моим младшим братом Игорем — он тоже футболист, в 21 год играет в клубе «Раднички» из Нова Пазова во втором по силе сербском дивизионе.

Мама вообще всю жизнь посвятила нам с братом: возила на тренировки, готовила, учила уроки. А отец был электриком. Очень тяжелая работа — я рад, что он больше не занимается этим.

— Во время бомбардировок НАТО вам было 6 лет.
— Стараюсь не вспоминать это и не люблю об этом говорить. Я был совсем ребенком и смутно помню что-то… Вся наша семья просто пыталась укрыться и остаться в живых. К счастью, со всеми моими родственниками все в порядке.

— Помните свое первое Вечное дерби против «Партизана»?
— На поле, взрослое — в 18 лет. Мы играли дома и победили 3:2. Я был так счастлив, вы себе представить не можете. Как зритель впервые оказался на «Маракане» очень рано, лет в 12. На фанатской трибуне ни разу не был, потому что я играл за академию и либо выводил футболистов на поле, либо подавал мячи. Круче всего было с «Баварией» в Кубке УЕФА, когда в Белград приезжал Кроос. Это было нечто: за 9 минут он оформил ассист и забил сам, а «Црвена Звезда» проиграла 2:3.

— На белградском дерби же опасно?
— Специфично, но не опасно. Для меня, как человека, который вырос в Белграде, сыграть против «Партизана» при такой атмосфере — ни с чем несравнимое удовольствие. Эти два дерби — пожалуй, лучший опыт в моей карьере.

Getty Images

— Вашим кумиром в детстве наверняка был Неманья Видич.
— Точно! В детстве всегда смотрел, как он играет. Мне еще нравился Джон Терри, но Неманья всегда был на первом месте. Ассоциировал себя с ним раньше: начинал в «Црвене Звезде», потом через Россию подписал контракт с АПЛ, был лидером сборной Сербии. Не скажу, что старался его копировать, просто кайфовал от его игры. Со временем я вырос и теперь уже стараюсь работать над своим стилем. Чтобы ни на кого не быть похожим.

— Президент ЦСКА Евгений Гинер называл «вторым Видичем» Уроша Чосича.
— Урош был старше на год и тоже быстро покинул «Звезду», но мы провели несколько матчей вместе в молодежной команде. И в сборной часто оказывались вдвоем в центре обороны. У Чосича были отличные данные, большой потенциал, но, думаю, из-за травм он так и не заиграл в полную силу. Сейчас он, кажется, в греческом АЕКе — тоже неплохо.

РИА Новости

— Вы провели всего 5 матчей в основе «Црвены Звезды» и сразу стали капитаном. Как такое возможно?
— Сколько себя помню, в Сербии я носил капитанскую повязку везде: во всех юношеских и молодежных командах и сборных. До дебюта в основе «Звезды» я почти два года тренировался вместе со взрослыми, но играл за молодежку. Поэтому все тренеры и футболисты меня хорошо знали.

В 2012-м на предсезонных сборах в Турции я уже был с повязкой, когда не было наших капитана и вице-капитана. Это была большая честь. А когда тренер впервые решил отдать мне повязку в официальной игре, я получил мощнейший эмоциональный заряд. Жаль, что не удалось поиграть в Белграде подольше.

— Однажды вы так сильно наорали на своего одноклубника Николу Максимовича прямо во время матча, что об этом писали все сербские медиа. За что?
— Мы играли с «Войводиной» в Белграде и после первого тайма проигрывали 0:2. После второго пропущенного гола я стал кричать на Николу, чтобы он подстраховывал меня или лучше оборонялся — что-то в этом духе. Мне было всего 19, в таком возрасте ты не совсем осознаешь последствия своих поступков.

Александр Мысякин, Sport24

Да, это была тяжелая, очень мужская ситуация. Максимович старше меня на пару лет, но я не задумывался об этом. Когда «Црвена Звезда» проигрывает дома 0:2 (а в итоге мы пролетели 0:3) — это необычная и очень неприятная ситуация. Тренер нас никак не наказал, а мы с Николой все уладили. Сейчас мы нормально общаемся.

— Вам было стыдно?
— Мне никогда не стыдно за свои решения.

Са Пинту, удаление, Лига 1

— Почему вы сыграли всего 19 матчей за основу «Звезды»?
— В обычной ситуации в Белграде никогда бы не отпустили меня. Главный тренер Рикарду Са Пинту рассчитывал на меня и находился в отпуске, когда меня продавали в «Тулузу». Когда вернулся, сразу подал в отставку из-за моего трансфера.

Все произошло очень быстро. «Црвене Звезде» были очень нужны деньги, чтобы расплатиться с долгами. А «Тулуза» предложила именно ту сумму, которая и требовалась — 1,5 миллиона евро.

crvenazvezdafk.com

— Считаете это хорошим шагом в карьере?
— На тот момент я думал, что это хороший шаг для меня, молодого игрока. Постоянно играть в середняке такого сильного чемпионата, как Лига 1, намного лучше, чем сидеть на лавке в топ-клубе. Возможно, были варианты и получше, но я никогда не скажу про «Тулузу» плохого слова. Были и хорошие моменты, и не слишком удачные, но во Франции я точно вырос как личность и многому научился.

