«Хочу, чтобы «Чертаново» играло в Лиге Европы». Директор академии — о любви к «Динамо» и деле жизни

Николай Ларин — о воспитанниках, дисциплине и планах команды ФНЛ на выход в премьер-лигу.

Футбол
30 ноября 2018, пятница, 15:00
chertanovo-football.ru

У директора футбольной школы «Чертаново» Николая Ларина весь рабочий стол завален документами, но перед интервью он отказался их убирать. Наоборот, Николай Юрьевич считает, что это показатель постоянной текучки и работы. Руководитель футбольной академии стал первым гостем программы «Профессия» корреспондента Sport24 Антона Дорофеева.

— Что удалось за сегодня сделать и что еще планируется?
— Определили круг мероприятий 2019 года, в которых все наши команды будут принимать участие. Это не только ФНЛ, ПФЛ — это, в основном, команды академии, самое важное для нас. Мы должны были подать сведения в департамент спорта, чтобы определить, что нас ждет в следующем году.

— Команда ФНЛ, команда академии, общеобразовательная школа — все это под вашим контролем?
— Не только. У нас в «Чертаново» очень сильный коллектив. И, конечно, мы подконтрольны нашему учредителю — Москомспорту. Это большая организация, в которой работает около 400 человек, в системе — около 2000 детей. Непросто, но зато это любимое дело — особенно после того, как в 2013 году шесть наших воспитанников выиграли чемпионат Европы U-17 в составе сборной России под руководством Дмитрия Хомухи. В то время у нас в Чертаново произошел футбольный бум. Когда я работал тренером, 18 человек приходили на набор, а сейчас — 350-400 человек. Все же люди результаты любят. Спортивные результаты приводят к тому, что интерес повышается не только со стороны воспитанников и родителей, но и со стороны людей, которые готовы развивать детский и юношеский футбол.

(rfs.ru)
rfs.ru

— Главная команда «Чертаново», выступающая в ФНЛ, реально претендует на выход в премьер-лигу. Есть такая цель?
— Слукавлю, если скажу, что таких мыслей нет. Они есть, ведь сейчас мы идем на четвертом месте. Пока есть шансы, мы все равно будем об этом думать, вольно или невольно. Если наши ребята смогут это сделать, значит, мы приложим все усилия, чтобы в очередной раз пройти лицензирование. Может быть, руководство города пойдет нам навстречу и найдет возможность помочь. У нас же есть один стадион, который пока без команд, который построен к чемпионату мира — «Лужники». Не замахнуться ли нам на Вильяма нашего Шекспира?

— Часто приходится спускаться в манеж, выходить на поле, общаться непосредственно с воспитанниками?
— Конечно. Каждый день надо все контролировать, несмотря на то, что у нас очень сильный коллектив. Почему мне эта работа нравится, почему я не хочу никуда уходить? Потому что есть футбольное поле, есть дети — именно это доставляет радость, а не сидеть в кабинете и какие-то законы или решения принимать. Мое место — здесь.

— Все узнают вас?
— Я практически всех ребят знаю по именам. Сейчас на поле команда 2009 года тренируется — в январе у нас супертурнир, ежегодный Кубок Колыванова. В этом году туда опять приезжают «Милан», «Интер». 16 команд будет. Это, наверное, топовый турнир в России, так как лучшие академии собираются в нем участвовать.

А на дальней половине поля — команда 2008 года, которая поедет в Барселону принимать участие в супертурнире. И нам повезло с жеребьевкой, так как мы в обеих группах будем играть с «Барселоной» и «Вильярреалом». Для ребят это, конечно, очень большие эмоции. Когда мы играем с зарубежными командами — мы больше прогрессируем. Много всего нового узнаем. Я счастлив, что у нас есть такая возможность.

(chertanovo-football.ru)
chertanovo-football.ru

— У вас в кабинете среди всех футболок и вымпелов центральные места занимают вымпелы футбольного клуба «Динамо» — к нему есть симпатия?
— В юности я был динамовским фанатом, много ездил по Советскому Союзу, потом по России, пока сам не стал играть в футбол — случайно, как оказалось, в Чертаново, в профессиональной команде. Фанатские времена были очень интересные. Истории, в которых приходилось оказываться, меня очень многому в жизни научили. Были непростые моменты, характер закалялся. Надо было быстро на все реагировать, выходить из ситуаций. Кажется, меня это очень многому в жизни научило. И несмотря на то, что я сейчас смотрю на футбол уже с другой стороны, искренняя любовь, которая была в фанатские времена, перешла и на нынешний этап жизни.

— «Динамо» сейчас играет так, что может вполне оказаться в переходных матчах — и, возможно, даже встретиться с «Чертаново». Вы представляете себе такую встречу?
— Вполне представляю, но мне бы не хотелось, чтобы это случилось. Мне хочется, чтобы «Динамо» играло в Лиге чемпионов, а «Чертаново» — в Лиге Европы.

— Если по спортивному принципу все сложится, то к клубу будут вопросы другого характера: инфраструктурные, финансовые. Какие могут быть пути развития в плане спонсорства?
— Периодически встречаемся с потенциальными партнерами, рекламодателями и пытаемся договориться на 2019 год. Очень многие, конечно, ждут, чем дело закончится в чемпионате. Но в любом случае уже есть организации, которые готовы нам помогать. Плюс мы знаем, что в самый сложный момент у нас есть ликвидность в плане наших футболистов — мы всегда можем кого-то продать. Академия работает хорошо, и на место одних придут другие. Для этого у нас команда в ПФЛ и играет, чтобы младшие ребята набирались опыта так же, как в свое время те, кто сейчас играет в ФНЛ.

Мы уверены в завтрашнем дне, у нас нет сомнений, что мы потянем. Опять же, мы не будем покупать легионеров за бешеные деньги или платить какие-то баснословные зарплаты нашим ребятам. Если будут клубы, которые готовы у нас их купить, то пусть покупают. Ребята сами должны выбрать, что им лучше: играть в «Чертаново» или идти рисковать в какие-то другие клубы, так как они там могут остаться без игровой практики.

— Несколько дней назад во всех СМИ фигурировала новость о продаже двух игроков в «Спартак». Названная сумма — чуть больше 37 миллионов.
— Подтверждаю, так и есть. Два футболиста перешли в «Спартак». С 1 января они там, именно такая сумма и есть. Правда, там еще предусмотрены бонусы: если у них получится заиграть в основном составе, то наша академия получит еще определенные бонусы, например, в ту же максимальную сумму.

Иногда читаю комментарии в интернете, там вопросы: а куда эти деньги пойдут? У нас четко все деньги идут на академию. За счет этих денег наша команда участвует в ФНЛ.

— Это довольно интересный случай, потому что суммы конкретных переходов не всегда называются даже в премьер-лиге.
— Мы обещали ничего говорить до конца сезона, и обещание выполнили — поэтому озвучили. Мы готовы быть командой, которая открыта для всех. Более того, могу сказать, что в Российском Футбольном Союзе в регламент будет внесен пункт, обязывающий со следующего сезона все клубы размещать у себя на сайте информацию о бюджете и финансовой составляющей за сезон.

— Это правильное решение?
— Абсолютно правильное. Я считаю, что чем больше будет открытости, тем лучше будет для нашего футбола. От этого он только выиграет.

— Появились болельщики которые ходят на матчи ФНЛ. Что это за люди?
— У нас абсолютно разношерстный контингент. Во-первых, есть болельщики и фанаты других команд, которые проживают в Чертаново: торпедовцы, динамовцы, спартаковцы, локомотивцы и так далее. Но у нас есть и люди, которые просто живут в соседних домах, начинают о нас узнавать, приходить на стадион даже семьями, с маленькими детьми и колясками. Это доставляет большое удовольствие: у нас есть даже люди, которые смотрят все тренировки на арене Чертаново. Им интересно, они всех футболистов знают. Наша районная история — очень красивая.