— Адаптироваться к жизни во Франции было тяжело?
— Честно, это и был самый тяжелый момент. И 20-летнему мне, и моей семье было тяжело друг без друга. Хорошо, что тогда они оставили работу и приезжали ко мне как можно чаще.

Еще один момент — я не говорил по-французски, а в Тулузе примерно никто не понимал английский. Самое странное, что им наплевать — иностранный язык французы не учат. Хорошо, что в команде была пара сербов, которые помогали и приглашали в гости.

— В первом матче за «Тулузу» вам точно понадобился французский язык.
— Ты про красную карточку? Ох, это самый странный момент в моей карьере. Я дебютировал за «Тулузу» в первом же туре, против «Валансьена». Наш защитник Стив Яго сфолил в штрафной, а судья показал красную карточку мне. Как он мог перепутать белого парня и черного парня?!

Поначалу я вообще ничего не понял. Потом попытался объяснить, но арбитр не говорил по-английски. Все были в шоке, а Стив просто попытался спрятаться, чтобы его не заметили, ха-ха! Сейчас мне смешно вспоминать эту ситуацию.

Потом я узнал, что этот судья (Стефан Йохем. — Sport24) вообще впервые работал на матче Лиги 1. Кажется, эта же игра стала его последней.

— Наверное, теперь вы — первый футболист, который ждет введения VAR.
— Сто процентов! Думаю, видеоповторы помогут футболу. Арбитры — тоже люди, они могут ошибаться. С VAR таких ошибок, что произошла со мной, точно не будет.

Коррупция, «Спартак», Ханни

— Почему переехали из Франции в «Андерлехт»?
— За несколько месяцев до моего ухода в «Тулузе» сменился тренер, который просто перестал ставить меня в основу. Причем ничего не объяснил. Сначала я уехал в «Андерлехт» в аренду, мы провели отличный сезон и взяли чемпионство, а потом подписал полноценный контракт.

В Бельгии я получил отличный опыт в еврокубках: в Лиге чемпионов мы играли против «ПСЖ», «Баварии» и «Селтика» и даже обыграли шотландцев в гостях. Во втором сезоне игра шла чуть менее удачно — много травм, новый тренер, поменявшийся курс развития. Вот почему мы не достигли всего, что хотели.

Тогда же я впервые попал в Россию — «Андерлехт» играл против «Зенита» в 1/16 Лиги Европы. В Питере было дико холодно, мы играли как раз в феврале. Было дико тяжело, особенно для тех, кто впервые приезжал в Россию. В том же розыгрыше мы дошли до четвертьфинала, но вылетели от «МЮ».

Getty Images

— В Бельгии вы играли с Софьяном Ханни. Почему у него не слишком ярко получается в «Спартаке»?
— В «Андерлехте» он был лучшим, много забивал. Но российская Премьер-лига — специфичный, силовой турнир. Думаю, Софьяну просто нужно больше времени, чтобы адаптироваться.

— Правда, что вы могли оказаться в «Спартаке» вместе с ним?
— Ровно год назад, во время зимнего трансферного окна «Спартак» присылал предложение «Андерлехту». Но в тот момент совсем не хотел уходить, потому что я только переподписал контракт и регулярно играл. К тому же впереди был плей-офф в бельгийской лиге и я не думал о трансфере, концентрируясь на турнирных задачах.

Мы находились на сборе в Испании, когда я узнал об этом. Сказал: «Ладно, если клубы договорятся, то я подумаю». Но «Андерлехт» хотел за меня 10 миллионов, а «Спартак» предложил 8. И история закончилась, почти не начавшись.

— Софьян не звонил, не звал в Москву?
— С ним все случилось очень быстро, как и с моим переездом из «Звезды» в «Тулузу». Мы даже не успели нормально попрощаться — за пару дней он собрал вещи и уехал в «Спартак».

Евгений Семенов, Sport24

— Предложения от других клубов у вас были?
— Кто-то из Италии и «Вест Бромвич» выходили на моих агентов, кажется. Но тогдашний гендиректор «Андерлехта» запросил за меня аж 15 миллионов. Хотели выручить побольше денег после отличного сезона.

— Почему именно с «Краснодаром» все сложилось?
— Впервые люди из Краснодара позвонили моему агенту еще в марте. Я увидел реальную заинтересованность со стороны клуба — кто-то все время звонил, спрашивал, приглашал. Поначалу я не хотел забивать себе голову этим перед чемпионатом мира.

Но потом в «Андерлехте» сменился президент, за ним ушла почти вся команда менеджеров. Некоторые вещи мне не слишком понравились и я понял — настало время уходить. Стал гуглить информацию о «Краснодаре», пообщался с сербами, которые играли там — Тубичем, Анджелковичем. И все мне посоветовали переходить.