(РИА Новости)
РИА Новости

— Были ли примеры, как исключали каких-то игроков из академии?
— После того, как я побывал на стажировке в академии «Реала» и увидел, что там есть целый отдел, который следит за общением в соцсетях своих воспитанников, я понял, что нам тоже надо это сделать. Мы мониторим все, и ребята об этом знают. Мониторим не только фото и видео, но даже время посещения. Не знаю, насколько это эффективно, но пока случаев исключения у нас не было. Правда, у них еще нет столько денег, чтобы пить шампанское по 150 тысяч в Монако!

— Главное, чтобы не было такого желания.
— Опять же, для них очень важны беседы с выпускниками, которые находятся в командах в ФНЛ и ПФЛ. Они могут рассказать, как важно, что сейчас, когда закладывается фундамент их дальнейшей карьеры, и как важно сейчас от всего этого абстрагироваться: от страниц, от всех соблазнов. Мне кажется, что нам это удается. Возможно, именно поэтому у нас есть спортивные результаты.

— Вы сами вспомнили про шампанское за баснословные деньги. Как вы относитесь к тому известному эпизоду, который произошел с Кокориным и Мамаевым? В чем причина произошедшего и насколько адекватно наказание?
— Если есть возможность, чтобы они не попадали в тюрьму, я считаю, что это надо сделать. Но лично меня поведение этих двух ребят на протяжении большого количества времени раздражало. Как минимум, я очень не хотел, чтобы наши футболисты были похожи на них.

— Именно поэтому ведется работа воспитательного характера?
— Я могу сказать, что у нас из Кубани вернулся Максим Майрович весь в наколках. Успел за это время все себе сделать. Я ему сказал: «Максим, это ужасно, зачем это нужно?» Но того, что сделано — не вернешь…

— Может, Краснодар — город такой?
— Вот, почему я и вспомнил. Когда я вижу Максима, я сразу вспоминаю Мамаева.

— Взяток в академии не дают?
— Это точно. Просто невозможно.

— Для детей обучение — бесплатное?
— Да. Для нас это было очень важно — с первого дня сделать так, чтобы родители ни за что не платили. Потому что мы не хотим, чтобы родители могли как-то влиять на то или иное наше решение. Это принципиально важно для нас.

— Экипировка, поездки на зарубежные турниры?
— Все бесплатно, абсолютно. Мы не берем деньги ни за что.

— Чисто гипотетически, если «Динамо» предложит вам оказаться в структуре клуба…
— Зачем? Я перейду в «Динамо», через месяц там опять что-то поменяется — и все. Не хочу. Никакие деньги меня не заставят сейчас отсюда куда-то уйти. Меня может заставить какой-то звонок, от которого нельзя отказаться, не связанный с деньгами.

— Государственного уровня?
— Да. Но я искренне не хочу, чтобы так сложилось, мне здесь нравится. Я уверен, что это то, чем я должен заниматься. Чем дольше я буду здесь оставаться, тем дольше я буду счастливым человеком.

— Есть ли необходимость в лимите на легионеров нынешнем его виде? И нужен ли он вообще?
— У меня четкая позиция: за 25 лет, что легионеры в России, мы потратили на них колоссальное количество денег, которые могли бы пойти на развитие инфраструктуры для футбольных академий. Я считаю, что сначала надо всю страну устелить футбольными полями, а потом уже звать легионеров. Из-за этого у меня отношение к лимиту такое: да, он обязательно должен быть. Если мы его отменим, то клубы не будут вкладывать в детский, юношеский футбол, а будут вкладывать в тот, что с легионерами.

— В Чертаново в случае выхода в премьер-лигу никогда не будет легионеров?
— При мне это нереально. Не то, что легионеров, а воспитанников других академий. У нас принципиальная позиция: когда родители выбирали между «Чертаново» и условным «Локомотивом», они знали, что у нас после выпуска клуб не купит легионера и не возьмет воспитанника другой академии. Понятно, что никто не гарантирует родителям стопроцентный успех, но они понимают, что шансы в «Чертаново» при нашей идеологии — больше.

(chertanovo-football.ru)
chertanovo-football.ru
0