— Вы подписали контракт еще перед чемпионатом мира.
— Приехал на медосмотр, меня повели на экскурсию по стадиону. Арена «Краснодара», наверное, лучшая, что я видел в своей жизни. И когда я выходил на трибуну, графика зажглась приветствиями «Welcome, Uros!» В этот момент понял, что я сделал правильный выбор.

— Еще немного о бельгийском футболе. Полиция не звонила вам по поводу коррупционного скандала, который разгорелся в конце прошлого года?
— Нет, но я был в шоке. Как такое возможно в такой цивилизованной стране, как Бельгия?! Но, видимо, у полиции были все основания проводить эти задержания, раз она что-то обнаружила. Со мной, к счастью, проблем не было. Надеюсь, подобные безумные ситуации больше не затронут Бельгию.

Одним из арестованных был спортивный директор «Андерлехта» Херман ван Хольсбек. Он занимался трансферами в команде предыдущего президента, при котором приходил я. Но полиция не нашла никаких доказательств его вины и отпустила его на свободу.

— Агент Моджи Байят, который работает с Ханни и устраивал его в «Спартак», до сих пор в тюрьме?
— Кажется, нет.

— Он и вам помогал с трансфером в «Краснодар»?
— Этот человек занимался очень многими трансферами в Бельгии. Особенно в «Андерлехте» — думаю, 85% всех игроков проходили через него. У Байята очень много связей.

Он не мой агент, я работаю с сербами. Последний раз я видел его, когда впервые подписывал контракт с «Андерлехтом». Он не участвовал в моем трансфере в «Краснодар».

Ибрагимович, ЧМ-2018, сборная Сербии

— Летом в Россию вы приехали уже как игрок «Краснодара». Как вам чемпионат мира?
— Фантастика! Несмотря на то, что я не сыграл ни минуты. К организации вопросов никаких. Стадионы — особенная деталь для меня. Рад, что стал играть в Премьер-лиге сразу после ЧМ на новых аренах.

— Что пошло не так для сборной Сербии на ЧМ?
— Все сломалось в матче против швейцарцев. Должны были спокойно выигрывать, но сами упустили победу. Все было в наших руках, можем винить только себя. А потом еще столько негатива вокруг этого матча… Не лучший турнир для Сербии, в общем.

Getty Images

— В России удивились, почему сразу после того, как сербы выиграли группу в европейском отборе на ЧМ, Славолюб Муслин был уволен.
— Это было шоком и для сербов. Так решила федерация, у игроков не спрашивали. Для меня ситуация, по сути, не изменилась: я как при Муслине не играл, так и при Крстаиче не выхожу, ха-ха!

— Что думаете о шансах Сербии пройти на Евро-2020?
— Нам попалась нормальная группа, мы можем проходить дальше. Наверное, по раскладам Португалия — главный фаворит, а мы будем бороться с украинцами за второе место. Посмотрим, что будет в итоге.

Мы и в Лиге Наций неплохо выступили, будем играть в плей-офф. Рад, что мне удалось сыграть один полный матч против Румынии. Мне вообще нравится этот турнир — намного лучше, чем играть бесконечные товарищеские матчи без какого-либо соревнования.

— В Лиге 1 и Лиге чемпионов вы играли против топовых французских футболистов. Почему они сейчас — лучшие?
— Чемпионат Франции — невероятно тяжелый турнир. Мне кажется, что сопоставим по уровню с АПЛ. Я серьезно! Игроки очень быстрые, техничные, много молодежи дебютирует в основном составе в раннем возрасте. Плюс у французов подросло золотое поколение, все игроки которого выступают в топ-клубах.

— В России Лига 1 считается сопоставимой по уровню с нашей.
— Во Франции, конечно, перекос в сторону «ПСЖ», и их цель — взять наконец Лигу чемпионов. Но играть в Лиге 1 тяжело со всеми командами, не только с Парижем.

— Лучший форвард, против которого вы играли?
— Ибрагимович — номер один. У него есть все качества идеального нападающего: мощь, техника, удар. Фалькао, когда только-только приехал в «Монако», был силен как зверь.

Getty Images

Но Златан все равно лучший. Я играл против него несколько раз — и в «ПСЖ», и в «Юнайтед». Думаю, в Париже он был помоложе и поэтому круче. Но, уверен, и сейчас эта машина выдает топ-результаты в США.

— Вы менялись футболками?
— С Иброй — три-четыре раза. Для себя я беру редко, скорее для друзей. Менялись с Кавани, Ляказеттом, Малудой, Хамесом. Я не меняюсь футболками просто чтобы засветиться перед звездой, нет. Просто если возникает возможность и желание, могу сделать это.

Златан говорит по-сербски, мы перекидывались фразами во время и после игры. Но он шутит, иногда жестко… Не скажу, как. Лучше оставлю эти шутки при себе!